Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Торнау С.А. С родным полком -> XVII
Русская армия в Великой войне: Торнау С.А. С родным полком

Глава XVII.
Переброска на юго-западный фронт. - Бои на Стоходе. - Райместо

Под Молодечно гвардия простояла некоторое время, после чего была снова погружена и отправлена на Луцкое направление. Говорили, что наше командование хотело нанести врагу сильный удар к западу от Молодечно, но в связи с изменившейся обстановкой на юго-западном фронте, это решение было изменено. Между Стырью и Стоходом продолжались кровавые, упорные бои. На помощь разгромленным австрийцам спешили германцы и их свежими частями наше наступление постепенно захлебнулось на болотистых берегах Стохода. К этому периоду боев и подоспела гвардия.
Несколько месяцев стоянки, в резерве, дали возможность гвардейским частям привести себя в блестящее состояние. Многочисленные раненые, закаленные в боях 1915 года, вернулись обратно в строй и молодые, необстрелянные солдаты горели желанием не отстать от своих старших товарищей. Дух у всех был превосходный. Выучка и дисциплина не оставляли желать лучшего. Первая и вторая гвардейские пехотные дивизии были включены в состав 1-го гвардейского корпуса, третья гвардейская пехотная дивизия и гвардейская Стрелковая бригада вошли в состав 2-го гвардейского корпуса. Оба корпуса, сов-
[87]
местно с гвардейской кавалерией, были объединены в особый отряд, которым командовал ген.-адъютант Безобразов. 1-м гвардейским корпусом командовал Е. И. В. Великий Князь Павел Александрович, 2-м гвардейским корпусом - ген.-лейт. Раух. Полки были доведены до максимальной численности, и в некоторых случаях наличное число солдат в ротах превышало штат. Bсе данные были за то, что этот мощный, отборный отряд, будет использован с надлежащим искусством и умением, и что он достигнет решительных результатов.
Полки прошли полуразрушенное Рожище и встали за Стырью, ожидая часа вступления в бой. На этой стоянке, в последних числах июня, командир полка назначил меня командующим 14-ой Его Высочества ротой, а шт.-кап. Холодовский получил назначение командовать ротой Его Величества. С чувством глубокого сожаления разстался я со своей пулеметной командой. Почти полных два года радостных и тяжелых боевых испытаний я командовал этой прекрасной частью. 15-го июля был первый бой, в котором гвардия приняла участие в этот период операции на Стоходe. Преображенскому полку было дано задание взять дер. Райместо, расположенную почти у самого берега реки. Правей нас наступали Егеря, левее - лейб-гвардии Финляндский полк. Дорога, ведущая из колонии Немер, нашего ближайшего тыла, в дер. Райместо служила границей боевых участков нашего и Финляндского полков. В первую линию вошли 1-ый и 2-ой баталионы полка, под командой своих испытанных боевыхъ командиров, кап. Веденяпина и кап. Куте-
[88]
пова. 4-ый баталион должен был поддерживать атаку 1-го. Свыше версты топкого болота, с параллельными фронту многочисленными и глубокими канавами, наполненными водой, надлежало наступающим частям пройти до проволочных заграждений, в изобилии окружавших подступы к Райместу. Тяжелая артиллерия была массирована на другом участке фронта, и полку пришлось наступать, пользуясь поддержкой лишь легких орудий и нескольких мортир. Результаты этой артиллерийской подготовки были ничтожны. Проволочные заграждения и блиндажи Райместа, за небольшим исключением, сохранились в полной неприкосновенности, как нам пришлось лично в том убедиться, заняв на следующее утро оставленное ночью противником Райместо. Не впервые полку было идти вперед без поддержки артиллерии, и смело бросились роты в атаку, навстречу губительному огню противника. Ранним утром первой жертвой пал молодой офицер, только недавно приехавший на пополнениe полка, граф Велепольский. 4-ый баталион, по мере выдвижения вперед 1-го и 2-го, стал занимать оставленные ими окопы нашей первой линии.
Не успел я с ротой занять предназначенный мне участок, как получил приказвние от полк. Шульгина (командира 4-го баталиона), выйти из окопов и начать наступление на Райместо, в полной связи с 1-м баталионом и служа ему ближайшей поддержкой. Послав уведомление кап. Веденяпину, что я поступаю в его распоряжение, я приказал взводам выходить вперед. Взводы стали быстро выбегать из окопов и занимать первый, указанный мной, рубеж. По его занятии, я начал медленное продвижение перебежками на
[89]
следующую позицию. Целый рой пуль несся нам навстречу из Райместа и увидя неподалеко лежащие цепи 1-го баталиона, я остановил poтy и приказал окопаться.
Неприятельская артиллерия, заметив наш выход, сосредоточила на нас свой огонь. Несколько часов подряд безконечное количество снарядов рвалось вблизи расположения моих цепей. На наше счастье, неприятель взял прицел чуть дальше, и благодаря этому, я избежал больших потерь. Общее количество раненых достигло всего 17 человек.
Заняв выбранное мною место для командования боевым участком, я немедленно почувствовал невероятно тяжелый трупный запах в непосредственной близости. После небольших усилий, я отыскал причину этого запаха. В высокой траве, в двух шагах от меня, лежал совершенно разложившийся австриец. Крепкиe, xopoшиe ботинки на его ногах были настолько близки от меня, что я мог тронуть их рукой. Тело его было все изъедено червями и лишь лоскутки мундира несколько прикрывали этот кишащий насекомыми и червями труп. Лицо было также на половину съедено, и дико странно смотрел на меня один уцелевший глаз. Соседство было не из приятных; yйти же я не имел возможности, поэтому, крикнув ближайшему солдату, чтобы он мне бросил свою лопату, я стал забрасывать своего соседа землей. После упорного труда, мне удалось настолько закрыть его землей, что запах прекратился и я мог спокойно оставаться на своем посту. Во избежание напрасных потерь, я решил двигаться вперед лишь в случае дальнейшего продвижения 1-го баталиона.
[90]
С темнотой, бой стал постепенно замирать. Наши цепи, несмотря на убийственный огонь чехов, занимавших Райместо, дошли до первого ряда проволочных заграждений. Принимая во внимание тяжелые потери, понесенные 1-м и 2-м баталионом и не желая, без поддержки артиллерии рисковать атакой самого Райместа, командир полка приказал остановиться на занятой позиции. Весь вечер и первую половину ночи чехи безпрерывно нас обстреливали. На нашей стороне наступила тишина, прерываемая лишь стонами многочисленных раненых, лежащих на поле сражения. Ни разу за все время войны мне не приходилось слышать таких страшных стонов, как на этом проклятом болоте. Раненые, лежа сплошь и рядом в воде, покрытые густой травой, стонами давали знать санитарам о своем местонахождении. Этот кошмар продолжался до caмогo утра. По требованию Веденяпина, я послал два взвода моей роты помогать выносить раненыхъ. Чехи, заметив с нашей стороны движение, усилили свой огонь, мешая этим уборке раненых.
Разведчики донесли, что в Райместо все тихо, и что, повидимому, противник за ночь ушел. Осторожно стали подвигаться наши цепи вперед и действительно нашли пустое Райместо. Когда разсвело, полк. Шульгин прислал мне приказание присоединиться обратно с ротой к баталиону. Узкими цепочками я стал выводить роту из Райместа. Неприятельская артиллеpия из-за Стохода пустила по мне несколько снарядов, которые разорвались с большей точностью, но, в виду узкости фронта, потерь не причинили. Прибыв к баталиону, я узнал грустное известие о тяже-
[91]
лых вчерашних потерях. Гордость полка, отчаянно смелого Веревкина, возвращавшегося с перевязки обратно в строй, убило разрывом тяжелого снаряда. Подпоруч. Мекк и Клюпфель и свыше 500 солдат кровью своей вписали новые славныя страницы в истоpию полка. Обходя днем поле сражения, я видел целые ряды доблестных наших солдат, скошенных пулеметами противника во время вчерашнего наступления. По 10-15 человек лежали они, крепко держа в окоченевших руках винтовку или лопату. Большинство было убито пулями в голову и смерть наступала моментально. Особенно много их лежало около берегов этих небольших продольных канав, о которых я упомянул выше.
Потери Финляндцев превышали наши и достигали 2 000 человек. Как передавал впоследствии, общее число потерь гвардии за эти дни боев на Стоходе превысили 32 000 человек.
Результаты достигнутые этим наступлением и несколько германских орудий, взятых 2-м гвардейским корпусом, вряд ли могли компенсировать эти чудовищные потери. Подготовка нескольких месяцев стоянки в резерве была сведена на нет. От гордых, многотысячных полков, выступваших в бой 15-го июля, оставалось в некоторых частяхъ немного более половины.
[92]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Торнау С.А. С родным полком -> XVII
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:45
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik