Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Верцинский Э.А. Из мировой войны. Боевые записи и воспоминания командира полка и офицера Генерального Штаба за 1914-1917 годы. -> Бои под Вильной.
Русская армия в Великой войне: Верцинский Э.А. Из мировой войны. Боевые записи и воспоминания командира полка и офицера Генерального Штаба за 1914-1917 годы.


Бои под Вильной

Командир лейб-гвардии
2-го стрелкового Царскосельского полка.
По части строевой.
9-го октября 1915 г.
№ 2029 д. Мышки.
Начальнику Гвардейской стрелковой бригады
Рапорт

При сем представляю описание боевых действий лейб-гвардии 2-го стрелкового Царскосельского полка с 26-го августа по 10-е сентября 1915 года (под Вильной).
(Схемы №№ 3-8).
В полночь, с 24-го на 25-е августа, полк выступил из д. Цехановишки в д. Левиданы, где, составляя резерв командира V-го Кавказского корпуса, стал за расположением дивизии 2-ой Финляндской стрелковой и Пограничной стражи.
Вечером, 25-го августа, было получено приказание занять позицию от реки Дукшты до дер. Тржецякишки исключительно, сменив части 6-го и 8-го Финляндских стрелковых полков и Пограничную стражу. К 4 час. 30 мин. утра, 27-го августа, была закончена смена 6-го и 8-го Финляндских стрелковых полков, а в ночь, с 27-го на 28-е августа, - сотен Пограничной стражи. Вправо от полка, от р. Дукшты до высоты 78,3, северо-восточнее местечка Мейшагола, тянулась за лощиной, с прорывом в 200 шагов, позиция л.-гв. 3-го стрелкового Его Величества полка; влево, от д. Тржецякишки до з. Кармазин на реке Вилии, шла позиция Пограничной стражи.
Общий фронт позиции полка имел протяжение около 3,75 версты. В виду чрезвычайно длинной линии обороны все роты были влиты в боевую линию; рота Его Высочества, сохранявшаяся вначале в резерве за правым боевым участком, сменила в ночь, с 27-го на 28-е ав-
[103]
густа, участок двух сотен Пограничной стражи. Роты полка были расположены на позиции слева направо в следующем порядке: Его Высочества, 6-я, 8-я, 7-я, 5-я, 3-я, 4-я и 2-я. Правый боевой участок, под начальством полковника Стесселя, составили 2-я, 4-я, 3-я и 5-я роты; левый боевой участок полка, под начальством поручика Агапова, - 7-я, 8-я, 6-я и рота Его Высочества. В правый боевой участок было придано 3 пулемета Максима и 1 пулемет-ружье; в левый боевой участок полка - 4 пулемета Максима и 1 пулемет-ружье. Штаб полка находился за правым флангом полка в северо-восточной части д. Сангунишки. Полкового и бригадного резервов не было. Л.-гв. 1 стр. Его Величества полк, находившийся в д. Левидан, в 4 верстах от левого боевого участка полка, и л.-гв. 4 стр. Императорской Фамилии полк - в д. Минтаришки на Мейшагольском шоссе, в 5 верстах от правого боевого участка полка, составляли резерв V-го Кавказского армейского корпуса.
Заблаговременно намеченная и подготовленная Мейшагольская позиция от д. Тржецякишки шла северо-западнее местечка Мейшагола, захватывая д. Кемели. 2-ая Финляндская стрелковая бригада в боях, предшествовавших занятию позиции полком, потеряла участок позиции с д. Кемели и отошла здесь несколько назад. Новая позиция, принятая полком от финляндских стрелков, имела случайный характер и почти не была укреплена. Окопы - частью коленной профили, частью луночки; траверсов, ходов сообщения по фронту и в глубину, козырьков и блиндажей почти не было. На участке трех рот, 3-й, 8-й и 6-й, обстрел был настолько неудовлетворителен, что окопы в 3 и 8 ротах частью, а в 6 целиком было необходимо вынести вперед и рыть вновь. Проволочного заграждения не было. Окопы, занятые ротой Его Высочества и принятые от пограничной стражи, составляли часть первоначальной Мейшагольской позиции, были лучше устроены и имели проволочное заграждение. Окопы противника были удалены на 100-600 шагов и наиболее приближались против 6 и 8 рот. В виду обстрела позиции артиллерийским, ружейным, пулеметным и минометным огнем немцев и отсутствия укрытий, работы можно было производить лишь по ночам. В ночи, с 28-го на 29-е и с 29-го на 30-е августа, ускоренно работ содействовали по очереди по две роты л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка.
[104]
К 80-му августу все окопы были доведены до полной профили с траверсами, ходами сообщения по фронту и в глубину, козырьками и блиндажами на большую часть людей. Почти на всем фронте полком установлено проволочное заграждение. Для связи л.-гв. с 3-м стр. Его Величества полком вырыт в лощине на одно отделение окоп полной профили с козырьками и через всю лощину протянуто проволочное заграждение.
27-го и 28-го августа на всем фронте полка шел ружейный и артиллерийский огонь, принимавший временами ураганный характер. За эти дни потери полка выразились в 3 убитых и 10 раненых.
Так как участок 5-ой роты находился значительно позади участков соседних рот 8-ой и Его Высочества и кроме того почти не имел обстрела, то 28-го августа было решено участок 6-ой роты вынести вперед на противоположную опушку леса, чем сверх того еще достигалось некоторое спрямление и сокращение фронта. В 9 ч. 30 м. вечера, 28-го августа, рота выдвинулась вперед на 400 шагов и приступила к трасировке новой позиции. Против новой позиции противник был удален на 100 шагов на правом фланге роты и на 500 - на левом фланге; проволочное заграждение немцев становилось общим. Одновременно выносились вперед окопы 1 и 3 взводов 8-й роты для лучшего обстрела. В 10 ч. 35 м. вечера немцы открыли сильнейший ружейный и пулеметный огонь по участкам 6 и 8 рот, который через полчаса стих. Всю ночь немцы продолжали вести редкий ружейный огонь и изредка бросали из миномета бомбы по правому флангу 6-й роты и по 8-й роте. Ракеты немцами пускались часто, но они мало мешали работам, так как ночь была туманная. К разсвету, 29-го августа, 6-я и 8-я роты заканчивали на новой линии свои окопы с козырьками. Туман к утру усилился. В 5 час. утра секреты донесли, что немцы режут проволоку перед фронтом 6-й роты. Стрелки прекратили работы и стали по бойницам. Вскоре перед фронтом 2-го взвода 6-й роты поднялась ракета и немцы во весь рост бросились в атаку сквозь прорезанную проволоку перед фронтом 2, 3 и 4 взводов роты. Встреченные частым ружейным огнем немцы перед участком второй полуроты остановились в 150-250 шагах. Перед 2-м взводом немцы проскочили за свое проволочное заграждение шагов
[105]
на 30 и стали окапываться за небольшим перегибом местности в 80-100 шагах от окопов 2-го взвода. В тумане глухо разносились вопли их раненых. Три немца окопались на дороге от д. Малюны в д. Спетушки в 60 шагах от 2-го взвода и несколько групп по 5-6 человек прорвались сквозь проволочное заграждение перед второй полуротой. Около взвода немцев устремились в болотистую долину между 3 и 4 взводами, но, встреченные дружным пулеметным огнем, не могли прорвать нашу линию и начали окапываться на болоте в 120 шагах от нас. Встретив на глубине четверти аршина воду и не будучи в состоянии укрыться, они начали отпалзывать назад, но несколько человек было немедленно убито. Остальным пришлось окапываться и сидеть в воде, вычерпывая последнюю котелками. В 10 ч. 15 м. утра, когда туман постепенно разсеялся, выяснилось, что перед фронтом 6 роты окопалось около двух немецких рот. В 11 час. утра на дороге из д. Малюны между 1-м и 2-м взводами поднялось около 60 немцев и пошли в атаку. Их встретили залпами из 2-го взвода, которыми половина атаковавших была перебита; остальные вернулись в свои окопы. Одновременно перед остальным фронтом роты поднимались в различных местах человек по 15-20, но, встреченные огнем, сейчас же ложились, не обращая внимания на попытки немецких офицеров их заставить итти в атаку. После неудавшейся атаки немцы пустили две ракеты и немецкая артиллерия открыла сильный огонь по фронту 6-й роты и соседним участкам полка. Под прикрытием артиллерийского огня атаковавшие немцы стали усиленно окапываться, бывшие на болоте поползли обратно, оставив 11 трупов. Одновременно перед второй полуротой отдельные немцы пытались проползти в разных местах через проходы в проволочном заграждении; эти попытки были остановлены огнем, хотя несколько человек все-же прошли и стали окапываться перед фронтом роты. Около 2-х часов дня артиллерийский огонь тяжелой и легкой артиллерии усилился, затем наступавшие открыли в течение 5 минут сильный ружейный и пулеметный огонь по фронту 6, 8, 7 и 5 рот, после чего в третий раз бросились в атаку на 6-ю роту. Встреченные залпами взводов 6-й роты и частым огнем с левого фланга 8-й роты при содействии 2 пулеметов (6 и 8 рот), немцы не выдержали и бросились обратно в свои окопы, несмотря на крики офицеров. Около 3 часов дня ар-
[106]
тиллерийский огонь ослабел. Немцы против 6-й роты продолжали укреплять новую и старую линии обороны и рыть несколько ходов сообщения между линиями; в атаку в этот день более не переходили.
На всем фронте полка, а также на фронте л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка немцы в течение всего дня, 29-го августа, вели сильную артиллерийскую подготовку тяжелой и легкой артиллерией. В ночь, с 27 на 28-ое августа, немцы перед 5-ой ротой приблизились на 100 шагов и окопались в 300 шагах от нас; в ночь, с 28 на 29-ое августа, они перед фронтом 3-ей роты вырыли новые окопы в 250 шагах, выдвинув их вперед на 200-300 шагов, но не заняли их. Против роты Его Высочества было замечено накапливание немцев в дер. Кочергишки и в лесу, к западу от нее. Огнем нашей артиллерии д. Кочергишки была зажжена и дальнейшее накапливание затруднено. За 29-е августа немцы атак, кроме как на фронте 6-й роты, не вели. За время обстрела 29-го августа окопы, козырьки, ходы сообщения и блиндажи были значительно повреждены, а местами - совсем разрушены. Насколько интенсивен был артиллерийский огонь показывает то, что в одной 7-ой роте в самые окопы было 15 попаданий. Среди чинов полка потери от огня выразились в 10 убитых, 52 раненых, 4 контуженых, всего 69 стрелков, из них 4 стрелка остались в строю. Сверх того ранен в плечо ружейной пулей и выбыл из строя командующий 5-й ротой, поручик Залесский 1-й.
С наступлением темноты на всем фронте полка принялись за энергичную работу по возстановлению всего разрушенного и усилению своих окопов. На фронте 8-й роты, продвигаясь сапой, еще более выдвигался окоп 1-го взвода для достижения обстрела впередилежащей лощины. Одновременно шла частичная перегруппировка на фронте полка. Начальник правого боевого участка полка усилил свой резерв, состоявший из взвода 2-й роты, взводом 4-й роты, который стал в блиндажах, построенных ранее ротою Его Высочества, близ дер. Утеха. Полурота 5-ой роты с подпрапорщиком Бледновым была отправлена в резерв начальника левого боевого участка и стала в старых окопах 6-й роты между 6-й и 8-й ротами. На подкрепление 5-й роты был отправлен взвод 4-й роты (из трех отделений), ставший в резерве за 5-ой ротой.
Ночь прошла спокойно. У немцев были слышны работы по усиле-
[107]
нию позиции и грохот повозок, артиллерии, ржанние лошадей, крики и т. п. со стороны дер. Кемели. Секреты перед 6-й ротой передавали, что немцы работают около проволочного заграждения. К утру, 30-го августа, выяснилось, что часть проходов в проволоке заплетена, хотя в многих местах она осталась разрезанной. Позади тех немцев, которые накануне окопались на дороге д. Малюны - д. Спетушки, пройдя проволочное заграждение, все колья были убраны и новое проволочное заграждение не выставлено.
В 7 ч. 15 м. утра, 30-го августа, начался артиллерийский обстрел трех правофланговых рот полка и л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка. Около 10 час. утра сильный обстрел тяжелой и легкой артиллерии распространился по всему фронту полка, приняв к 12 час. дня ураганный характер. С разсеиванием тумана, около 10 час. утра, было замечено накапливание немцев против левого фланга л.-гв 3-го стр. Его Величества полка в лощине со стороны дер. Кемели, в заросший овраг р. Дукшты против стыка полковых участков и фронта 2-й роты, к фольв. Богомилову против 4-й роты и в передовые незанятые немцами окопы против 3-й и правого фланга 5-ой рот. Также было замечено частичное перемещение немцев вдоль окопов перед 6-ой ротой от нас вправо к стороне 8 роты и усиленное накапливание их в лощине против 1-го (правофлангового) взвода 8-й роты. Накапливание немцев насколько возможно препятствовали артиллерийским, ружейным и пулеметным огнем. Немцы продолжали вести по нашим окопам и ближайшим тылам ураганный артиллерийский огонь, чередуя его по временам таким же огнем ружейным и пулеметным по бойницам. С 12 час. дня начали поступать донесения от отделения 2-й роты в овраге на стыке между полками о наступление значительных сил немцев л.-гв. на 3 стр. Его Величества полк и вдоль оврага между полками. В тоже время продолжалось накапливание перед фронтом 2, 4 и 3 рот, временно задержанное действительным ружейным и пулеметным огнем, привлекшим в ответ сильный огонь немецкой артиллерии на наши окопы.
Под прикрытием ураганного артиллерийского огня немцы повели энергичное наступление на окопы л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка и около 2 часов дня заняли их, принудив роты этого полка к отходу. С занятием окопов 3-го полка немцы перенесли весь огонь своей
[108]
артиллерии на правофланговый участок полка и под его прикрытием начали обход нашего правого фланга, сосредоточиваясь в лощине р. Дукшты и роще, за правым флангом полка. Между 2 час. и 2 час. 30 мин. дня после повторной артиллерийской, ружейной и пулеметной ураганной подготовки немцы повели энергичную атаку по всему фронту полка.
На правом боевом участке полка против 3-й роты и правого фланга полуроты 5-й роты немецкая цепь, численностью около 80-100 человек, в 2 ч. 15 м. дня повела наступление с 250-300 шагов. Не доходя 80-100 шагов до нашего проволочного заграждения, цепь залегла и стала продвигаться вперед ползком, но нашим ружейным и пулеметным огнем была вся перебита. Вскоре за ними из задних окопов двинулась новая цепь, силою около двух рот, но, понеся от нашего ружейного и пулеметного огня большие потери и убедившись в гибели первой линии наступавших, повернула обратно и залегла в своих окопах. После отбитой атаки немцы около 3 час. дня вновь усилили артиллерийский огонь по окопам 5 и 8 рот.
2-я и 4-я роты также успешно боролись огнем против атаки немцев с фронта, при чем роты, согласно полученного приказания, крепко держались в своих окопах под ураганным артиллерийским огнем, несмотря на серьезную угрозу с фланга. С отходом л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка, немцы имели возможность безнаказанно распространяться за нашим правым флангом и к 3 часам дня сосредоточили в овраге р. Дукшты и в роще за правым флангом 2-й роты от 2-3 рот пехоты с пулеметами. Три взвода 2-й роты, расположенные на внешнем скате бугра и втянутые в бой с наступающими с фронта, не могли противодействовать быстрому продвижению из оврага в тыл немецких рот. В 3 час. 30 мин. дня к командующему 2-й ротой, находившемуся в окопе при своем 3-м взводе, прибежал взводный 1-го взвода, старший унтер-офицер Валявин доложить, что немцы, обойдя сзади отделение 1-го взвода, находившееся в овраге, вышли в тыл роты в рощицу за блиндажем командира роты, угрожая окружением роты. Командующий ротой приказал через старшего унтер-офицера Валявина взводам держаться, послав донесение начальнику боевого участка. С часа дня телефонная связь с командиром баталиона была прервана и возстановить ее пока не удалось, что
[109]
замедляло передачу донесений и приказаний. Начальник правого боевого участка приказал 2-ю роту оттянуть к резерву 4-й роты.
Однако отвести всю роту назад не удалось. Около 4-х часов дня 1-й и 2-й взводы и одно отделение 3-го взвода были отрезаны немцами и большею частью переколоты. Оставшиеся три отделения 3-го взвода 2-й роты с командующим ротою стали отходить по ходу сообщения к резервному окопу 4-й роты, пробили себе штыками путь сквозь немцев, попадавшихся уже в ходе сообщения, и присоединились к резервному взводу 4-й роты, где развернулись в цепь на его левом фланге.
В 3 ч. 30 м. дня установилась кратковременная телефонная связь с командующим 2-й ротой. Только удалось выяснить, что рота продолжает занимать свои окопы. Через полчаса, с перенесением аппарата 2-й роты в 4-ю, установилась телефонная связь с командуюшим последней.
Немцы, распространившись вдоль окопа 2-й роты и пользуясь ходом сообщения из 2-й роты в передовой окоп 4-й роты (в передовом окопе находились 1-й взвод и два отделения 4-го взвода; в резервном окопе роты - два отделения 4-го взвода и одно отделение 3-го взвода; в резерве за 5-й ротой - три отделения 3-го взвода; в резерве начальника правого боевого участка - 2-й взвод), около 4 ч. 10 м. дня открыли фланговый пулеметный огонь вдоль этого окопа и одновременно повели наступление из фольв. Богомилова на 4-ю роту. Ввиду критического положения передового окопа 4-й роты, начальником правого боевого участка было приказано командующему 4-й ротой оттянуть стрелков из передового окопа в резервный окоп роты, где по возможности удерживаться, обезпечивая тыл и фланг 3-й роты. Вместе с тем был открыт артиллерийский огонь по немцам, наступавшим от фольв. Богомилова. 1-ый взвод 4 роты пробился по ходу сообщения к своему резерву, а остатки двух отделений 4-го взвода присоединились к 1-му взводу 3-й роты. С отходом взвода 4-й роты обнажался фланг 3-й роты, в виду чего 1-й взвод 3-й роты с присоединившимися к нему стрелками 4-й роты принял вправо, двумя отделениями занял ход сообщения к 4-й роте и двумя отделениями загнул правый фланг почти под прямым углом, окопавшись в картошке. Дальнейшее продвижение немцев вдоль фронта было прио-
[110]
становлено огнем. К 4 ч. 30 м. дня была возстановлена телефонная связь между командиром 3-й роты и начальником правого боевого участка. В это же время в роту поднесли патроны и отправили из роты в штаб полка пулемет, у которого лопнула пружина.
С охватом участка 2-й роты, немцы продолжали распространяться далее по оврагу и выходить по лощине и лесом на д. Утеха. Для противодействия этому около 5 час. дня были выдвинуты из участкового резерва: взвод 4-й роты - для обороны лощины и два отделения 2-й роты - для обороны западной опушки леса.
Одновременно с атакой на правый фланг шла атака и на наш левый боевой участок.
С 10 ч. утра начался все усиливающийся огонь немецкой тяжелой и легкой артиллерии, при чем она особенно громила окопы 1-го и 3-го взводов 8-й роты. На фронте 6-й и 8-й рот началось накапливание немцев. Верстах в двух против лощины, где сходились фланги 6-й и 8-й рот, были видны густые массы немцев, отчасти скрытые лесом. По накапливающимся немцам нами открывался артиллерийский огонь. Около 12 час. дня было замечено, что немцы начинают принимать на правый фланг 6-й роты и на фронт 8-й роты. В 12 час. дня, с выяснением наступления и атаки на фронт л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка, туда был направлен весь наш артиллерийский огонь. На фронте полка продолжала лишь стрелять 1-я батарея л.-гв. Стрелкового артиллерийского дивизиона. К этому времени уже обозначились сильные разрушения и большие потери в окопах от немецкой артиллерии. В виду большой убыли в людях в 3-м взводе 8-й роты, командующий ротою в него перевел с левого фланга одно отделение 2-го взвода (в 7 и 6 ротах взводы были расположены в порядке номеров справа налево; в 8 роте на правом фланге был 1 взвод, затем 3, 4 и на левом - 2-ой), которое командир 6-й роты в боевой линии заменил продвижением своего 1-го взвода вправо. К 2 часам дня из окопов поползли отдельные немцы. По ним стали стрелять лучшие стрелки, но на место убитых выползали новые и окопавшись начали резать проволоке. Огонь немецкой артиллерии перешел в ураганный, все сметавший перед собою. В 2 ч. 12 м. дня командующий 8-й ротой просил ему прислать из резерва взвод, в виду больших потерь в людях. Был отправлен 3-й взвод 5-й роты со старшим унтер-офи-
[111]
цером Макаровым. В 2 ч. 15 м. дня немцами был открыт сильнейший ружейный и пулеметный огонь, продолжавшийся 10 минут. В 2 ч. 25 мин. командующий 8-й ротой, подпоручик Симонов передал по телефону командирам 6 и 7 рот: "Взвод 5-й роты я поместил в резервных блиндажах за собою. Придется стрелкам поработать штыками. В передовом окопе (3-го взвода) лишь несколько стрелков и я с лопатой. У меня немцы режут проволоку и очень нахально, так что это скорее похоже на демонстрацию". На предложение ввести взвод 5-й роты в передовой окоп подпоручик Симонов ответил, что уже ввел перед этим одно свое отделение (2-го взвода) и не хочет подвергать той же участи, т.е. уничтожению артиллерийским огнем, взвод 5-й роты. В 2 ч. 27 м. дня вернулся подпрапорщик Бледнов и доложил, что подпоручик Симонов, помещая 3-й взвод 5-й роты в блиндажах, предупредил стрелков, что им предстоит стремительная контр-атака и штыковая работа. В 2 ч. 38 м. немцы открыли ураганный ружейный и пулеметный огонь по окопам, а артиллерийский перенесли в тыл за дорогу д. Тржецякишки - д. Кемели. В 2 ч. 40 м. дня немцы пошли в атаку на фронте 6, 8 и 7 рот.
Против 6 роты главные удары были направлены на стык между 6 и 8 ротами, а также между 1-м и 2-м взводами в направлении дороги д. Малюны - д. Спетушки. Встреченные сильным частым ружейным огнем немцы, пробежав 8-10 шагов и потеряв около 150 человек убитыми, бросились обратно в свои окопы. Еще ранее с левого фланга 8 роты было выведено отделение 2-го взвода и весь первый взвод 6-й роты принял вправо, вплотную к 8-й роте, вследствие чего между 1-м и 2-м взводами 6-й роты образовался прорыв, куда напирали немцы. Сюда были влиты 3-ье и 4-ое отделения 4 взвода 5-й роты и подчинены подпрапорщику Марчуку, следившему за боевым участком при дороге Малюны-Спетушки. Оставшимся в резерве 1-му и 2-му отделениям 5-й роты с подпрапорщиком Бледновым было указано командующим 6-й ротой, чтобы стрелки, оставшиеся с ним, ни под каким видом огня не открывали, так как от них потребуется исключительно штыковая работа. В 2 ч. 55 м. немцы снова открыли ружейный и пулеметный огонь, а немецкая артиллерия громила дорогу Тржецякишки-Кемели и все прилегающие лески. После 4 минут огня немцы пошли второй раз в атаку на 1, 2 и 3 взводы, избрав
[112]
снова главными направлениями стык между 6 и 8 ротами и дорогу между
1 и 2 взводами, правее которой теперь находились два отделения 4-го взвода 5-й роты. При атаке часть немцев, лежавших преимущественно за небольшим перегибом местности и прикинувшихся убитыми, вскочили и присоединились к атакующим. По приказанию командующего ротою, взводные командиры подпустили немцев на 50 шагов, а затем открыли огонь с криком "Ура". Немцы, встреченные залпами и громовым "ура", побежали обратно, при этом несколько человек застряло в непрорезанных местах проволочного заграждения и были убиты. По оставшимся между окопами убитым немцам стрелки со свистом и криком "ура" открыли огонь. Часть немцев поползла назад, но никто из мнимоубитых не вернулся в свой окоп. Из 6-й роты было видно, как в 2 ч. 58 м. немцы атаковали 4-й взвод 8-й роты, но были отбиты. В это время к командующему 6-й ротой прибежал от подпрапорщика Беднова стрелок и сообщил, что немцы, прорвав 8 роту, перебегают в тыл 6 роты через дорогу из дер. Тржецякишки - в д. Кемели. Командующей 6-й ротой приказал подпрапорщику Бледнову разсыпать бывшие с ним два отделения перпендикулярно к дороге по обеим сторонам и устроить на ней засеку. В 3 ч. 5 м. командующему 6-й ротой донесли, что окопы 1 и 3 взводов 8-й роты захвачены немцами и оставшиеся люди вместе с 3-м взводом 5-ой роты осаживают назад. Чтобы помочь 8-й роте, командующий 6-й ротой подпоручик Мандрыка передал по цепи: "в контр-атаку, ура", но немцы сами пошли третий раз в атаку на 6-ю роту, а также на 2 и 4 взводы 8-й роты. Выждав, когда немцы приблизились, 1 и 2 взводы 6-й роты с улюлюканием, свистом и криком "ура" бросились в контр-атаку, причем старший унтер-офицер Милашенко, ефрейтор Воронин и стрелок Путилов первые бросились вперед и стрелок Путилов заколол громко кричавшего немецкого офицера. Ефрейтор Панченко крикнул: "не робий молодые", но и без этого полурота 6-й роты и бывшие среди них 3 и 4 отделения 4-го взвода 5-й роты дружно работали штыками. Вместе с 6-й ротой пошли в контр-атаку соседние 2 и 4 взводы 8-й роты с подпрапорщиком Моисеенко. Немцы, не выдержав контр-атаки, побежали назад, бросив перед 1 и 2 взводами 6-й роты четыре пулемета, но в это же время немцы, пробравшиеся через окопы 1 и 3 взводов 8-й роты и ход сообщения в тыл 8, 6 и
[113]
7 рот, ударили сзади на 4-й взвод и два отделения 2-го взвода 8-й роты, 1-ое отделение 1-го взвода 6-й роты и распространились в тылу по лесу. 4 и 2 взводы 8-й роты и правый фланг 6-й роты осадили в свои окопы, а 4 и 2 взводы 8-й роты, неся большие потери, были вынуждены пробиваться в тыл. К этому времени 1 и 2 отделения 4-го взвода 5-й роты с подпрапорщиком Бледновым были также обойдены и осадили. Несмотря на критическое положение 1-го взвода 6-й роты, ефрейтора Горский, Панченко и убитый позже стрелок Заблоцкий поползли за немецкими пулеметами, но немцы не дали их захватить. Около 4 час. дня немцы пошли в четвертый раз в атаку на 6-ю роту, но и на этот раз были отбиты.
За это время в 8-й роте события разыгрались следующим образом. Немецкая артиллерия сосредоточила весь свой огонь по 3-му и 1-му взводам 8-й роты, нанося громадные потери. Еще в 12 час. дня, за громадной убылью в людях в 3-м взводе, туда было введено на усиление одно отделение 2-го взвода. В 2 ч. 12 м. дня командующей 8-й ротой, в виду большой убыли чинов, просил о присылке в подкрепление взвода 5-й роты из резерва; этот взвод он решил не вводить в окопы, а держать в резервных блиндажах роты, чтобы сохранить их для контр-атаки. Самые окопы к этому времени были совершенно сметены артиллерийским огнем. В 2 ч. 25 м. дня немцы стали резать проволоку и в большом числе накапливаться в глубокой лощине перед 1-м взводом, в которой их нельзя было поразить ни ружейным огнем, ни артиллерийским (из за близости к окопам). Всего на 8-ю роту немцы повели 6 последовательных атак, главным образом на фронт 1-го и 3-го взводов. Четвертый взвод и два отделения 2-го взвода 8-й роты, по которым артиллерия меньше стреляла, больше сохранились, отбили все атаки и сами переходили в контр-атаки. Во время четвертой атаки в передовом окопе 3-го взвода был убит командующий ротою, подпоручик Симонов, который с оставшимися стрелками бросился в контр-атаку, был застрелен в упор и геройски пал на козырьках окопа. После этого 3-й взвод отбил еще одну - пятую атаку немцев. После каждой неудачной атаки немцы в течение 15-20 минут обстреливали окопы 1-го и 3-го взводов артиллерийским огнем, наносившим громадные потери; всего оставалось вместо 50 человек на взвод, в 1-м взводе - 9 и в 3-м
[114]
взводе - 7 стрелков. К моменту шестой атаки положение было следующее: 4-й взвод ее отбил,3-ий взвод держался, 1-й взвод был прорван. Немцы, накопившись в лощине и в инженерном ходе сообщения, ведшим от прежней утерянной финляндскими стрелками позиции, сразу бросились в атаку на малочисленных защитников взвода и принудили их отходить. Завладев последовательными линиями окопов 1-го взвода, немцы распространились в тыл по ходам сообщения и частью открыли огонь в тыл 3-му и 4-му взводам. В это время подходил взвод 5-й роты, вызванный еще ранее подпоручиком Симоновым на поддержку из резервного окопа. Встретив в ходе сообщения немцев и будучи обстрелян сильным огнем с фронта и во фланг справа из параллельного хода сообщения, взвод, за неимением возможности развернуться, стал отходить. 4-й взвод, обходимый с фланга и тыла, видя безнадежность дальнейшей защиты своего окопа, стал отходить и штыками пробиваться сквозь расположение немцев, ведя упорный бой за каждое дерево. Остатки 8-й роты частью заняли позицию в лесу за дорогой Кемели-Тржецякишки, частью стали отходить к дер. Спетушки. В это время прибыл из штаба полка и. д. начальника команды конных разведчиков, прапорщик Хрусцевич и вступил в командование оставшимися людьми 8-й роты и взвода 5-й роты. Прапорщик Хрусцевич повел оставшихся стрелков в контр-атаку, которая первоначально имела успех, немцы бежали. В 4 ч. 15 м. дня прапорщик Хрусцевич был тяжело ранен, остатки роты вновь понесли большие потери и контр-атака дальнейшего развития не получила. Над оставшимися 32 стрелками 8-й роты вступил в командование фельдфебель пулеметной команды, подпрапорщик Светлых.
Почти одновременно с атакой на 6-ю и 8-ю роты, немцы в 2 ч. 45 м. дня повели атаку и на 7-ю роту, подготовив ее артиллерийским, ружейным и пулеметным ураганным огнем. Во время первой атаки им удалось продвинуться перед фронтом 7-й роты лишь на 50-100 шагов, после чего они были остановлены огнем роты. Немецкие резервы выдвигались из дер. Кемели на стык между 8-й и 7-й ротами и во много раз превосходили наши силы. Вскоре стало известно о прорыве немцев на фронте 8-й роты и об охвате ими левого фланга 7-й роты. 4-й взвод роты занимал позиции западнее дороги Кемели-Тржецякишки, по условиям местности был несколько отделен от роты и не на-
[115]
ходился с ней в прочной связи. Этим возпользовались немцы, чтобы его отрезать.
Несмотря на неожиданность окружения, остатки 4-го взвода, под командой подпрапорщика Бородина, решили во что бы то ни стало пробиться, на предложение о сдаче, ответили решительным отказом и в числе 14 стрелков из 43 человек присоединились к роте, проложив себе путь штыками; остальные стрелки взвода были убиты, заколоты, ранены или засыпаны снарядами. Для прикрытия своего левого фланга командующий 7-й ротою приказал остаткам 4-го взвода, усиленным двумя отделениями 2-го взвода, занять ход сообщения, отходивший от ле-вого фланга 3-го взвода. Этот ход был построен на болоте из переносного дерна, вышиною не более 1 аршина, и не давал должного укрытия. Вместе с тем было перенесено из 1-го взвода на левый фланг 3-го взвода ружье-пулемет. Сводный взвод и ружье-пулемет, несмотря на тяжелыя условия, блестяще обезпечили фланг роты и безпрерывно обстреливали во фланг цепи немцев, проходившие через окопы 4-го взвода 7-й роты, через 8-ю роту и накапливавшихся в ходу сообщешя, шедшего от оставленных окопов 4-го взвода. Ружейный и пулеметный огонь с фронта, левого фланга и тыла не прекращался. Чтобы не дать немцам незамеченными обойти роту с тыла по лощине со стороны леса, находившегося за окопами 8-й роты, командующим ротой был выставлен у южной оконечности хода сообщения из 2-го взвода дозор, усиленный в 3 ч. 45 м. дня отделением 2-го взвода, с задачей - огнем препятствовать накапливанию и охвату роты с тыла. В то время, как немцы заняли окопы 8-й роты и 4-го взвода 7-й роты и далее продвинулись в глубь леса, цепь немцев, залегшая перед фронтом 1, 2 и 3 взводов 7-й роты, не выдержала нашего огня и отошла назад. Вскоре с фронта продвинулась свежая цепь немцев из резерва и залегла в 100-200 шагах от окопов 1, 2 и 3 взводов. В 4 ч. 10 м. дня ружейный и пулеметный огонь противника усилился и они вторично пошли в атаку. Дойдя до проволочных заграждений и неся громадные потери (осталось лежать около 300 трупов), немцы повернули назад и стали окапываться в 50-75 шагах от окопов роты; одновременно ими был вновь открыт сильный артиллерийский и минометный огонь по окопам роты.
Для связи с 8-й ротой был выслан ефрейтор Обелкин, кото-
[116]
рому, не взирая на громадную опасность, удалось за лесом отыскать 12 человек 8-й роты, занявших тыловую позицию. Прервавшаяся телефонная связь еще не была возстановлена; о судьбе 8-й роты сведений почти не было; справа по цепи было передано, что л.-гв. 3-й стр. Его Величества полк отошел и немцами заняты наши окопы 2 и 4 рот. Имея охватываемый фланг и тыл, совершенно разбитые окопы, большие потери и находясь все время под сильнейшим перекрестным огнем и почти в полной неизвестности об обстановке, рота с подпоручиком Криницким продолжала мужественно отстаивать и удерживать свой боевой участок. В таком положении рота оставалась до 7 час. вечера, когда удалось установить телефонную связь через штаб 1-го баталиона с штабом полка.
Еще 27-го августа, после занятия полком новой позиции и принуждения его занять еще участок пограничников, в штаб бригады было доложено о ненормальности боевого протяжения полка в 3,75 версты на едва намеченной позиции при полном отсутствии резервов. Последнее обстоятельство подчеркивалось несколько раз. В 3 часа дня, 30-го августа, командиром полка вновь было доложено о крайней необходимости резервов и отсутствии всяких средств для противодействия случайностям боя. В 3 час. 05 м. дня начальник штаба бригады сообщил, что в распоряжение командира полка даны две роты л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка из д. Левиданы. Командир полка просил их направить в дер. Спетушки в распоряжение начальника левого боевого участка, поручика Агапова. В 3 ч. 40 м. дня старший аъютант штаба бригады передал по телефону, что сейчас выступает для возстановления положения на левом фланге л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка баталион (1-ый) л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка, под начальством Свиты Его Величества, генерал-майора Скалона, которому приказано двинуться на д. Сангунишки и далее на стык л.-гв. 2-го стр. Царскосельского и л.-гв 3-го стр. Его Величества полков. Две роты л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка (5 и 6) были переданы в полковой резерв л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка еще 28-го августа; другие две роты (7 и 8), под начальством полковника Колатинского, заняли 30-го августа в седьмом часу вечера позицию на шоссе Мейшагола-Вильна, юго-восточнее д. Будники. В 4 ч. 40 м. дня начальник штаба Гвардейской стрелковой бригады передал л.-гв. в 1-й стр. Его
[117]
Величества полк приказание, чтобы оставшиеся шесть рот немедленно двигались к д. Знаменка л.-гв. к 3-му стр. Его Величества полку, где по всем вероятностям им придется возстанавливать положение.
6-я рота, отбив в 4 часа дня четвертую атаку немцев с фронта, была вынуждена осадить свой правый фланг, чтобы обезпечить себя от окружения со стороны немцев, прорвавшихся через 8-ю роту, распространившихся по лесу и охватывавших их с фланга и тыла. Командующий 6-й ротою приказал 1-му взводу отходить по лесу вдоль окопов 2-го и 3-го взводов. Для обезпечения левого фланга отходящего взвода был открыт из 2-го взвода частый огонь по немецким окопам. 3-му взводу было приказано занять ход сообщения, отходивший от его левого фланга, и тем прикрыть лесок, опушку которого занимал 4-й взвод, и принять на себя отходящий 1-й взвод. Одновременно 4-й взвод с бывшим при нем пулеметом и наша батарея сдерживали огнем наступление немцев с фронта на левый фланг роты. По мере отхода 1-го взвода было приказано отходить 2-му взводу и занять позицию, уступом за правым флангом роты, на линии д. Спетушки - правый фланг роты Его Высочества и тем обезпечить свой правый фланг и тыл, так как около роты немцев находились уже в тылу первой полуроты 6-й роты. 1-й взвод упорно дрался и отходил очень медленно. Около двух десятков немцев успели ему преградить дорогу у холма. Стрелки 1-го взвода перекололи преграждавших им дорогу немцев и в числе 15 из 50 вышли на 3-й взвод из неравного боя. Для облегчения отхода 1-го взвода переходили в контр-атаку два отделения 3-го взвода под командой ефрейтора Давыдова. Так как 1-й взвод своим упорством в бою за лес внес замешательство в массы немцев и задержал их наступление, то немецкая тяжелая артиллерия, обстрелявшая ураганным огнем пространство к юго-востоку от дороги Тржецякишки-Кемели, стала обстреливать шрапнелью лесок, в котором дрался 1-й взвод. Этот обстрел в сущности даже помог 1-му взводу, так как немецкая артиллерия перебила больше своих, чем наших. После отхода 1-го взвода 3-й взвод стал на северо-восточной опушке леска с окопами 4-го взвода, прикрываясь кочками на болоте. В 4 час. 20 м. немцы приостановились и выставили на дороге Кемели-Тржецякишки два пулемета. 2-й взвод успел стать уступом за правым флангом на линии правого фланга роты Его Высочества - д. Спетушки. Ко второму
[118]
взводу был перенесен пулемет из 4-го взвода. 1-му взводу было приказано отходить на д. Спетушки и стать уступом впереди 2-го взвода. К 5-ти часам дня к немцам подошли резервы. Около полуроты немцев проникла в лесок между дорогой Кемели-Тржецякишки и д. Спетушки, восточнее леска, занятого 3-м и 4-м взводами, и стала их обстреливать во фланг и с тыла. 4-й взвод продолжал занимать свои окопы на северо-запад и отбивать наступление немцев с фронта; 3-й взвод прикрывал правый фланг и тыл 4-го взвода. Так как немцы с подошедшими резервами наседали не только с фронта, но и с фланга и тыла, то пришлось отвести 3-й и 4-й взводы. Особенно трудно было вывести 4-й взвод, так как вся местность находилась под самым действительным ружейным и пулеметным перекрестным огнем. К 6 ч. 30 м. дня 6-ая рота отошла на линию холмов от правого фланга роты Его Высочества до д. Спетушки, где вошла в связь с остатками 8-й роты (32 человека) под командой подпрапорщика пулеметной команды Светлых, занимавшими северо-западную окраину д. Спетушки. Далее шла 4-ая рота л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка. Между последней и 7-й ротой, загнувшей свой левый фланг, оставался перерыв. Около 4 ч. 30 м. дня стали подходит к д. Спетушки 3-ья и 4-ая роты л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка. Следовавшая впереди 4-ая рота при подходе к дер. Спетушки потеряла от артиллерийского огня около 20 процентов своего состава. Также сильно поражалось пространство между д. Спетушки и впередилежащим леском. Во избежание безполезного уничтожения роты, командующий левым боевым участком приказал 4-й роте л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка накапливаться на опушке леса, между дорогой Кемели-Тржецякишки и д. Спетушки, за второй полуротой 6-й роты. 3-я рота 1-го полка была задержана в резерве вне обстрела до окончания накапливания к роще впереди 4-й роты 1-го полка. Начальник левого боевого участка полка решил, задержав пока прорыв немцев пассивно, с наступлением темноты возстановить положение контр-атакой рот л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка. Им было принято это решение в виду того, что до наступления сумерок оставалось немного времени, а по имевшимся уже раньше боевым примерам наступление в контр-атаку в сфере сильного артиллерийского огня приводило к безцельному уничтожению одним огнем наступаюших рот без всякой пользы для общего дела. Контр-атака
[119]
остатками 8-й роты и части 5-й роты в 4 ч. дня под начальством прапорщика Хрусцевича также не имела успеха из-за громадных потерь от сильного огня противника.
Согласно донесения командующего 4-й ротой л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка, прапорщика Дампеля, к 5 ч. 40 м. дня, 30-го августа, в лесу, за второй полуротой 6-ой роты между дорогой Кемели-Тржецякиш-ки и дер. Спетушки, накопилось 1-ое отделение 1-го взвода 4-й роты. Правее находились остатки 8-й роты и части 5-й роты под командой прапорщика Светлыха. Согласно донесения прапорщика Дампеля "накапливание из за частого огня немцев затруднительно, но продолжается". К этому времени, т.е. к 5 ч. 40 м. дня, связь между 4-й ротой л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка и 6-й ротой еще не была установлена; между остатками 8-й роты и левым флангом 7-й роты также был прорыв.
В виду отхода л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка и обнажения справа штаба полка (со знаменем), находившегося в северо-восточной части д. Сангунишки за правым флангом боевого расположения полка, были высланы в 4 часа дня на ближайшие бугры для прикрытия штаба полка два отделения знаменного взвода под командой подпоручика Добровольского 2-го; в помощь к нему высылались группами одиночные стрелки л.-гв. 3-го стрелкового Его Величества полка, отходившие вблизи штаба полка. Сверх того был выслан дозор, под начальством командира знаменного взвода, подпрапорщика Кротова, на опушку рощи, северо-восточнее д. Сангунишки. В 4 ч. 55 м. дня в штаб полка прибыл командир л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка, свиты Его Величества, генерал-майор Скалон; баталион полка оставался в лесу, не доходя штаба полка. Около 5 ч. 30 м. дня были выдвинуты вперед в д. Утеха две роты 4-го полка под начальством полковника Вейс, которые в 6 ч. 15 м. дня прибыли в д. Утеха к месту расположения начальника правого боевого участка полка, полковника Стесселя, и в 7 час. вечера заняли позицию от лощины у д. Утеха на северо-восток к стороне д. Сангунишки. В 5 ч. 45 м. вечера обозначилось, севернее д. Сангунишки на высоте штаба полка, полное отступление на восток под сильным артиллерийским огнем левого фланга л.-гв. 3-го стрелкового Его Величества полка и 5 и 6 рот л.-гв 4-го Императорской Фамилии полка, высланных на поддержку полкового резерва л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка. Немцы шли за ними. Около 6 ч. вечера были
[120]
разсыпаны в цепь две оставшиеся роты 1-го баталиона л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка: одна - против середины д. Сангунишки, другая - против ее северо-восточной оконечности; обе фронтом на север. Отход л.-гв 3-го стр. Его Величества полка продолжался и к
7 час. вечера немцами были заняты мест. Мейшагола и видимо все пространство от кладбища, юго-восточнее м. Мейшагола, на заст., северо-западнее д. Знаменка, и отчасти пространство между заст. Знаменка и рощей, северо-восточнее д. Сангунишки. К этому времени уже выезжала немецкая артиллерия у м. Мейшагола, а их сигнальные ракеты подымались над упомянутым лесом; с 7 ч. вечера штаб находился в сфере ружейного и пулеметного огня - сзади из за леса, северо-восточнее д. Сангунишки.
Отход л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка продолжался до позиции, занятой двумя ротами л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка с полковником Колатинским, юго-восточнее д. Будники, что составляло более 4-х верст от первоначального правого фланга полка и 3,5 версты от того же фланга, загнутого впереди д. Утеха. В этот промежуток были влиты у Сангунишек баталион л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка и ожидался подход в направлении на д. Знаменка шести рот л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка. Часть 1-й Гвардейской пехотной дивизии за участком позиции л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка также находилась в отступлении. Л.-гв. во 2-м стр. Царскосельском полку общая линия обороны пока сохранилась: был загнут правый фланг, в виду отхода л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка, и имелось частичное осаживание фронта на д. Спетушки против участков 8 и 6 рот полка. За время с 27-го по 30-е августа полк из 1625 штыков потерял 632 стрелка, сверх того в числе оставшихся в строю 118 человек было ранено и контужено. Немцы продолжали напирать и в 6 час. вечера стали обходить на правом фланге полуроту 4-й роты и три отделения 2-й роты, продолжавшие занимать резервный окоп 4-й роты. За отсутствием всяких резервов приходилось эти части оттягивать назад. С их отходом обнажался фланг 3-й роты. С другой стороны штаб полка все глубже и глубже охватывался немцами, ракеты приближались, ружейный и пулеметный огонь усиливался по штабу. Пришлось спешно отправить знамя со знаменным взводом, после чего штаб с одними телефонистами оставался еще около часа в виду ожи-
[121]
дания приказания о новом линии обороны, с явной опасностью быть окруженным. С переходом штаба нарушалась вся телефонная связь и на значительное время терялось управление полком. Около 7 часов вечера, на настойчивую просьбу указать новую линию, начальник штаба бригады передал, что официального приказа нет, но предположено отвести полк на линию д. Гени, высота 75,6, д. Сангунишки, связавшись на правом фланге л.-гв. с 4-м стр. Императорской Фамилии полком, на левом - с пограничниками у Гени. В 7 ч. 10 м. вечера это приказание было передано начальникам боевых участков полка, как предварительное, с указанием в случае необходимости отойти на эту линию. В исходе восьмого часа вечера нельзя было больше оставаться штабе на старом месте. Лес, к северо-востоку от д. Сангунишки, никем не был занят; немцы все приближались; являлась явная опасность попасться в плен всему штабу полка и неразумно потерять все телефонные средства полка с центральной станцией. В виду этого, позвонив в последний раз в штаб бригады и указав, что в случае необходимости полк отойдет на линию д. Сангунишки, высота 75,6, дер. Гени, штаб полка около 8 час. вечера направился в 3. Буды, где имелась центральная телефонная связь штаба бригады. Телефонная связь к начальникам боевых участков в связи с их отходом на новыя места, при одновременном перемещении штаба полка, в темную ночь и на очень пересеченной путанной местности не могла быть скоро установлена.
Как уже упоминалось, около 6 ч. вечера начался охват правого фланга полутора взводов 4-й роты и трех отделений 3-го взвода 2-й роты, занимавших промежуточную позицию между дер. Утеха и окопами 3-й роты полка. Немцы усиленно обстреливали эту позицию артиллерией и охватывали фланг все глубже и глубже, вследствие чего начальником правого боевого участка было приказано подпоручику Андрееву с частями 2-й и 4-й рот понемногу отходить к д. Утеха. Около 6 ч. 30 м. вечера начался отход по одному трех отделений 2-й роты с подпоручиком Суше-де-ла-Дюбоассиер, которые к 7 ч. 15 м. вечера благополучно присоединились к своему взводу, занимавшему позицию к северо-западу от д. Утеха. За ними также был отведен 1-й взвод 4-й роты. Отход последних трех отделений 4-й роты уже становился труднее. Немцы все более окружали; в 7 час. вечера их ракеты уже рвались
[122]
правее и сзади, т.е. в тылу; приходилось прорываться в узкий проход по опушке леса. Оставшиеся люди трех отделений 4-й роты, по приказанию командующего ротою, начали в 8 час. вечера очищать окопы и по одному накапливаться в лесу. Немцы это заметили и продолжали наступление почти на плечах отходящих. Продвигаясь по опушке леса, взвод 4-й роты попал под перекрестный ружейный и артиллерийский огонь и слева, и справа. С большим трудом, не потеряв ни одного человека подпоручик Андреев с оставшимися стрелками в 8,5 часов вечера присоединился у д. Утеха к остальным людям роты.
3-я рота, предупрежденная об отходе 4-й роты, с двумя отделениями последней, не имела уже возможности отойти на д. Утеху и, согласно указанию начальника правого боевого участка, начала в 8 ч. 20 мин. вечера отход совместно с полуротой 5-й роты на д. Гени.
В 7-й роте для противодействия охвата левого фланга было приказано в 8 ч. вечера, когда начало темнеть, остальной части 2-го взвода с подпрапорщиком Корбут совместно с выдвинутым в ход сообщения отделением занять западную опушку рощи, что к западу от главного хода сообщения, отходившего от окопов 2-го взвода. С наступлением темноты поднялся густой туман и под прикрытием его немцы снова пытались приблизиться к окопам роты, но сдерживались огнем. Согласно полученному приказанию в 8 ч. 45 м. вечера рота начала отходить на д.д. Спетушки-Гени. Порядок отхода взводов был следующий: 1-й, затем 3-й, 4-й и сзади всей роты два отделения 2-го взвода, выдвинутые для прикрытия отхода. Отход совершался в 50-70 шагах от противника, зашедшего в тыл; немцы светили ракетами, после чего открывали огонь. Кроме близости противника отход еще затруднялся необходимостью вывести всех раненых и винтовки. В 9 ч. 15 м. вечера, когда 4-й взвод вышел по ходу сообщения, густые цепи немцев, пользуясь тем, что огонь с нашей стороны стих, подошли к проволочным заграждениям во весь рост и принялись их резать. Следовавший при 4-м взводе командующий ротою приказал фельдфебелю, подпрапорщику Яриничу, открыть из револьвера огонь, что несколько задержало немцев. За 4-м взводом отбыли два отделения 2-го взвода и в 10 час. вечера окопы 7-й роты были оставлены. К 11,5 час. вечера рота прибыла в дер. Гени.
Примерно к этому же времени туда прибыли 3-я, 5-я, 7-я, остатки
[123]
8-й, 6-я и Его Высочества роты и две роты л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка. По мере прибытия рот их немедленно разводили на новую позицию, где указывались участки и начинались работы по ее укреплению. Исключительно темная туманная ночь крайне затрудняла определение линии обороны и разбивку ее на ротные участки. Связь с правофланговыми ротами полка, отошедшими от дер. Утеха к дер. Сангунишки долго не налаживалась и между частями полка оставался до утра разрыв, который нечем было закрыть.
Две правофланговые роты полка (2 и 4) начали отход на новую позицию между д. Сангунишки и высотою 75,6 в 9 час. вечера боевыми цепями, оставаясь в связи с немецкими разведчиками, следовавшими за ними.
В 9 ч. 30 м. вечера, по прибытии в дер. 3. Буды, командиром полка было получено через штаб Гвардейской стрелковой бригады приказание командира V-го Кавказского корпуса: Пограничникам и левому флангу полка оставаться на месте и сохранить свои позиции. Новая линия бригады устанавливалась западнее дер. Тржецякишки в связи с пограничниками, на д.д. Спетушки, Видавчишки, Сангунишки, Знаменка, Будники. Л.-гв. 2-му стр. Царскосельскому полку было приказано занять от пограничников у д. Тржецякишки до д. Сангунишки исключительно, где сомкнуться л.-гв. с 4-м стр. Императорской Фамилии полком.
Таким образом, когда все роты находились в перемещении, когда связь с командирами баталионов еще не была возстановлена, в непроглядную туманную ночь, на неизвестной местности, в непосредственной близости и соприкосновении с противником, с которым полк только что выдержал героический бой, указывалась новая линия обороны полка.
Эта задача была совершенно невыполнима, что лучше всего видно из описания последующих действий полка.
Полурота 2-й роты (потери за 30-го августа - 132 стрелка) и 4-я рота с командиром 1-го баталиона в 9 ч. 30 м. вечера, 30-го августа, стали отходить с позиции у дер. Утеха на новую позицию по линии д.д. Сангунишки-Велибнишки (высота 75,6). Переход был затруднен непосредственным соприкосновением с противником, разведывательныя партии которого шли по пятам, освещая нас ракетами и ведя по нашим отходящим цепям ружейный огонь. Впереди боевых цепей
[124]
шли сборным команды с шанцевым инструментом и мотками колючей проволоки.
До подхода левофланговой роты л.-гв. 4-го стр. Императорской Фа-милии полка к западной окраине д. Сангунишки, командир баталиона приказал взводу 4-й роты окопаться на высоте к западу от деревни по обе стороны дороги на д. Утеху, так как на этой дороге была замечена цепь противника силою около роты. По прибытии роты л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка в 9 ч. 45 м. вечера - взвод был оттянут.
Установив связь с ротами л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка и выставив вдоль всех лощин усиленные полевые караулы, командир баталиона, полковник Стессель, и командующие ротами отправились наметить новую линию обороны и участки рот, что удалось выполнить к 12 час. ночи. Левый фланг двух рот был дотянуть до д. Велебнишки северная (17 дворов) включительно. Остальная часть правого боевого участка полка оставлена для 3-й и 5-й рот, обойденных с фланга и отошедших с предыдущей позиции с ротами левого боевого участка полка на д. Гени.
Сохранившаяся слабая полурота 2-й роты заняла почти готовый окоп по западному склону ближайшей к д. Сангунишки высоты, к юго-западу от деревни, протяжением в 500 шагов, и отдельным полевым караулом, для связи с 4-й ротой, лощину в 100 шагов. 4-я рота заняла: тремя взводами - две следующие на юго-запад вершины и полевым караулом - лощину между ними в 200 шагов, затем 4-м взводом - прорыв по болоту в 300 шагов и западную окраину д. Велебнишки северная (17 дворов); все протяжение участка 4-й роты по фронту по дуге - 1000 шагов.
В час ночи, когда обе роты приступили к закреплению выбранной позиции, противник, подошедший своими цепями силою около трех рот, открыл из лощины, идущей вдоль фронта, по всей линии частый ружейный огонь с дистанции примерно 1000-800 шагов. К счастью пули летели высоко и потерь не причиняли; ракеты же даже способствовали успеху работ.
По разстановке 2-ой и 4-ой рот полковник Стессель направился для разбивки участков для 3-й и 5-й рот приблизительно в направлении на высоту 75,6. Ориентровка в виду темной ночи была крайне
[125]
трудна; помогали ракеты, бросавшиеся немцами в 200-300 шагах от намеченной линии обороны. Около 4-х часов утра полковнику Стесселю удалось встретить командующего 3-й ротою, подпоручика Котлярова, и указать ему его участок. Командиру 5-й роты было послано приказание занимать свой участок от высоты 75,6 вплоть до стыка с левым флангом 3-й роты, как-бы его участок не оказался растянутым. Определить точно каждый участок за недостатком времени не представлялось возможным. 3-ья рота начала в 6 час. утра, когда уже было светло, занимать свою позицию, протяжением в 800 шагов, по трем вершинам, имея между ними глубокие, но не широкие лощины. Рота успела лишь вырыть лунки коленной профили. 5-я рота заняла только к 7 час. утра свою позицию от д. Велебнишки, южнее высоты 75,6, до левого фланга 3-й роты, с общим протяжением в 1000 шагов. В виду удаления противника на 1200-1500 шагов ей удалось углубиться в рост.
Роты левого боевого участка сосредоточились у д. Гени между 11-12 часами ночи, после чего расходились по участкам и приступали к их укреплению. Справа налево, считая от высоты 75,6, роты стали в следующем порядке: 3-я рота л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка, сводная рота из 6-й и 8-й рот, 7-я рота, рота Его Высочества и в резерве за левым флангом 4-я рота л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка. Сосредоточение 5-й роты задержалось, так как ее люди были в бою 30-го августа разбиты на трех боевых участках. 3-я рота первоначально взяла неправильное направление среди четырех деревень Гени и только к 2-м часам ночи прибыла к командующему 2-м баталионом, поручику Агапову, который до установления связи с 1-м баталионом и выяснения ее боевого участка поставил 3-ью и 5-ую роты в колонне за правым флангом левого боевого участка полка. У дер. Гени к полку примыкала рота пограничников, у которой видимо не было связи далее с пограничниками. Общее протяжение фронта полка более 3-х верст было громадно для остававшихся 900 штыков полка.
Немцы немедленно продвинулись за отходящими ротами и бросали ракеты в 150-200 шагах от укрепляемой нами линии, заняв уже д.д. Сангунишки, Видавчишки и часть д. Велебнишки, т.е. новую линию обороны, предначертанную полку штабом V-го Кавказского корпуса.
За 30-ое августа в полку были следующие потери: убиты подпо-
[126]
ручик Симонов и исправляющий обязанности младшего офицера, подпрапорщик Бледнов; ранен прапорщик Хрусцевич; контужены: подпоручики Мандрыка, Криницкий, Андреев и Степанов; среди нижних чинов выбыло из строя 549 стрелков, сверх того ранено и контужено, но остались в строю, 114 стрелков, всего 663 стрелка.
В 3 часа ночи должны были сосредоточиться три полка 4-й Финляндской стрелковой дивизии на линии Тржецякишки-Гени, откуда в 4 часа ночи начать наступление на м. Мейшагола, двигаясь левым флангом вдоль дороги Тржецякишки-Кемели. Одновременно 1-ая Гвардейская пехотная дивизия должна была наступать на высоту 78,3, северо-восточнее м. Мейшагола. Л.-гв. 2-му стр. Царскосельскому полку было приказано по мере продвижения финляндских стрелков занять прежнюю линию обороны западнее д. Тржецякишки, д. Спетушки, фольв. Богомилов, р. Дукшты.
Наступление 4-ой Финляндской стрелковой дивизии началось цепями лишь в б часов утра, когда туман начал разсеиваться. В связь л.-гв. с 2-м стр. Царскосельским полком ни Финляндская стр. дивизия, ни фланговый Финляндский полк не вошли. Очень скоро, не доходя д.д. Спетушки-Видавчишки-Велебнишки, наступавшие 13-й и 14-й Финляндские стрелковые полки попали под огонь тяжелой и легкой немецкой артиллерии, затем пулеметный. Одновременно немцы стали частично охватывать правый фланг финляндских стрелков, которые очень быстро отхлынули назад, частью сдавшись в плен. В 8 ч. утра началось массовое прохождение одиночных финляндских стрелков через расположение полка и в особенности через левый фланг полка. Благодаря принятым мерам, массовый отход финляндских стрелков не повлек за собою отхода полка с позиции. 13-й и 14-й Финляндские стрелковые полки, понеся большие потери, отошли на линию д. Благодатное. Из резерва был выдвинут 16-й Финляндский стрелковый полк, занявший высоту 75,7, северо западнее д. Гени. Около 2-х часов дня выяснился отход 16-го Финляндского стрелкового полка на северную опушку леса, юго-западнее д. Гени. Отступление было вызвано спешным отходом пограничников от д. Тржецякишки на д. Шавлишки. Левый фланг полка делался неустойчивым и установить боевую связь с финляндцами было очень трудно.
В 10 ч. утра противник начал сразу сильный обстрел участков
[127]
4-й роты, а через 1/4 часа и 2-й роты, особенно ее правого фланга. Одновременно было замечено сильное накапливание противника в лесу, западнее дер. Велебнишки северная (17 дворов), и окапывание на его юго-восточной опушке. Удачным огнем артиллерии (1-ой батареи) противник был отброшен назад с большими потерями. Вслед за тем немецкая тяжелая артиллерия сосредоточила огонь по окопам 4-й роты и в особенности по участку с дер. Велебнишки. Около 12 часов дня, после пролета немецкого аэроплана, весь огонь был сосредоточен по лощине за 4-й ротой, где 6 подготовленных ям для блиндажей, рядом с блиндажем командира баталиона, видимо были приняты за батарею. В 12 ч. 30 м. дня немцы снова начали накапливаться в лесу, западнее д. Велебнишки северная (17 дворов), и у дер. Выселки-Велебнишки против 3-й роты, где разведчики были замечены в 200 шагах уже с 6 час. утра, когда рота лишь занимала свой участок. Наша артиллерия временами их обстреливала и мешала работам. Немцы обстреливали район 3-й, 4-й и 2-й рот артиллерией и из леса ружейным огнем до наступления темноты. Особенно большие потери были в 4-й и 2-й ротах. В последней к вечеру 31-го августа оставалось всего 36 штыков, в виду чего, по просьбе полка, на усиление 2-й роты еще днем было выдвинуто отделение из соседней роты л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка, а вечером рота укомплектована 18 стрелками распоряжением полка. В числе тяжело контуженых находился командующий 2-ю ротою, подпоручик Суше-де-ла-Дюбоассиер. Пулеметы, работавшие на правофланговом боевом участке полка, были еще накануне все повреждены. К наступлению темноты, 31-го августа, удалось выслать полковнику Стесселю один исправленный пулемет, который был поставлен в лощине между 2-й и 4-й ротами. Только что пулемет был установлен, как немцы повели наступление этой лощиной, но, встреченные пулеметным огнем вдоль лощины, отхлынули назад.
По участку полка от высоты 75,6 на дер. Гени немецкая артиллерия вела с утра огонь тяжелой и легкой артиллерией, который после отхода финляндцев стал значительно сильнее. С 12 час. дня стало заметно накапливание немцев перед фронтом этого участка полка. К 4 час. дня огонь немецкой артиллерии достиг особой силы по окопам 6-й роты и 3-й роты л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка. В
[128]
4 часа 15 м. дня ясно обозначилось накапливание немцев против этих рот и принимание по фронту к указанным участкам. Перед 6-й ротой немцы стали накапливаться из лесочка в котловину, которая к тому же закрывалась дымом переднего зажженого немцами домика. В 4 ч. 45 м. дня пулемет 6-й роты засыпало землей, а в 5 час, дня его окончательно разбило. В 5 ч. дни были ранены командующий ротою, подпоручик Мандрыка, и тяжело контужены подпрапорщик Марчук и командующий остатками 8-й роты подпрапорщик Светлых. Подпоручик Мандрыка, командовавший сводной ротой (6 и 8), остался в строю. В 5 ч. 20 м. дня по сигнальной ракете артиллерийский огонь прекратился и немцы во весь рост двинулись в атаку на 6-ю роту, 3-ю роту л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка и на 1-й взвод 7-й роты. Атака была отбита ружейным огнем. Немцы залегли и стали окапываться, но нашим огнем были вынуждены отойти на свою старую линию. После двух зеленых ракет тяжелая немецкая артиллерия стала снова громить, а одна их легкая батарея подъехала вплотную и стала бить по козырькам. В 7 час. вечера немцы вновь пошли в атаку и снова были отбиты огнем, после чего окопались против правого фланга 6-й роты и левого фланга 3-й роты л.-гв. 1 стр. Его Величества полка - в 50 шагах и против левого фланга 6-й роты и правого фланга 7-й роты - в 200 шагах. При этом небольшой передовой окопик 3-й роты л.-гв. 1-го стр. Его Величества полка оказался в руках немцев, что однако не заставило 3-ю роту отойти, несмотря на сильный ружейный огонь сверху с горки. На правом боевом участке полка после отбития атаки, с наступлением темноты, вдоль лощины на стык 2-й и 4-й рот, немцы стали усиленно освещать ракетами участок 5-й роты и левый фланг 3-й роты, оставляя весь правый фланг полка без освещения, что указывало на подготовляющееся на него наступление. В виду этого цепь секретов была усилена и выдвинута больше вперед. В 12 час. ночи секреты 2-й роты донесли, что цепь противника наступает и уже подошла на 200 шагов. Рота открыла сильный ружейный огонь, а пулемет, выдвинувшись вперед, чтобы иметь лучший обстрел, открыл огонь во фланг. Немцы остановились и начали окапываться.
На левом боевом участке полка после редкой ружейной стрельбы, около 2-х часов ночи, немцы неожиданно густыми цепями двинулись на первый взвод 7-й роты. Взводный 1-го взвода, фельдфебель Маль-
[129]
цев, и ранее отличавшийся выдающейся находчивостью, дал три залпа и громко крикнул "в атаку вперед". Стрелки выскочили на бруствер, но немцы, не дождавшись удара в штыки, бросились бежать в свои окопы и открыли частый ружейный огонь; немецкая артиллерия пустила около 30 легких снарядов.
Потери полка за 31-е августа выразились среди нижних чинов в 94 человека; сверх того ранено, контужено и осталось в строю 32 стрелка. Среди офицеров ранен подпоручик Мандрыка, контужены: подпоручик Суше-де-ла-Дюбоасиер, прапорщик Коняев и исправляющий обязанности младшего офицера, подпрапорщик Марчук.
В 1 ч. 55 м. ночи, 1-го сентября, последовало приказание начать отход на новую позицию, вместо 4 час. утра, в 2 часа ночи. Переход на новую позицию был совершен без особых затруднений, под прикрытием полевых караулов, остававшихся в старых окопах. На левом фланге, еще за три часа до общего отхода, финляндцы покинули свои окопы и пришлось левый фланг полка прикрыть уступным расположением фланговой роты.
Новая позиция от высот, юго-восточнее д. Гиесьва (деревня исключительно), до деревни Паужели включительно была занята к 6 часам утра, 1-го сентября. На этой позиции полк дрался 1-го, 2-го и 3-го сентября.
4-го сентября, согласно приказанию командира V-го Кавказского корпуса - начать общий отход, полк в 1 ч. 15 м. ночи начал отходить с позиции д. д. Песьва-Паужели и сосредоточиваться у штаба полка - фольв. Крыжовка. В 3 часа ночи полк выступил из фольв. Крыжовка и в 6 ч. 30 м. утра прибыл к госп. двору Буйвид-зишки. В 9 ч. утра роты заняли заранее укрепленную Виленскую позицию от госп. дв. Буйвидзишки до госп. дв. Замечек. В 10 ч. 20 м. вечера начальник Гвардейской стрелковой бригады приказал приготовиться к общему отходу.
5-го сентября, в 1 час ночи, роты начали отходить с позиции госп. дв. Буйвидзишки - госп. дв. Замечек и стягиваться к штабу полка в дер. Крыжовка.
Ночью полк прошел через гор. Вильно и в 10 ч. 45 м. утра прибыл в дер. Мицкуны.
В 2 ч. дня полк занял позицию от высоты 70,6, что восточнее
[130]
дер. Гайдуны, до дер. Мицкуны, войдя в связь направо - л.-гв. с 4-м стр. Императорской Фамилии полком, налево - с 414 пех. Торопецким полком.
День на фронте полка прошел спокойно.
6-го сентября, согласно приказу по Гвардейской стрелковой бригаде за № 48, в 6 час. утра полк начал отход с занимаемой позиции и в 6 ч. 30 м. утра выступил из фольв. Каменка. В 10 ч. 45 м. утра полк прибыл в дер. Казаки, а в 2 ч. 30 м. дня в дер. Дровеники, где составил резерв бригады. Гвардейская стрелковая бригада заняла позицию от высоты 100,3, что северо-западнее з. Дембовки, до высоты 85,3, что северо-восточнее з. Зацепка, и в 2 часа дня начала бой с германцами.
В виду отхода соседней дивизии, Гвардейской стрелковой бригаде в 4 ч. 30 мин. дня приказано было начать отход к дер. Лоша. В 5 ч. дня полк выступил из д. Дровеники и двинулся по дороге на дер. Лоша, куда прибыл в 7 ч. 30 м. вечера.
В виду прорыва между 2-й Финляндской стрелковой дивизией и 104-й пехотной дивизией, Гвардейской стрелковой бригаде было приказано, выдвинувшись к северу от железной дороги, занять позицию и войти в связь с соседними дивизиями.
В 10 ч. 40 м. вечера 1-й баталион и 5-ая рота выступили из госп. двора Лоша, заняли линию железной дороги, войдя в связь направо - л.-гв. с 1-м стр. Его Величества полком, налево - л.-гв. с 3-м стр. Его Величества полком.
7-го сентября, ночью роты продвинулись вперед к северу и к 6 ч. 30 м. утра заняли позицию на линии з. Нов. Прокорты. Удачным ведением огня и при содействии 2-й батареи л.-гв. Стрелкового артиллерийского дивизиона, полк нанес противнику значительные потери и с 7 час. вечера отбил четыре последовательные атаки германцев.
8-го сентября, согласно приказу по Гвардейской стрелковой бригаде за № 49, полк в 1 час ночи начал отход с занимаемой позиции и в 5 час. утра прибыл на фольв. Дейново. В 6 час. утра полк занял позицию от фольв. Дейново до дер. Мокрица, прикрыв себя охранением - рота Его Высочества - на линии д.д. Коршунишки-Мокрица.
9-го сентября полк продолжал занимать позицию фольв. Дейново - д. Мокрица.
[131]
10-го сентября, согласно приказанию начальника Гвардейской стрелковой бригады, полк в 2 часа ночи начал отход с занимаемой позиции и в 3 часа ночи выступил из д. Ромейки. В 11 час. 30 м. утра полк прибыл в госп. дв. Оляны, где составил резерв бригады. Гвардейская стрелковая бригада заняла позиции от леса с надписью ок. Ягловеноле исключительно до дер. Срибе включительно.
11-го сентября бригада поступила в армейский резерв.
С вечера 26-го августа по 10-ое сентября полк в течение 15 дней безсменно находился в тяжелых арриергардных боях, в которых из 1625 штыков выбыло 785 стрелков, т.е. 48,3%, а считая еще 177 раненых и контуженых, оставшихся в строю, общие потери полка составили 962 человека или более 59% состава полка. Среди офицерского состава полка убитых, раненых и контуженых - половина наличных офицеров. За все бои полк ни одного пулемета не потерял и противнику трофеев не оставил. Этот период помимо сильного нравственного и физического напряжения в боях был еще крайне утомителен, так как сопровождался постоянными переходами с одной позиции на другую, каждую из которых полк добросовестно укре-пил. Особенно тяжелы были боевые дни с 29-го по 31-е августа под мест. Мейшагола и арриергардный ночной бой в лесу у Лоши, где с наступлением темноты среди леса на наскоро укрепленной позиции были отбиты четыре атаки немцев.
Поведение офицеров и стрелков во всех этих боях было героическое - по присяге.
Командир полка,
генерал-майор Верцинский.
Полковой аъютант,
поручик Блофиельд.

Приложение № 1.
Список
г.г. офицеров лейб-гвардии 2-го стрелкового Царскосельского полка,
участвовавших в боях с 27-го августа по 9-е сентября 1915 года в районе города Вильно.

Штаб полка:
  • Командир полка - генерал-майор Верцинский.
  • Полковой аъютант - поручик Блофиельд.
  • Начальник команды связи - поручик Тюнегов.
[132]
  • Начальник прожекторной команды и офицер-ординарец при командире полка - подпоручик Добровольский 2-й - 30-го августа вступил в командование командой конных-разведчиков.
  • И. д. начальника команды конных-разведчиков - прапорщик Хрусцевич - 30-го августа вступил в командование 8-й ротой, ранен и того же числа выбыл из строя.
1-й баталион:
  • Командир баталиона - полковник Стессель.
    • Рота Его Высочества:
      • Командующий ротой - подпоручик Романовский.
      • Младший офицер - подпрапорщик Бучковский.
    • 2-я рота:
      • Командующий ротой - подпоручик Суше-де-ла-Дюбоасиер - 31-го августа тяжело контужен и выбыл из строя.
      • Младш. офицер - прапорщик Коняев - вступил в командование ротой 31-го августа. 31-го августа контужен и остался в строю. 10-го сентября контужен и после однодневного отдыха вернулся в строй.
    • 3-я рота:
      • Командующий ротой - подпоручик Котляров.
      • Младший офицер - подпрапорщик Семченко.
    • 4-я рота:
      • Командующий ротой - подпоручик Андреев - 30-го августа контужен и остался в строю.
      • Младший офицер - подпоручик Степанов - 31-го августа контужен и остался в строю.
2-й баталион:
  • Командующий баталионом - поручик Агапов.
    • 5-я рота:
      • Командующий ротой - поручик Залесский 1-й - 29-го августа ранен и выбыл из строя.
      • Младший офицер - подпоручик Котелевский - вступил в командование ротой 29-го августа.
[133]
      • Младший офицер - прапорщик Де-Липпе-Липский 2-й - 30-го августа вместе с запасной ротой прибыл из обоза 2-го разр. на пополнение полка. 6-го сентября назначен младшим офицером 5-ой роты.
      • Младший офицер - подпрапорщик Бледнов - 30-го августа убит.
    • 6-я рота:
      • Командующий ротой - подпоручик Мандрыка - 30-го августа контужен и 31-го августа ранен; остался с строю. 30-го августа вступил в командование сводной ротой из 6-й и 8-й.
      • Младший офицер - подпрапорщик Марчук - 31-го августа ранен и выбыл из строя.
    • 7-я рота:
      • Командующий ротой - подпоручик Криницкий - 30-го августа контужен и остался в строю.
    • 8-я рота:
      • Командующий ротой - подпоручик Симонов - убит 3-го августа.
      • И. д. н-ка к-ды конн.-разведч. - прапорщик Хрусцевич - 30-го августа вступил в командование ротой, того-же числа ранен и выбыл из строя.
  • Пулеметная команда:
    • Начальник команды - поручик Матвеев.
  • Полковой перевязочный пункт:
    • И. д. старшего врача - лекарь Томилин.
    • Младший врач - лекарь Сербилатьев - прибыл в полк и вступил в исполнение своих обязанностей 4-го сентября.
    • Полковой священник - о. Алексей Ливанский - прибыл из командировки 30-го августа и вступил в исполнение своих обязанностей.
  • Обоз 1-го разряда:
    • Начальник обоза лит. А - прапорщик Исаков 1-й - контужен 9-го сентября и остался при исполнении своих обязанностей.
[134]
    • Начальник обоза лит. Б и начальник нестроевой к-ды - поручик Зметнов II-й - прибыл в обоз 1-го разр. лит. Б 30-го августа.
  • Хозяйственная часть полка: Обоз 2-го разряда и запасная рота.
    • Начальник хозяйственной части - штабс-кап. Башкиров.
    • Полковой казначей - губернский секретарь Головкин.
    • Полковой квартирм. - губернский секретарь Полтевский.
    • Делопроизводитель по хозяйственной части - заур. военный чиновник Теляшов.
Полковой аъютант,
поручик Блофиельд.

Приложение № 2.
Ведомость
потерь г.г. офицеров лейб-гвардии 2-го стрелкового Царскосельского полка
в боях с 27-го августа по 10-ое сентября 1915 года.

Выбыло из строя г.г. офицеров:
по пор.
Чин, имя, отчество и фамилия.
Какую занимал должность.
Когда и в каком бою.
Убит, ранен или контужен
1
Поручик Сергей Иванович Залесский
Командующий 5-ой ротой
29-го авг. на позиции у м. Мейшагола от р. Дукшты до дер. Тржецякишки
Ранен
2
Подпоручик Владимир Леонидович Симонов
Командующий 8-й ротой
30-го авг. на позициим у м. Мейшагола от р. Дукшты до дер. Тржецякишки.
Убит
3
Прапорщик Николай Кирилл. Хрусцевич
Н-к команды конных разведчиков
Ранен
4
Подпоручик Гавриил Сергеевич Суше-де-ла-Дюбоассиер
Командующий 2-й ротой
31-го августа у. д. д. Гени-Сангунишки
Тяжело контужен.
[135]

Раненые и контуженые г.г. офицеры, оставшиеся в строю:
по пор.
Чин, имя, отчество и фамилия.
Какую занимал должность.
Когда и в каком бою.
Ранен или контужен
1
Подпоручик Владимир Алексеевич Мандрыка
Командующий 6-ой ротой
30-го августа у м-ст. Мейшагола
Контужен. Остался в строю
2
Подпоручик Георгий Дмитриевич Андреев
Командующий 4-ой ротой
30-го августа у м-ст. Мейшагола
Контужен. Остался в строю
3
Подпоручик Владимир Алексеевич Мандрыка
Командующий 6-ой ротой
31-го августа у д.д. Гени-Сангунишки
Ранен. Остался в строю
4
Подпоручик Всеволод Александрович Степанов
Млад. офицер 4-ой роты
Контужен. Остался в строю
5
Прапорщик Александр Ильич Коняев
Командующий 2-ой ротой
Контужен. Остался в строю
6
Прапорщик Николай Иванович Исаков
Начальн. обоза 1-го разряда Литера А.
9-го сентября у д.д. Дейново-Мокрица
Контужен. Остался при исполнении своих обязанностей
7
Прапорщик Александр Ильич Коняев
Командующий 2-ой ротой
10-го сентября у д.д. Дейново-Мокрица
Контужен. После однодневн. отдыха вернулся в строй
аъютант лейб-гвардии 2-го стрелкового Царскосельского полка,
поручик Блофиельд.
[136]

Приложение № 3.
РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕЛЕЙ
между батареями 29-го и 30-го августа 1915 года на фронте лейб-гвардии 2-го стрелкового Царскосельского полка.
№№ по порядку
Наменование целей
Против какой роты
Л-гв. стр. арт. д-н
104 див. 3-я бат.
Тяжелый див. 3-я бат.
Ковенская 2-я батарея
1-я бат.
3-я бат.
1.
Кладбище в Кемели
-
-
-
-
-
-
2.
Кемели
-
№ 1.
№ 5 б.
№ 4.
№ 1.
№ 1.
3.
Г. дв. Кемели
-
№ 2.
-
-
-
№ 7.
4.
Окоп между д. Кемели и госп. дв.
-
-
-
-
№ 2.
-
5.
Окопы впереди Кемели
2-й роты
-
-
-
№ 3.
-
6.
Окопы противника
3-й и 5-й р.
№ 9.
-
-
-
-
7.
Окопы противника
7-й роты
№ 12.
№ 3 б.
-
-
-
8.
Окопы ю.-з. Кемели.
8-й роты
№ 4.
№ 2 б.
-
№ 5.
№ 2.
9.
Выступ леса, зап. дер. Кемели
-
-
№ 4 б.
-
-
-
10.
Окопы противника.
Прав. фл. 6-й роты
-
№ 2.
-
-
-
11.
Горки
3-й взв. 6-й роты
№ 11-а.
№ 6б., 7б.
-
-
-
12.
Дер. Малюны.
-
№ 11.
-
-
-
-
13.
Заставы.
-
№ 8.
№ 1.
-
-
-
14.
З. Цевелино
-
№ 6.
-
-
-
-
15.
Окопы противника.
6 р. л.-гв. 3 стр. Е. В. полка
№ 5.
-
-
-
-
16.
Батарея у Киктики.
-
№ 7.
-
-
-
-
17.
Батарея у з. Кемели.
-
-
-
-
№ 4.
-
18.
Окопы противника.
Пр. фл. Е. В. р.
№ 13.
№ 8 б.
-
-
-
Полковой адъютант,
поручик Блофиельд.
[137]


Приложение № 4.
ВЕДОМОСТЬ
потерь 3-й и 4-й рот лейб-гвардии 1-го стрелкового Его Величества полка, участвовавших совместно л.-гв. со 2-м стрелк. Царскосельским полком в боях 30-го и 31-го августа у м. Мейшагола.
Наименование рот
Число штыков к 28.08.1915 включая
начальствующих лиц из нижних чинов
30.08.1915
31.08.1915
Выбыло из строя
Осталось в строю
Выбыло из строя
Осталось в строю
Уб.
Без
вести
проп.
Ран.
Контуж.
Больн.
Итого
Ран.
Контуж.
Больн.
Убитых
Без
вести
проп.
Ран.
Контуж.
Больн.
Итого
Ран.
Контуж.
Больн.
3-я рота
213
-
-
-
-
-
-
-
-
-
12
1
20
10
-
43
6
-
6
4-я рота
223
9
3
39
3
-
54
-
1
1
1
2
2
-
-
5
1
-
1
Итого
436
9
3
39
3
-
54
-
1
1
13
3
22
10
-
48
7
-
7
Подписал: За полкового адъютанта,
подпоручик Младецкий.
Верно: Адъютант л.-гв. 2-го стрелкового Царскосельского полка,
поручик Блофиельд.
[138]
В дополнение к настоящему описанию боя приведу еще представленный мною, примерно через месяц, рапорт начальнику Гвардейской стрелковой бригады, генерал-лейтенанту Дельсаль.

Копия.
Начальнику Гвардейской стрелковой бригады.
РАПОРТ.

По Вашему приказанию, представлю, в дополнение к рапорту моему, от 9-го октября 1915 г. за № 2029, с описанием боевых действий полка в боях под Вильной, описание моих распоряжений в боях с 27-го по 30-ое августа.
С 27-го по 29-ое августа все распоряжения сводились к выяснению силы позиции, к принятию мер по ее усилению и к установлению связи с артиллерией.
27-го августа производил общее ознакомление с характером местности с высоты у западной окраины дер. Сангунишки.
28-го августа был на наблюдательном пункте 3-ьей батареи 104 артиллерийской бригады, присутствуя на пристрелке батарей. 28-го и 29-го руководил пристрелкой наших батарей по возможным подступам противника.
30-го, около 12 час. дня, находился у начальника правого боевого участка, полковника Стесселя, следя за начавшимся ураганным обстрелом артиллерией противника нашей позиции, и дал указания по устройству уступных позиций на случай прорыва противника долиной реки Дукшты. Намерение обойти весь фронт полка оказалось невозможным осуществить из за все развивавшегося огня. Около 1 ч. 30 м. дня под сильным огнем противника вернулся в штаб полка.
В штабе все время руководил направлением и сосредоточением артиллерийского огня по выгодным и наиболее важным в данный момент целям.
Вел переговоры с начальниками боевых участков, выясняя размеры понесенных потерь и определяя силу напора противника.
С отходом, в 2 часа дня, л.-гв. 3-го стрелковаго Его Величества
[139]
полка озабачивался прикрытием своего правого фланга и выяснял размеры дальнейшего распространения немцев на фланге.
Около 3-х часов дня, потеряв телефонную связь с начальником левого боевого участка, где все время шли упорные атаки, направил туда для выяснения обстановки начальника команды конных разведчиков, прапорщика Хрусцевича, поручив ему в случае убыли офицеров вступить в командование ротой. Прапорщику Хрусцевичу пришлось вступить в командование 8-й роты, командующий которой был убит.
В 3 часа дня вновь передал в штаб бригады о крайней необходимости резервов и отсутствии всяких средств для противодействия случайностям боя. В 3 ч. 05 м. дня просил направить две роты л.-гв. 1-го стрелкового Его Величества полка в дер. Спетушки, где могущий быть прорыв (таковой оказался на фронте 8-й и 6-й рот) был особенно опасен и мог повести или к окружению всего полка, так как на фронте позиции л.-гв. 3-го стрелкового Его Величества полка противник уже прорвал и охватывал полк, или принудил бы полк к отходу по всей линии и оставлению всей позиции. О направлении двух рот л.-гв. 1-го стрелкового Его Величества полка на д. Спетушки уведомил начальника левого боевого участка с указанием держаться во что бы то ни стало.
Вскоре стало известным, что противник охватывает и обходит правый фланг полка. Около 3 ч. 30 м. дня установилась кратковременная телефонная связь с командиром 2-й роты (смежной с отошедшим л.-гв. 3-м стрелковым Его Величества полком), из которой только выяснилось, что рота пока продолжает удерживать свою позицию, но что противник нас охватывает. Приказано по возможности удерживаться.
В 3 ч. 40 м. дня, по докладе о положении дел в штаб бригады, получил уведомление о выдвижении 1-го баталиона л.-гв. 4-го стрелкового Императорской Фамилии полка для возстановления положения.
Около 4 ч. дня противник отрезал и окружил правофланговую полуроту 2-й роты. Приказано удерживаться, обезпечив правый фланг уступами из двух взводов (2-й и 4-й рот), бывших у начальника правого боевого участка.
В виду продолжающегося отхода л.-гв. 3-го стрелкового Его Величества полка и глубокого обхода противником правого фланга боевого участка л-гв. 2-го стрелкового Царскосельского полка с угрозой штабу
[140]
полка, находившемуся со знаменем и знаменным взводом за своим правым флангом, приказал, около 4 ч. дня, выдвинуть для прикрытия штаба два отделения знаменного взвода и установить наблюдение за обходящими штаб полка частями.
В это же время стала сниматься с позиции 3-я батарея 104-й артиллерийской бригады, находившаяся впереди штаба и командиру полка не подчиненная. Настойчивыми приказаниями удалось ее временно вернуть на позицию и тем затруднить наступление немцев и облегчить положение л.-гв. 3-го стрелкового Его Величества полка.
Отходившие в одиночку стрелки л.-гв. 3-го стрелкового Его Величества полка собирались у штаба полка, ободрялись и направлялись на усиление двух отделений знаменного взвода, прикрывавших совершенно оголенный фланг полка. Немцами попутно все время велся сильный артиллерийский огонь по району штаба полка, что внесло панику в взвод сапер 31-го саперного баталиона, который пришлось привести в порядок энергичным воздействием.
Помимо руководства боевыми действиями боевых участков, все время приходилось руководить огнем артиллерии, сосредоточивая его по более опасным участкам и по более выгодным целям.
В 4 ч. 55 м. дня прибыл командир л. гв. 4-го стрелкового Императорской Фамилии полка, свиты Его Величества, генерал-майор Скалон. В 5 ч. 30 м. дня, две роты того же полка, под командой полковника Вейс, были направлены к дер. Утеха для прикрытия правого фланга полка от продолжающегося обхода.
Около 5 ч. 45 м. дня, командирами полков лейб-гвардии стрелковых 2-го Царскосельского и 4-го Императорской Фамилии была произведена под сильным артиллерийским огнем личная рекогносцировка к стороне обходящего фланга. В это время через штаб полка шел отход боевых цепей 5-й и 6-й рот л.-гв. 4-го стрелкового Императорской Фамилии полка, высланных на поддержку из полкового резерва л.-гв. 3-го стрелкового Его Величества полка и преследуемых сильным артиллерийским огнем германцев. Непосредственно за нашими отходящими цепями наступали немцы.
Для прикрытия образовавшегося глубокого разрыва между л.-гв. 2-м стрелковым Царскосельским и л.-гв. 3-м стрелковым Его Величества полками были выдвинуты оставшиеся две роты л.-гв. 4-го стрелкового
[141]
Императорской Фамилии полка, из которых рота Его Величества почти у самого штаба л.-гв. 2-го стрелкового Царскосельского полка потеряла ранеными обоих офицеров, подпоручика князя Путятина и прапорщика Покровского.
Примерно с 6 ч. 30 м. вечера штаб полка все время находился под фланговым и даже тыльным ружейным и пулеметным огнем противника, так что явилась опасность потерять знамя, которое со знаменным взводом было отправлено в тыл. Штаб полка остался с одними телефонистами.
Продолжавшийся отход л.-гв. 3-го стрелкового Его Величества полка, обнаживший фланг л.-гв. 2-го стрелкового Царскосельского полка вглубь на 4 версты, ясно указывал, что л.-гв. 2-й стрелковый Царскосельский полк, понесший потери в размере почти половины полка, имевший частичный прорыв и продолжавший сохранять свою линию обороны, с наступлением темноты не будет в состоянии удержать свою прежнюю линию. Свободных войск, которыя могли бы возстановить положение л.-гв. 3-го стрелковаго Его Величества полка и обезпечить правый фланг, не было. С уходом штаба полка нарушалась связь с полком и управление было бы на значительное время утеряно, что при данной обстановке было недопустимо. В виду этого штаб полка, с явной опасностью попасться в плен, оставался на месте до наступления суме-рек, продолжая управлять и руководить действиями полка и выяснять через штаб бригады новую линию обороны, предназначенную для бригады.
В 8 ч. вечера, в виду полного безразсудства оставаться штабу на старом месте, он стал переходить в дер. з. Буды, где имелась центральная телефонная станция штаба бригады.
Потери полка за 29-е и 30-е августа составили около 50% боевого состава полка. По самому скромному подсчету потери противника на фронте полка превосходили потери полка в 3-4 раза.
Несмотря на крайнюю растянутость позиции (3,75 версты для 2-х баталионного полка), на все сметавший безпрерывный ураганный огонь германской артиллерии, на настойчивые, повторные (до шести раз) атаки значительно превосходных сил германцев, на частичный прорыв (на фронте 6-й и 8-й рот), охват и глубокий в 4 версты обход правого фланга полка, из за отхода соседнего с полком боевого участка, л.-гв. 2-й стрелковый Царскосельский полк удержал порученный ему для
[142]
обороны боевой участок. Оказанное полком упорное сопротивление дало возможность артиллерии, стоявшей за фронтом полка, прикрыть своим огнем отход л.-гв. 3-го стрелкового Его Величества полка и стоявшей за ним артиллерии, собраться и устроиться названному полку, понесшему большие потери и пришедшего в большое разстройство, и заполнить полками корпусного резерва образовавшийся между л.-гв. стрелковыми полками 2-м Царскосельским и 3-м Его Величества разрыв в 4 версты, и тем облегчить дальнейшее управление боем командиру V-го Кавказского корпуса.
Командир л.-гв. 2-го стрелкового Царскосельского полка,
генерал-майор Верцинский.
Боевые записи. Воспоминания
1-го сентября. В ночь на 1-е сентября отошли на линию д. Паужели (вкл.) - д. Гиесьва (искл.); правее нас - л.-гв. 1-й стр. Его Величества полк. Успели новую позицию обрекогносцировать засветло.
2-го сентября было много хлопот с нашим левым флангом, где крайне неустойчивы финляндские стрелки 4-ой бригады. В конце концов, финляндцы и пограничники осадили свой фланг, не возстановив его вновь.
3-го сентября, днем, немцы повели наступление вдоль шоссе на Вильно л.-гв. на Измайловский полк. Совместно с Измайловцами отошли вправо от нас стрелки 1-го Его Величества полка. Сначала предполагалось возстановить положение, а затем было приказано в 1 час ночи на 4-е сентября отойти на позицию под Вильной, где полк опять занял боевой участок.
По полученным впоследствии л.-гв. из 1-го стрелкового Его Величества полка сведениям, бой, 3-го сентября, разыгрался следующим образом.
После усиленной артиллерийской подготовки немцы атаковали л.-гв. Измайловский и л.-гв. 1-й стрелковый Его Величества полки. Л.-гв. Измайловский полк был вынужден оставить свои окопы. В связи с этим дрогнул правый фланг л.-гв. 1-го стрелкового Его Величества полка (5-я и 6-я роты, отчасти 7-ая) и отошел до линии своего баталионного резерва (2-го баталиона). Немедленной контр-атакой резерва (4-ой роты), под-держанного 6-ою и отчасти 7-ою ротами, а позднее - подошедшей 3-й ротой, положение на фронте Государевых стрелков
[143]
Боевые записи. Воспоминания
4-го сентября, к 7 ч. 30 м. утра, прибыли к г. дв. Буйвидзишки и заняли позиции на фронте д. Буйвидзишки - г. дв. Замечек. Вечером предупредили об отходе дальше.
5-го сентября. С позиции отход был назначен в 1 час ночи. Полк сосредоточился к штабу полка у фольф. Крыжовка к 3 ч. утра; в Вильно, перейдя через каменный мост, пришли в 4 ч. утра. По прохождении полка мост был взорван. В Вильне полный затор; большая дорога безнадежно забита двумя корпусами. Не желая долго задерживаться в Вильне, где могли возникнуть безпорядки, я в 5 ч. утра повел полк на свой страх по обходной дороге, на карте не показанной, южнее, через д. Поплавку. Очень удачно, дорога совершенно свободна. К 10 ч. 45 м. утра прибыли в д. Мицкуны. К 1 ч. 30 м. дня закончили выбор позиции. За это время стрелки закусили и отдохнули. Вечером соседний 114-й пех. Торопецкий полк отошел от д. Кивешки, которую заняли немцы, на д. Скапетеры. По моей просьбе, ночью были выдвинуты две роты л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка в з. Мухна.
6-го сентября. Приказ об отходе получили в 4 час. утра. На позиции стояли справа налево: 1, 4, 2 стр. полки и две роты 4 стр. полка. В арриергарде от бригады оставались четыре роты, в том числе две от
было к 4-м часам дня возстановлено, причем 4-ая рота стрелков, в непосредственной связи с 5-й ротой стрелков, заняла оставленные окопы Измайловцев, выбив оттуда немцев атакой. Затем стрелками Его Величества были отбиты новые атаки немцев, но так как дальнейшие окопы Измаиловцев оказались незанятыми и обещанные резервы не подошли, то немцы стали охватывать правый фланг стрелков и забираться им в тыл. С наступлением сумерек и с продолжавшимся охватом и обходом правого фланга пришлось около 8 часов вечера первоначально оттянуть крайний правый фланг стрелков влево, а около 9 час. вечера, с заходом немцев в тыл, отвести его к деревне Песьва в связи с полученным из штаба дивизии приказом об общем отходе.
Систематическое отступление внесло известную дезорганизацию в управление и в войска. Не было уверенности в устойчивости соседних, прикрывающих фланги армейских частей.
6-го сентября лишь в 2 часа дня начался бой, а уже в 4 ч. 30 м. дня, в виду отхода со-
[144]
Боевые записи. Воспоминания
л.-гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка. Полку приказано пройти д. Осиннины в 7 час. утра. Из фольв. Калинка отошли в 6 ч. 30 м. утра, прибыли в д. Казаки в 10 ч. 45 м. утра. Безпокойство за 6-ю роту, бывшую в арриергарде и отрезанную немцами у д. Лаваришки с севера. К 2 ч. 30 м. дня главная масса 6-ой роты сосредоточилась в д. Казаки; впоследствии ее потери вместе с 8-ой ротой определились в 7 человек.
Полк назначен в резерв бригады в лес между д. Бабино и д. Дровенники. Так как лесок оказался занят рядом действующих батарей, которые в бою естественно привлекли бы неприятельский огонь, то к 2 час. 30 мин. дня разместил полк рядом в дер. Дровенники, что вызвало неудовольствие начальника бригады.
В 4 ч. 30 м. дня приказано начать отход на д. Лоша. В 5 ч. 10 м. дня полк двинулся от д. Дровенники фланговым маршем вдоль линии боя (4-го и 1-го стр. полков) к д. Лоша, куда прибыл около 7 ч. 30 м. вечера. Полный хаос в управлении. Столкновение интересов двух корпусов, трех дивизий (Гвардейской стрелковой, 65-й и 104-ой). Длительная торговля; районы ясно не разграничены. В 10 ч. вечера полковник Стессель с пятью ротами полка совместно л.-гв. с 1 стр. Его Величества (справа) и 3 стр. Его Величества (слева от нас) полками на-
седней дивизии было приказано поспешно отходить на д. Лошу. Обозначенная на карте дорога от д. Дровенники на д. Лоша была крепко забита сосредоточившимися на ней войсками и обозами, среди которых в виду поспешности отхода легко могла бы возникнуть паника. В виду этого, взяв местного проводника, я провел полк в д. Лошу по небольшой лесной дороге вдоль линии боя. Не-приятельские снаряды все время рвались в непосредственной близости колонны, движение которой было укрыто лесом от взоров противника. Полк благополучно прошел весь пере-ход, почти без привалов, но и без отставших.
В Лоше творилось нечто невообразимое. Районы не были распределены и в течение не-скольких часов фактически не было никакого прикрытия к стороне противника. К счастью, немцы не разсчитывали на столь скорый отход и не преследовали по пятам, а то появление даже небольшого немецкого отряда могло бы иметь весьма печальные последствия.
На следующий день, 7-го сентября, немцы с 7 часов вечера последовательно вели 4 упор-
[145]
Боевые записи. Воспоминания
чал занимать линию железной дороги между платформой и железнодорожной будкой впереди д. Лоша.
7-го сентября ночью, около 2 ч. 30 м., было приказано продвинуться вперед и сомкнуть прорыв между 2-й Финляндской стрелковой бригадой и частями 65-й и 104-й пехотных дивизий на высоте д. 3. Прокорт. Царскосельские стрелки продвинулись вперед и рано утром заняли линию 3. Нов. Прокорт - высота 88,6; л.-гв. 3-й стр. Его Величества полк выдвинулся к линии реки Едубка. Немцы появились лишь днем и под вечер произвели четыре атаки, которыя все были отбиты с большими для них потерями. Наши потери 12-15 стрелков. Так как позиция была в лесу, то немцы не могли развить силы своего артиллерийского огня.
ные атаки на фронт полка, которые выдержанностью и доблестью стрелков и при умелом содействии ариллерийского огня 2-й батареи л.-гв. Стрелкового артиллерийского дивизиона все были отбиты.
8-го сентября. В 1 час ночи назначен отход главных сил полка, в 4 часа утра - арриергардной роты. Отход крайне затруднен близостью противника (100 - 200 шагов). Пришлось сначала пропустить л.-гв. 1-й стр. Его Величества полк и правый фланг л.-гв. 3-го стр. Его Величества полка. Снялись с позиции благополучно, хотя в 1 ч. 15 м. ночи поднялся ураганный огонь по всему фронту. Для выбора и укрепления новой позиции были высланы вперед две роты (6-я и 7-я) с командующим баталионом, поручиком Агаповым. Полковой адъютант со знаменным
При ночном отходе от д. Лоши было ясно видно, что мы находимся в мешке и с трех сторон окружены немцами; их сигнальные огни (ракеты) все время подымались с трех сторон.
При нашем дальнейшем отходе к Молодечно приходилось проходить по местности, где перед тем действовала немецкая кавалерия. Разбитые повозки, разбросанные бумаги и другие признаки свидетельство-
[146]
Боевые записи. Воспоминания
взводом и знаменем был отправлен с вечера.
В 3 ч. 40 м. ночи начался отход полка от д. Лоши. В г. дв. Дейново прибыли около 5 ч. утра, когда только-только начинало светать. Одновременно с подходом полка приступили к разбивке позиции. Несколько туманно, временами шел мелкий дождь, что было кстати, так как район новой по-зиции еще накануне обстреливался про-тивником. Позицию от г. дв. Дейново до д. Мокрица - 1,75 версты - заняли по фронту пятью ротами. Противник 8-го сентября нас обстреливал легкой и только отчасти тяжелой артиллерией.
Штаб полка в фольв. Полоби близ д. Ромейка.
9-го сентября. С утра обстрел тяжелой артиллерией. Днем, к концу завтрака, дважды обстреляли штаб полка; видимо за нами было наблюдение.
Днем получено приказание об отходе на 1/2-2 версты для выравнивания фронта. Произвел подробную разведку, лично все разбил колышками; ходил по участку от 3-8 часов вечера. В 9 ч. 30 м. вечера получено приказание о боле глубоком отходе; подробности выяснились лишь к 1 часу ночи 10-го сентября.
10-го сентября. Отход начался в 2 ч. ночи; арриергардные роты - в 3 ч. ночи. От д. Ромейки сбор и отход полка - в 3 ч. 05 м. ночи. В госп. дв. Оляны прибыли в 11 ч. 30 м. дня. Отход прикрывали три роты и сотня казаков, под начальством полковника Стесселя. В госп. дв. Оляны полк поступил в бригадный резерв.
11-го сентября. В 2 ч. 30 м. ночи полк отошел в д. Сивки, куда прибыл в 9 ч. 30 м. утра. Гвардейская стрелковая бригада составила корпусный резерв и заняла район д.д. Сивка-Черкасы. Против рас-
вали о действии немецкой конницы среди наших тылов. Самое местечко Молодечно было совершенно сожжено.
В период отхода полка от Вильно к Молодечно, некоторые офицеры полка, находившиеся в отпуску и возвращавшиеся в полк (поручик Круглевский и другие), обратились в штаб фронта за указаниями, куда им следовать. Начальник штаба фронта указал, что о Гвардейском корпусе и 10-ой армии, в которую он входил, уже несколько дней нет никаких сведений, допускал возможность их окружения и советовал вернуться в Петроград и обождать дальнейших событий.
[147]
Боевые записи. Воспоминания
писания в д. Сивки стали штаб 2-й Финляндской стрелковой бригады и ее Перевязочный отряд.
12-го сентября. Утром пожар в Перевязочном отряде 2-й Финляндской стрелковой бригады. В 9 ч. вечера полк выступил в д. Яковички, куда прибыли в 12 ч. ночи. Вся Гвардейская стрелковая бригада в резерве, но несколько глубже.
13-го сентября. В 8 ч. 20 м. утра получено приказание немедленно выступить в д. Сивки на случай поддержки 4-й Финляндской стрелковой бригады и пограничников, отошедших ночью. Полк выступил из д. Яковичка в 9 ч. 30 м. утра и прибыл в д. Сивки в 12 ч. 30 м. дня, откуда проследовал дальше через д. Шиловичи на ок. Казаровщизна. Назначенное сначала на 13-ое, а затем на 14-е сентября возстановление положения последовательно отменялось. Для возстановления предназначались: 26-ой и 27-ой Сибирские стрелковые полки и л.-гв. 1-й Его Величества и 4-й Императорской Фамилии стрелковые полки.
С 14/15-ое сентября полк ночевал в лесу у ок. Казаровщизна.
15-го сентября приказано перейти в д. ок. Лосовичи. Полк выступил в 2 ч. 30 м. дня и прибыл в д. ок. Лосовичи в 3 ч. 30 м. дня. Довольно тесно. Опять столкнулись с Перевязочным отрядом 2-й Финляндской стр. бригады.
С 15-го по 21-ое сентября - д. ок. Лосовичи. 21-го сентября - парад по случаю именин Шефа полка и торжественная раздача георгиевских крестов и медалей.
22 го сентября. В 3 ч. 15 м. дня выступили в д. Редки, куда прибыли в 5 час. дня. Вечером неожиданно приказано перейти в д. Годкевичи; Гвардейская стрелковая бригада выделялась в резерв армии и размещалась за Гвардейским корпусом. Выступление в 10 ч. вечера, прибыли в д. Годкевичи в 12 ч. 05 м. ночи на 23-е сентября, разместились к 1 часу ночи.
23-го и 24-го сентября - д. Годкевичи.
25-го сентября. В 7 ч. утра выступили из д. Годкевичи и перешли в дер. Бытороповщизна, куда прибыли к 4 час. дня. Весь Гвардейский корпус отводится в резерв Его Величества.
26-го сентября - д. Бытороповщизна.
27-го сентября. В 7 час. вечера полк выступил и, следуя через м. Молодечно и Велейку, прибыл в 6 ч. 30 м. утра 28-го сентября в
 
[148]
Боевые записи. Воспоминания
д. Куренец. Переход очень тяжелый - более 31 версты по сплошному песку.
29-го сентября. Выступление из д. Куренец в 9 ч. утра; прибытие в д. Городище в 4 ч. дня. Переход 24 версты. Ночлег - д. Городище.
30-го сентября. Выступление из д. Городище в 8 ч. утра; прибытие в д. Б. Петрелево в 5 час. дня. Переход 27 верст; большой привал - 1,5 часа. Ночлег - д. Большая Петрелево.
1-го октября. Выступление из д. Б. Петрелево в 7 ч. 45 м. утра; в тот же день полк прибыл в д. Мышки, где простоял до 9-го ноября 1915 г.
С 9-го октября по 1-ое ноября находился в отпуску в гор. Петрограде.
6-го ноября лейб-гвардии 2-ой стрелковый Царскосельский полк неоффициально, но фактически, развернулся в 3-х баталионный состав.
Для сформирования 3-го баталиона полка личный состав каждой роты был разделен на три равномерные и равноценные части, списки которых заранее представлялись в штаб полка. Затем вновь назначенный командир роты 3-го баталиона вытягивал по жребий из двух формирующих его рот два списка, по 1/3 от каждой роты. Стрелки вытянутого списка целиком поступали на сформирование новой роты. От жеребьевки были только освобождены фельдфебеля и каптенармусы старых рот и предназначенные заблаговременно на те же должности во вновь формируемые роты стрелки, поступавшие на их укомплектование персонально. Новые роты получили на укомплектование по 1/3 роты: 9-я рота - от роты Его Высочества и 2-й, 10-я рота - 3-й и 4-й, 11-я рота - 5-й и 6-й, 12-я рота - 7-й и 8-й рот. Недостающие стрелки были даны из рот укомплектования. Командирами рот были назначены: 9-й - подпорщик Мациевский, 10-й - поручик Ткачев, 11-й - подпоручик Мандрыка и 12-й - подпоручик Де-Липпе-Липский.
Таким образом переформирование полка прошло вполне безболезненно и никаких затруднений не вызвало.
8-го ноября. Приведение к присяге и раздача георгиевских крестов и медалей. Полк был выстроен в 3-х баталионном составе.
Последовало распоряжение о перевозке полка в составе Гвардейского корпуса по железной дороге в новый район.
 
[149]
Боевые записи. Воспоминания
9-го ноября выступили из д. Мышки 1 и 2 эшелоны полка, 10-го ноября - 3 и 4 эшелоны. Эшелоны ночевали первую ночь в д. Саковичи, в следующую - в д. Липовка. Погрузка назначалась на станции Сеславино.
1-й эшелон был погружен и отправлен со станции Сеславино около 12 ч. ночи, с 11/12 сентября; остальные эшелоны должны были быть погружены 12 и 13 ноября. Первый эшелон простоял: в Полоцке - от 12 час. до 4 час. дня 12/XI; в Витебске - от 10 ч. вечера 12/XI - до 9 ч. утра 13/XI; Могилев прошли около 1 - 2 ч. ночи 14/XI; далее следовали на Житомир, Бердичев, Казатин.
В Винницу прибыли: 2-й эшелон-около 4 ч. дня 16/XI, 1-й эшелон - в 8 час. вечера 10/XI, 5-й эшелон - в 8 ч. вечера 17/XI, 4-й и 3-й эшелоны - в ночь с 18 на 19 ноября.
Полк простоял под г. Винница в д.д. Тюшьки, Шкуринец и Юрковцы по 29-е ноября.
29-го ноября. Утром переход в д. Заранцы. Лично из-за болезни переехал в г. Винницу, где прожил до утра 3-го декабря. Из Винницы ухал сначала с командующим Гвардейским отрядом, генерал-адъютантом Безобразовым, а затем с командиром 2-го Гвардейского корпуса, генералом Олоховым в их вагонах. На станцию Дережня прибыли около 9 ч. вечера 3-го декабря. Ночевал в вагоне.
4-го декабря. Около 3 ч. 30 м. дня прибыл в полк в д. Сусловцы.
5-го декабря. Переход в д. Ставница.
6-го декабря. Дневка. Полковые праздники л.-гв. 3-го Его Величества и 4-го Императорской Фамилии стрелковых полков. Был на празднике л. гв. 4-го стр. Императорской Фамилии полка. Предполагавшийся Высочайший смотр не состоялся.
7-го декабря. Переход в д. Редвинцы.
8-го декабря. Дневка.
9-го декабря. Переход в д.д. Зарудье и Веремеевка (17 верст).
10-го декабря. Дневка.
11-го декабря. Переход в д. Панутинцы (27 верст).
12-го декабря. Переход в д. Маначин (24 версты).
15-го декабря. Высочайший смотр близ станции Волочиск.
 
[150]
Боевые записи. Воспоминания
С 13-го по 25-е декабря полк простоял в д. Маначин. 26-го декабря. Переход в д. Шебенно (25 верст). С 27-го декабря по 9-е января 1916 г. включительно полк простоял в д. Шебенно.
 
[151]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Верцинский Э.А. Из мировой войны. Боевые записи и воспоминания командира полка и офицера Генерального Штаба за 1914-1917 годы. -> Бои под Вильной.
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik