Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Торнау С.А. С родным полком -> VI
Русская армия в Великой войне: Торнау С.А. С родным полком

Глава VI.
Наступление к югу от Янова. - Бой под Кржешовым. - Переход p. Caн

Вскоре после инцидента с пленными, граф Игнатьев получил донесение от барона Маннергейма, с просьбой оказать ему немедленную помощь, такъ как он дальше со своей кавалерией продвинуться не может, встретив упорное сопротивление со стороны пехоты противника. Командир приказал графу Литке спешить с 4-м баталионом на помощь уланам, и сам с остальной частью полка двинулся в том же направлении.
Когда мы подошли к месту боя, то застали следующую картину. Коноводы уланского полка запрудили всю дорогу. Тут же стояла в орудийной колонне 3-я батарея лейб-гвардии конно-артиллерийской бригады. Спешенные эскадроны улан перестреливались немного далее с противником.
На встречу графу Игнатьеву выехал барон Маннергейм, который заявил, что он потерял убитыми двух офицеров, а именно известного на всю Poccию скакуна ротмистра Бибикова и поручика Халявко, и что он просит немедленной поддержки. Сам Маннергейм соблюдал полное хладнокровие, несмотря на трагичность положения улан, не могущих действовать в непривычной для кавалерии лесной обстановке.
[37]
Граф Игнатьев, развернув карту сразу определил, что он имеет впереди себя лишь слабые силы противника, прикрывающие отход обозов к реке Таневу. Оценив обстановку, он приказал, подошедшей с полком, легкой батарее нашей гвардейской артиллерийской бригады открыть огонь по перекрестку дорог, находившемуся в нескольких верстах впереди и 4-му баталиону поддержать улан.
После первых же орудийых выстрелов, германцы стали поспешно отходить, но в виду наступающей темноты, преследование их пришлось прекратить.
На утро полк, потеряв соприкосновение с противником, походной колонной двинулся вперед и, часов около десяти утра, подошел к мосту через р. Танев. Проходя место вчерашнего боя, мы увидели много трупов лошадей улан, уже наполовину засосанных болотом, а также подобрали двух тяжело раненых германцев, оставленных своими. Судя по участку, занятому противником во время боя с уланами, силы его не должны были превышать нескольких взводов пехоты. Мост через Таеев был сожжен отступавшим противником и гвардейские саперы, приданные полку, с необычайным искусством, работая по пояс в воде, заменяли еще дымившийся настил новым деревом. Пехота перешла по этому мосту; кавалерия, артиллерия и мои пулеметы переправились в брод несколько выше по течению. 2-го сентября полк подошел к р. Сану около дер. Кршешов. На том берегу Сана лежала Галиция и мы ожидали серьезного сопротивления со стороны арьергардов противника, ибо Кршешов был очень удобен для обороны.
[38]
Недалеко от Кршешова находился мост через Сан. Подойдя к Кршешову, мы были встречены сильным огнем. После короткого, но горячего боя, Преображенцы и Семеновцы овладели Кршешовым, а один из баталионов Семеновского полка, по пятам отступавшего неприятеля, быстро перебежал через мост и прочно утвердился на том берегу Сана. Во время этого боя мы потеряли убитым поручика Крогеруca, командовавшего 12-ой ротой, очень дельного и храброго офицера и прекрасного товарища. Ранен был мой помощник подпоручик Зубов, шрапнельной пулей в ногу и, из за его ранения, я остался единственным офицером на всю команду. Похоронив убитых, на следующее же утро, при дивной осенней погоде, полк перешел Сан и вступил на неприятельскую землю.
Полковой оркестр был выслан заблаговременно вперед и, под звуки своего родного марша, полк переходил реку.
Подъем и энтузиазм у всех был необычайный. Мечта наша исполнилась, мы перенесли театр войны со своей земли на землю неприятеля. Кавалерия, высланная далеко вперед, не обнаружила никаких признаков неприятеля. Австрийцы, разбитые в многодневных боях, отходили глубоко назад, чтобы реорганизовать свои полки. Первый период войны, так называемый Люблинский, закончился нашей полной победой. Досталась нам эта победа дорогой ценой. Десять убитых офицеров, кроме многих раненых, и несколько сот солдат купили победу своею кровью. После перехода через Сан, войскам был дан отдых на несколько дней. Население и тип деревень
[39]
совершенно напоминали только что покинутую нами Люблинскую губернию, и можно было подумать, что мы все еще находимся на своей земле. Полк был расквартирован по близ лежащим деревням и встретил со стороны населения вполне приязненное отношение. Отдохнув от двухнедельных, безпрерывных боев, части корпуса стали продвигаться вглубь Галиции. Шли в порядке мирного времени, так как кавалерия не могла нащупать противника по радиусу 70 верстъ. Чудные галицийские шоссе сильно облегчали большие переходы, ибо наступившие дожди затрудняли движение по грунтовым дорогам. Наши обозы находились глубоко позади, в Люблинской губернии и в виду этого, полк был лишен многого необходимого. Самое тяжелое было отстутствие хлеба и табаку. Приходилось довольствоваться сухарями и, несмотря на строгое запрещение, многие солдаты курили cyxиe листья.
По Галиции полк продвинулся до громадного гминного села Колбушова и затем получил приказ усиленными переходами спешить обратно на север.
[40]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Торнау С.А. С родным полком -> VI
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:45
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik