Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Стратегический очерк войны 1914-1918 г.г. Часть 1 -> Глава I
Русская армия в Великой войне: Стратегический очерк войны 1914-1918 г.г. Часть 1
ГЛАВА I.

ОБЩИЙ ОЧЕРК ОПЕРАТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЫСШЕГО РУССКОГО КОМАНДОВАНИЯ (СТАВКИ, ШТАБОВ ФРОНТОВ) В АВГУСТЕ 1914 ГОДА

Схема № 4.

В этом разделе очерка сгруппированы *) главнейшие распоряжения Ставки и обоих штабов фронтов за первый месяц (август 1914 года) минувшей войны, предопределивший, можно сказать, благодаря нашей победе в Галиции и крупным неудачам в Вост. Пруссии, общий характер дальнейших событий войны на русском фронте. Цель такого выделения двоякая:
1. Выяснить, какими соображениями руководилось высшее русское командование при открытии и характере направления операций на обоих фронтах; как события на одном фронте влияли на планы Ставки и на положение другого фронта, и в чем выражалось взаимодействие обоих фронтов, другими словами, обобщить распоряжения высшего русского командования за указанный период и представить цельную картину этой оперативной работы.
2. Избежать повторения распоряжений высшего русского командования в следующих разделах очерка, касающихся действий отдельных фронтов и армий, чтобы иметь возможность уделить больше места исследованию боевой деятельности собственно войск.
С другой стороны, все те распоряжения высшего русского командования, без изложения которых неясно было бы исследование действий войск, включены, в видах той же цельности, в соответствующие разделы очерка.

*) Тот же метод принят в соответствующих разделах прочих частей этой части Стратегического Очерка.
[36]
Наши армии в начале августа развертывались, как показано на прилагаемой схеме № 4, составив, 1. и 2. армии-Сев.-Зап. фронт, а 4., 5., 3. и 8. армии-Юго-Западный фронт, при этом 8. армия была сформирована на основании телеграммы ген. Янушкевича 16 (29) июля № 1748 из войск Проскуровской группы Киевского Военного Округа. В телеграмме об этом было добавлено, что в виду доброжелательного отношения к нам Румынии, с коей возможность столкновения не предвидится, в 8. армию включается VIII корпус (10 стр. 1). Штабы были: Ставка до 31 июля (12 авг.) в Петербурге, с 3 (16) августа в Барановичах; Сев.-Зап. фронта до 6 (19) авг. перемещался из Волоковыска в Лиду, из Лиды в Гродно, из Гродно снова в Волковыск и наконец 7 (20) авг. в Белостоке; Ю.-З. фронта до 4 (17) авг. в Киеве и Бердичеве, с 5 (18) до 19 авг. (1 сен.) в Ровно, 20 авг. (2 сен.) по настоянию Ставки переместился в Луков (2, 3).
Фронтами командовали: С.-З. - ген. Жилинский. наштафронт ген. Орановский; Ю-З. - ген. Иванов, наштафронт - ген. Алексеев.
Кроме того, 6. армия прикрывала правый фланг в районе Петербурга, 7. - левый в Одесском округе.
24 июля (6 авг.) Наштаверх ген. Янушкевич (штаб Петербypr) передал указание главкому С.-З. фронта ген. Жилинскому (штаб Волковыск), о необходимости готовиться к энергичному натиску при первой возможности, дабы облегчить положение французов, но, конечно, обеспечив себе сначала достаточный численный перевес (2 стр. 42).

Первые директивы ставки.

Первая директива Главковерха была передана главкому арм. Сев.-Зап. фр. в письме 28 июля (10 авг.) № 345, а главкоюзу в телеграмме 30 июля (12 авг.) №3321. Обе директивы в виду их особой важности приводятся полностью.
1) Письмо главкосевзапу 28 июля (10 авг.), № 345, (шт. фр. Лида).
"По имеющимся вполне достоверным данным - Германия направила свои главные силы на западную свою границу против Франции, оставив против нас меньшую часть своих сил.
[37]
"Хотя эти силы с полной достоверностью еще не выяснены но можно предполагать, что в В. Пруссии немцами оставлены четыре корпуса (I, XX, XVII, и V) с несколькими рез. диви зиями и ландв. бригадами; сверх того, гарнизон Кенигсберга из частей не полевых войск.
С нашей стороны, к вечеру 12-го дня мобилизации. т.-е. к 29 июля, в 1. армии будут собраны полностью: вся кавалерия (5,5 кав. див.), III и IV. кор., 5. стр. бр., 28. п. див. (XX. к.), к которой можно было бы еще притянуть два полка 29. пех. дивизии. Всего 96 бат., 132 эскадрона.
С 12-го же дня мобилизации начинают прибывать в Ковну второочередные дивизии, которые, следовательно, освобождают из Ковны части 28. п. див.
Имея в виду, что из состава 1. армии исключены Гвардейский и I арм. корпуса, следует признать, что войска 1. армии к вечеру 12 дня моб. закончат свое сосредоточение, так как большая часть второочередных дивизий, включенных в coстав 1. армии, направляется в Риго-Шавельский район, потерявший при нынешней обстановке, свое значение.
Что касается 2. армии, то за исключением XIII корп., она заканчивает свое сосредоточение еще ранее срока, указанного для 1. армии; в составе ее к вечеру 12 дня моб. будут находится 4. кав. див., II., XV., VI. и XXIII. корпуса, а равно 1. стр. бригада. Всего 136 бат. и 96 эскадронов.
Если даже исключить из этого числа 2. пех. див., которую быть может, придется оставить в Новогеоргиевске, а также 1. стр. бригаду, отходящую к Варшаве*), то все-таки численность 2. армии будет определяться в 112 бат. и 96 эск. и сот. В общей сложности армии Сев.-Зап. фронта к вечеру 12 дня моб. будут иметь готовыми к наступлению 208 бат., 228 эск, и сот. полевых только войск в то время, как немцы, повидимому, будут в состоянии противопоставить нам четыре полевых корпуса (100 бат.) с резервными и ландверными частями. Принимая во внимание, что война Германией была об'явле на сначала нам и что Франция, как союзница наша, считала своим долгом немедленно же поддержать нас и выступить

*) Мосты в Варшаве должны строго охраняться.
[38]
против Германии, естественно, необходимо и нам. в силу тех же союзнических обязательств, поддержать французов, в виду готовящегося против них главного удара немцев.
Поддержка эта должна выразиться в возможно скорейшем нашем наступлении против оставленных в Восточной Пруссии немецких сил.
На основании изложенной обстановки, Верховный Главнокомандующий полагает, что армиям Северо-Западного фронта необходимо теперь же подготовиться к тому, чтобы в ближайшее время, осенив себя крестным знамением, перейти в спокойное и планомерное наступление, положив в основу плана наступления нижеследующие общие руководящие соображения:
Наступление могла бы начать 1. армия, которая должна притянуть на себя возможно большие силы немцев; наступление должно вестись севернее Мазурских озер с охватом левого фланга противника,
2. армия могла бы наступать в обход Мазурских озер с запада, имея задачей разбить немецкие корпуса, развернувшиеся между Вислой и Мазурскими озерами и тем воспрепятствовать отходу немцев за Вислу.
Между 1. и 2. армиями должна быть установлена тесная связь путем выставления против фронта Мазурских озер достаточно прочного заслона.
Таким образом, общая идея операции могла бы заключаться в охвате противника с обоих его флангов.
Обеспечение операции с его левого фланга достигается р. Вислой с кр. Новогеоргиевск и перевозимыми к Варшаве частями Гвардейского и 1 арм. корпусов, первые эшелоны коих начнут прибывать в Варшаву с 12 дня моб.
По мнению Верховного Главнокомандующего, наступление армий Северо-Западного фронта могло бы уже начаться с 14-го дня моб. *).
Выражая глубокую уверенность в том, что войска армий Северо-Заладного фронта исполнят свой долг, памятуя, как необходима России первая же победа, Верховный Главно-

*) 14-й день-31 июля (13 авг.).
[39]
командующий ожидает представления вами соображений о времени и порядке выполнения предуказаний его имератор ского высочества (3 стр. 9). 2) Телеграмма 30 июля (12 авг.), № 3321 главкоюзу (шт. Бердичев):
"Генерал Алексеев уже поставлен генерал-квартирмей стером в известность о стратегических предположениях на Сев.-Зап. фронте. Верховный Главнокомандующий признал необходимым, чтобы и армии Юго-Зап, фронта деятельно заканчивали подготовку к исполнению поставленных им высочайшими указаниями 1912 года, наступательных задач. 3. и 8. армии должны перейти в наступление, не дожидаясь III. Кав. и XXIV. корп., дабы в связи с намеченным наступлением наших 1. и 2. армий приковать к себе вторжением в Галицию возможно большие силы австрийцев и тем самым воспрепятствовать им развить наступательные действия по левому берегу Вислы и против запаздывающих в своем раз вертывании 4. и 5. армий. Надлежит теперь же подготовить возможность вынесения при благоприятном ходе наступления пунктов высадки, III Кав. и XXIV корп. ближе к границе. Повидимому, общее наступление 3. и 8. армий могло бы начаться с 19-го дня моб. *).
"В виду изложенного, августейший Верховный Главнокомандующий повелел вам заканчивать вашу подготовку, дабы, осенив себя крестным знамением, перейти в спокойное, но решительное наступление. Великий князь выражает полную уверенность, что славные войска ваши исполнят свой долг, чего бы это им ни стоило". (2 стр. 109).

Разграничительная линия между фронтами.

В приведенных выше директивах не указана разграничительная линия между фронтами. Оперативное разграничение определялось уже этими директивами, указавшими фронтам районы операций: Сев.-Зап.-В. Пруссию, Юго-Зап.-Галицию.
Тыл был разграничен телеграммой ген. Янушкевича 30-го июля (12 авг.) № 3294 и 3237 (2 стр. 112 и 115) так:

*) 19-й день-5 (18 авг.).
[40]
"Минский военный округ подчинить Сев.-Зап. фр., а в жел. дор. отношении линии Гомель - Брест - Седлец, Гомель - Орша, Жлобин - Минск - Лунинец - Барановичи подчинить полностью ген. Забелину *), с соответствующим вынесением разграничительных станций Юго-Зап. фр. в Оршу - Минск - Барановичи, причем эти 3 станции принадлежат С.-З. Разграничительные станции Брест и Седлец остаются в прежнем подчинении: первая Юго-Зап., а Седлец Сев.-Зап. Вновь устанавливается разграничительная станция Ивангород подчинением ее Сев.-Зап. и передачею этому же фронту участка Пилава-Ивангород и всех жел. дор. линий левого берега Вислы".
"Александровск, дорога участка Смоленск - Брест входит в жел. дор. сеть Сев.-Зап. фр., но известное число поездов на этом участке распоряжением нач. в. сообщений Верх. Гл-щего будет предоставлено Юго-Зап. фр. Все тыловые учреждения Юго-Зап. фр., находящиеся на территории Минского в. округа и не входящие непосредственно в состав 4. и 5. армий, должны в общем порядке службы подчиняться гл-му нач. Минского в. округа, но использоваться распоряжением гл. н-ка снабжен. Юго-Зап. фр.".

Телеграмма сербскому королевичу Александру.
Схемa № 5.

Кроме директив главкомам обоих русских фронтов, главковерх 31 июля (13 авг.) отправил телеграмму сербскому королевичу Александру в Крагуевац (2 стр. 105).
"В целях достижения общего успеха над нашим общим врагом представляется необходимым сербской армии теперь же перейти в решительное наступление против австрийцев".3304.
На эту телеграмму королевич Александр ответил: "В ответ На Вашу депешу 3304 могу Вам сообщить, что сербской армии приказано атаковать австрийские части, перешедшие вчера Саву около Шабаца и Дрину близь Лазницы, и что наступление будет продолжено и далее". 1198.

**) Нач-к снабжений Ю.-З. фр.
[41]

Идея наступления на Познань.

28 июля (10 авг.), в день отправления первой директив), главкому Сев.-Зап. фр. ген. Янушкевич послал ему же след. телеграмму № 3107 (2 стр. 72).
"В виду намечаемого выноса развертывания на левый берег Вислы, Верх. Гл-го озабочивает необходимость установления прочной связи через Вислу путем устройства дополнительных переправ через эту реку. Необходима также подготовка левобережных жел. дорог к интенсивной перевозке войск и грузов, равно заготовление запасов, примерно на шесть корпусов по расчету 4-х корпусов, действующих по левому берегу в на правлении Торн - Познань, и двух корпусов, демонстрирую. щих на фронт Познань - Бреславль".
Таким образом, уже 28 июля (10 авг.), одновременно с преднамеченными операциями на обоих фронтах Ставка озабочивается подготовкой новой операции на Познань. Начало воплощения этой идеи выразилось в подвозе подкреплений на левый берег Вислы, как будет сказано ниже. Но обстановка заставила израсходовать собиравшиеся силы пo другому назначению.

Основания взаимодействия между сухопутной армию флотом.

17 (30) июля последовало повеление подчинить командующего морскими силами Балтийского моря главнму войсками гвардии и Петербургского военного округа, и коменданта (Сева-стополъской крепо-сти командующему морскими силами Черного моря с из'ятием его из ведения команд-го 7. армией (2 стр. 34).

План главкома Сев.-Зап. фр.

План изложен в телеграмме 28 июля (10) авг.).№50 Наштаверху (3 стр. 2) и в директиве 31 июля (13 авг.). командармам 1. и 2.

*) Нач-ку снабжений Ю.-З. фр.
[42]
В телеграмме 28 июля (10 авг.), 1914 г., № 50 сказано: "Считаю возможным переход в наступление произвести след. образом: 1-й армией в составе III., IV., XX. корпусов на фронт Инстербург-Ангербург; 2-й армией, в настоящем составе без 5 кав. див.: II. и VI. корпусами на фронт Лык - Иоганнисбург, причем II-й корп, остается на Гродненском направлении, прикрывая его, а остальными частями армии на фронт Руджаны - Ортельсбург и далее Растенбург - Ротфлис. Кавалерия обоих армии, поддержанная сильной пехотой, перейдет границу на 14-й день *); на 16 *) и 18-й *) день перейдут границу в 1. армии III корп., а во 2-й все корпуса, но атаку линии Ангерап и линии озер можно будет начать, когда к III-му корпусу 1. армии подойдет IV. корп. отстающий от III-его на 4 дня, и XX., который должен быть подвезен к Пильвишкам по возможности на 15**) день.
"Вновь формируемую армию считаю наиболее соответственным сосредоточить у Варшавы, выдвинув передовые части и кавалерию к Скерневицам, и затем направить армию левым берегом Вислы на Торн или Познань в зависимости от положения немцев. Прибывающие корпуса полагаю оставить в моем непосредственном распоряжении до прибытия командующего армией. Голова новой армии подойдет к Варшаве на 12-й день**), но XVIII корп. прибудет вряд ли раньше 27-го дня**). Для наступления же в пределы Германии левым берегом Вислы считаю необходимым назначить армию силою не менее 4-х корпусов, взяв один корпус из 2-й армии по окончании боев у озер".
Таким образом, главком Сев.-Зап. фронта, подобно Главковерху, параллельно с подготовкой первой операции фронта в В. Пруссию, озабочен был разработкой новой операции по левому берегу Вислы вглубь Германии.
На приведенную выше телеграмму ген. Янушкевич 29 июля (11 авг.) ответил № 3119 (2 стр. 75)), что Главковерх не встречает возражений на эти соображения, но "не признано ли будет желательным, чтобы 1. армия перешла в решительное

*) 14-й день-31 июля (13 авг.), 16-й-2 (15) авг., 18-4 (17) авг.
**) 12-й день-29 июля (11 авг.), 15-1 (14) авг., 27-13(26 авг.)
[43]
безостановочное наступление лишь после того, как все корпуса этой армии займут исходное положение, ибо выдвижение одного III. к., который в ожидании общей атаки Ангераппа, задерживается по переходе границы на 4 дня, было бы не желательно".
В письме 30 июля (12 авг.), № 513 Наштаверху ген. Жилинский уже несколько меняет свой план (2, стр. 110): "cpaвнительно с планом, изложенным мной в телеграмме 50, лево фланговые корпуса 2. армии я предполагаю направить более к западу, дабы сделать более глубокий обход и вернее облегчить наступление 1-й армии, почему XV к. будет направлен не на Ломжу, как было сказано мной в моей телеграмме, а на Остров, Прасныш, Хоржеле*).
"Левее XV к. направить еще ХХIII. к. Если я предполагал выдвинуть ранее других III. к., то я имел в данном случае в виду возможно раньше обеспечить наступление и одним этим переходом границы хотя отчасти выполнить наши обязательства по отношению Франции, потому что одновременный переход всех корпусов не может быть произведен так скоро".
2 (15) авг., ген. Янушкевич ответил на это письмо: (2 стр. 145). "Верх. гл-щий вполне одобряет принятые вами решения изложенные в письме 513, особенно Ваше намерение по совершению более глубокого обхода с запада. Его высочество выражает глубокую уверенность, что принятые решения будут непреклонно и энергично приведены в исполнение". 22.
31 июля (13 авг.), ген. Жилинский дал командармам 1. и 2. армий свои директивы № 1 и 2, которые будут подробнее приведены в соответствующих главах. Здесь же они излагаются только в самом существенном извлечении. Согласно директивам приказано было: 1-й армии наступать от линии Вержболово - Сувалки на фронт Инстербург - Ангербург в обход линии Мазурских озер с севера, а 2-й армии от. линии Августово - Граево - Мышинец - Хоржеле на фронт Летцен - Арис - Руджаны - Ортельсбург, направляя главные силы от линии Мышинец - Хор-

*) "Такое перекрещивание XIII и XV корп., проектированное ген Самсоновым, представляет единственный способ подвести одновременно к границе оба эти корпуса и неудобств никаких не вызывает".
[44]
желe на фронт Руджаны - Пассенгейм и далее Растенбург - Зеебург во фланг и тыл линии озер. Перейти границу: 1-й армии - 3 (16) авг. конницей, поддержанной отрядами пехоты, 4 (17) авг. всеми тремя корпусами, направляя их первоначально на фронт Инстербург - Ангербург, а затем развивая наступление в охват левого фланга противника; 2-й армии - 5 (18) авг. конницей, где возможно, поддержанной пехотой, 6 (19) авг., главными силами корпусов.
Направление на Гродну прикрывалось II. арм. корп. наступавшим от Августова на запад, и 3. гвард. див., расположенной в районе Соколка.
Командарм 2. предостерегался, что при наступлении к западу от Мазурских озер противник может со стороны Алленштейна атаковать левый фланг 2. армии, почему в этом направлении должна вестись особенно интенсивная разведка.

План главкоюза.

Первоначальный план главкоюза изложен в его телеграмме 1 (14) авг. № 223 (6 стр. 4), "сообразуясь сроками прибытии некоторых частей Киевского, Одесского округов, арт. парков. необходимых обозов, полагаю соответственным предписать
1). 8-я армия переходит наступление 20-й день *). чтобы уменьшить свое уступное расположение позади 3-ей.
2). 21-й день *) начинает наступать 3-я армия.
3). Чтобы несколько обеспечить правое крыло армии при движении на Радзихов - Каменку на 22-й день *), авангарды 5-й армии выдвигаются, укрепляются на линии Войславице - Владимир-Волынский, 4-й - на линии Вильколаз - Жолкевка - Избица. Кавалерия обеих армий должна развить энергичную деятельность на всем фронте, особенно восточнее Буга.
4). Главные силы этих армий 22 день *) сближаются своими авангардами;
5). 23-й *) день эти армии остаются занятом расположении,

*) 20-й-24-й дни соответствуют 6 (19)-10 (23) авг.
[45]
подтягивая продолжающие высадку войска. Принимаются меры продвигать от Ковеля до Владимира железной дорогой опаздывающие эшелоны V корп. (6) 24 день. 4. и 5. армии переходят в наступление".
"Эти общие соображения разрабатываются. По одобрении Верх. Гл-м приведенных сроков начала наступления, будут преподаны войскам исполнению".
Этот план был оценен 3 (16) авг. Главковерхом так: "223. Чрезвычайно одобряю, что не только 8. и 3. армии переходят в наступление, но и авангарды 5. и 4., за которыми следуют их главные силы. Равно одобряю выдвижение вперед 8. армии, но выражаю сожаление, что движение 8.-й и 3. армий Вы находите затруднительным начать двумя днями раньше, что более чем желательно по общей обстановке. Выражаю полную уверенность, что эти два дня Вы вознаградите особенно быстрым непреклонным ураганным наступлением 41". Ген. ад. Николай" (2 стр. 161).
Но еще днем раньше ген. Иванов получил телеграмму ген. Янушкевича № 11. (6 стр. 9). где напоминалось, что Главковерх, ставя задачей армиям Юго-Зал, фр. развитие в широких размерах наступательных действий, находит необходимым, как-то было указано телеграммой № 3321. скорейшее вторжение 3. и 8. армий в Галицию, вызываемое обстановкой.
Вследствие этой последней телеграммы, сроки наступления были сокращены 2 (15) авг. на один день (2 стр. 135), о чем было донесено телеграммой 146/267: "Дополнение 223 приказал ген. Брусилову начать насту пление 19-й день *), достигнуть главными силами Збруча 21 день; ген. Рузскому - начать движение 20-й день, достигнуть 21-й день авангардами линии Остров - Рудня - Дунаев - Вишневец; далее армии будут продолжать совместное наступление в Галицию".
При сравнении сроков наступления на обоих фронтов обращает на себя внимание, что ген. Жилинский первоначально назначил наступление главными силами на 2/14 - 4/16 авг., а затем ему, вследствие неготовности армий, при

*) 19-й день-5 (18) авг.
[46]
шлось удлинить начало наступления на 2 дня. Ген. Иванов, наоборот, сразу назначил начало наступления 3. и 8. армий на 6 (19) - 7 (20) авг., но под давлением Ставки сократил на 1 день. Ставка же назначила начало наступления Сев.-Зап. фр. на 5-6 дней Раньше, чем оно фактически произошло.
В общем же Сев.-Зап. фронт перешел в наступление: главными силами 1. армии 4 (17) авг.. 2.-6 (19) авг. Ю-3. фронт - 3 армией 6 (19) авг.; 8. - 5 (18) авг., 4. и 5. - 10 (23) авг. 9 (22) авг. ген. Янушкевич телеграфирует № 3149 (2, стр.202), ген. Иванову:
"Возможно, что австрийцы в видах осторожности сгруппировали большую часть своих сил западнее, чем мы обыкновенно считали, напр., в районе Краков - Перемышль. В этом случае пути наступления, обычно предоставлявшиеся в подготовительных работах 4. и 5. армиям и приводившие к наступлею этих армий на фронт Львов - Ряшев*), окажутся несоответствующими обстановке. Движение по ним не достигает основной задачи, поставленной армиям фронта указаниями 1 мая 1912 г., и может привести к столплению в районе Львов - Перемышль четырех армий. В предположении, что вами даны уже штабу для разработки необходимые на этот случай указания, Верх. Гл-щий просит вас ориентировать его в этих указаниях".
По этому вопросу (о предполагаемом несоответствии первооначального развертывания Ю.-З. фр.. действительному положению австрийской армии), наштаюз представил 10 (23) авг. главкоюзу доклад, который и является собственно в окончательном виде планом действий Юго-Зап. фронта, почему приводится здесь в наиболее существенном извлечении (2 стр.212)
Развертывание наших армий, основанное на известных сведениях о сосредоточении австрийских войск, можно считать в общем законченным. Перемещение войск может быть произведено в очень ограниченных размерах.
"Следовательно, каково бы ни было развертывание австрий-

*) Также-Ржешув.
[47]
ских сил, мы, выполняя первоначальную операцию, должны исходить из существующей группировки наших войск.
"Сосредоточение большей части австрийских сил на линии примерно, Перемышль - Ярослав - Тарнов - до 5-6 корпу сов возможно и вероятно. Удержание плацдарма Ярослав -Перемышль - Львов может быть возложено на 2 - 3 корпуса. Обеспечение наступательной деятельности этих 7 - 8 корпусов возлагается на 3 - 4 корпуса, опирающиеся на Львов и укрепленную линию Днестра.
"Исходя из этих соображении и не нарушая существенно преподанных армиям указаний, я полагал бы необходимым принять следующее:
1. Усилить 4. армию Ш Кав. корп., 4. и 5. Донск. каз. див. или одною из них.
2. Наступательный марш 4. и 5. армий подать к западу и комбинировать действия этих армий так:
а) 4. армии постепенно овладевать течением p. Сана на участке от Лежайска до устья, осмотрительно выдвигаясь в линию, примерно, Мелецк - Лежайск, чтобы обеспечить за собою прочное владение промежутком между Вислой и Саном и принять на себя первый удар даже превосходных сил противника, удержав их в течении 1 - 2 дней до подхода подкреплений. Выполняя движение к Сану, армия должна исполнить захождение левым плечом, чтобы - стать параллельно течению реки. Таким образом, эта армия примет на себя обеспечение всей нашей первой операции и сообщений своих и 5. армии. При завершении операции она же ударом в направлении Дембица - Ряшев должна, будет воспрепятствовать отступлению значительных сил неприятеля к Кракову. В случае наступления австрийцев по левому берегу Вислы, было бы желательно возложить обеспечение 1. армии с этой стороны на войска, собираемые в Варшаве. Чем сильнее будет 4. армия, тем обеспеченнее будет выполнение ее задачи.
б) 5. армия, наступая, подается вправо и исполняет захождение левым крылом, выходит на линию Цеханов-Рава Русская-Магирув (примерно). Отсюда она с одинаковым удобством может оказать помощь 4. армии (2-2,5> перех.), атаковать
[48]
промежуток между Львовым и Перемышлем (2 - 2,5 перех.), оказать помощь 3. армии под Львовом. Таким образом, 5. армия будет представлять маневренную группу для сосредоточения превосходных сил там, где это по обстоятельствам представится соответственным.
в) На 3. армии лежит важнейшая задача в развитии первоначальной операции наступления на Львов. Она приковывает к себе возможно больше сил, выясняет обстановку и наносит удар пункту, важному в военном и политическом отношении. В общем нет надобности изменять ее направление, но необходимо несколько сузить ее фронт, ограничив таковой линией Камионка-Струмилова-Бобрка.
2) 8. армия, утвердившись на Стрыпе, изменяет несколько фронт своего движения, имея осью такового дорогу Бережаны-Рогатин-Подкамень и ведя лево-фланговые корпуса уступом или для обеспечения себя со стороны Днестра, или для форсирования этой реки и переброски части сил на правый берег.
"Армия эта содействует 3. армии в выполнении основной ее задачи.
"При таком распределении задач между армиями, мы можем сосредоточить против группы неприятеля за Саном и между Перемышлем и Львовом 8 корпусов и 3-4 рез. див., - до 20 дивизий. Обеспеченно слева имеет возможность принять на себя 3. армия. Для прорыва промежутка между Перемышлем и Львовым можно бросить 3 корпуса; желательно поддержать их войсками 8. армии со стороны Самбора".
Изложенный план был одобрен 11 (24) августа Главковерхом (2 стр. 235), который однако выразил сожаление, что до сих пор не выяснен характер стратегического развертывания австро-венгерских войск.
"Особено скудны сведения о районе между Краковым и Перемышлем и о том, какие силы наступают по левому берегу Вислы". Указывалось, что наступление неприятеля по левому берегу Вислы могло бы иметь неблагоприятное влияние на энергичное развитие операций 4. армии, особенно в виду слабости Ивангорода и отсутствия в его районе каких либо сил, могущих активными своими действиями парализовать наступ-
[49]
ление австрийцев на Радом, Опатов и Сандомир. При этом подчеркивалось, что "использование для этой цели войск, собираемых в Варшаве и поступающих в состав вновь формируемой 9. армии, совершенно недопустимо, так как эта армия имеет назначением наступление вглубь Германии и сама нуждается в прикрытии своей операции со стороны войск противника наступающих от Кельцы на Радом".
Поэтому предполагалось III Кавк., корп. с 8 кав. див. направить на Ивангород для выдвнжения его по левому берегу Вислы с общим направлением на Кельцы.

Общий ход операций в августе на обоих фронтах.

Планы главкомов обоих фронтон дали неодинаковые результаты, что вызвало существенные изменения в первоначальных предположениях Ставки.
На Сев.-Зап. фронте 2. армия между 13 (26) и 17 (31) авг. потерпела крупное поражение в районе Хохенштейн-Нейденбург-Вилленберг, причем два ее корпуса XIII и XV и часть XXIII были взяты в плен.
1. армия после боя под Сталлюпененом (Бильдервейтшеном) 4(17) авг. и после сражения под Гумбинненом 7(20) авг. продолжала преследование неприятеля. Немцы сначала предполагали отступить за Вислу, но затем, по директиве германской ставки, 8. нем. армия была остановлена на р. Пассарге с приказанием разбить Наревскую группу русских. Вновь назначенный командарм 8. ген. Гинденбург решил, оставив заслон против 1. русской армии, наброситься: остальными силами на 2. армию.
1. армия в это время продолжала частью сил наступление против оставленного Гинденбургом заслона, частью сил занялась подготовительной операцией по обложению Кенигсберга на основании телегр. наштасевзап 13(20) авг. (8 стр. 110) и директивы Главкосевзап 15(28) авг. № 5 (5 стр. 103), почему помощи 2. армии не оказала.
Покончив со 2. армией Гинденбург набросился на левый фланг 1. армии, которой после ряда упорных боев удалось, хотя
[50]
и с большими потерями, избежать участи 2 армии и отступить к Неману, а затем и за Неман.
Итак, наступательный план главкосевзана потерпел неудачу на обоих направлениях наступления в В. Пруссию.
На Юго-Зет, фронте. Операция на Юго-Зап. фронте протекала так же. как сначала на Сев.-Зап. фронте, в условиях нашего наступления.
После первого же боя у Красника 10(23) - 11(24) авг. обнаружился обход австрийцами нашего правого фланга. Это обстоятельство в связи с настойчивыми атаками австрийцев на нашу 4. и 5. армии вызвало ряд распоряжений со стороны Ставки по усилению Ю.-Зап. фронта, о чем будет сказано ниже. Подвезенные подкрепления дали необходимую устойчивость 4. и 5. армиям.
21 авг. (3 сент.) взяты были 3. армией Львов, а днем раньше 8.- Галич.
После этого австрийцы произвели перегруппировку и набросились на 3. и 8. армии, что привело к шестидневному бою на линии Рава-Русская - Городок.
Упорство и взаимодействие армий фронта привели к отступлению австрийцев за Сан. В наши руки попало много трофеев, но преградить неприятелю отход к Кракову и за Карпаты не удалось.
В конце августа имелись сведения о сосредоточении немцев в районе Ченстохова. Назревала новая операция на левом берегу Вислы. Оперативная работа высшего командования по подготовке этой операции и во время ее будет рассмотрена в части второй Стратегического очерка войны 1914-18 г.г.

Попытка осуществить идею наступления на Познань.

Выше указано было, что одновременно с разработкой соображений по первой операции. Ставка и главкосевзап озабочены были организацией операций в глубь Германии.
Попытка осуществить на практике эту идею относится к началу перевозки войск в Варшаву.
В телеграмме Наштаверха ген. Жилинскому 26 июля (8 авг.) № 2727 сказано (3 стр. 5):
[51]
"В виду направления главных сил Германии против Франции и необходимости поддержать нашу союзницу Верх. Гл-щий повелел: I Гвардейский и I арм. корпуса в составе, указанном в боевом расписании, из'ять из состава 1 армии и направить в Варшаву.
4) Вслед за перевозкой названных корпусов подготовляется перевозка в Варшаву XVIII к, без 50 дивизии, по смене к тому времени корпуса второочередными частями.
5) Части войск, собираемые против Германии на левом берегу Вислы, как образующие авангард новой армии, полевые управления коей будут сформированы распоряжением Верх. Гл-го, включаются в состав войск Сев.-Зап. фронта, но должны оставаться под временным начальством старшего в Вашем непосредственном ведении, в не зависимости от командующего 2, армией.
6) Необходимо теперь же приступить к подготовке тыла и снабжения войск, подлежащих переброске на левый берег Вислы".
29 июля (11 авг.) приказано направить в Варшаву XVIII. ХХII корп., Гвард. стр. бригаду, Гвард. каз. бригаду (2 стр. 80-83).
Однако 2 (15) авг. № 521 I. корпус предоставлен был ген. Жилинским в распоряжение командарма 2. (5 стр. 27).
Первоначально, вследствие отвлечения 3. гвард. пех. див. для прикрытия направления на Соколку. Гвард. корпус также дан был 3 (16) авг. в распоряжение главкосевзапа для усиления левого фланга 2. армии, но уже 6 (19) авг. это разрешение было отменено (2 стр. 108 и 181) в виду состоявшегося выдвижения I. к. к Сонску с указанием, что по мысли Главковерха один из корпусов. I. или Гвард., должен быть оперативным ре зервом в руках Главковерха.
Таким образом, Гвард. корпус был ядром вновь формируемой на левом берегу Вислы 9. армии, причем телеграммой ген. Янушкевича - комкору Гвард. 8 (21) авг. № 3.116, все части левого берега Вислы подчинены ему впредь до сформирования 9. армии, штаб коей прибыл 8 (21) авг. в Варшаву.
В письме 9 (22) авг. № 123/105 (3 стр. 82) на имя ген. Жи-
[52]
линского, ген. Янушкевич пишет о "предположении сформировать на левом берегу Вислы сначала 9-ю, потом 10. армии". При этом 9. армия включена тем же письмом в состав Сев.-Зап. фронта.
10 (23) авг. в телеграмме ген. Янушкевича № 3227 (2, стр. 207) Главкоюзу между прочим сказано: "дабы обеспечить предстоящее развертывание больших сил, а именно 9. и 10. армий на левом берегу Вислы для наступления вглубь Германии Верх. Гл-щий повелел 8. кав. див. и III. Кавк. к. перевести в Ивангород для выдвижения на левый берег Вислы в направление на Кельцы".
11 (24) авг. большие операции стали развиваться в крупном масштабе на обоих фронтах, но высшее командование не раз еще возвращается к стремлению осуществить идею наступления вглубь Германии.
Когда 12 (25) авг. XVIII корп, был направлен на Ю.-З. фронт, то ген. Жилинский получил след, телеграмму № 3390 ген. Янушкевича (3, стр. 93).
"С 16 (29) авг. должно начаться прибытие в Варшаву головных частей. III. Сиб., а затем I. Турк. и II. Кавк, корпусов. Корпуса эти предназначались 10. армию, подчиняемую глав-му армиями Сев.-Зап. фронта. Так как однако формирование 9. армий вследствие отвлечения I, и XVIII. к. запаздывает, то является вполне соответственным прибывающие корпуса временно вливать состав 9. армии, штаб коей находится на месте в Варшаве". Телеграмма заканчивается предупреждением, что, повидимому, назревает наступательная операция по левому берегу Вислы в юго-зап. направлении.
13 (26) авг, ген. Данилов в разговоре по аппарату (3 стр. 104) с ген. Орановским, передал, что Главковерх предлагает найти возможность и способ скорейшей переброски хотя бы одного корпуса, безразлично какого, в Варшаву.
15 (28) авг., когда Ставка еще не знала об отступлении обоих флангов 2. армии, ген. Данилов в раз-говоре по аппарату с ген. Орановским (3 стр. 102) спросил мнение последнего, нельзя ли немедленно же начать переброску какого-либо корпуca, напр.. II-го, из состава Сев.-Зап. фронта в Варшаву. На
[53]
возражение ген. Орановского, что II. корпус находится на фрон те Ангербург-Арис, ген. Данилов ответил: "но ведь нельзя оставлять на правом берегу 9. корпусов, когда весь интерес дальнейшей операции на левом берегу Вислы".
Итак, осуществление идеи наступления по левому берегу Вислы на Познань-Бреславль в значительной степени занимало соображения высшего командования.
Однако, осуществить эту идею не пришлось, как подробно будет указано ниже; часть подкреплений израсходована была для поддержки Юго-Зап, фронта, а остальные пришлось направить после поражения 2. армии на Сев.-Зап. фронт для прикрытия направления на Белосток-Гродно.

Напоминания Ставки о необходимости ускорить наступление в связи со стремлением выполнить военную конвенцию с Францией.

Еще 26 июля (8 авг.) Наштаверх ген. Янушкевич телег фировал ген. Жилинскому (3 стр. 3): "нам необходимо гото виться к энергичному натиску при первой возможности, дабы облегчить положение французов, но, конечно, обеспечив себе сначала достаточный численный состав".
В приведенных выше первых директивах обоим главкомам выражена воля Главковерха о необходимости в ближайшее время перейти "в спокойное и планомерное наступление", (в директиве главкоюзу сказано "спокойное, но решительное наступление").
Но уже 3 (15) авг., как выше сказано, Главковерх выразил сожаление, что 3. и 8. армии не переходят в наступление двумя днями раньше, причем выражалась надежда, что эти два дня будут вознаграждены "особенно быстрым непреклонным ураганным наступлением".
Затем следует ряд напоминаний обоим главкомам о скорейшем наступлении.
1) 9 (22) авг. ген. Жилинскому а) телеграммой №3150 (2 стр. 205).
"Верх. Гл-щий желал бы, чтобы начавшееся наступление
[54]
корпусов 2. армии велось самым энергичным, и безостановочным образом. Этого требует не только обстановка на С.-Зап. фронте, нo и общее положение".
б) В разговоре по аппарату 13 (20) авг. (3 стр. 104) ген. Данилова с ген. Орановским передано следующее повеление Главковерха: "первостепенная задача 1. и 2. армий покончить поскорее с В. Пруссией". С этой точки зрения приостановка движения на Алленштейн считалась крайне нежелательной. При этом Главковерх выражал пожелание "сильного и энергичного удара против немцев".
В тот же день ген. Данилов составляет "записку для памяти", где сказано, что, "в виду общего по-ложения на. всех театрах войны и того обстоятельства, что уже началось столкновение немцев с нашими союзниками, после которого может начаться переброска германских сил на нашу границу, нам необходимо торопиться с овладением нижним течением Вислы, дабы иметь ее в своих руках ко времени возможного совершения выше упомянутой переброски сил с запада на восток. Овладение нижним течением Вислы возможно без лишних жертв и потери времени только при условии развития наступления по левому берегу Вислы, требующего сбора больших сил".
"В виду изложенного, необходимо торопиться с очищением от противника В. Пруссии, дабы стала возможна переброска армии Ренненкамифа на левый берег Вислы".
На 2. армию предполагалось возложить в этом случае окупацию В. Пруссии.
2) ген. Иванову а) в телеграмме 9 (22) авг. № 3 141:
"согласно общему положению наших союзников на западе необходимо безотлагательно самое энергичное наступление. Ген. ад. Николай. (4 стр. 10).
б) В тот же день в телегр. № 3149 ему же:
"Напоминается, что Главковерх ожидает от армий фронта и особенно от 3. и 8. быстрых, энергических и безостановочных действий, причем скорейшее в течение ближайших дней развитие начинающегося вторжения в Галицию 3. и 8. армиями является безусловно необходимым по общей обстановке.
[55]
в) 10 (23) авг. следует телеграмма ген. Иванову № 3227 (2, стр. 202):
"из различных источников поступают сведения о том, что австрийские силы, выставленные против нас, ослаблены по сравнению с теми силами, кои принимались в подготовительных к войне работах. Это обстоятельство поддерживает у Верх Гл-щего мысль о желательности возможно энергических действий на Вашем фронте, преимущественно 3. и 8. армиями.
г) В письме ген. Иванову 11 (24) авг. № 124 (1. ст. 12) ска зано, что Главковерх повелел передать его непреклонную волю что "наступление 3. и 8. армий должно вестись с возрастающей энергией и быстротой, чем это было первые дни наступления, т. к. такое стремительное наступление настойчиво подсказывается всей обстановкой и представляется вполне выполнимым: в виду отсутствия серьезного сопротивления со стороны неприятеля".
д) Неудачный ход операции 2. армии вызвал 18 (31) след. напоминание Главковерха ген. Иванову в разговоре Алексеева и Янушкевича:
"в виду большой заминки во 2. армии и необходимости кончить во что бы то ни стало с австрийцами до подхода с запада герм. подкреплений. Главковерх повелел перейти Ю.-З. армиям к самым решительным против австрийцев действиям на всем Юго-Зап. фронте". (2 стр. 240).

Переброска подкреплений и новые планы высшего командования в зависимости от хода событий.

В отношении Сев.-Зап. фронта Ставка долго была спокойна за исход операции в Восточной Пруссии, считая эту операцию, как бы той предварительной, с наперед предрешенным результатом, которая вскоре должна принести к главной операции наступления по левому берегу Вислы.
Давая 6 (10) авг. указания главкосевзапу и комкору Гвард. о характере использования этого корпуса, ген. Янушкевич в телеграмме № 3058 (2 стр. 183) говорит:
"в виду благоприятной обстановки на Сев.-Зап. фр. нет препятствий к сосредоточению всего гвард. корпуса в Варшаве".
[56]
Даже 16 (29) авг., в то время как стало известно о тяжелом положении 2. армии и о. перерыве связи с командармом 2., в разговоре по аппарату между ген. Орановским и ген. Даниловым Остановка оценива-лась так:
Орановский... "ген. Самсонов сегодня неожиданно заявил, что снимает аппарат и уезжает из Ней-денбурга в Хохенштейн руководить действиями XV, XIII корп. Таким образом связь с ним прервана. Величайшее опасение у меня вызывает положение дел 2. армии. Отход I. корп. к Млаве. а может быть за Млаву не в достаточном порядке и отсутствие сведений за целый день, что происходит с XIII. XV. и VI. к., меня бесконечно тревожит при полной невозможности с ним снестись, так как он сам эту связь порвал". На это ген. Данилов ответил: "отсутствие связи с Самсоновым, конечно, тяжко, но ведь у него 5 корпусов и едва ли неудача там может иметь решающее значение, особенно если Ренненкампф не будет заниматься Кенигсбергом, на что, к сожалению, есть признаки, а, заслонившись от него, поторопится войти в оперативную связь со 2. армией". (2, стр. 284).
Будучи совершенно спокойной за ход операции на Сев.-Зап. фр. до получения сведений о поражении 2. армии. Ставка обращает главные заботы на Ю.-З. фронт.
Неудача XIV к. 4. армии под Красником 11 (24) авг. и обнаружение обхода правого фланга этой ар-мии повели за собой отправление ряда, подкреплений на Юго-Зап. фронт за счет той группы, которая собиралась в районе Варшавы.
12(25) авг. был отправлен XVIII к. с включением в состав армии Юго-Зап. фр. (2 стр. 222).
16(29) авг. направлена из Варшавы на Ивангород 1 гвар. див. 17(30) авг., приказано направить туда же 2 гвард. див. и Гвард. стр. бригаду, и ускорено движение на Люблин III Кав. корпуса; идущий из Петрограда на Варшаву XXII к. свернут на Люблин, куда мог прибыть между 18(31) авг. и 23 авг.
(5 сен.). Подходили второочередные дивизии: 80 и 82 на Луков, 83 к Ивангороду (2 стр. 280 и 7 стр. 56).
17(30) авг. № 3433 для об'единения действий XVIII к. и Гвард. корпусами на правом берегу Вислы, а также теми ча-
[57]
стями, кои выдвинуты были от Ивангорода на левый берег Вислы в направлении на Радом, назначен ген. Лечицкий. Задача - воспрепятствовать во что бы то ни стало обход ному движению австрийцев, направленному против правого фланга 4. армии.
С посылкой подкреплений из района Варшавы на Юго-Зап. фр. пришлось временно отказаться от идеи наступления на Познань, что выражено так в телеграмме 17 (30) авг. №3436 (4 стр. 45): "Великий князь своим вчерашним распоряжением о переброске гвардии и XXII к. не остановился перед необхо димостью принести в жертву для обеспечения успеха над австрийцами все свои первоначальные предположения". С другой стороны, на замену частей, отвлеченных на Юго-Западный фронт, направлялись к Варшаве корпуса азиатских округов III Сиб., I Турк. и II Кавк., на которые и ложилась задача "удержать Варшаву и переправы в наших руках до тех пор, пока мы не покончим с австрийцами". (2 стр. 230).
Военному министру послана была 13(26) авг. телеграмма № 3208 об ускорении движения этих корпусов, т. к. "каждый выигранный день крайне дорог". (2 стр. 223).
Несмотря на это, подкрепления прибывали крайне медленно и Ставка 19 авг. (1 сент.) снова теле-графирует Военному министру (2 стр. 245), "перевозка XXII к, растянута на 2 недели. 17(30) авг. пункт назначения прибыли только 2 эшелона III Сибир. корп. Такая медленность крайне нежелательна особенно в виду начавшейся переброски немцами подкреплений на восточный фронт. Необходим скорейший подвоз дополнительных сил в ближайшие дни".
Но и вновь собранные у Варшавы силы пришлось после поражения 2. армии направить на Сев.-Зап. фронт для прикрытия направления на Белосток-Гродно.
Поражение 2. армии вызвало следующее предписание главкосевзапу 18(31) авг. № 313 (2, стр. 244), приводимое здесь в наиболее существенном извлечении:
1) 1. армии удержаться во что бы то ни стало севернее Мазурских озер на путях от линии Инстербург-Ангербург к
[58]
линии Вильковишки-Сувалки; в действиях ее должно быть проявлено полное упорство.
2) Обеспечить кр. Новогеоргиевск необходимым гарнизоном.
3) Частям 2. армии, постепенно устраиваясь, отходить с таким расчетом, чтобы в конечном результате стянуться в район Соколка-Осовец-Ломжа с сильным уступом за левым флангом армии, примерно у Замброва.
4) Кавалерии 2. армии, не жалея себя, прикрывать отход корпусов этой армии, постепенно стягиваясь к левому ее флангу чтобы образовать сильную кавалер. массу с целью разведки в стороне Торна и нижней Вислы.
5) В случае безусловной невозможности в течение ближайших дней достигнуть решительных над австрийцами успехов, будет указано армиям Ю.-З. фронта постепенно отходить на р. Зап. Буг с общим направлением Дрогичин - Бр.-Литовск - Кобрин.
20 авг. (2 сент.) состоялось в Белостоке свидание Главковерха с главкосевзапом. на котором были доложены "стратегические соображения" на основании положения на этом фронте к 19 авг. (1 сент.) 1914 г. (2 стр. 278), подписанные полк. Щолоковым 20 авг. (2 сент.).
Сущность этих соображений сводилась к следующему: 1) после поражения Самсонова немцы, "вернее думать", двинутся на нижний Нарев с тем, чтобы подать руку австрийцам и затем развить совместное наступление на фронт Брест - Белосток - Гродно.
Для парирования этого удара, нам необходимо прежде всего покончить с австрийской армией, нанеся ей сильный удар в районе Люблина.
Операция против австрийцев должна быть закончена ко времени развертывания больших немецких сил на правом берегy Вислы в районе Ортельсбург-Сольдау-Лаутенбург.
Заслоном против немцев, сосредоточиваемых на этой линии будут служить остатки 2. армии и вновь перевозимые корпуса III Сиб., XXII и I Турк., под прикрытием коих 4. армия и группа ген. Лечицкого отойдет на линию Седлец - Луков - Влодава.
[59]
С оставлением Варшавы и нижнего Нарева признано желательным не спешить.
На основании этого плана намечался ряд работ по устрой ству и обеспечению переправ на р. Нареве и З. Буге, на фронте Hyp-Брест.
В связи с общим положением на Сев.-Зап. фронте в Ставке решено было, во избежание громоздкости 1. и 2. армий, сформировать между этими двумя армиями 10 армию. Решение было принято 22 авг. (4 сент.) (9 стр., 21).
Падение Львова вызвало сильный под'ем духа высшего командования.
Узнав 21 авг. (3 сент.) в 3 ч. дня о взятии Львова и Галича в разговоре по аппарату с ген. Алексеевым (4 стр. 72), ген. Данилов после взаимных поздравлений просит уведомить, когда можно будет начать переброску части войск в Варшаву, что "крайне необходимо с точки зрения общего положения".
Таким образом, от отхода на З. Буг мысль генкварверха в течение суток возвращается к прежнему вопросу о сосредоточении сил у Варшавы.
В это время главкосевзап решил снова перейти в наступление на этот раз тремя армиями (1, 10 и 2), однако, не ранее 1(14) сент., ибо только к этому времени можно было ожидать восстановления 2. армии и сосредоточения XXII к. у Лыка.
1. армия до этого времени должна была сохранять свое положение (2 стр. 255).
На это ген. Янушкевич в разговоре по аппарату с ген. Орановским 23 авг. (5 сент.) ответил (2 стр. 257), что наступление фронта вполне желательно и при настоящих условиях после неудачи XIII и XV к. крайне необходимо в моральном отношении (2 стр. 257), но ген. Данилов в разговоре 23 авг. (5 сен.) выразил сомнение, чтобы немцы предоставили нам столько времени. (2 стр.256).
Начиная с 24 авг. (6 сент.) два события озабочивают Cтавку: новая операция Гинденбурга против 1. армии с обходом ее левого фланга и упорные атаки австрийцами наших 3. и 8. армий.
[60]
Обе операции начались почти одновременно 24-25 авг. (6-7 сент.). Выдвинутое положение 1. армии особенно сильно беспокоило наше высшее командование.
24 авг. (6 сент.) № 3689 (2 стр. 263) ген. Янушкевич телеграфирует ген. Орановскому: "операция на Юго-Зап. фронте развивается успешно и можно думать закончится в течение ближайших дней. Обстоятельство это требует особого внимания, чтобы в течение этого времени сохранено было положение 1. и 2. армий. Великий князь особенно озабочен, чтобы обеспечить 1. армию от глубоких обходов с флангов. Его выс-во еще раз повелел мне передать Вам для доклада, его категоричекое указание принять все меры к обеспечению флангов 1. армии". (2 стр. 263).
26 авг. (8 сент.) Наштаверх в разговоре с главкосевзапом, отмечая успешный ход боев на Юго-Зап. фронте, указывает на необходимостъ упорства в отстаивании своего положения 1. армией и XXII корпусом.
"Упорство это несомненно даст свои результаты для окончания операции на Ю.-З.. где, быть может, вопрос в нескольких днях". (2 стр. 295).
Поэтому, для закрепления успеха Юго-Зап. фр.. предполагалось 27 авг. (9 сент.) усилить его 64 пех. див., перевозимой из Одессы, и II Сиб. корп., который, однако, мог прибыть не ранее 4(17) сент. Туда же был направлен ряд частей вспомогательного назначения (4 стр. 125).
Однако, неудача 1 армии заставила 64 п. див. направить на Сев.-3ап. фр., а II Сиб. корпус подвезен был в Варшаву уже во время новой операции по отражению наступления немцев на левом берегу Вислы.
В конце августа, когда положение 1. армии было еще хуже. ген. Янушкевич, в разговоре по прямому проводу с ген. Алексеевым (4 стр. 134). говорит:
"Положение 1 армии более чем серьезное. Напоминает Нейденбург и Сольдау... Фронт в смысле управления отсутствует, оставлен в этом виде быть не может. Нужны радикальные меры в смысле личного состава. Считаю этот вопрос первостепенной
[61]
особо государственной важности". Дальше было об'явлено о предназначении ком-щего 3. армией ген. Рузского главн-щим Сев.-Зап. фр., а на место его - ком-ра 3. армией ген. Радко-Дмитриева (ком-ра VIII к.). Отчисление ген. Жилинского от должности главкома предшествовал ряд телеграмм главковерха царю с выражением неудовольствия по адресу ген. Жилинского. Когда последний донес, что ген. Ренненкампф, потеряв связь с частью своей армии, переехал в Вильковишки, и "потерял голову", Главковерх доносит царю: "редакция телеграммы и стиль произвели на меня удручающее впечатление. Для меня совершенно неясны причины такого вывода. Я скорее склонен думать, что ген. Жилинский потерял голову и вообще не способен руководить операциями". (11 стр. 139).
В виду общей неудачи на Сев.-Зап. фронте в августе глав коверх телеграфирует царю: "я совершенно сознаю, что не умел настоять на исполнении моих требований, посему слагаю перед вашим величеством мою повинную голову". (11. стр.137)

Взаимодействие фронтов

В следующем за сим разговоре (4 стр. 128). ген. Данилов, сообщая о состоявшемся назначении ген. Рузского, спрашивает: "могут ли быть и какие именно корпуса оттянуты на Сев.-Зап. фр.. не останавливая успех операции на Юго-Зап. фронте".
На это ген. Алексеев ответил (4 стр. 132): "полагаю, что Гвардейский корпус можно перебросить па север".
Однако, отправить Гвард. корпус на Северо-Зап. фронт не пришлось, т. к., вследствие наступления австро-германцев по левому берегу Вислы, этот корпус получил иное назначение.
Вследствие интенсивности одновременно протекавших операций на обоих фронтах в августе взаимодействие между фронтами в этот первый месяц войны и ограничилось этим намерением направить на другой фронт корпус, использованный на одном фронте.

Отношение к союзникам в августе

Выше, при изложении планов и мероприятий высшего русского командования, указывалось влияние конвенции с Фран
[62]
цией на направление наших операций. Это влияние полнее всего отразилось в идее наступления в глубь Германии, в пользу которой Ставка пожертвовала ближайшими стратегическими целями, по обеспечению себе полного успеха в первой же операции обоих фронтов, и если эта идея и не получила осуществления, то в силу повелительных требований обстановки. В телеграмме ген. Данилова 21 авг. (4 сент.) № 3570 (7) сказано:
"сообщите срочно Игнатьеву*); как только выяснится ожидаемое отступление австрийцев, немедленно будут приняты меры к переброске больших сил на германский фронт, причем имеется в виду также развитие наступательных операций по левому берегу Вислы".
В его же телеграмме 24 авг. (7 сент.) № 3672 сказано (7):
"передайте Игнатьеву, что мы можем с удовольствием констатировать факт переброски сил немцев против нас, чем облегчается положение французов, и что, вероятно, позволит им перейти к проявлению соответствующей активности".
Но в то время, как высшее русское командование проявляло величайшую готовность возможно точнее выполнить конвенцию с Францией, в Ставке получался ряд сведений, повидимому, о неудовольствии французов недостаточно решительней действиями русских армий против Германии.
4(17) сент. в телеграмме русского посла в Париже Извольского говорится между прочим (7): "роли союзных французской и русской армий пo отношению к Германии сейчас определяются след. образом: французы наступают, имея против себя 3/4 германских сил, а мы, как явствует из последних официальных телеграмм, остановились перед 1/6 этих сил. Об'ясняется это, конечно, тем, что мы имеем дело с двумя противниками из коих Австрия выставила все, что имела. Полное поражение, нанесенное нами Австрии, приветствуется здесь самым восторженным образом, но как в публике, так и в военных кругах, убеждены, что Россия достаточно могуще-

*) Наш военный агент в Париже.
[63]
ственна, чтобы справиться с 1/6-й германских сил, независимо от операции против Австрии. Для этого требуется полное напряжение наших сил против Германии, именно в настоящий первый период войны. Между тем, как будто выясняеятся что мы не выставили против Германии всех этих сил, которыми мы можем располагать при сложившихся благоприятных обстоя тельствах - нейтралитете Румынии и Турции и союзе с Японией... Я не считаю себя вправе умолчать об этой критике и не предупредить Вас о назревающем, может быть, недоразумении, чтобы не сказать противоречии между нами и французами, которые убеждены, что в настоящую минуту Франция почти одна выдерживает натиск германского колосса. Недоразумение это следует непременно рассеять и дать французам уверенность, что мы увеличиваем наши силы на германской границе с надлежащей интенсивностью. Мне кажется, что этого легче всего легче достигнуть... непосредственным обменом мнениями между обоими главнокомандующими, каковой обмен мнений сейчас, насколько известно, вовсе не существует".
На один из таких упреков, полученных 5 (18) сент. Ставка ответила в тот же день № 4084 (2 стр. 313):
"Мы расчитываем, что в скором времени явится возмож ность большую часть сил, собранных против Австрии, направить против Германии в наиболее опасном для нее направлении, но для этого нам необходимо обеспечить наш левый фланг и тыл окончательным поражением австрийцев.
"Мы с полным напряжением усиливаем наши войска против Германии, для чего не останавливаемся перед привлечением на театр военных действий войск с наших азиатских окраин. Уже теперь на западе находятся два кавказских, один туркестанский и два сибирских корпуса. Назначены и постепенно будут прибывать еще три сибирских корпуса, но к сожалению, перевозка их не может быть выполнена с желаемой быстротой, вследствие малой пропускной способности сибирских жел. дорожных линий. В заключение граф Игнатьев должен заверить ген. Жоффра, что делается решительно все для полного напряжения сил и средств с целью обеспечить конечный успех против общего врага".
[64]
По этому поводу Делькассе телеграфировал: "французское правительство узнало с величайшим удовлетворением о проекте великого кн. Николая, который, не останавливаясь перед препятствиями, решил после поражения Австро-Венгрии наступать на Берлин со всеми силами, какие можно собрать. Со своей стороны, французская армия не ограничит своих усилий своим фронтом, ни даже Эльзасом-Лотарингией, но продолжит свой марш на встречу императорской армии до тех пор, пока союзные правительства не достигнут установления в Европe порядка, обеспечивающего мир на долгие годы".

Общий вывод об операциях в августе 1914 г.

По соглашению начальн. генер. шт. обоих союзных армий 1912 и 1913 г.г., Россия обязалась в случае, войны с державами тройственного союза выставить 800.000 чел. против Германии на 15-й день.
Первой директивой Верх, гл-го назначены против Германии, если не 800.000, то 8 корпусов, т.-е. силы вдвое превосходящие немецкую армию, оставленную для прикрытия Вост. Пруссии. Наступление, должно было начаться на 14-й день, т.-е. даже днем раньше, чем по конвенции.
Неготовность Сев.-Зап. фронта заставила оттянуть начало наступления на 5-6 дней, что указывает, что в обмене мнений нач-ков союзных ген. штабов делалась ошибка при исчислении срока готовности русской армии к началу наступления.
Эта затяжка в нашем наступлении с, одной стороны и направление главного удара немцев против Франции - с другой, сильно беспокоило наше верх. ком-ние. что и было причиной рядa напоминаний обоим главкомам о скорейшем развитии операций.
Назначив операцию в Вост. Пруссии. Ставка, на основании тех же побуждений существенно помочь нашей союзнице, готовилась к организации главного удара в сердце Германии, собирая силы на левом берегу Вислы. Эта раздвоенность плана отразилась и на мысли главкосевзапа, который долго, повидимому, считал успех операций в Вост. Пруссии настолько обес-
[65]
печенным, что параллельно с организацией операции в Вост. Пруссии, озабочен был сбором 6 корпусов на левом берегу, Вислы, расчитывая в том числе даже на один корпус 2. армии после окончания боев у озер.
Эта уверенность высшего командования в успехе на Сев. Зап. фронте основывалась на значительном превосходстве на ших сил над немцами но расчетам Ставки и поддерживалась, первыми успешными действиями нашей 1. армии.
Но первые успехи австрийцев против нашей 4., а потом и 5. армий грозили свести на нет нашу предполагаемую удачу на Сев.-Зап. фронте, почему с 12 (25) авг. главная масса подкре плений направляется на Юго-Зап. фронт, и идея наступления по левому берегу Вислы не получает развития.
С поражением 2. армии пришлось окончательно отказаться от этой идеи, направляя вновь прибывшие азиатские корпуса для непосредственной помощи С.-Зап. фронту. Но после удачного оборота операций на Юго-Зап. фронте со взятием Львова ставка еще раз возвращается к вопросу об оттяжке части сил с Юго-Зап. фронта для сосредоточения их на левом берегу Вислы.
В общем, чувство долга перед союзниками проникает в августе 1914 г. во все распоряжения нашего высшего командования, которое в жертву этому чувству приносит даже существенные стратегические условия успеха каждой операции, начиная наступление с неготовыми войсками, форсируя усилия войск, преследуя двойную задачу, т.-е. не проявляя напряжения сил на одном каком-либо важнейшем, по мнению высшего командования, направлении.
Отсутствие одного главкома, об'единявшего общие усилия союзных армий, т.-е. та слабая сторона, которой часто страдают коалиционные войны, в значительной степени способствовала указанному выше направлению русской стратегии.
Это отсутствие единства в направлении комбинированных усилий доходило до того, что, как видно из приведенной теле граммы Извольского, два союзных главкома в первый месяц войны не имели даже непосредственного друг с другом обмена мнений.
[66]
Для полноты картины нашего военного положения в августе 1914 г. необходимо отметить, что уже в этот первый месяц войны начало сказываться одно грозное явление, которое привело в 1915 году к роковому исходу всей нашей операции в Польше и в Галиции. В телегр. 8 (21) сент. 1914 г. № 4141 Главковерх доносит царю: "уже около двух недель ощущается недостаток артиллерийских патронов, что мною было заявлено с просьбой ускорить доставку. Сейчас ген.-ад. Иванов доносит, что он приостановит операцию на Перемышль и на всем фронте, пока патроны не будут доведены - в местных парках хотя бы до 100 на орудие. Теперь имеется только по 25. Дело вынуждает меня просить ваше величество повелеть ускорить доставку патронов". (11 стр. 161).
[67]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Стратегический очерк войны 1914-1918 г.г. Часть 1 -> Глава I
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik