Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Брусиловский прорыв -> Глава седьмая
Русская армия в Великой войне: Брусиловский прорыв

Глава седьмая

Наступление русских армий на левом фланге Юго-западного фронта

1. Боевые действия на фронте 7-й русской армии
(Схема 24)

Бои на фронте 7-й армии до 11 (24) июня носили исключительно местный, разведывательный характер и существенных перемен в обстановке не дали.
Командующий 7-й армией еще 5 (18) июня поставил армии ближайшую задачу - закрепиться на достигнутом рубеже для создания прочного исходного положения и производства необходимых перегруппировок для предстоящего наступления. В развитие этой общей задачи приказывалось: 6-му армейскому корпусу (4-я и 16-я пехотные дивизии), упорно обороняя участок от Янковце (на р. Серет) до линии Забойки, обеспечить тарнопольское направление; 18-му армейскому корпусу (23-я и 113-я пехотные дивизии, 435-я и 445-я дружины), сменив части 37-й пехотной дивизии, упорно оборонять фронт от линии Забойки до Гайворонка (на р. Стрыпа); 22-му армейскому корпусу (1-я и 3-я Финляндские, 37-я пехотная, 3-я Туркестанская стрелковая и сводная кавалерийская дивизии) подготовить исходное положение южнее Гайворонка с целью энергичным ударом в северо-западном направлении очистить от противника укрепленный район Бурканув, Соколув; 16-й и 2-й армейские корпуса должны были прочно удерживать фронт от Супова до Порхова. Конная группа (9-я кавалерийская и 6-я Донская казачья дивизии) имела задачу обеспечения армии слева.
8 (21) июня после трехчасовой артиллерийской подготовки 22-й армейский корпус пытался овладеть Бурканувским укрепленным районом, но, встреченный сильным огнем австрийцев, понес значительные потери и приостановил наступление.
На этом боевые действия 7-й армии временно прекратились. Началось накапливание сил и средств для новой операции.
[112]

2. Боевые действия на фронте 9-й армии с 4 (17) по 11 (24) июня
(Схема 28)

Около 24 час. 4 (17) июня 12-й и 11-й армейские корпуса начали переправу на правый берег р. Прут. Несмотря на сильный артиллерийский, пулеметный и ружейный огонь австрийцев, 11, 32, 82 и 103-я пехотные дивизии русских были переброшены на правый берег р. Прут. К 7 час. фланговым ударом русские овладели Черновицами, захватив при этом 3 тыс. пленных и много военного имущества. В полдень 12-й армейский корпус вышел на линию Снятын, Орошени, Чарторья, Костести. 11-й армейский корпус с боями достиг рубежа Бобести, Кучурмаре, Котулбаньский, выслав авангарды на р. Серет для преследования австрийцев.
Одновременно 33-й и 41-й армейские корпуса продолжали оставаться на прежних позициях, обеспечивая удар на Черновицы со стороны Коломыя.
На следующий день части 11-го и частично 12-го армейских корпусов продолжали преследовать австрийцев к р. Серет.
К вечеру этого же дня преследование противника пришлось прекратить ввиду большого утомления войск, вызванного беспрерывными дождями и грязью, а самое главное - ввиду расстройства и оторванности армейского и войскового звеньев подвоза.
Начальник штаба 9-й армии то этому поводу писал: обстановка была такова, что "...нам дозарезу нужно было бы двинуться на запад и покончить с группой, которая стоит между Незвиска и Заблотов. Но, к сожалению, мы не в состоянии двинуться ни шагу вперед, пока не будет восстановлена дорога от Новоселица через Зучка на Залещик. Иначе корпуса будут голодать".
Учитывая такую обстановку, командующий 9-й армией отдает директиву, по которой армия должна была закрепить свое положение, а 82-й и 103-й пехотными дивизиями под командованием ген. Промтова организовать преследование австрийцев за р. Серет.
3-й кавалерийский корпус в составе 10-й кавалерийской и Терской дивизий, действуя в полной связи с группой ген. Промтова, получил задачу преследовать австрийцев в направлении на Кимполунг, Дорна-Ватра.

3. Внесение изменений в оперативный план 9-й армии

7 (20) июня командующий 9-й армией получил через штаб Фронта указание Ставки об изменении ближайшей задачи 9-й армии после форсирования р. Прут и взятия Черновиц.
Ставка писала, что "большая часть сил армии должна быть теперь направлена для нанесения удара в общем направлении на Станиславов, Галич. Этим будут связаны в одно целое операции
[113]
9-й и 7-й армий. Успех в стороне Станиславова не останется без влияния на положение дел правого фланга".
Одновременно штаб Юго-западного фронта потребовал от 9-й армии с выходом ее частей на меридиан Станиславова организовать набег 3-го кавалерийского корпуса (10-я кавалерийская, 1-я Донская и Терская дивизии, усиленные пехотой) на Мармарош-Сигет (120 км юго-западнее Станиславова) с целью разгрома австрийских тылов.
В свете этих указаний командующий 9-й армией решает разбить коломыйскую группу австрийцев и отбросить ее на северо-запад.
9 (22) июня он приказал:
"33-му армейскому корпусу перейти в наступление на фронт Незвиска, Росохач включительно, имея целью отбросить противника на Хоцимирз. Выслать сильную разведку на Тлумач, Нижниев.
41-му армейскому корпусу перейти в наступление на фронт Росохач, Заблотов и, действуя в связи с 12-м армейским корпусом, отбросить противника на Турка.
12-му армейскому корпусу в составе 11, 12, 19-й пехотных и 1-й Донской казачьей дивизий наступать на фронт Коломыя. Яблонов, имея целью отбросить противника на северо-запад.
32-я пехотная дивизия, поступает в мое распоряжение; дивизии к 11 июня сосредоточиться в районе Будылов, Снятын, Орошени. Связь через штаб 12-го армейского корпуса.
11-му армейскому (82-я и 103-я пехотные дивизии) и 3-му кавалерийскому корпусам продолжать выполнение поставленной задачи по обеспечению операции армии с юга. 82-ю пехотную дивизию сосредоточить в районе Задова, Лукавец с авангардами в Чудин, Банилла и Берхомет".
Дальнейшие действия 9-й армии развивались в духе вышеуказанной директивы. Войска армии к 11 (24) июня вышли: 33-м и 41-м армейскими корпусами на фронт Живачов, Обертын, Заблотов; 12-й армейский корпус своей 1-й Донской казачьей дивизией захватил Кутты и продвигался на запад; в 11-м армейском корпусе части группы ген. Промтова вышли на линию Чудин, Стража, Сучавица. 3-й кавалерийский корпус к тому же времени занял Кимполунг, захватив в плен 3 тыс. солдат и 40 офицеров и отбросив остатки австрийцев на Якобени.

4. Планы австро-германского командования в Буковине и Галиции

Новый начальник штаба 7-й австрийской армии ген. Сект еще перед форсированием русскими корпусами р. Прут крайне тревожно оценивал обстановку в южной Галиции и Буковине. На второй день своего вступления в должность он писал следующее:
"Убывающая сила сопротивления пехоты может быть возмещена только улучшением артиллерийской поддержки. Сознание
[114]
превосходства артиллерии противника здесь чрезвычайно распространено и должно подавляюще действовать на войска. Будет ли занимаемая теперь позиция при сильном и хорошо подготовленном вступлении удержана - для меня сомнительно... Я боюсь, что при поставленной перед армией задаче - прикрывать главными силами пространство между Прутом и Днестром и другой группой обеспечивать Буковину - центр армии будет прорван".
Ген. Сект был прав, сомневаясь в устойчивости фронта 7-й австрийской армии, так как 5 (18) июня русские захватили Черновицы, а 6 (19) июня они уже подошли к р. Серет.
В это время ген. Конрад был настроен весьма панически. Он боялся за судьбу Львова и опасался выступления Румынии, которая начала присматриваться к последним событиям в Буковине и на Волыни.
В это же время австро-германская агентура перехватила документ итальянского посла в Петрограде, в котором Россия требовала от Италии "...самого энергичного, настойчивого, с широким размахом, наступления". Это обстоятельство заставляет ген. Конрада выдвинуть новый оперативный план с расчетом провести быстрый и решающий перелом в обстановке на восточноевропейском (русском) фронте. Этот перелом, по мнению ген. Конрада, мог быть достигнут только с помощью крупных австро-германских сил, для чего необходимо было отказаться от решительных операций в Италии и во Франции. В обоснование своего плана ген. Конрад писал:
"Россия и Италия будут всеми силами стремиться достигнуть решения войны на обоих фронтах монархии. При этом сильное продвижение русского южного фланга приведет также к выступлению Румынии. Австро-Венгрия ввела в дело на обоих фронтах все возможное для обороны и не располагает никакими силами против нападения Румынии. Тем более важно теперь путем введения в дело больших немецких сил против Юго-западного русского фронта, на котором теперь, без сомнения, решается участь всей кампании, вызвать быстрый, решающий перелом событий. Эта цель может быть лучше всего достигнута наступлением больших немецких и австро-венгерских сил по обе стороны Днестра".
Ген. Фалькенгайн, в основном соглашаясь с планом ген. Конрада, предложил ввиду недостатка сил организовать контрнаступление с ограниченной целью. Для этого ген. Фалькенгайн потребовал приостановки австрийского наступления в Италии, немедленной переброски освободившихся сил в группу ген. Линзингена и в 7-ю австрийскую армию.
При этом вновь выдвигается требование о подчинении всего австро-венгерского фронта германскому ген. Макензену.
По этому поводу завязалась резкая по тону переписка между двумя руководителями "дружественных" генеральных штабов. Она закончилась ультимативным ответом ген. Конрада, что "на-
[115]
значение ген. Макензена может быть в том случае, если бы значительные немецкие подкрепления, например сильная немецкая армия, были подвезены на Юго-западный фронт для решительного боя" Однако на это мероприятие германская главная квартира не пошла, и поэтому требование ген. Фальгенгайна осталось невыполненным.

5. Итоги боевых действий на Юго-западном фронте к 11 (24) июня 1916 г.

Войска Юго-западного фронта к 11 (24) июня достигли крупных оперативных успехов на правом фланге фронта и южнее Днестра. За период с 22 мая по 10 июня было захвачено в плен 2993 офицера, 188 681 солдат и 216 орудий противника. Из них 8-й армией захвачено 437 офицеров, 75 547 солдат, 87 орудий, 276 пулеметов, 90 бомбометов и минометов, 30 прожекторов; 11-й армией - 594 офицера, 24 767 солдат, 16 орудий, 91 пулемет, 64 бомбомета и миномета, 52 зарядных ящика; 7-й армией - 716 офицеров, 33 708 солдат, 47 орудий, 106 пулеметов, 9 бомбометов и минометов, 57 зарядных ящиков; 9-й армией - 1 246 офицеров, 54 659 солдат, 66 орудий, 172 пулемета, 32 бомбомета и миномета.
Австро-германское командование переживало большую тревогу за устойчивость своих войск на восточноевропейском (русском) фронте и стремилось различными мерами приостановить наступление русских войск.
Проведение контрудара на Луцком направлении австро-германскому командованию не удалось. Хотя на этом направлении и были приостановлено наступление 8-й русской армии, но эта остановка являлась временной оперативной паузой, в течение которой русские хотели полностью закончить сосредоточение вновь переброшенных корпусов, пополнить некомплект боеприпасов и упорядочить свой тыл.
Одновременно на южном фланге Юго-западного фронта успехи русского оружия были настолько серьезными, что 7-й австрийской армии только случайно удалось ускользнуть от полного разгрома.
Увлечение Ковельским направлением как со стороны Ставки, так и командования Юго-западного фронта привело к тому, что был упущен благоприятный момент для объединения действий 7-й и 9-й русских армий по разгрому главной группировки австрийцев, отходивших на Станиславов.
Направление усилий на юго-запад или на юго-восток, как требовала Ставка, дало возможность австрийцам привести свои части в порядок за укрепленными позициями и затем уже более организованно отводить их с рубежа на рубеж. Русское командование, оценив обстановку слишком поздно и поняв всю нецелесообразность наступления 9-й армии в глубь Карпат, потребовало направить главные усилия этой армии на линию Галич, Станиславов. Остальные армии фронта должны были прочно закрепиться на занимаемых ими позициях и готовиться к новому наступлению.
[116]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Брусиловский прорыв -> Глава седьмая
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:45
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik