Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Последний штыковой бой преображенцев на юго-западном фронте.
Русская армия в Великой войне: Последний штыковой бой преображенцев на юго-западном фронте.
Последний штыковой бой преображенцев на юго-западном фронте.

7-го июля по ст. ст. исполнилось ровно 12 лет, как вся Россия с замиранием сердца и с ужасом читала сообщение Ставки Верховного командования на этот день:
"...на юго-западном фронте при малейшем артиллерийском обстреле наши войска, забыв долг и присягу перед Родиной - покидают свои позиции. На всем фронте, только в районе Тарнополя, полки Преображенский и Семеновский исполняют свой долг".
Сообщение это явилось результатом преобразования Керенским Войск Российской Армии в "самую свободную в мире". Эпилогом же разложения Армии и явилось боевое дело на подступах к Езерно у д. Мшаны 7-го июля 1917 года.
... 6-го июля 1917 года к северо-западу от Зборова германцы прорвав фронт устремились в направлении Езерно. Германцы, по-видимому поставили себе целью, захватив м. Езерно, выйти в тыл 8-й Армии, дабы поставить ее в тяжелое положение, заставить бросить всю тяжелую артиллерию, сосредоточенную на тарнопольском плацдарме и, наконец, захватить Езерно, где сосредоточены были фронтовые запасы как артиллерийского, так и интендантского снабжения.
Контратаки 8-й Армии за весь день 6-го июля ни к чему не привели. Резервы Армии не были в состоянии сдержать противника, прорвавшего фронт, не в силу своей многочисленности, а в силу того, что революционная демократия приложила все усилия по дезорганизации Армии.
К 15 часам 6-го июля вполне выяснилось, что части 8-й Армии и ее резервы не в силах что-либо противопоставить дисциплинированным германским войскам, рвавшим фронт и углубляющим прорыв. Стало так же ясным, что если события будут протекать таким образом, то к утру 7-го июля противник займет Езерно с ее складами и выйдет на тыловые дороги 8-й Армии.
Безнадежное положение фронта, нависшая угроза потери всей тяжелой артиллерии, медленно снимающейся со своих позиций, выход противника на Езерно, побудили штаб юго-западного фронта отдать следующее приказание Петровской бригаде.
"Полкам Гвардии Преображенскому и Семеновскому. Сегодня утром противник прорвал фронт к северо-западу от Тарнополя в районе Зборова и двигается в направлении Езерно. Попытки ликвидировать прорыв войсковыми частями фронта не привели ни к чему. Верховный Главнокомандующий приказал для ликвидации прорыва направить из резерва фронта Петровскую бригаду, Верховный Главнокомандующий надеется, что Петровская бригада вновь покроет себя славой и увенчает свои седые знамена новыми победными лаврами"...
В 17 часов вечера 6-го июля в полковых штабах Петровской бригады с возмущением читали приказание фронта. Обращение от имени Керенского к бригаде и упоминание о седых знаменах и славе полков считалось в полках излишним. Но редакция приказания давала понять о размерах катастрофы в месте прорыва.
Во исполнение приказания Главнокомандующего юго-западным фронтом, 6-го июля, еще до темноты колонны Петровской бригады стали вытягиваться из Тарнополя в с. - з. направлении. 7-го июля на заре, полки Лейб-Гвардии усталые, измокшие от ливня, шедшего целую ночь, быстро входили: Преображенский в д. Мшаны, Семеновский в д. Ядровце.
Распоряжением штаба Армии бригада была передана в распоряжение командира 17-го арм. корпуса занимающего район у Езерно.
Командиром Петровской бригады Генералом Тилло было отдано приказание, заняв указанные районы, встать по квартирам, дать людям высушиться, выспаться и ожидать дальнейших распоряжений. Затем указывалось, что по сведениям штаба корпуса, фронт крепко занят частями 3 и 176 пехотных дивизий, выставивших в сторону противника сторожевое охранение.
(Из дневника войны Преображенского полка).
..."Полк входил в деревню. Здесь в деревне оказался штаб 3-й пех. дивизии. Около штаба командующий полком, сидя на коне пропускал полк, подбадривая отсталых, заболтавшихся, идущих не в ногу - "федорой ивановной". Эти магические слова быстро действовали - равняясь, давая ногу в грязи, весело смотря на своего командующего полком шли роты за ротами. "Спасибо братцы за переход!" - "рады стараться!" - гремел веселый ответ".
Крепким сном в д. Мшаны заснул Преображенский полк; так же в д. Ядровце располагался на отдых Семеновский полк со штабом бригады.
Штаб Армии и корпуса предполагали атаковать наступающего противника 3 и 176 пех. дивизиями, Петровскую бригаду думали пустить по мере развертывания событий. Начальник 3-й пех. дивизии требовал Петровскую бригаду пустить первой и непременно на фронте его дивизии.
Командующий Лейб-Гвардии Преображенским полком, Полковник Кутепов, считаясь с духом времени и всеми могущими быть неожиданностями отдал приказание выслать разъезды от команды конно-разведчиков в расположение 3 и 176 пех. див., узнать и выяснить их фронты, подступы, что они из себя представляют и дух их. Сам он, уставший и весь промокший за ночной переход лег отдохнуть в хате неподалеку от штаба третьей пех. дивизии. Лег со спокойным сердцем. Наличие в деревне штаба дивизии и указание штаба на занятие впереди позиции частями 3-ей и 176-ой дивизии не давали возможности предположить, что-либо дурное.
(Из дневника войны Преображенского полка).
"...штабс-капитан Ратьков-Рожнов быстро бежал к штабу полка. На бегу он кричал: "братцы в ружье!", "немцы в деревне!", "второй и третий выбивают штыками"... Не успел еще штабс-капитан Ратьков добежать до штаба полка, как могучее ура уже неслось со стороны третьего баталиона полка... Ружейный германский огонь, останавливающий контратаку третьего баталиона всколыхнул штаб полка. Вскочивший командующий полком, Полковник Кутепов, выбежал на улицу... В эту минуту подбежал Ратьков, секунду спустя - два конно-разведчика... Переведя дух, Ратьков докладывает: немцы ворвались в деревню, 2 и 3 баталионы приняли их в штыки, конно-разведчики сообщили, что когда они выезжали по дороге из Мшаны, то заметили цепи входившие в деревню, думая, что это части 3 или 176 пех. див. Подъехали ближе - оказались германцы"...
На запрос в штабе 3-ей пех. дивизии, где части 176-й дивизии, имеется ли связь - был ответ, что телефоны еще с ночи не действуют. Стало ясным, что под покровом темноты дивизия бросила фронт. Медлить было невозможно, поэтому, командующим полком Полковником Кутеповым отдается приказание:
"второму и третьему баталиону вверенного мне полка немедленно выбить противника из деревни. Третьему баталиону атаковать противника фронтом на сев. - зап. по линии д. Янковцы - Жуковец, второму баталиону оборонять позицию, что на сев. - зап. от д. Мшаны, прикрыть собой гать, что идет к высотам 302, 399, обеспечить фланг второго баталиона. Капитану Левашеву немедленно с десятью пулеметами занять позицию на высотах, что к северу Мшан и прикрыть правый фланг третьего баталиона".
В минуты отдачи приказания 1 и 4 баталионам, доносившееся с северной стороны Мшан ура - все крепчало. Прибежавшая связь из второго баталиона доложила Полковнику Кутепову, что второй баталион успел по тревоге подняться, стоит на главной улице и что как только цепи противника подойдут к околице на 200 шагов, то командующий баталионом Капитан Швецов их атакует. - "Прекрасно" - был ответ Полковника Кутепова. Через несколько минут "ура" сделалось громче и ближе, командующий полком ясно понял, что второй баталион бросился вперед.
(Из дневника войны Преображенского полка).
"... Противник встал во весь рост и косясь головами своими в сторону стрельбы и движения в направлении 3 баталиона уверенно шел на нас, тысяча людей готовы так же встретить его... Цепи идут одна за другой. Видны винтовки без штыков и темнеет в цепях краска его пулеметов... Построение баталиона и все события продолжались секунды, быть может минуты. Я торопил пятую роту и баталион... Вдруг подбегает баталионный штаб-горнист... "Ваше Высокоблагородь в третьем баталионе играют атаку - слышно в ротах принимают - прикажите принять баталиону? Я к Швецову, быстрый ответ: теперь близко подпущены - прикажи принять... быстро выбежали горно-флейтисты в самую грязь на середину дороги... затрубили горны баталиона "слушайте все". Эхом отдалось "слушайте все" в утреннем воздухе где-то на буграх, а быть может и в сердцах цепей 8-го гренадерского Имени Императора Александра I баварского полка. Затем могучие звуки 12 горнов, прозвучали сигналы атаки... Послышались команды, затопала тысяча ног, задвигались... 7 и 8 роты бросились через заборы, плетни, через переулки - вперед... Не выдержали. Раздалось могучее "ура". Подхватил весь баталион. Закричали на месте резервы и инстинктивно помимо всякой команды устремились туда же.
В минуту отдачи приказания Капитану Левашеву, с западной стороны фронта в д. Мшаны стал входить 9-й Ингерманландский пех. полк. На вопрос командующего полком "куда идут?" и "кто впереди?" был ответ: "отходим", "части дивизии еще ночью ушли", "впереди нет никого". Полковник Кутепов, видя уходящий полк, был не в силах уговорить их - остановиться. Быстро из д. Мшаны уходили Ингерманландцы, бросая на произвол судьбы Преображенский полк. Полковник Кутепов испытав на своих плечах демократические принципы мог только наблюдать, как части 3-ей пехотной дивизии, не успевшие уйти ночью - торопились уйти - днем. Однако, в минуту исполнения приказаний 1 и 4 баталионами о занятии позиции, к командующему полком явились начальники пулеметных команд 10 Новоингерманландского, 11 Псковского, 12 Великолуцкого пехотных полков, одного из полков 176 дивизии и два командира батарей 35 артиллерийской бригады, доложив, что команды и батареи уходить в тыл считают позором и будут драться. Всех их Полковник Кутепов прикомандировал к полку и они исполнили свой воинский долг до конца.
Быстро поднялся на выстрелы Лейб-Гвардии Семеновский полк, выслав в сторону доносившейся стрельбы Капитана Подчерткова с командой конно-разведчиков. Двинувшаяся команда была встречена по пути огнем. Имея приказание достичь штаба Преображенского полка, команда, несмотря на появившегося на пути противника, сумела проникнуть в район Преображенского полка.
По приказанию Командира Петровской бригады Генерала Тилло Лейб-Гв. Семеновский полк немедленно занял позицию фронтом на д. Волосовку. Лейб-Гв. Преображенскому полку находившемуся право и впереди приказано было начать отход на линию Семеновцев на высоты этого приказания, так как половина полка, баталионы полка 2 и 3 - продолжали вести яростные и успешные атаки и их остановить не представлялось возможным. Сильный артиллерийский огонь по Мшанам и по гати затруднял все распоряжения. Командующий полком своим примером подбадривал полк, несмотря на то, что находившийся при нем пулеметный офицер Подпоручик Мещеринов 4-ый и семь Преображенских солдат было убито.
Только к полудню было отдано приказание 2 и 3 баталионам, отбросившим противника на две, местами на две с половиной версты, - остановить свои атаки, постараться подобрать своих раненых и начать отход. Положение к этому часу было таково: второй баталион отбросил противника в д. Жуковец и залег в 30 шагах перед кладбищем этой деревни, третий отбросил противника к высоте 414, что у д. Яковце. Ввиду того, что за отходящими цепями, 2 и 3 баталионы, дабы не быть опрокинутыми, остановились и вновь перешли в атаку, то поэтому, по распоряжению Командира Петровской бригады, переданный еще раньше Полковнику Кутепову 2-ой баталион Семеновцев был оставлен в д. Мшаны дабы принять на себя отходящие в тяжелой обстановке 2 и 3 баталионы Преображенцев. Переходя в контратаку, отходили баталионы задерживаясь на каждом рубеже, дабы дать возможность увести раненых. Ожесточение достигло наивысшего предела, сильный и настойчивый противник старался опрокинуть цепи и на их плечах ворваться в д. Мшаны. Удерживали его, где прикладами, где гранатами. Ожесточение было таково, что в первый раз за всю свою боевую службу на германской войне Преображенцы принуждены были, донеся до церкви в д. Мшаны, оставить у нее, - своих убитых офицеров Капитана Кондратенко, Штабс-капитана Висковского I, Подпоручика Митрофанова, Арцимовича, Навроцкого 2-го.
К 15 часам 2 и 3 баталионы подошли к д. Мшаны и заняли позицию дав тем самым возможность баталиону Семеновцев, находящемуся под командой Капитана Смарчевского, отойти. Долго Семеновцы не хотели уходить желая сменить остатки двух Преображенских баталионов и собой прикрыть дальнейший отход. Но находившийся в деревне командир 3-го Преображенского баталиона, как старший, приказал немедленно оттягивать 2-й Семеновский баталион через гать.
В 15 ч. 30 м. через гать отошел 3-й баталион Преображенцев под командой Полковника Квашнина-Самарина, - унося с собой последних оставшихся в деревне раненых.
В 16 часов остатки второго баталиона в последний раз перейдя в контратаку и отбросив наседающего противника и унося и прикрывая идущих раненых, под командой Капитана Зубова, медленно стали отходить за гать.
Противник войдя в деревню мог вперед броситься только через гать - где и был встречен огнем восьми пулеметов второго баталиона. С высоко поднятыми головами проходили цепи второго баталиона через позицию занятую полком. Впереди окопавшегося полка стоял Полковник Кутепов. Ни у него, ни у людей второго баталиона, вышедших только что из тяжелого боя, не гнулись головы, когда неприятельские снаряды взрывались вокруг их и рвались по позиции. Слышно было "Спасибо братцы второй баталион". "Рады стараться Ваше Высокоблагородие", на этот раз был ответ. "Господин Полковник" и Керенский - были забыты.
Итоги боя 7-го июля: Действиями Петровской бригады 48 часов времени было вырвано из рук германцев, - Езерно успели минировать и к вечеру этого же дня взорвать на воздух, - части 8-ой Армии успели быть оттянуты на новые позиции и большая часть тяжелой артиллерии была снята с позиций и отведена в тыл. К итогам надо так же отнести и потери Петровской бригады. Из баталионов бригады 2-й баталион Преображенцев потерял около 600 н/ч., 3-й баталион Преображенцев 400 н/ч., 1 и 4 баталионы Преображенцев около 300 н/ч. 15 Преображенских офицеров выбыло из строя; 5 Преображенских офицеров, павших со славой, были донесены до церкви в д. Мшаны, где артиллерийским огнем большая часть носильщиков была перебита. По приказанию они были внесены в церковь и на груди каждого положена была записка: "полк, чин, фамилия, пал за Родину".
За огромной убылью в людях, - вынести их с поля боя не удалось.
Тяжелой ценой, в дни "углубления революции", - поддержана была старая слава и воинский долг баталионами Петровской бригады.
Ярким доказательством беспримерного поведения Петровской бригады в этом тяжелом и неожиданном бое - может служить и то обстоятельство, что Командующий Лейб-Гв. Преображенским полком Полковник Кутепов, на долю которого выпала большая тяжесть, - был представлен к Ордену Святого Великомученика Георгия Победоносца 3-ей степени. Но ни командующий Преображенцами, ни кто-либо из г.г. офицеров Петровской бригады за подвиги свои награждены быть не могли. Слишком быстрыми шагами шел развал и уничтожение России.
И только деревянные кресты могил нескольких сот Преображенских офицеров и солдат на Мшанских полях, поставленные германцами, продолжают служить нам воспоминаниями о беспримерном деле Петровской бригады на подступах к Езерно и беззаветно храбрых и отчаянных атаках под Мшанами и под Жуковцом 7-го июля 1917 года 2-го и 3-го баталионов Лейб-Гвардии Преображенского полка под командой своего командующего полком Полковника Кутепова.
Полковник Ю. Зубов.
г. Париж.












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Последний штыковой бой преображенцев на юго-западном фронте.
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik