Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Стратегический очерк войны 1914-1918 г.г. Часть 7 -> Глава V
Русская армия в Великой войне: Стратегический очерк войны 1914-1918 г.г. Часть 7
ГЛАВА V
Операция немцев против Моонзундских островов. Некоторые мысли о кампании 1917 года. Конец войны. Заключение.

Началась последняя глава участия России в Европейской войне. Керенский, получив, должно быть, соответствующую подготовку на посту военного и морского министров, возложил на себя звание Верховного Главнокомандующего. Алексеев был принужден на некоторое время взять на себя должность начальника штаба Керенского, но вскоре был заменен на этом месте Духониным. Главнокомандующим Северным фронтом был назначен Черемисов, составивший уже себе отрицательную командную репутацию на Юго-Западном фронте, но твердую революционную в духе Керенского. До приезда Черемисова командовал фронтом Бонч-Бруевич. Парский после Рижской неудачи был отправлен командовать 7 армией. Во главе Западного фронта стал Балуев, во главе Юго-Западного - угодный Украинской Раде Володченко. И только во главе Румынского фронта бессменно оставался, пережив все политические пертурбации, Щербачев.
"При настоящем положении армии, писал Алексеев Начальнику Генерального Штаба 2 (15) сентября, переход в наступление не представляется возможным и послужит только к дальнейшему расстройству войск. Нужно откровенно сказать себе и Временное Правительство должно определенно установить ту точку зрения, что с армией, столь расстроенной, невозможно думать о широких активных ударах и допустимы только мелкие частные удары полками, быть может, дивизиями. Повторяю, что армия совершенно больна. Все усилия правительства должны быть направлены на одно-на восстановление дисциплины, на возвращение войск к нормальной жизни, на усиленное обучение, так как фактически никаких серьезных занятий за последние пять месяцев войска не производят и не желают. Нужны законы, которые позволят начать возрождение и обучение армии, но законов этих пока нет и болезнь армии безнадежно затягивается, угрожая гибельными и уже непоправимыми последствиями. Только тогда,
[106]
когда правительство перейдет на путь решительных мер, возможно будет кое-как наладить боеспособность армии и говорить о наступательных задачах".
8 (21) сентября был последний отголосок действий на Двине. В этот день немцы, желая обеспечить на ней положение на своем правом фланге, атаковали XXVIII корпус в Якобштадтском тет-де-поне и оттеснили его на правый берег реки.
Обеспечив свой правый фланг, неприятелю естественно следовало позаботиться и об обеспечении левого фланга своей Рижской группы, для чего ему необходимо было завладеть Рижским заливом и прикрывающей его группой Зундских островов.
Своей очередной задачей противник и поставил себе овладение островами Эзель, Даго и Моон.
В течение августа и сентября наша Ставка имела основательные данные о подготовке немцами обширной морской и дессантской операции в Балтийском море. В позднейшее время эти сведения определенно указывали, что операция будет предпринята именно против Рижского залива и даже достаточно верно указывался день начала действий противника.
Сюда было обращено внимание и Ставки, и Северного фронта.
Моонзундская сухопутная позиция, также как и все южное побережье Финского залива, были переданы в руки моряков, которые, впрочем, подчинялись Главкосеву. На оборону островов было обращено хоть относительное внимание с точки зрения морской, но почти ничего не было сделано в сухопутном отношении.
Только в одном месте острова Эзель была вторая линия окопов и то доведенная до профили "с колена".
Алексеев, судя по его телеграмме Главкосеву от 6 (19) сентября, видимо не рассчитывал на прочное удержание островов в наших руках и делал свои распоряжения об обеспечении хотя бы небольшими частями (10 Турк. стр. див.) Пер-нова, как главного пункта побережья. "Войска, обеспечивающие Пернов и его район от высадки, писал он, явятся пер-выми, на которые выпадут задачи по обеспечению операции переброски наших сил с островов Даго и Эзель на материк, по обеспечению подступов к Ревелю с суши и по прикрытию направления на Нарву".
Главкосев возложил первоначальную оборону Пернова и преграждение противнику путей от него внутрь материка на XIII корпус и в частности на 1 пех. дивизию, которая 3 (16) сентября была туда направлена из Валка. В районе Гайнаша сосредоточивалась 10 Турк. стр. дивизия и в районе
[107]
Валка-Вольмар 45 пех. див. и Эстонский полк. "Воспрепятствовать высадке на всем побережье нельзя", писал по этому поводу новый наштаверх Духонин. "Это ведет лишь к разброске сил и к расходу ценных для фронта резервов". На север были направлены четыре пехотных и две кава-лерийских дивизии и больше, железные дороги не в состоянии были подавать туда войск. Но новый главкосев Черемисов был вообще настроен оптимистически и все слухи о дессанте представлялись ему "необоснованными, а по времени года большие операции на Северном фронте сомнительными".
В виду переполнения Северного фронта войсками туда было направлено из Юго-Западного фронта полевое управление 1 армии, которому был передан участок между 12 и 5 армиями.
Обращаясь к описанию операции на островах Эзель и Даго, мне для полноты изложения придется несколько коснуться обороны всего Балтийского моря, описание которой в полном объеме войдет в отдельный очерк стратегических действий морских сил.
Оборона Балтийского побережья к северу от Войсте и берегов Финляндии находилась в ведении командующего Балтийским флотом, который осенью 1917 года находился в подчинении главкосева. С этой целью ему, кроме флота, были подчинены крепости Свеаборг и Ревель и все сухопутные войска, расположенные на островах и побережьи к северу от Войсте.
К концу сентября (началу октября) всего состояло в распоряжении комфлота следующее количество войск: На Або-Аландской укрепленной позиции 3 батал., 38 пул., 12 лег. и 12 креп. орудий; в Ганге 4 бат. и 24 пул.; в Свеаборге 15 бат., 6 эск., 98 пул. и 463 креп, орудия; в Ревеле 16 бат., 5 эск., 172 пул., 18 лег. и 798 креп. орудий и в районе Моонзундской укрепленной позиции 15 бат., 5 эск., 140 пул., 60 лег. и 108 креп, орудий.
Действующий Балтийский флот состоял из: Действующей эскадры в две бригады линейных кораблей (8 кор.), базировавшихся на Свеаборг и Ревель, и две бригады крейсеров (9 крейсеров) с базами в Лапвике, Свеаборге и Ревеле,
[108]
и Минной обороны, состоявшей из минной дивизии (57 эск. минон.), базировавшейся на Або-Аланд, Лапвик, Све-аборг, Ревель и Моонзунд, из дивизии подводных лодок (20 лод.) с базами в Або-Аланде, Ревеле и Моозунде, из отряда заградителей и дивизии траления.
Основная задача обороны Балтийского побережья и Финского залива заключалась в недопущении всеми силами противника проникнуть к востоку от главной Поркалауд-Нор-генской позиции. Таким образом Або-Аландская и Моозунд-ская позиции, обеспечивавшие первая юго-западные берега Финляндии и вход в Ботнический залив и вторая Балтийское побережье к югу от Балтийского порта и вход в Рижский залив, являлись по отношению главной задачи флота как бы авангардными или передовыми. Ставить на карту существование всего Балтийского флота для борьбы за них, видимо, не предполагалось.
Артиллерийское оборудование Моонзундской позиции состояло в вооружении батарей приморского фронта, которых на остр. Даго было 4 (всего на 16 тяж. орудий) и 1 зенитная (3 орудия) и на остр. Эзель 7 (всего на 20 тяж. орудий) и 13 противоаэропланных (44 зен. орудия). Кроме того, оборона Северного входа в Моозундский район обеспечивалась 6-ю орудиями и южного входа 21 оруд. и 6 пул. Наибольшее значение придавалось батарее у Цереля, вооруженной 12-ти дюйм. орудиями.
Инженерное оборудование было совершенно в зачаточном состоянии. На остр. Даго были только окопы по побережью; на остр. Эзель, кроме прибрежных окопов, имелось несколько узлов сопротивления внутри острова и укрепленная предмостная позиция у Оррисара. Работы были в зачаточном состоянии; на узлах сопротивления профиль была для стрельбы с колена. Осенью 1917 года работы по усовершенствованию позиции производились на комиссионных началах с платой солдатам по 7-8 руб. в день. Это правило разлагающе действовало на солдат, которых нельзя было принудить работать на более дешевых или бесплатных условиях. Минные заграждения первоначально были поставлены в Ирбенском проливе, затем в Тагелахтской бухте, в Соэло-Зунде и у Домеснеса. При этом передовая позиция была по недостатку мин не оборудована в полной мере.
В Ирбенском проливе, кроме того, было поставлено и поддерживалось минное поле, к образованию которого начальник морских сил Рижского залива относился не одобрительно. Большая площадь его давала возможность неприятелю все время производить тралерные работы, обеспечивая от атаки наших миноносцев и лишала здесь нашь флот активных действий.
[109]
В авиационном отношении позиция была обеспечена 24-мя аппаратами.
Ко дню высадки противника оборона островов была рас-пределена следующим образом:
Оборона остр. Даго разделялась на три участка. Северная часть побережья от Кертеля до Мардиано оборонялась 4 р., 6 легк. оруд., 6 пул., 4 бомб, и 2 мин.; полуостров Дагерорт- 4 р., 10 пул. и 4 бомб. и побережье от Мардиано до Серро - 4 р., 10 пул. и 1 кав. взвод. Кроме того было 16 тяж. оруд. береговых батарей, объединенных в отдельную группу.
Оборона остр. Эзель разделялась на четыре участка. Северо-западная часть, от Памерорта до Роцикюля, оборонялась 3-мя батальонами, 18 пол. и 20 зенитн. оруд., 8 бомб. и 2 ми-ном.; от Роцикюля до Лео 1 батал., 12 пул., 6 оруд. и 2 сот.; полуостров Сворбе, от Лео до Карусте, занимался 3 бат., 12 п. оруд., 105 мм батарей и 1,5 р. сапер.; наконец, Ирбенский пролив и участок от Карусте до Коави оборонялись 3-мя ротами, 12 тяж., 15 зен. оруд. и 4 пул. В общем резерве на остр. Эзеле имелось 2 батал., 10 пол. орудий, 3 зенитн. батареи, 8 бомбом., 2 мином. и 1 сотня. Резерв был разбросан в Меделе, Аренсбурге, Насва, Менуста. Начальником обороны острова был начальник 107 дивизии. На охране побережья от Гапсаля до Вердера было 3 бат. и 2 сотни.
По боевому расписанию все упомянутые силы имели около 10 тыс. штыков. В действительности же гораздо меньше.
Морские силы Рижского залива для защиты Моозундской позиции состояли из 2 лин. кораблей, 1 крейсера, 3 канон. лодок, 8 новиков, 12 минон., 10 подв. лодок, 3 заград., 6 тральщ., 5 сторож. судов и трансп. Главной базой их был рейд Ку-вайст и отчасти Рогекюль.
Нравственное состояние войск не отличалось в лучшую сторону от всей армии.
С немецкой стороны в операции принимали участие части 23 корпуса в составе 42 пех. див., двух бригад велосипедистов, некоторых резервных и ландштурменных полков и специальных частей, всего около 23 тыс. чел. и 5 тыс. лошадей. Флот состоял из 3 дредн., 13-14 лин. кораблей, около 50 миноносцев, большого числа тральщиков и 50-60 трансп..
Первой частной задачей флоту ставилось подавить батареи у бухты и форсировать миноносцами Соэло-Зунд, так как овладение Кассарским плесом признавалось особенно необходимым, чтобы обеспечить переход войск на Моон и помешать оходу русских из Рижского залива на север. Кроме того, флоту приказывалось произвести операцию перехода с боль-
[110]
шой осторожностью и обеспечить ее такими силами, чтобы не было неудачи.
Мы так хорошо были осведомлены о готовившейся операции, что только на один день ошиблись в ее исполнении. Уже с раннего утра 29 сентября (12 октября) германский флот появился перед западным берегом островов Эзель и Даго, начал обстреливать все побережье, заставил замолчать береговую батарею у Ундва и занял миноносцами залив Тагелахт, где немцы и начали производить высадку. К 10 часам противник уже сбил береговую батарею у Нинас и начал высадку между Панк и Лигало.
426-й полк принял бой против высадившихся частей противника на линии узлов сопротивления Вехма-Одолац, но появление противника к югу от Лайсберг и угроза полку с тыла заставили его начать отступление к Аренсбургу, не смотря на помощь высланного ему последнего резерва. Для принятия отходивших был направлен к Аренсбургу батальон 472-го полка, расположенный на участке Муханино-Лео. Немцы продвинулись в этот день передовыми частями до линии Сауфер-Пирна, заняв мотоциклистами Хазик. Около 100 мотоциклистов и велосипедистов с пулеметами подошли к Ориссару и пытались завладеть дамбой, но были отогнаны ротой охотников с наших кораблей.
Командующий флотом, узнав о высадке, приказал направить к Кувайсту из Гапсаля 470 полк и из Ревеля 471 и батальон смерти, указав командовавшему Моонзундской позицией контр-адмиралу Свешникову ликвидировать всеми мерами высадку, упорно оборонять острова до прибытия подкреплений, после чего перейти к решительным активным действиям. С своей стороны Черемисов приказал направить к Гапсалю Эстонский полк из Ревеля и 45-ю дивизию из Вольмара, также указав на решительный переход в наступление.
Но Свешников, испросив разрешение исполнительного Комитета, в ту же ночь переехал для лучшего направления всей операции со своим штабом из Аренсбурга в Гапсаль, сдав команду на Эзеле начальнику 107-й пех. дивизии. Но перед отъездом он отдал своему заместителю приказ всем частям, за исключением гарнизона полуострова Сворбе, выполнявшего особую задачу, пробиваться на подготовленную Орис-сарскую позицию и упорно удерживать в своих руках Ориссарский тет-де-пон, прикрывавший дамбу на ост. Моон, чтобы перейти с подошедшими резервами в решительное наступление. Для руководства этой операцией из Гельсингфорса был командирован сухопутный генерал Генрихсон. Черемисов направил из 12-й армии в Гапсаль еще 44-ю пех. дивизию.
Генрихсон, прибывши в Гапсаль, отдал приказ о переходе в наступление 2(15) октября. 426-й и 472-й полки, оставав-
[111]
шиеся на острове, должны были сосредоточиться в районе д.д. Кельял и Путла с целью перехода в наступление в направлении на Сауфер и Кергель, имея задачей сбросить противника в море и войти в связь с отрядом, оборонявшим полуостров Сворбе. 470 и 471 полкам и матросскому ударному батальону приказывалось обеспечить прочное удержание за собой Ориссарского тет-де-пона и очистить от противника местность к западу до линии Факерорт-Путла. Но противник уже занимал не только Ориссар, но и Кельял и Удофер.
Попытки, произведенные флотом 30 сентября (13 октября), вытеснить противника из Кассарского плеса и затопить в канале Соэло-Зунд грузовой пароход, не увенчались успехом.
1(14) октября неприятельский флот начал обстреливать батарею у Цереля. Желание продвинуться вперед от головы мола у Ориссара встречалось сильным пулеметным огнем немцев; там уже находилось около трех полков противника. Штаб 107-й пех. дивизии на Эзеле был взят в плен. Полки, направляемые на остр. Моон, митинговали и не желали садиться на транспорты.
2(15) октября были потеряны нами Церельская 12" батарея и полуостров Сворбе. Немцы начали своими миноносцами проникать через протраленный проход в Ирбенский пролив. Командующий флотом признал, что с потерей батареи у Цереля Ирбенский пролив потерял для нас стратегическое значение, и приказал сосредоточить усилия флота на обороне южного входа в Моонзунд.
Попытка продвинуться в этот день подошедших на остров Моон резервов по дамбе на Эзель вновь потерпела неудачу. Усилившиеся немцы встречали наше продвижение не только пулеметным, но и артиллерийским огнем.
В ночь с 3 на 4 (16-17) октября неприятельская эскадра около 20 судов вошла в Рижский залив. Не смотря на большое превосходство сил цротивника, наш флот решил принять здесь бой, который был для него неудачен, и неприятель ворвался на рейд Кувайста. Два линейных корабля вошли в Малый Зунд и наши морские силы должны были перейти к остр. Шильдау.
На Даго, в районе Серро, происходила высадка неприятеля, который распространялся в глубь острова. Вечером было приказано начать эвакуацию Моонзунда...
Можно ли сделать оценку кампании 1917 г. в стратегическом отношении? Я думаю, что нет.
С нашей стороны, если еще и можно отметить отблески военного руководства, то только в ведении июльской операции на Юго-Западном фронте. Здесь была еще некоторая.
[112]
связь в распоряжениях главкоюза и в действиях войск. Здесь был заметен тот комбинированный отход, который носил в себе основы стратегического мышления. Операция Юго-Западного фронта держалась в руках; в ней даже самовольные уходы частей мало нарушали работу мысли высшего командования и быстро вводились им в русло планомерного отхода.
Совсем иное замечается в Рижской операции Парского. В ней командарм жил со своими запоздалыми директивами самостоятельной жизнью, а армия со своим стихийным отходом жила отдельно.
В Рижской операции руководства армией уже не замечается. В ней встречается только руководство командиров корпусов на поле сражения и в этом руководстве тактический исследователь найдет много интересного.
Что касается до Моонзундской операции, то в ней не было ни идеи, ни руководства, ни смысла. Совершенно непонятно почему, зная с точностью до одного дня намерение немцев атаковать острова, командование Северным фронтом не приняло мер или к реальной защите Моонзундской позиции при помощи главных сил флота или к своевременному уклонению от боя. Ход всей операции приобретает более чем легкомысленный характер.
Если обратиться к нашему противнику, то и здесь кампания 1917 г. дает мало поучительного. Это не была война двух регулярных армий, двух равных сторон. Немцы в 1917 г. вели собственно односторонний маневр с обозначенным противником...
Операцией захвата Моонзундской позиции следует считать полное окончание участия России в Европейской войне; русские войска перестали быть для немцев даже обозначенным противником.
Правда, и Керенский, и Черемисов отдавали еще ряд директив не только в отношении обороны подступов к Ревелю и Петрограду, в случае наступления противника, но даже и для кампании 1918 г. Но все эти распоряжения остались в области проектов, в исполнение приведены не были и имеют только академический характер многоречивых и мало поучительных директив.
Вслед за Моонзундской операцией в стране произошел новый сдвиг революции и власть перешла в руки Советов рабочих и крестьянских депутатов. Вопрос о выходе из состава воюющих держав был решен в определенной форме.
Всякие боевые действия на фронте прекратились с обеих сторон. Вместо стереотипных сводок-на фронте обычная редкая артиллерийская и ружейная перестрелка стали появ-
[113]
ляться такие же стереотипные сводки с однообразной фразой - на фронте обычное братание и меновая торговля.
Во дни октябрьской борьбы и вслед за ней с фронта, по примеру Верховного Главнокомандующего Керенского, исчезло и большинство лиц высшего командования. Должности главнокомандующих фронтами и командующих армиями были заменены коллективными управлениями.
Советская власть приняла ряд мер постепенной демобилизации армии, чтобы этот сложный процесс произвести возможно безболезненно для страны.
В ноябре было заключено перемирие с немцами и было приступлено к переговорам о мире.
В то же время Советской власти пришлось, совместно с последовательной демобилизацией и полным разложением старой армии, подумать хотя бы о видимом прикрытии фронта.
Вопрос этот был разрешен, за отсутствием у правительства какой-либо организованной вооруженной силы, в виде образования пограничных войсковых завес. Ядром их послужили коммунистические ячейки старых войсковых сухопутных и морских частей, рабочих и добровольцев.
Под прикрытием этих малочисленных завес производилась демобилизация старой армии и были положены зачатки строительства Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
Первые переговоры с немцами о мире не привели ни к чему. Поставленные противником тяжкие небывалые условия были неприемлемы даже для искренно желавшего мира Советского Правительства, вполне сознававшего необходимость для пользы страны купить мир, хотя бы самой тяжелой ценой. Переговоры были прерваны. Советское Правительство, не заключая формального мира, отказалось от ведения войны.
Немцы на это ответили новой операцией. Я затрудняюсь придать этой операции какой-либо военный термин. Таковой был бы более правильным искать не в военном словаре.
Они беспрепятственно и быстро покатились к Петрограду, почти не встречая сопротивления со стороны наших завес. Угроза обеим столицам, этому нервному центру революции, принудила Советское Правительство временно подчиниться еще более суровым требованиям центральных держав.
Брестский мир послужил официальным окончанием для России европейской войны, но не дал нашему бывшему врагу использовать его, так как был через несколько месяцев уничтожен германской революцией.
Последняя страница истории Петровской регулярной армии закрылась...
Первые страницы новой армии составят историю будущего.
[114]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Стратегический очерк войны 1914-1918 г.г. Часть 7 -> Глава V
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik