Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Брусиловский прорыв -> Глава восьмая
Русская армия в Великой войне: Брусиловский прорыв

Глава восьмая

Дальнейшее развитие операции на Юго-западном фронте

1. Обстановка на восточноевропейском (русском) фронте в конце июня 1916 г.

Приближался срок 18 июня (1 июля), когда должно было начаться общее наступление всех союзных армий Антанты.
Уже к этому времени наступление на Юго-западном фронте, начатое в помощь своим "союзникам", тяжело потрясло австро-венгерские армии, отбросив их южный фланг в Карпаты и вдавив их фронт на Волыни на 75-80 км. Ген. Конрад вынужден был прервать наступление в Италии и часть сил перебросить в Галицию и Буковину. Бои под Верденом, которыми ген. Фалькенгайн хотел заставить Францию "истечь кровью", превратились в напряженное испытание для самой Германии.
Верден, как признают официальные австрийские источники, сделался "символом силы сопротивления Франции, и общественное мнение страны было проникнуто тем взглядом, что удержание крепости составляет обязательную заповедь народной истории".
К этому же времени английская армия из скромного экспедиционного корпуса превратилась в современное вооруженное войско.
Поэтому англо-французское командование было полно уверенности в победе. Это показывает переписка между союзными главнокомандующими Робертсоном и Жоффром. "Если мы рассмотрим обстановку, то мы оба, вероятно, будем согласны, что мы не желали бы быть на месте Фалькенгайна".
Что касается русского командования, то оно стремилось действовать строго в духе союзнических обязательств, несмотря на то, что со стороны союзников такого желания не наблюдалось.
Между тем обстановка на восточноевропейском (русском) фронте требовала, чтобы союзники России оказали последней срочную помощь. Путем организации своего наступления англо-французы должны были не позволить австро-германцам свободно пере-
[117]
брасывать дивизии с Западного фронта на Восточный для ликвидации русского наступления.
Русское командование было крайне заинтересовано в быстрейшей организации такого наступления и торопило с его началом как англо-французское командование, так и итальянцев.
По этому поводу начальник штаба верховного главнокомандующего писал русскому военному агенту в Италии полковнику Энкелю:
"Угрожающее наступление наших южных армий, особенно в направлении на Ковель, Владимир-Волынск, заставляет противника принимать энергичные меры противодействия. В районе Ковеля появился 10-й германский корпус, переброшенный с французского фронта; собраны значительные австрийские силы в район Владимира и Подгайце. Можно допускать переброску австрийцев с итальянского фронта. Обстановка благоприятствует и требует от итальянцев самого энергичного, настойчивого, с широким размахом наступления. Я имею в виду не интересы русской армии, т. е. удержание австрийских сил на итальянском фронте, что более или менее недостижимо, а общие союзные интересы. Итальянцы могут и должны вернуть утраченное пространство и продолжать начатое нами расшатывание австрийской армии, нанесение ей возможно больших потерь, пополнение коих уже встретит за труднения. Неудача и на итальянском фронте отразится на духе армии, ее материальном обеспечении, которое в довольно тяжелом состоянии. Ближайшие две недели нашего июня должны были бы дать широкое развитие итальянскому удару, минуя все препятствия. Уполномачиваю вас представить главнокомандующему мои соображения и горячий призыв к одновременной энергичной атаке противника. Теперь или никогда".

2. Оперативный план русского командования

Англо-французы к 18 июня (1 июля), наконец, были готовы начать долгожданное наступление, дав этим самым сигнал к организации дальнейшего, наиболее кровопролитного, наступления русских армий.
Ставка, приурочивая новые атаки к сроку англо-французского наступления на Сомме, категорически требует от ген. Эверта не позже 18 или 19 июня (1-2 июля) подготовить главный удар. Одновременно она пытается координировать действия Западного и Юго-западного фронтов.
Начальник штаба верховного главнокомандующего писал ген. Эверту, что "...обстановка и положение Юго-западного фронта не допускают, чтобы этот фронт был предоставлен своим силам..."
От Юго-западного фронта Ставка требовала сломить сопротивление противника на пути к Ковелю и энергичным наступлением к Бресту разобщить австрийские и германские войска. Для выпол-
[118]
нения этой задачи Юго-западный фронт усиливался 3-й армией в составе 27, 75 и 83-й пехотных дивизий, 1-м Туркестанским и 5-м армейским корпусами (см. приложение 6).

3. Оперативный план Юго-западного фронта
(Схемы 29 и 30)

12 (25) июня командование Юго-западного фронта директивой № 1896 потребовало от войск подготовки решительного наступления. 3-й армии была поставлена задача овладеть массивом Галузия, Городок и атаковать на Озаричи (35 км северо-западнее Пинска) для содействия 4-й армии. 8-я армия должна была подготовить главный удар на Ковель и второстепенный на Владимир-Волынск. 11-я армия наносила главный удар на Броды и второстепенный на Порицк для содействия 8-й армии. 7-я армия имела задачу наступать на линию Брзежаны, Подгайцы, Монастержиска. 9-я армия должна была продолжать выполнение прежней задачи, т. е. наступать на линию Галич, Станиславов, с целью облегчить продвижение 7-й армии.
Этой же директивой 8-й армейский корпус с 16 июня передавался из 8-й в 11-ю армию, поэтому граница между 8-й и 11-й армиями перемещалась на линию Маркостав, Локачи, Яловичи.
Командующие армиями, получив директиву фронта, сразу же приступили к подготовке предстоящего наступления. Небольшой перерыв в боевых действиях был использован для пополнения частей людьми, накопления огнестрельных припасов и перегруппировок. Наибольшие перегруппировки были произведены в 8-й армии (см. схему 30), где 1-й армейский корпус сменил части 5-го Сибирского корпуса на участке Смердин, Линевка, Богушовка. 5-й Сибирский корпус после смены был отведен в армейский резерв в район Рожище, Киверцы.
23-й армейский корпус принял участок 40-го армейского корпуса от Еленов до Зубильно. В свою очередь, 40-й армейский корпус принял участок от 8-го армейского корпуса до Кошев. Кроме того, 1-й Туркестанский корпус, переданный в 8-ю армию, должен был совместно с 5-м кавалерийским корпусом и 4-й Финляндской дивизией занять участок Новоселки, Колки, Гадомичи.
Анализируя план командования Юго-западного фронта, приходится еще раз отметить его ограниченность. По существу это было повторение фронтального наступления на широком фронте, причем Удары армий не были увязаны между собою. Получалось в лучшем случае выталкивание противника, а не его уничтожение.
Последняя директива штаба фронта еще раз показала, что русское командование продолжало оставаться на французских принципах методического наступления и исключало смелый маневр, направленный к полному уничтожению живой силы противника.
[119]

4. Австро-германский план
(Схема 27)

Провал лобового удара группы ген. Линзингена на Луцк потребовал приостановить наступление этой группы впредь до прибытия новых 43-й и 48-й дивизий. Необходимость разработать новый план действий, рассчитанный на удар в стык между 8-м и 45-м русскими армейскими корпусами, также потребовала времени.
Для подготовки такого удара группа ген. Фалькенгайна усиливалась 22, 7 и 108-й пехотными дивизиями и тяжелой артиллерией. Командование этой группы вместо ген. Фалькенгайна было возложено на ген. Марвица.
12 (25) июня последовал приказ ген. Линзингена, который предписывал новой группе ген. Марвица с 17 (30) июня начать наступление, имея главные силы на южном фланге в полосе р. Липа, Радомысль и Ватин, Белосток.
Левый фланг 1-й армии, 4-я армия и 10-й германский кopnyc, усиленный 29-й пехотной дивизией, должны были присоединиться к наступлению группы ген. Марвица и отбросить русских к востоку.
Группа Бернарди получила задачу своими главными силами (3 германские дивизии) наступать западнее р. Стырь, а группы войск Фата и Хауэра должны были удерживать свои позиции.
Таким образом, австро-германское командование еще раз пытается вырвать у русских инициативу действий, но, как будет видно дальше, и эта попытка не увенчалась успехом.

5. Боевые действия на правом фланге Юго-западного фронта с 17 (30) по 20 июня (3 июля)
(Схема 27)

Выполняя оперативный план ген. Линзингена, группа Марвица 17 (30) июня перешла в контрнаступление, пытаясь прорваться к Луцку. Несмотря на губительный огонь немецкой тяжелой артиллерии, все их попытки не увенчались успехом. Войска 8-й русской армии стойко защищали каждую пядь земли и германские атаки отбивали контратаками. Только на правом фланге 11-й армии австро-германцам удалось 19 июня прорвать фронт 45-го армейского корпуса в районе между Голятиным и р. Стырь, благодаря чему образовался прорыв шириною 6-10 км.
Казалось, что для австро-германцев обозначался успех, грозивший русскому фронту тяжёлыми последствиями, однако к району прорыва уже спешили резервы (бригада Заамурской дивизии, 12-я кавалерийская, 6-я Сибирская дивизии, 4 полка 5-го армейского корпуса, только что прибывшего со ст.ст. Дубно, Ровно).
Усилиями этих частей атаки австро-германцев были отбиты, а прибытие головных частей 5-го армейского корпуса на фронт
[120]
Нивы Злочевския, Хриники дало возможность отбросить противника на запад.
Уже к 21 июня силы австро-германцев иссякли, и на фронте 11-й армии наступило затишье.

6. Боевые действия на левом фланге Юго-западного фронта с 10 (23) по 13 (26) июня
(Схема 28)

На фронте 7-й русской армии боевые действия ограничились только артиллерийской и ружейной перестрелкой и поисками разведывательных партий.
Успешное наступление 9-й армии в Буковине, прокладывавшее путь в Семигорье, доставляло большое беспокойство австро-германскому командованию.
Не имея других сил, кроме жандармерии и небольших запасных частей, для защиты Семигорья, главное австро-венгерское командование было вынуждено обратить внимание на опасное положение в Буковине. Оно было вынуждено передать в 7-ю австрийскую армию 44-ю стрелковую, 59-ю пехотную дивизии и штаб 8-го корпуса с задачей остановить дальнейшее продвижение русских на Семигорье и Верхнюю Венгрию. В крайнем случае ставилась задача задержать русских на горных перевалах Прислой, Ротондул и перед проходом Борго (западнее и юго-западнее Надворная).
Одновременно главные силы 7-й австрийской армии должны были оказать сопротивление дальнейшему наступлению 9-й русской армии между Днестром и Прутом и, в районе юго-восточнее Коломыя. Указывая на политическое значение русского наступления в Буковине, главное австрийское командование стремилось убедить командующего 7-й австрийской армией терпеть до конца. "Русский больше не должен овладеть ни пядью земли в Семигорье и Верхней Венгрии. Каждый боец должен знать, что тут идет бой за решение кампании и судьбу родины".
По плану командования 7-й австрийской армии в связи с угрозой для Коломыя в этот район срочно перевозились 44-я стрелковая и 59-я пехотная дивизии, с задачей прикрыть район Коломыя и одновременно не допустить обхода русскими южного фланга группы Бенигни.
В это время командование 7-й австрийской армии получило уведомление об усилении армии еще 119-й пехотной дивизией, и у ген. Пфлянцер-Балтина возникает идея контрнаступления вновь сформированной Коломыйской группой войск вдоль Днестра.
Этим ударом австрийцы хотели, с одной стороны, сорвать план русского наступления и, с другой стороны, удержать в нейтралитете колеблющуюся Румынию.
Однако этот австрийский план пришлось отложить, так как 15 (28) июня все корпуса 9-й русской армии после артиллерийской подготовки начали наступление между pp. Днестр и Черемош.
[121]
Удары русских войск обрушились против 21-й пехотной дивизии австрийцев у Обертын, 30-й и 42-й пехотных дивизий на р. Черняве и против 24-й пехотной дивизии севернее Коссов.
В первые же дни бои принесли успех русским войскам. Прорвав австрийский фронт, русские начали преследование, захватив в плен 305 офицеров, 14575 солдат, 30 орудий и много другого военного имущества.
К исходу 16 (29) июня 9-я армия овладела линией: 33-й армейский корпус - Подвербце, Обертын; 41-й армейский корпус исключительно - Обертын, западная окраина Дзюрков, Турка, Подгайчики, восточная окраина Корнич; 12-й армейский корпус был на линии Тросцянка, Крапивнице; 11-я и 82-я пехотные дивизии 11-го армейского корпуса встретили упорное сопротивление противника у Пястын, но затем опрокинули австрийцев и вышли на р. Лучка. 1-я Донская дивизия к тому же сроку присоединилась к 3-му кавалерийскому корпусу у Фундул Молдавей.
Продвижение русских частей вдоль Прута, естественно, не могло не беспокоить австрийское командование за участь своих войск между Днестром и Прутом. Поэтому ген. Бенигни поставил вопрос об отводе своей группы на линию Березов, Печенижын, Ивановце, Отыня, Тлумач. Получив на такой отход согласие командующего 7-й армией ген. Пфлянцер-Балтина, ген. Бенигни отдал распоряжение оставить Коломыя и отойти на указанную линию.
В это время в 7-ю австрийскую армию начали прибывать 119-я пехотная дивизия в Тысменица и 105-я пехотная дивизия к Нижниев. В австро-германской главной квартире возникла мысль о создании новой 12-й армии для контрнаступления вдоль Днестра, с целью прорвать фронт русских в юго-восточной Галиции, чтобы открыть себе дорогу в тыл и во фланг русских войск, проникших через Буковину.
18 июня (1 июля) по этому вопросу было совещание начальников генеральных штабов центральных держав, в результате которого состоялось назначение австрийского эрцгерцога Карла-Франца-Иосифа командующим 12-й армией.
В свою очередь, командующий 9-й русской армией ген. Лечицкий начинает беспокоиться за положение своей армии при дальнейшем продвижении в глубь Карпат.
Широкий фронт армии, значительные потери, а главное - необходимость считаться с возможным усилением австрийской армии свежими войсками для защиты Венгрии выдвигают перед ним необходимость усиления 9-й армии одним армейским корпусом и одной кавалерийской дивизией.
По этому поводу он писал в штаб фронта:
"По выходе вверенной мне армии на фронт Нижниев, Делатын и по мере движения ее вперед в направлении на Станиславов, Галич в тылу остается вся Буковина, почти ничем не охраняемая. Через Карпаты в Буковину противник имеет целую систему хорошо
[122]
разработанных путей из коих большинство, как оказалось, оборудовано узкоколейными железными дорогами. Кроме того, Буковина с Венгрией соединены двумя ширококолейными железнодорожными путями; Мармарош-Сигет, Делатын и Дееш, Гура-Гумора. Опыт 1914-1915 гг. ясно указал, что даже одна угроза нашего движения в Венгрию вызывает немедленно там волнения и заставляет высшее командование противника принимать спешные меры защиты, вплоть до переброски части сил с главных операционных направлений в Лесистые Карпаты. Надо предполагать, что и теперь австрийцы не останутся равнодушными к нашему продвижению и постараются возможно скорее сосредоточить войска для прикрытия Венгрии со стороны Буковины. Со своей стороны противопоставить им я считаю необходимым не менее 3 дивизий, которые, будучи растянуты на фронте более 120 верст, явятся чересчур слабыми и могут лишь наблюдать пути наступления противника. Для активной же обороны нужны резервы, которых в армии нет. С оставшимися после выделения частей на перевалы 7 дивизиями армия может наступать не более как на 2 перехода, ибо при дальнейшем движении вновь придется выделять боковые прикрывающие отряды и еще более уменьшать силу армии. Кроме того, выделение всей конницы для набега в Венгрию поставило армию в тяжелое положение: разведку приходится вести на фронте более 200 верст, для чего, в армии остается одна Кавказская туземная дивизия и полки корпусной конницы. Все вышеизложенное заставляет меня ходатайствовать об увеличении армии на один корпус и о придании армии по крайней мере еще одной кавалерийской дивизии".
Ходатайство ген. Лечицкого было верховным командованием удовлетворено, и 9-я армия получила 117-ю пехотную дивизию из Бендер, 47-ю пехотную дивизию из 7-й армии и Уссурийскую дивизию с Северного фронта. Таким образом, с обеих сторон отмечалось стремление усилить свои армии в Буковине для решительных действий.
Между тем австрийская группа Бенигни совершенно неожиданно для русских в ночь на 18 июня начала отход на запад, прикрываясь кавалерийским корпусом Брудермана. Русские части немедленно начали преследование и, захватив Коломыя, к вечеру 18 июня своими 33, 41 и 12-м армейскими корпусами достигли линии Шабокруки, В. Камионка, Доброводка, Сопов, Клучов.
11-й армейский корпус проходил линию железной дороги Печенижын, Рунгуры и вел бой на подступах к Березову.
3-й кавалерийский корпус удерживался австрийцами на хребте, идущем параллельно дороге Кирлибаба, Якобени, примерно в 4 км северо-восточнее этих пунктов.
Австрийское командование, опасаясь полного окружения 7-й армии у Березова и Космач, решает парировать эту угрозу
[123]
двойным контрударом от Тлумач на Хоцимирз группой войск в составе 105-й и 119-й пехотных дивизий и вдоль южного берега р. Прут частями 44-й стрелковой и 51-й пехотной дивизий.
19 июня (2 июля) австрийцы пытались осуществить свой план контрудара, но ожидаемого успеха не получили. Правда, наступление русских корпусов было на некоторое время задержано, но и австрийский план, в свою очередь, потерпел крах.
20 июня (3 июля) 9-я русская армия вновь перешла в наступление. Конница 11-го армейского корпуса заняла Микуличын и выслала сильную разведку на Делатын и Коросмезо. 12-й армейский корпус вел бой в районе Садзавка и севернее. На правом фланге армии 33-й и 41-й армейские корпуса задержали контрудар австрийцев на фронте Долина, Живачов, В. Камионка.
Таким образом, опасность вторжения русских в Венгрию продолжала существовать. Австрийское командование еще не нашло средств парализовать эту угрозу.
Поэтому последующие события еще много раз вызывали беспокойство в австро-германской главной квартире за свой карпатский фронт.

7. Наступление на правом фланге Юго-западного фронта с 21 июня (4 июля)
(Схема 30)

Командование Юго-западного фронта отдельной директивой назначило начало наступления на 21 июня (4 июля).
3-я армия для выполнения своей задачи по овладению районом Галузия, Маневичи, Городок наметила прорыв австрийского фронта частями сводного корпуса (27-я и 78-я пехотные дивизии) и правым флангом 46-го армейского корпуса на участке оз. Белое, ст. Подчеревичи. Сводный корпус (27-я и 78-я пехотные дивизии) должен был атаковать австрийцев на участке оз. Белое, иск. Костюхновка, имея ближайшей задачей овладеть районом Галузия, Олтов. В дальнейшем корпус должен был развивать действия в направлении Маневичи, Городок. 46-й армейский корпус (77-я, 100-я пехотные и 3-я Кавказская казачья дивизии), сосредоточив не менее 24 батальонов на участке Костюхновка, ст. Подчеревичи, имел задачу нанести главный удар в направлении на Волчецк, одновременно одной бригадой и 3-й Кавказской казачьей дивизией прочно удерживая фронт Вараш, Новоселий, 5 км западнее Чарторийск. 4-й кавалерийский корпус (3-я кавалерийская, 1-я Кубанская и 2-я сводная казачья дивизии) должен был упорно оборонять фронт Островск, оз. Белое. 31-й армейский корпус (75-я и 83-я пехотные и 5-я Донская казачья дивизии) имел задачу активно оборонять Пинский район на фронте Огинский канал (20 км севернее Пинска), Островск. Армейский резерв состоял из 1-й Забайкальской кавалерийской дивизии, располагавшейся в районе Мулечице, и 16-й кавалерийской дивизии, находившейся в районе Бельска-Воля.
[124]
8-я армия, имея задачей нанести главный удар на ковельском правлении и второстепенный удар на владимир-волынском, должна была овладеть линией Оконск, Грузятин, с временным выжидательным положением корпусов, выдвинутых на левый берег Стыри. В развитие этого войска получили следующие задачи:
1-й Туркестанский корпус (с 5-м кавалерийским корпусом, усиленный тяжелой и легкой артиллерией), заняв участок р. Стырь от Колки до Гадомичи, должен был атаковать австро-германцев в направлении на Градье.
30-й армейский корпус, занимая участок Гадомичи, Смердин, атакует австро-германцев в направлении на Грузятин, Кашовка.
1, 39, 23 и 40-й армейские корпуса должны были "с начала операции, не ввязываясь в серьезный бой, сковать противника на своем фронте, выбрать участки для атаки и быть готовыми, по особому приказанию, перейти в энергичное наступление".
Армейский резерв состоял из 5-го Сибирского корпуса, располагавшегося в районе Клепачев, Кульчин, 50-й пехотной дивизии, находившейся в районе Шепель, Усичи и 4-й Финляндской стрелковой дивизии в районе Рожище.
21 июня (4 июля) 3-я и 8-я русские армии перешли в наступление. В первый же день боев армии прорвали фронт австрийцев от Вульки Галузийской до Грузятина.
Австро-германцы пытались контратаками восстановить положение, но лесисто-болотистые районы превратили все контратаки в запутанные, бессвязные частные бои, и резервы их растаяли. Австро-германские части бежали на запад. Войска их перепутались, и только к вечеру 21 июня удалось австро-германскому командованию немного выяснить обстановку.
В надежде восстановить положение ген. Линзинген 22 июня пытался провести контрудар в направлении Колки частями 11-й баварской дивизии при поддержке 36 самолетов. Однако план ген. Линзингена остался невыполненным, так как с утра 22 июня русские войска усилили свое наступление, создав тяжелую обстановку для австро-германцев в излучине р. Стырь.
К исходу 23 июня русские заняли: сводным корпусом Галузия и Оптово; 46-м армейским корпусом Волчецк, Лисово; 5-м кавалерийским корпусом Комарове, Майдан; 1-м Туркестанским корпусом Градье и 30-м армейским корпусом Грузятин.
Учитывая такое быстрое продвижение войск и угрозу окружения группы Фата, ген. Линзинген решил 24 июня отвести свои части за р. Стоход, имея при этом твердую надежду удержать эту реку за собой. Он писал в главную австрийскую квартиру: "...если мы должны отдать позицию на Стоходе, то нам ничего не остается делать, как медленно отступать за Буг, задерживая противника на всех участках".
Чтобы предотвратить потерю рубежа р. Стоход, верховное гер-
[125]
манское командование срочно снимает 121-ю пехотную дивизию из-под Вердена и 175-ю пехотную бригаду со своего восточного фронта (русского) и направляет эти масти на ковельское направление.
Для обороны р. Стоход ген. Линзинген приказал группам ген. Фата и Гронау занять левый берег этой реки до Ситовичи и группе ген. Бернарди от Ситовичи через Арсоновичи, Навоз до Булька Порская.
В свою очередь, ген. Брусилов 24 июня (7 июля) потребовал от 3-й и 8-й армий завершить поражение австро-германцев и овладеть Ковелем.
3-я армия, неотступно преследуя разбитого противника, должна была: прочно утвердиться на Стоходе и для содействия 8-й армии в овладении Ковелем атаковать этот пункт с севера и востока, обеспечить правый фланг своих наступающих частей заслоном в северном направлении; по смене частей 31-го армейского корпуса на Огинском канале на участке от оз. Выгоновское до линии Колонск, Речки (60 км севернее Невеля) частями Западного фронта использовать сокращение фронта корпуса действиями на тылы противника в Пинском районе, чтобы заставить австрийцев очистить этот район.
Правому флангу и центру 8-й армии по закреплении на Стоходе овладеть Ковелем. На владимир-волынском направлении 8-я армия должна была держаться оборонительных действий.
Таким образом, в последующие дни боевые действия на правом фланге Юго-западного фронта были направлены на выполнение указаний ген. Брусилова. 3-я и 8-я армии организовали преследование разбитых австро-германских частей, отбрасывая их за р. Стоход.
К 27 июня (10 июля) противник, отойдя на левый берег Стохода, взорвал все переправы. Попытки 3-й кавалерийской дивизии (4-го кавалерийского корпуса) переправиться на западный берег р. Стоход успеха не имели. Части 4-го кавалерийского корпуса остановились на фронте Березвичи, Угриничи, Н. Червище.
К этому же времени сводный корпус вышел на фронт М. Обзир. Смоляры, и 46-й армейский корпус овладел рубежом Смоляры, Тулебичи.
В 8-й армии группа ген. Шейдемана (5-й кавалерийский и 1-й Туркестанский корпуса) пыталась переправиться через р. Стоход на фронте Тулебичи, Кашовка, Углы, но контратаками австро-германцев была отброшена на восточный берег реки, потеряв 45 офицеров, 3 489 солдат. В 30-м армейском корпусе части 80-й пехотной и 4-й Финляндской дивизий после неудачных атак из фронте Углы, Арсоновичи, Яновка закрепились на восточном берегу р. Стоход. Совместная атака 1-го и 39-го армейских корпусов, предпринятая в направлении на Свидники, не увенчалась
[126]
успехом. Эти корпуса начали закрепляться на восточном берегу р Стоход. На фронте остальных корпусов действия частей ограничились артиллерийской и ружейной перестрелкой.

8. Итоги боевых действий на правом фланге Юго-западного фронта к 1 (14) июля

В результате боев с 21 по 27 июня (4-10 июля) армии правого фланга Юго-западного фронта успешно выполнили только ближайшую задачу. Выполнение же задачи по овладению Ковельским районом и действия в тыл Пинской группе австро-германцев встретили сопротивление противника на р. Стоход. Все дальнейшие попытки частей 3-й и 8-й армий форсировать эту реку успеха не имели. Попытки отдельных небольших частей переправиться на западный берег р. Стоход, как правило, терпели неудачи. Австро-германцы контратаками отбрасывали эти части в исходное положение.
Поэтому командование Юго-западного фронта считало необходимым "проводить систематическую атаку, подготовленную сильным артиллерийским огнем, с сосредоточением достаточного количества войск в главной ударной группе". При этом рекомендовалось "8-й армии наступать на Ковель I-м Туркестанским корпусом с востока, 1, 39 и 23-м армейскими корпусами по обе стороны железной дороги, чтобы дать возможность продвинуться и 30-му армейскому корпусу. 3-й армии наступать в полном взаимодействии с 8-й армией и с непременным направлением сильной конной части на Камень Каширский для разъединения Пинской и Ковельской групп противника".
В свою очередь, австро-германское командование считало обстановку на ковельском направлении очень тяжелой для себя. По этому поводу ген. Людендорф пишет, что "...это был один из самых сильных кризисов на восточном фронте. Надежда, что австро-венгерские войска удержат неукрепленную линию Стохода, была малая. Это были чрезвычайно серьезные дни. Мы отдавали все и хорошо знали, что никто нам не может помочь, если неприятель нас атакует".
В общем австро-германцы на этот раз избежали прорыва своего фронта, так как русское командование не сумело объединить и увязать действия своих корпусов для захвата р. Стоход на плечах быстро отступающего противника. Разрозненные действия отдельных частей позволили противнику легко отбить атаки русских, а затем выиграть время для усиления своего фронта свежими войсками.
Это обстоятельство и привело к остановке русских армий на р. Стоход для подготовки нового наступления.
[127]

9. Боевые действия на фронте центральных армий Юго-западного фронта с 21 июня (4 июля)
(Схема 30)

Командование 11-й русской армии ввиду настойчивых контратак австро-германской группы ген. Марвица отказалось от участия в общем наступлении фронта. Оно поставило корпусам задачу прочно закрепиться и удерживать свое расположение, постоянными поисками продолжая тревожить противника и держать его в состоянии ожидания нашей атаки. Командующий 11-й армией ген. Сахаров, оценивая обстановку, писал в штаб фронта следующее:
"В упорных боях с 16 по 21 июня части вверенной мне армии сдержали сильный напор противника, настойчиво стремившегося прорвать фронт 45-го армейского корпуса с целью поставить в угрожающее положение левый фланг и тыл выдвинутого вперед 8-го армейского корпуса и тем заставить нас отойти к р. Стырь в то самое время, когда сильная 8-я армия готовилась перейти в наступление. Все многодневные неприятельские атаки, обрушившиеся главным образом на 45-й армейский корпус и его молодую, еще неустойчивую 126-ю пехотную дивизию, были не только отражены с большим уроном для противника, но армия, перейдя засим своим правым флангом в контратаку, принудила противника остановиться и перейти к обороне. Однако 45-й армейский корпус, имевший около 20000 штыков, и приданная впоследствии 6-я Сибирская стрелковая дивизия в числе 7 800 штыков понесли столь значительные потери, что ныне насчитывают в своих рядах не более: 45-й армейский корпус 8 000 штыков, а 6-я Сибирская дивизия лишь 4 000 штыков и потому вряд ли могут считаться в настоящее время боеспособными. Это обстоятельство вынудило меня в настоящие уже дни начать выводить означенные части в тыл для укомплектования и приведения в порядок, с тем чтобы заменить их на позиции 5-м корпусом, только теперь оканчивающим свою перевозку и сосредоточение. Ввиду крайне медленного и неупорядоченного следования 5-го Сибирского корпуса в район армии я вынужден был под давлением обстановки направить некоторые его части непосредственно со станций высадки в бой, чтобы восстановить положение на своем правом фланге и тем сохранить возможность перехода в наступление 8-й армии. Части эти понесли тоже значительные потери, и я не имею возможности ни дать 5-му Сибирскому корпусу особо большого боевого участка, ни выделить из него сильных резервов в свое распоряжение. По прибытии частей 5-го Сибирского корпуса вместе с 6-й Сибирской стрелковой дивизией (последнюю можно было считать лишь за 8 батальонов) армия имела 202 батальона против 173 батальонов противника Ныне ввиду необходимости вывести в тыл 45-й армейский корпус и 6-ю Сибирскую дивизию (всего 36 батальонов) приведенное соотношение наших и неприятельских сил изменяется в сторону даже выгодную для противника. Таким образом, с прибытием
[128]
5-го Сибирского корпуса положение армии улучшится в том лишь отношении, что даст возможность сменить крайне ослабленный в боях 45-й армейский корпус".
Заканчивая свой доклад, командующий 11-й армией настойчиво требовал отменить приказ о наступлении и разрешить армии ограничиться обороной.
Получив разрешение от штаба фронта на оборону, ген. Сахаров 23 июня (6 июля) приказал:
1. 8-му армейскому корпусу, передав 126-ю пехотную дивизию в распоряжение командира 45-го армейского корпуса, упорно оборонять участок Кошев, Шклин, Угринов, Дубовые Корчмы.
2. 45-му армейскому корпусу выдвинуться на линию Дубовые Корчмы, Кудзиволя, Боремель. 126-ю пехотную дивизию сосредоточить в районе Подгайцы, Торговица, Добрятин для укомплектования.
3. 32-му армейскому корпусу с приданной 7-й кавалерийской дивизией оборонять участок Хриники, Безодня.
4. 17-му армейскому корпусу оборонять участок от Безодня до Круки.
5. 7-му армейскому корпусу оборонять участок от Круки до Янковице (30 км юго-восточнее Н. Почаев).
6. 5-му Сибирскому корпусу по сосредоточении сменить 45-й армейский корпус на фронте Угринов, Дубовые Корчмы, Боремель.
С 26 июня 5-й Сибирский корпус окончательно был передан в распоряжение командующего 11-й армией и вместе с ранее переданной 6-й Сибирской дивизией должен был сосредоточиться в районе Чаруков.
Между тем ударная группа ген. Марвица после короткой передышки вновь пыталась прорвать фронт 11-й армии в районе Дубовые Корчмы.
Атаки австро-германцев совпали с моментом смены 45-го армейского корпуса частями 5-го Сибирского корпуса, и в силу этого противник имел небольшой успех, но затем положение было восстановлено. Этими последними усилиями по существу и закончился контрудар группы войск ген. Линзингена, имевший целью парировать русский успех на ковельском направлении. 28 июня 11-я армия получила приказ штаба фронта, который требовал от армии временно закрепиться на достигнутых рубежах с тем, чтобы к 1 июля подготовиться для дальнейшего наступления одновременно с 8-й и 3-й армиями.
Командование 7-й русской армии для участия в общем наступлении фронта поставило частям задачу уничтожить противника, стоявшего перед фронтом 2-го и 16-го армейских корпусов (см. схему 24).
Для выполнения этой задачи командующий 7-й армией приказал: а) 6-му армейскому корпусу прочно удерживать свой участок
[129]
от р. Серет до шоссе Тарнополь, Езерна и держать противника под угрозой атаки; б) 18-му армейскому корпусу удерживать участок от стыка с 6-м армейским корпусом до Бенява; в) 22-му армейскому корпусу овладеть высотами западнее Гайворонка, Коп??? зов; г) 16-му армейскому корпусу прорвать расположение австрийцев у Олеша; д) 2-му армейскому корпусу с 37-й пехотной дивизией и тяжелой артиллерией прорвать расположение австрийцев на участке Вербятын, Зубржец, имея в виду развитие действий во фланг и тыл противника на участке 16-го армейского корпуса; е) 2-й кавалерийский корпус должен был удерживать свой участок от Порхова до Возилув (на р. Днестр); ж) армейский резерв составляла 3-я Туркестанская стрелковая дивизия, располагавшаяся в районе Ляскавце.
Бои развернулись главным образом на фронте 2-го армейского корпуса, который после артиллерийской подготовки атаковал австрийцев и прорвал их фронт, овладев линией Бертники, Тысув. Австрийцы были опрокинуты, оставив в руках русских войск 186 офицеров, 7 тыс. солдат, 29 пулеметов, более 5 тыс. винтовок и много другого военного имущества. Казалось бы, опять создавалась благоприятная обстановка для развития успеха, но у командующего 7-й армией не было подвижной группы, которую бы можно было бросить в прорыв для развития успеха.
Поэтому он потребовал от 2-го армейского корпуса "закрепить за собой захваченное и, обеспечив себя к стороне р. Коропец, сосредоточить не менее дивизии для дальнейшего развития успела в направлении Савалуска".
Этим самым командующий 7-й армией пытался усилия армии направить на оказание помощи 16-му армейскому корпусу и расширить прорыв. Таким образом, в последующие дни бои развивались на фронте 16-го армейского корпуса, где благодаря оказанной помощи со стороны 2-го армейского корпуса удалось преодолеть сопротивление австрийцев и отбросить их за р. Коропец. На этом рубеже 7-я армия была задержана командованием для подготовки новой операции.

10. Боевые действия на левом фланге Юго-западного фронта с 22 июня (5 июля)
(Схема 28)

22 июня (5 июля) части 9-й армии после артиллерийской подготовки вновь перешли в наступление, направляя свои главные усилия севернее р. Прут. 33-й армейский корпус, захватив свыше 2 тыс. пленных, овладел линией Живачов, Хоцимирз. 41-й армейский корпус вышел на фронт Хоцимирз, Богородичин, южнее Черемхов. 12-й армейский корпус овладел районом Молодылов Ивановце, а части 11-го армейского корпуса продолжали продвижение на Делатын, захватив его 25 июня. 103-я пехотная дивизия и 3-й ка-
[130]
валерийский корпус вели бой в районе Молдава и под давлением австрийцев отошли в район Селетин, Камераль. В последующие дни боевые действия на фронте 9-й армии развивались главным образом на ее правом фланге, с основной задачей овладеть районом Делатын.
Командующий 9-и армией, учитывая чрезвычайно большой район действий армии и необходимость обеспечения его при дальнейших операциях в станиславовском направлении, возбудил ходатайство о сформировании особого вспомогательного корпуса в составе не менее 3 пехотных и 2 кавалерийских дивизий, на который можно было бы возложить обеспечение фланга и тыла армии. В донесении штабу фронта ген. Лечицкий писал, что "все предыдущие действия армии имели целью возможно более обеспечить фланг со стороны Северной Венгрии и тем подготовить операцию овладения Станиславовским районом... Бой 22 июня, хотя и окончившийся оттеснением противника, показал, что позиции противника на южном берегу Днестра на тлумачском направлении сильно укреплены. Воздушная разведка и показания пленных указывают, что настоящая позиция, занимаемая противником, является передовой; главная и сильно укрепленная позиция проходит между Тысменицей и Тлумач и упирается в районе Нижниева.
Войсковая разведка.указывает, что район Отыни является тоже заблаговременно укрепленным. С занятием нами южного берега Прута в районе Делатын противник окончательно отрезывается от сообщения с Мармарош-Сигетом и все его базирование переносится главным образом на Станиславовский узел. Дальнейшие операции армии для овладения Станиславовским районом могут быть начаты только ударом на тлумачском направлении. Движение по предгорьям в обход Надворной является рискованным, так как ведет к затяжным боям в гористой местности, при тыле, обращенном к путям в Северную Венгрию, каковое обстоятельство, даже при наличии особого вспомогательного корпуса, может поставить армию в невыгодное в оперативном отношении положение. Давление противника на наш тыл может сделаться ощутительным раньше, чем мы добьемся успеха, к тому же овладение районом Надворной не принудит противника очистить фронт Нижниев, Отыня и не приблизит к овладению Станиславовским районом. Все эти соображения заставляют перенести сосредоточение главного удара армии на свой правый фланг. Трудности в борьбе за ряд укрепленных позиций, которые преграждают выход к Станиславовскому району, и необходимость сосредоточить для сего возможно больше сил побуждают ходатайствовать о переходе 47-й пехотной дивизия, находящейся в настоящее время в районе Городенки, в распоряжение армии, несмотря на прибытие в район армии 108-й и 117-й пехотных дивизий, которые как по своему составу, так и по своей артиллерии неспособны к выполнению самостоятельных задач".
[131]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Брусиловский прорыв -> Глава восьмая
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:45
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik