Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Шихлинский А.А. Мои воспоминания -> Предисловие
Русская армия в Великой войне: Шихлинский А.А. Мои воспоминания
Шихлинский А. А.
Мои воспоминания.

Имя генерала Али Аги Шихлинского (1863-1943), которого в начале века называли "богом артиллерии", завоевало при знание далеко за пределами России. "Треугольник Шихлин ского", "формула Шихлинского" были оценены высоко.
Воспоминания славного сына азербайджанского народа генерал-лейтенанта Али Аги Шихлинского, оставшиеся нам от него как дорогое наследство, - это автобиография генера. Он рассказывает здесь о своей полной событиями жизни с тех дней, когда он был студентом кадетского корпуса, и до того времени, когда возвысился до степени командующего арми-ей. Обо всем этом генерал рассказывает простым, живым языком.
Книга сыграет большую роль в военно-патриотическом воспитании молодого поколения.
[2]

ПРЕДИСЛОВИЕ

Генерал-лейтенант старой русской армии Али Ага Шихлинский - имя автора этой интересной книги "Мои воспоминания" пользовалось неизменно симпатией и авторитетом, было чрезвычайно популярным и хорошо известным не только всем русским артиллеристам, но и в широких кругах русской армии. Его знали участники войн русско-японской 1904-1905 годов, мировой 1914-1918 годов, в особенности участники эпопеи Порт-Артура, прославленным героем которой был А. А. Шихлинский.
Имя это очень мне близко и дорого, как единственно, оставшемуся из старых русских артиллеристов, сослуживцу Али Аги Ших-линского, всегда искренно его уважавшего и любившего. С ним мы дружно работали в 1906-1917 годах в бывшей Офицерской артиллерийской школе и при генерал-инспекторе артиллерии.
А. А. Шихлинский был наиболее ярким представителем плеяды тех русских артиллеристов, которые всегда искренне и горячо стремились быть полезными родной своей артиллерии, и всего себя, все свои знания и силы вкладывали в дело ее развития, усовершенствования боевой подготовки и боевой деятельности. Он с самым серьезным вниманием зорко следил за достижениями в области тактики и техники артиллерии, чтобы не только не отставать от современных достижений в артиллерийском деле, но и заглядывать в будущее - быть всегда впереди. Желание быть впереди сохранилось у него до последних дней жизни. Али Ага в своих "Воспоминаниях", продиктованных перед смертью, говорит: "И теперь, если бы не моя физическая немощь - ослабление слyxa, зрения, слабость сердца, которые приводят к быстрому утомлению, мой мозг в таком состоянии, что я мог бы работать под девизом - "Вперед! Всегда вперед!"
Природа щедро наградила Али Ага огромным умом, исключи-тельными выдающимися способностями и талантом военного искусства, мужеством и благородством характера, необычайно кипучей энepгией, полной страстного порыва к деятельности, полезной для обороны Отечества.
Считаю своим долгом свидетельствовать, что действительно пройденный Али Агой путь - яркий путь. Несмотря на то, что он, как сам выражался: "закинулся, как норовистая лошадь" и не получил
[3]
высшего военного академического образования, он нашел "и без академии свое место в жизни". Среди старых русских артиллеристов, в жизни русской армии он занимал одно из самых высоких мест.
Горячая преданность и любовь к военному делу, самоотверженная работа, глубокие знания артиллерии, творчество в области военного искусства - все это позволило А. А. Шихлинскому быстро продвигаться вперед по службе и занимать исключительное место среди командного руководства артиллерии старой русской армии. Али Ага был ответственным руководителем строевой подготовки, доблестным командиром в артиллерии. Воспитанные им, последо-вавшие его примеру, русские артиллеристы в войне с Германией в 1914-1917 годах показали образцы непревзойденного артилле-рийского мастерства, беззаветной отваги и мужества.
Али Ага Шихлинского не стало, его нет в рядах доблестной артиллерии нашей Красной Армии, но все созданное им осталось боевых традициях русской армии, продолжает жить и будет жить. Лучшие из этих традиций полностью восприняты нашими славными советскими артиллеристами, и они, верные им, вдохновляемые подвигами русской артиллерии в прошлом, - и в дни Великой Отечественной войны с немецко-фашистскими захватчиками беспощадно уничтожают врага, своим огнем оказывая мощное содействие доблестной Красной Армии отстоять честь и независимость своей Родины.
Али Ага Шихлинский происходил из древнего героического poда ведущего свое начало с 1537 года. Он родился в семье малоземельного помещика Исмаил Ага Али Казах-оглу Шихлинского, пер-вого грамотного человека среди младшей линии Шихлинских, отличавшейся воинскими доблестями, горячим темпераментом...
А. А. Шихлинский унаследовал воинскую доблесть и темперамент, проявляемые в служебной и боевой деятельности, но он был первым во всем своем роде, получившим законченное общее евро-пейское и специальное артиллерийское среднее образование. В дальнейшем он стремился самостоятельно развивать и совершенствовать эти знания в течение всей своей сознательной долгой жизни. Он родился в 1863 году и прожил 80 лет.
Али Ага с первых шагов поступления в гимназию в Тифлисе проявил необыкновенные успехи в науках, пройдя в течение 7 месяцев курс за 2 года, являясь первым учеником и сохранив первенство до окончания в 1883 году военной гимназии (кадетского корпуса) в которую поступил в 1876 году. В Михайловском артиллерийском училище в Петербурге Али Ага по успехам в науках шел отличником, в первой тройке, и обратил на себя внимание как первый наездник и физкультурник. В училище Али Are посчастливилось быть слушателем знаменитых профессоров того времени - механика Кирпичева, технолога Гадолина, баллистика Маевского, химика Сидорова, физика Усова и других, благодаря которым он овладел глубокими знаниями. Курс теории вероятности для применения в артиллерийской стрельбе Али Ага изучил самостоятельно по запискам известного профессора Н. А. Забудского с тем, чтобы не было пробела в его артиллерийском образовании. Для повышения общего военного уровня он слушал лекции, читаемые в Академии генерального штаба и Военно-инженерной академии профессорами Куропаткиным, Драгомировым, Кюи о действиях отрядов генерала
[4]
Скобелева в русско-турецкую войну, о принятии на вооружение русской артиллерии 6-дюймовой полевой мортиры, о численности гарнизона крепости и т. п.
Али Ага окончил артиллерийское училище в 1886 году с премиями за успехи в науках и за отличную состязательную стрельбу из орудий и был произведен в подпоручики с назначением на службу в 39-ю артиллерийскую бригаду, расположенную на Кавказе. "Мои воспоминания" Али Аги о службе офицера и генерала русской артиллерии, в особенности как участника войн русско-японской и мировой, не только представляют большой интерес для широких кругов читателей Советского Союза, особенно земляков автора - азербайджанцев, по праву гордящихся своим Али Агой Шихлинским, но и весьма поучительны для всех офицеров и генералов Красной Армии, в первую очередь для артиллеристов. Славный путь службы Али Аги в артиллерии должен служить примером для артиллеристов и всех военнослужащих Красной Армии; внимательное ознакомление с тем, как складывался этот путь, весьма полезно в воспитательном отношении.
Воспоминания о Порт-Артурской эпопее переполняют чувством гордости за героизм и храбрость защитников крепости, среди ко-торых в первой тройке стоял автор воспоминаний (Кондратенко, Шихлинский, Гобято). Поведение Али Аги, как защитника Порт-Артура, должно служить образцом священного исполнения долга для каждого, призванного защищать честь и свободу своего отечествa. Тяжелораненый Али Ага по долгу воина покидает строй лишь после передачи пришедшему к нему на смену подпоручику Михайлову подробных указаний, - какое орудие по какой цели стреляет, где у каждого орудия искусственная точка прицеливания, какова установка угломера и пр. Он шутит с солдатами, переходя под уничтожающим неприятельским огнем от орудия к орудию, чтобы подбодрить и поднять их настроение, подавленное вследствие больших потерь от японских снарядов, ружейных и пулеметных пуль, сыпавшихся на них "как горох", в то время, как отвечать на огонь неприятельской артиллерии невозможно было за недостатком патронов. Он переживал "уныние", доходившее до "оцепенения", вследствие решения Стесселя сдать Порт-Артур японцам. Али Ага отказался выдать японцам подписку в том, что не будет принимать участия в войне с ними, если ему разрешат возвратиться на родинy, и затем он стремился вновь быть назначенным в действующую маньчжурскую армию, чтобы опять воевать с японцами.
По окончании войны с Японией Али Ага был командирован для прохождения курса офицерской аритиллерийской школы стрельбы и, как значится в его послужном списке, окончил ее "отлично и за успехи награжден монаршим благоволением", хотя по болезни пропустил два учебных месяца. Как выдающийся опытный строевой и боевой артиллерист, обладавший обширными знаниями военного дела, Али Ага был в течение ряда лет руководителем, а два года перед откомандированием на фронт мировой войны (в 1915 году) помощником начальника Офицерской артиллерийской школы. Надо учесть, что по закону на эти должности назначались только штаб-офицеры (подполковники и полковники), окончившие артиллерийскую академию и прокомандовавшие не менее года батареей, тогда как Али Ага академию не проходил и батареей не командовал. В течение 1905-1914 годов генерал-инспектор артиллерии ежегодно
[5]
командировал меня в Офицерскую артиллерийскую школу для преподавания тактики и для руководства групповыми практическими стрельбами в тактическом отношении, и потому я хорошо знаю и могу засвидетельствовать, что Али Ага Шихлинский был самым выдающимся, талантливейшим из всех штатных руководителей школы получивших высшее академическое артиллерийское образование.
Али Ага за свои заслуги был произведен в 1912 году в генерал-майоры, через 4 года после производства в полковники, в изьятие из установленных правил, согласно которым обычно срок пребывания в чине полковника было 10 лет и, лишь в очень редких случаях, большей частью по протекции, выдающихся полковники производили в генералы через 6-8 лет.
В самом начале мировой войны, в августе 1914 года, А. А. Шихлинский был назначен начальником артиллерийской обороны Петрограда, на случай высадки десанта немцев на Балтийском побережье для атаки столицы. По предложению Али Аги, я в качестве добровольца-консультанта сопровождал его во время рекогносцировки намеченной линии обороны. Его же командировали тогда в Финляндию для рекогносцировки новой линии сухопутной обороны крепости Свеаборга. Обе эти ответственные задачи Али Ага, благодаря его знаниям и неутомимой энергии, выполнил в весьма короткий срок, причем по его инициативе была организована вокруг столицы противосамолетная оборона с установкой снятых с вооружения артиллерии 3-дм пушек образца 1900 года на особого типа платформах системы Розенберга.
В январе 1915 года Али Ага был вызван в штаб Северо-3ападного фронта для руководства боевой подготовкой личного состава тяжелой артиллерии. С тех пор до окончания мировой войны он находился на ответственных постах в артиллерии действующей армии; генерала для поручений по артиллерийской части при главнокомандующем Северо-Западного фронта и с ноября 1915 года при верховном главнокомандующем... в качестве инспектора артиллерии Западного фронта. В сентябре 1917 года Али Ага получил назначение командующего 10-й армией, т. е. признан был способным и достойным к занятию высокой должности не только в артиллерии, но и по линии общевойскового высшего командования.
Занимая должность генерала для поручений по артиллерийской части при верховном главнокомандующем, Али Ага выполнил немало ответственных заданий начальника штаба главковерха генерала М. В. Алексеева, в том числе по формированию тяжелой артиллерии из крепостных орудий устаревших систем, начатому по инициативе А. А. Шихлинского. Но, в большей части, он выполнял, по лич-ному его желанию, задания полевого генерал-инспектора артилле-рии, начальником управления которого был я. Работали мы с Али Агой дружно, много и весьма интенсивно, главным образом по вопросам боевого использования артиллерии. Но как строевой и бывалый боевой человек Али Ага всегда стремился быть непосредственно вместе с войсками на передовых линиях, подготавливать и руководить боевыми действиями артиллерии. Немало он paботал по составлению разных указаний, инструкций, таблиц и пр. (инструкция для действия батарей 6-дм пушек образца 1910 года; указания об организации взаимодействия артиллерии с соседними войсковыми частями для обороны стыков между ними; инструкция для ведения заградительного огня; таблицы числовых данных орудий
[6]
и пр.). Он организовал школу обучения взаимодействию артиллеристов и летчиков. Принимая непосредственное руководящее участие в разработке артиллерийской части операций по прорыву германскиx позиций у Крево в 1916 году, июльской операции 1917 года на фронте 10-й армии Западного фронта и пр. Али Ага Шихлинский всегда был на передовых позициях, здесь проверял расположение артиллерийских частей, руководил боевыми действиями артиллерии. Посещение окопов, наполненных водой, хождение по сырым местам вызвали у Али Ага сильные подагрические боли. Он заболел и просил уволить его в резерв на Кавказ для лечения болезни. "В данных обстоятельствах, - писал Али Ага, - я не могу выполнять служебные обязанности по совести, а совесть требует его постоянного пребывания на фронте, среди солдат". Он выехал на Кавказ, а зачисление его в резерв состоялось 2(15) декабря. После революции Али Ага безоговорочно перешел на сторону восставшего народа. Мы с ним во многом были солидарны, думаю, не ошибусь, если скажу, что основной идеей гражданского долга у Али Аги, которой он, как и я, руководствовался, признавая советскую власть, было убеждение: "Всегда честно служил и буду служить своему народу, из которого вышел, и тому правительству, какое мой народ над собой поставил".
Али Ага Шихлинский, всем существом любивший, до самозабвения преданный своему азербайджанскому народу, из которого он вышел, был вместе с тем горячим патриотом всей России и всей советской страны. Он всегда был совершенно свободен от националистических предрассудков и относился к своим товарищам и сослуживцам - солдатам и офицерам одинаково, независимо от их национальности и религиозных убеждений. Он вспоминает, как отстаивал русских сектантов и евреев, которых царское правительство предполагало обложить денежным налогом вместо призыва на военную службу, считая их неподходящими для службы в рядах армии.
Али Ага был требовательным и строгим начальником, но вместе с тем справедливым, доброжелательным, входящим в нужды подчиненных. Они его уважали и любили. Я не знал ни одного из наших товарищей и подчиненных А. А. Шихлинского, кто бы отзывался о нем плохо. Между ним и солдатами не было "глухой стены", он никогда не унижал их человеческого достоинства, не позволял этого никому из офицеров, обращался к солдатам с открытым добрым сердцем, и от многих из них получал благодарственные письма с родины, когда они уходили со службы. В бою он был для них примером доблести и геройства, умел ободрить и поднять их на-строение в самых тяжелых условиях.
В частной жизни Али Ага был беззаветно любящим и верным мужем, кутежи и азартные игры отталкивал, никогда не пил спиртного, в карты или другие игры на деньги не играл, был очень радушным хозяином и хлебосолом...
Али Ага никогда не гнался за карьерой, никакой протекции не имел никаких интриг для своего продвижения по службе не вел, и если карьера шла к нему навстречу и он занимал высокое служебное положение в артиллерии старой армии, то этим он обязан всецело самому себе. Я оглядываюсь на свое прошлое, - говорит Али Ага в своих
[7]
"Воспоминаниях", - со спокойной совестью и смело смотрю в глаза своим современникам". Так это и было в действительности
После Октябрьской революции, с 1918 года до последних дней Али Ага Шихлинский работал, поскольку позволяло ему подорванное здоровье, на своей родине в Азербайджане. В 1920-1922 гг. он временно находился в Москве в Управлении инспектора артиллерии Красной Армии и в составе Уставной артиллерийской комиссии, а также преподавал в Высшей артиллерийской школе - в отделе высшего комсостава до инспекторов артиллерии армии включительно. В этот период, почти четверть века, Али Ага немало принес пользы в развитии и образовании военных кадров Красной Армии вообще и артиллеристов в особенности. Он делал много докладов по разным военным вопросам, преимущественно артиллерийским. Особенно интересные доклады сделаны были Али Агой в Военно-научном обществе Бакинского гарнизона, заместителем председателя которого он был.
Большой интерес для артиллеристов представляет доклад Али Аги, сделанный им в 1924 году для артиллерии Степинской дивизии "Об особенностях стрельбы артиллерии в гористой местности". Все эти доклады полезны для артиллеристов Красной Армии.
Али Ага Шихлинский был одним из немногих русских артиллеристов, обладавших глубокими теоретическими и практическими знаниями в области тактики, и обладал редким талантом в искусстве применения этих знаний на практике, в особенности боевой. В этом смысле он был самым верным моим единомышленником, и ему именно русская артиллерия очень обязана своими искусными боевыми действиями на полях сражений.
А. А. Шихлинский предъявлял к своим слушателям в школе требования знаний тактики, развивая в них искусство применения ее на практике, всегда резко подчеркивая не только связь, но и полную зависимость артиллерийской стрельбы от тактики, подчеркивая, что стрельба артиллерии является исполнением задачи, поставленной ей тактикой, и что от правильного решения этой задачи артиллерией зависит смысл стрельбы и боевой успех войск. По этому поводу Али Ага говорил так: "Стрельба артиллерии, как бы точно она ни производилась, не имеет никакой цены, если она не обусловлена тактическим положением данного этапа боя". Он требовал "наступления артиллерии вместе с пехотой или за нею" и "возможно раннего выезда вперед" старшего общевойскового начальника, а не тогда, когда получатся первые сведения о столкновении передовых войсковых частей. По этому вопросу он диктовал в своих "Воспоминаниях", между прочим, следующее: "Сам я лично выезжал, как только завязывалась перестрелка пехоты с заставой противника и мой старый приятель, ныне доктор военных наук, профессор Евгений Захарович Барсуков всегда упрекал меня за слишком большую прыткость". Насколько помню, я не "всегда", а изредка предо-стерегал Али Агу от некоторой излишней, по моему мнению, горячности, от неизменного его страстного порыва "вперед! всегда вперед!". А если однажды и упрекнул его, то разве только в том случае, о котором он вспоминает, когда он на одной из практических стрельб с тактическим заданием выскочил с разведчиками на наблюдательный пункт на холме ("Гора Шихлинского" на полигоне возле г. Луги), расположенном близко к флангу неприятельской позиции, и попал под шрапнельный огонь своих же слушателей.
[8]
Во время пребывания в Офицерской артиллерийской школе Али Ага составил немало записок для слушателей по разным вопросам: популярный конспект своих лекций, инструкцию для организации артиллерийских маневров, о стрельбе артиллерии через голову своих войск, о полковой и батальонной артиллерии, о правилах стрельбы по воздушным целям и другие.
Ко время мировой войны 1914-1918 годов А. А. Шихлинский работал чрезвычайно много. Его плодотворная, высокополезная, самоотверженная военная деятельность, в особенности боевая на полях сражений, будет запечатлена на страницах военной истории. Привожу здесь краткие выписки из его последних распоряжений, когда он, как инспектор артиллерии Западного фронта, руководил разработкой, подготовкой и выполнением в артиллерийском отношении операций русской армии.
Али Ага указывал: а) пехоте необходимо искать всяческой связи со своей могущественной помощницей (т. е. с артиллерией), которая не в силах одна ее поддержать; только при обоюдной работе воз-можна прочная связь, которая даст пехоте мощную поддержку в бою и избавит артиллерию от не всегда заслуженных нареканий после боя; б) усилить связь батарей, дивизионов и артиллерийских групп с пехотой до передовых ее частей включительно; в) планы перемещения артиллерии вперед, разработанные уже в каждой дивизии, сообщить младшим пехотным начальникам с указанием райнов, куда артиллерия перейдет; г) в планах действий артиллерии должны быть указаны последовательные работы и точные задачи батарей в различные периоды боевой операции, характер и задачи артиллерийского огня ночью, намечены батареи разрушения, которые должны были усилить противоартиллерийские группы, а также порядок выдвижения вперед сначала наблюдателей и связи с ними, а затем и батарей на поддержку продвинувшейся пехоты; д) артиллерия противоартиллерийских групп, в свободное от исполнения своей задачи время, должна принимать участие в разру-шении неприятельских укреплений и уничтожить те цели противника которые проглядываются с наблюдательных пунктов, обслуживающих противоартиллерийские батареи; е) артиллерия разрушения должна вести огонь лишь по известным намеченным узлам, а не по всей линии позиции противника и т. д.
А. Шихлинский указывал на то, что, желая сократить срок артиллерийской подготовки, необходимо увеличить количество орудий, а не скорость стрельбы, так как увеличение числа выстрелов на орудие расстроило бы материальную часть.
30 июля 1917 года А, А. Шихлинский писал инспектору артилле-рии 10-й армии: "Посещая штабы, наблюдательные пункты и позиции ударных корпусов как задолго до начала операции, так и во время операции - в дни огневой подготовки атаки и самой атаки - я на месте знакомился с подготовительной работой артиллерии, с планом ее действия и ее боевой деятельностью. Везде я видел неустанную целесообразную работу, вдумчивый, тщательно разработанный план действий и искусное проведение его в жизнь...
Артиллерия сыграла выдающуюся роль в последней операции 10-й армии. Ее отличная подготовительная работа имела блестящий успех и если не привела к полной победе над врагом, то по совершенно не зависящим от артиллерии причинам..."
[9]
Главнокомандующий Западным фронтом по поводу действий артиллерии 10-й армии под руководством А. А. Шихлинского писал:
"Началась артиллерийская подготовка. За три года войны я не видел такой чудной работы артиллерии. Дух войск стал подыматься. Даже пехота, предъявляющая повышенные требования к артиллерии, осталась удовлетворенной. В 38-м корпусе пехота даже отказалась от дальнейшего продолжения артиллерийской подготовки, считая ее совершенно выполненной... Части двинулись в атаку, прошли цере-мониальным маршем две-три линии окопов противника, побывали на батареях его, принесли прицелы с орудий противника...".
"Мои воспоминания" Али Аги Шихлинского чрезвычайно интересны и поучительны. Их следует рекомендовать широкому кругу читателей нашей великой страны, с ними необходимо ознакомиться командному составу Красной Армии, а ее артиллеристам следует их изучать.
Военное воспитание, образование, служба в русской артиллерии, доблестная боевая деятельность, вся жизнь Али Аги это пример жизненного пути, по которому нужно следовать, чтобы быть до-стойным сыном своего Отечества, призванным к священному долгу защиты его чести и славы, свободы и независимости.
Евгений БАРСУКОВ лауреат Государственной премии доктор военных наук, профессор
Москва. Ноябрь, 1943 г.
[10]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Шихлинский А.А. Мои воспоминания -> Предисловие
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:45
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik