Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Рождественский М. Луцкий прорыв. -> Луцкий прорыв.
Русская армия в Великой войне: Рождественский М. Луцкий прорыв. Общая обстановка к весне 1916 года

ЛУЦКИЙ ПРОРЫВ

Исходная обстановка и план наступления 8-й армии

К началу наступления Юго-западного фронта 8-я армия состояла из 8-го, 30-го, 32-го, 39-го и 40-го армейских и 5-го конного корпусов, имея в своем составе 196 батальонов, 96 эскадронов и 581 орудие. Кроме того, она усиливалась 46-м арм. корпусом, 12-й кав. дивизией и 24 орудиями тяжелой артиллерийской бригады.
Части австро-германцев (4-й австрийской армии и австро-германской группы Линзингена), располагавшиеся перед фронтом 8-й армии, насчитывали в своем составе 151 батальон и 549 орудий.
Таким образом, 8-я армия превосходила противника всего на 45 батальонов и 100 орудий, но уступала в числе гаубиц и тяжелых орудий, которых противник имел на 60 орудий больше.
8-я армия, как уже указывалось, по замыслу командования должна была наносить главный удар в пределах Юго-западного фронта. Учитывая условия местности, командующий 8-й армией наметил нанесение главного удара в общем направлении на Луцк на участке ф. Носовичи, Корыто.
Участок этот был наиболее доступен и выгоден для использования артиллерии и действий крупных соединений
[13]
войск, в особенности на левом фланге. Кроме того, развитие успеха на этом участке в направлении Луцка перехватывало пути отхода противника к переправам через р. Стырь, поэтому выбор участка атаки в целом надо признать очень удачным.
Ближайшей целью 8-й армии ставилось — прорвать укрепленные позиции австрийцев и выйти на фронт Ставок, Дерно, Заболотин, Корыто, т. е. на глубину 1,5— 2 км, где частям армии надлежало закрепиться.
На участке прорыва должны были атаковать: 39-й корпус на фронте Дубище, Дидичи— около 7 км, 40-й корпус на фронте Дидичи, ф. Носовичи— около 8 км и на левом фланге 8-й корпус на фронте ф. Носовичи, Корыто протяжением около 10 км.
Всего на фронте главного удара 8-й армии на 1 км фронта приходилось в среднем 4 батальона и 12—15 орудий, причем 8-й корпус, как наносивший главный удар, имел на 10-км фронте — 48 батальонов, 90 легких орудий, 36 гаубиц и 8—42-лин. пушек.
Этим было достигнуто более чем двойное превосходство над противником, который на участке главного удара имел всего 53 батальона.
Обеспечение (главного удара справа выполнялось группой генерала Зайончковского — 30-й арм. и 5-й конный корпуса, в составе 34 батальонов, 48 эскадронов и 116 орудий, на фронте Маюничи, Богуславка протяжением около 55 км и слева на фронте Дорогостай, Дети-ничи (протяжением около 45 км) — 32-м арм. корпусом в составе 31 батальона и 102 орудий.
В резерве находились 2-я финляндская дивизия, 7-я и 12-я кав. дивизии, намечавшиеся для развития успеха на главном направлении, но неудачно разбросанные на широком фронте на линии Постойно, Ровно, Здолбуново.
Этот план в основном был утвержден Брусиловым, вообще предоставлявшим широкую инициативу своим подчиненным. Он потребовал только, чтобы обеспечивающие 30-й и 32-й корпуса более активно действовали своими флангами, примыкающими к участку главного удара.
Кроме того, за три дня до атаки в подчинение командующего 8-й армией перешел из 3-й армии Западного
[14]
фронта 4-й конный корпус, занимавший 65-километровый пассивный участок. Этому корпусу, при поддержке вновь сформированного 46-го арм. корпуса (77-я и 100-я пех. ди-визии), по прямому указанию Брусилова была поставлена задача — прорваться в общем направлении на Ковель в тыл противнику для содействия развитию успеха 8-й армии. Надо сказать, что последнее мероприятие вызывало большие сомнения в своем успехе с самого начала операции и значительно осложняло обстановку на фронте 8-й армии.

Выполнение прорыва

С рассветом 4 июня по всему фронту 8-й армии началась артиллерийская подготовка для разрушения окопов в первой полосе австро-германских позиций и создания проходов в проволочных заграждениях.
Уже к 9 час. во многих местах, а к 12 часам почти во всех корпусах были значительно разрушены окопы 1-й линии и полностью закончено проделывание проходов в проволочных заграждениях. Часть окопов 2-й линии была также разрушена. Весь остаток дня артиллерия вела методический огонь с целью воспрепятствовать противнику восстанавливать разрушения.
К вечеру разрушения достигли такой степени, что в некоторых местах противник бросил свои окопы, оставив там только охранение, и отошел на 2-ю линию, а разведчики и гренадеры русских полков подошли к окопам противника на широком фронте и продолжали подрыв и расчистку заграждений.
Только в группе генерала Зайончковского артиллерийская подготовка была неудачна вследствие неудовлетворительных условий местности и отсутствия тяжелой артиллерии. Между тем эта группа по замыслу командующего армией должна была начать атаку на день раньше, чтобы приковать к себе австро-германские резервы.
Нелегко было выполнить эту атаку 30-му корпусу. Когда в 17 час. 5 июня его пехота бросилась на штурм окопов в районе Черныж, она встретила сильное огневое сопротивление и только в немногих местах смогла преодолеть проволоку. 30-й корпус потерял в этот день около 2 000 человек.
В остальных корпусах общий штурм был назначен только на утро 6 июня.
[15]
Всю ночь легкая артиллерия вела редкий шрапнельный огонь, мешая противнику производить исправления. Стрельба велась при содействии прожекторов, а пехота ударных корпусов занимала исходное положение для атаки по намеченному плану.
С рассветом 5 июня артиллерийская подготовка возобновилась с прежней силой, и после нескольких ложных переносов огня около 9 час. под прикрытием пыльнодымной артиллерийской завесы русская пехота бросилась в атаку.
Почти на всем фронте уже через 15—20 мин. атакующие овладели 1-й линией окопов, но дальнейшее продвижение встретило упорное сопротивление.
В 39-м корпусе особенно упорны были огневые сопротивления и контратаки у д. Ставок, которая была захвачена и потом оставлена 46-м пех. полком.
Введенными резервами 102-й дивизии целый день отражались ожесточенные контратаки противника, но к вечеру противник, не выдержав настойчивых атак русских, оставил на участке Ставок, Дерно всю первую полосу укреплений и начал отход, продолжая удерживать позиции на участке Богуславка, Дубище перед 125-й пех. дивизией.
В 40-м корпусе атака русской пехоты была еще более успешной. Хорошо сопровождаемые артиллерийским огнем полки 2-й стр. дивизии и 15-й стр. полк одним броском овладели 1-й и 2-й линиями окопов на участке Дидичи, Жарнище. Австрийцы в большей части были захвачены в плен в убежищах 2-й линии окопов. Их заградительный огонь запоздал.
А один из полков 2-й стр. дивизии (5-й) захватил участок с командующей высотой 113,0 в 3-й линии окопов. Весь день продолжались упорные бои за 3-ю линию окопов. Так, например, 15-й стр. полк три раза атаковал свой участок и только после третьей атаки овладел им, понеся большие потери.
В итоге к вечеру не только были захвачены все три линии окопов, но и вся укрепленная полоса противника на фронте от Дерно до Носовичи оказалась в руках русских дивизий.
Части 2-й австрийской и 13-й венгерской дивизий были разгромлены и начали отход в западном направлении.
Трофеями 40-го корпуса за первый же день атаки явились 254 офицера, 6 386 солдат, 34 орудия, 47 пулеметов.
[16]
Победа эта Досталась корпусу нелегко: он потерял до 70 офицеров и около 6 000 солдат ранеными и убитыми.
В 8-м корпусе к 10 часам была захвачена только первая линия окопов противника. Весь день продолжались наступление и борьба с контратаками противника, и к вечеру правый фланг корпуса овладел 2-й линией.
Противник, потеряв пленными 48 офицеров, 2 464 солдата, и большое количество ранеными и убитыми, отходил к 3-й линии окопов. Пленные принадлежали к 6 различным полкам 90-й и 89-й пех. австрийских дивизий.
Таким образом, почти 26-часовая артиллерийская подготовка и напряженные атаки в течение одного дня привели к блестящему успеху 8-й армии. Почти на всем фронте была преодолена и захвачена первая полоса обороны австрийцев. Захвачено более 10 000 пленных, много орудий и пулеметов.
4-й австро-венгерской армии противника был нанесен решительный удар и устойчивость ее сопротивления сломлена, так как уже обозначился ее отход на Луцком на-правлении.

Развитие успеха 6 июня

На 6 июня приказом армии предписывалось корпусам ударной группы продолжать выполнение поставленных задач, а левофланговым 8-му и 32-му корпусам напрячь все усилия для самого энергичного наступления.
12-я кав. дивизия была передвинута в район Метельно, Летчаны ближе к 8-му корпусу.
Несмотря на неблагоприятную погоду — сильные дожди— наступление продолжалось полным темпом.
39-й корпус за день боя продвинулся в среднем на 5— 6 км.
С 12 час. началось наступление 125-й дивизии, однако, до 15 час. неоднократные атаки русских отбивались организованным огнем австрийцев. Тогда начальник соседней 102-й дивизии генерал Микулин по своей инициативе бросает 1-ю бригаду во фланг австрийцам.
В 16 час. неожиданным ударом 1-я бригада смяла фланг противника, захватила пленных и орудия и вынудила австрийцев к поспешному отходу на всем фронте 125-й пех. дивизии.
В результате 125-я пех. дивизия вышла к вечеру 6 июня на фронт Сильно, Вулька, Котовская, а 102-я пех.
[17]
дивизия, овладев 3-й линией околов у Ставок, Дерно, к вечеру выдвинулась на рубеж Нов. Земля, Пальча.
В результате боев 5—6 июня 39-й корпус полностью выполнил поставленную задачу. 37-я гонведная дивизия и 31-й гонведный полк были разбиты. Захвачено в плен 654 офицера и 3 611 солдат.
Успешное наступление корпуса немедленно сказалось и на действиях соседнего справа 30-го корпуса, в течение двух дней ведшего бесплодные атаки на фронте от р. Стырь до Богуславки.
2-й австрийский корпус, в результате ожесточенных атак с фронта и ввиду угрозы правому флангу, в середине дня 6 июня начал отход, и части 30-го корпуса овладели к исходу дня всей укрепленной позицией противника от р. Стырь до Богуславки.
Еще более успешно развивалось наступление 40-го и 8-го арм. корпусов, где накануне был достигнут полный разгром противника.
40-й корпус, усиленный бригадой 2-й финляндской дивизии, в 5 час. начал преследование, преодолевая небольшое сопротивление противника, и уже к 10 час. выполнил дневную задачу, рассчитанную командиром корпуса на 4—5 км глубины.
Австрийцы пытались дважды организовать безуспешное сопротивление, но под ударами частей корпуса в панике отходили к Луцкому предмостному укреплению.
В результате 40-й корпус к вечеру своими частями занял линию Зверев, Гаразджа, пройдя за день от 17 до 20 км. Число пленных достигало нескольких тысяч.
На участке 8-го корпуса уже на рассвете выяснилось, что главные силы противника отходят, оставив на 3-й линии окопов только арьергарды. Поэтому с 5 час. части корпуса перешли в энергичное преследование, причем противник большого сопротивления не оказывал.
К 10 час. дивизии корпуса сломили последние попытки сопротивления противника на линии Бокоржин, Малин и, захватив орудия, пулеметы и пленных, выдвинулись к вечеру на рубеж Верховка, Острожев, Пьяне, выслав охранение в направлении Воротнево.
Используя успех частей главного удара, и 32-й корпус в 12 час. 6 июня перешел в наступление и к 15 час. овладел на своем правом фланге всей 1-й полосой укреплений противника, захватив до 2 500 пленных.
[18]
К вечеру его правофланговые части выдвинулись на один уровень с 8-м корпусом, на линию Пьяне, м. Дорогостай, Муравица. Остальная часть корпуса (105-я дивизия) с линии Муравица, Детиничи продвинуться не смогла и продолжала занимать восточный берег р. Иква.
Таким образом, уже 6 июня 4-я австрийская армия эрцгерцога Фердинанда, находившаяся перед фронтом 8-й армии, была разбита и обращена в полное отступление, за исключением линии Муравица, Детиничи и своего левого фланга. Судя по пленным, особенно пострадали 2-я, 7-я и 70-я пех., 13-я ландв. и 37-я гонв. дивизии.
Общий успех 8-й армии не подлежал сомнению, причем назревал переломный момент операции, когда надлежало организовать развитие тактического успеха в оперативный.
В соответствии с этим на 7 июня корпусам ставились задачи преследовать противника, причем 8-му корпусу указывалось иметь свои резервы за правым флангом в направлении на Луцк, а 12-й кав. дивизии выдвинуться в Бакорин и оттуда преследовать противника на фронте Чекно, Торговица и далее в направлении на Чаруков.
Однако, средств для развития успеха у командующего 8-й армией под рукой не оказалось, основная масса конницы использовалась на неудачном для ее действий Ковельском направлении.
Поэтому разбитые, но недобитые части 4-й австрийской армии отходили, не подвергаясь окружению.
Преследование 7 июня происходило в тяжелых условиях. Части были сильно утомлены трехдневными боями. Австрийцы, отходя, взрывали и сжигали все мосты, устраивали завалы на лесных дорогах, что вместе с проходившими проливными дождями весьма тормозило темп преследования.
Кроме того, австрийцы неоднократно пытались задержаться на ряде промежуточных рубежей, особенно упорно обороняясь на Луцком направлении.
Однако, наступательный порыв русских войск еще был на большой высоте.
Части 39-го корпуса после упорных боев в лесу западнее Домброва к вечеру овладевают ст. Киверцы и выходят на фронт Добра, Гавчицы, Жабка.
Наступавший на Луцк 40-й корпус встречает наиболее сильное сопротивление. Его 2-я дивизия последовательно преодолевает три позиции противника и отражает контр-
[19]
атаки подходящих резервов, в том числе и свежих гермайских частей.
Преодолев очень сильно укрепленную позицию на фронте Киверцы, кол. Гуща, 2-я дивизия выходит к р. Стырь, под огнем противника строит мост, ночной атакой овладевает д. Княгинино и переправляется на западный берег реки.
В это время 4-я дивизия после упорного боя овладевает сильным Луцким предмостным укреплением, имевшим в районе шоссе до 4 линий окопов с проволочными заграждениями до 16 рядов.
В течение пяти часов (с 12 час. до 17 час.) дивизия трижды атакует эти укрепления, и последняя атака завершается успехом. Австрийцы быстро отходят к Луцку, зажигая мосты. На плечах австрийцев 16-й полк к 21 час, захватывает горящие мосты и первым вступает в Луцк.
Дивизия прочно занимает левый берег р. Стырь.
8-й корпус в течение 7 июня успешно атакует сильно укрепленную позицию противника на фронте Подгайцы, Выгоданка и овладевает ею ударом 14-й дивизии во фланг в направлении на д. Крупы.
К вечеру, захватывая пленных и трофеи, корпус выходит на р. Стырь, а своей правофланговой 15-й дивизией совместно с 40-м корпусом овладевает г. Луцк.
По подсчетам, пленных и трофеев только один 8-й корпус к 7 июня захватил: 14 264 солдата, 293 офицера, 11 орудий, 18 бомбометов, 48 пулеметов и много различного военного имущества.
Части 32-го корпуса также после упорных боев выдвинулись на р. Стырь, захватив при овладении м. Торговица около 2 000 пленных.
На этом собственно заканчивается первый наиболее блестящий этап Луцкого прорыва 8-й армии.
На всем фронте армии разбитые части австрийцев были отброшены за pp. Стырь и Иква. Центр армии за трое суток выдвинулся почти на 60 км.
Безукоризненная и тщательная подготовка атаки, доблесть русской пехоты и отличные качества русской артиллерии привели к успеху, превзошедшему все ожидания высшего русского командования, в особенности армейского.
За три дня, т. е. 5, 6 и 7 июня, на долю 8-й армии достались большие трофеи, а именно было взято в плен 992 офицера, 43 628 солдат и захвачено 66 орудий, 150 пуле-
[20]
метов, 50 бомбометов, 21 миномет, масса винтовок, патронов, целые склады снарядов и другого имущества.
Но и потери армии были велики: выбыло из строя убитыми 87 офицеров, 6167 солдат и ранеными 327 офицеров и 25 747 солдат.

Развитие прорыва

Таким образом, к 8 июня 8-я армия центром сильно выдвинулась вперед, а фланги ее остались на местах. Фронт армии представлял сильно выпуклую дугу.
Это положение являлось очень выгодным для флангового удара на юг в тыл 2-й австрийской армии, остававшейся на месте, или вдоль шоссе Луцк, Ковель для овладения последним.
Однако, командование армии, не подготовленное к развитию неожиданного крупного успеха и не имевшее для этого необходимых резервов, не решается на смелые пе-регруппировки, а предпочитает выравнивать фронт, наступая обоими флангами.
Между тем австро-германцы, опираясь на усиленно подбрасываемые германские части, как раз особо упорно обороняли фланги прорыва, отходя в центре.
Поэтому с 8 по 14 июня части 8-й армии, продолжая некоторое выдвижение в центре, в основном ведут борьбу на флангах.
Попытка 4-го конного корпуса прорваться 8 июня в направлении Галузия для набега в тыл противника и овладения Ковелем, несмотря на захват 2-й Сводно-казачьей дивизией передовых австрийских окопов, была отражена на главной позиции. Дальнейшие атаки этого корпуса на Езерском и Галузийском направлениях в течение 9—10 июня также не имели успеха. Недостаточное количество артиллерии, подход новых резервов противника, а главное неблагоприятные условия местности (болота) для действий конницы вынудили командование армии и Юго-западного фронта отказаться от дальнейших попыток прорыва конницы в этом направлении.
Группа Зайончковского 8 июня овладела м. Колки и отбросила противника на северный берег р. Стырь, но в дальнейшем вместо развития успеха ей пришлось перейти к упорной борьбе с отчаянными контратаками австрийцев, постепенно усиливаемых германцами.
[21]
Наиболее успешными были действия 39-го корпуса на правом фланге армии. Продолжая преследовать разбитых австрийцев, корпус 8 июня подошел авангардами к р. Стырь, обнаружив там сильное сопротивление германских частей, занимавших предмостное укрепление на восточном берегу р. Стырь у м. Рожище.
В 18 час. полки 125-й пех. дивизии развернулись и перешли в наступление. Несмотря на сильнейший ружейно-пулеметный огонь и неоднократные контратаки немцев, к 20 час. бой закончился успешным захватам предмостного укрепления.
Обойденные с флангов немцы не выдерживают атак русских и сдаются. В этом бою 125-я пех. дивизия захватила 2 170 здоровых пленных германцев. Командир 57-го германского полка, видя гибель своего полка, застрелился. Первая открытая встреча с германцами показала сохранившееся превосходство русской пехоты и артиллерии и над этим врагом.
В то время как 125-я пех. дивизия вела бой за овладение Рожищевским предмостным укреплением, авангарды 102-й пех. дивизии по инициативе и под личным руководством начальника дивизии генерала Микулина пытаются переправиться через р. Стырь у Кульчин и кол. Серхов для овладения м. Рожище с тыла.
405-й пех. полк атакует у Кульчин мост через р. Стырь, оставшийся невзорванным, но мост подрывается фугасами и начинает гореть. Под сильным ружейно-пулеметным огнем 405-й полк начинает отходить. Бросившийся к мосту со штабом генерал Микулин был тяжело ранен в обе ноги, а штаб его почти весь перебит пулеметным огнем.
В течение ночи с большими потерями двум батальонам 405-го полка удается переправиться через р. Стырь, 406-й полк еще вечером успешно овладевает переправой у Кульчин, а в течение дня 9 июня вся 102-я пех. дивизия переправляется через р. Стырь и выходит на рубеж р. Серна.
С рассветом 10 июня 102-я пех. дивизия форсировала р. Серна и повела наступление по обеим сторонам Ковель-ского шоссе, заходя в тыл противнику, обороняющему м. Рожище.
К 12 час. 405-й пех. полк ворвался в м. Рожище, и про-
[22]
тивник, отрезанный от путей отхода на запад, начал отход в северо-западном направлении.
В м. Рожище частями 39-го корпуса было взято в плен 1 000 германцев и 2 орудия.
К исходу 10 июня весь 39-й корпус переправился на западный берег р. Стырь и, преследуя германцев, вышел на р. Лютица, где и, перешел к обороне по приказанию командующего армией.
В центре армии 40-й и 8-й арм. корпуса, продолжая преследование и не встречая особого сопротивления, продвигались в западном направлении.
На левом фланге этот период отмечался блестящими действиями 32-го корпуса во фланг и тыл Дубненской группировки противника для оказания содействия правому флангу 11-й армии.
Развернув К утру 10 июня (свою ударную группу в составе 101-й и 2-й финляндской дивизий под начальством генерала Гильчевского на фронте Красное, Бокуйма, части 32-го корпуса 10 июня переходят в концентрическое наступление.
Несмотря на большие потери, ударная группа Гильчевского 10 июня прорывает левый фланг противника. Одновременно с фронта 105-я пех. дивизия овладевает первой линией окопов у Пекалов и Млынов.
Противник, обходимый слева и теснимый с фронта, не выдержал и в течение одной ночи очистил весь район западнее Дубно, известный под названием «Дубенские сады», и отошел за р. Пляшевка, бросая обозы, оружие и огнеприпасы.
В 5 час. 11 июня 419-й пех. полк занял Дубно и Дубненский фронт.
11 июня ударная группа продолжала наступление на фронт Козин, Верба с целью отрезать противника, отходящего от Дубно. Но отступление австрийцев было так поспешно, что им не только удалось безнаказанно ускользнуть из-под удара, но и оторваться от наступающих с фронта частей 105-й дивизии.
12 июня успешное наступление частей 32-го корпуса продолжалось, и к утру 13 июня они вышли на фронт Хриники, Волковые, Подвысокое.
В дальнейшем уже в составе 11-й армии (с 13 июня) 32-й корпус форсирует р. Пляшевка и отбрасывает австрийцев на р. Ситенка, захватив более 5 000 пленных, 3 орудия и много пулеметов.
[23]

Борьба с резервами австро-германцев и кризис операции

До 14 июня, таким образом, продолжалось успешное развитие прорыва 8-й армией, хотя и не давшее решительных результатов, но укрепившее положение армии на ее флангах.
15 июня Брусилов приказал временно приостановить наступление с целью перегруппировок и перехода в наступление в направлении на Ковель.
Однако, успехи 8-й армии привлекли к Ковельско-луцкому направлению все внимание австро-германского командования. Сосредоточив на этом участке большое количество подкреплений (к 15 июня было переброшено с различных фронтов более восьми новых дивизий, из них шесть германских), 16 июня австро-германские части перешли в решительное контрнаступление.
Вся дальнейшая летняя кампания на фронте 8-й армии состояла в ожесточенной успешной борьбе со все усиливающимися германскими подкреплениями по всему фронту армии.
Но наступательная роль 8-й армии в конце июня на этом собственно и закончилась, и первостепенное значение стало переходить к другим армиям Юго-западного фронта.

Оценка Луцкого прорыва

Значение Луцкого прорыва и исключительная роль 8-й армии в наступлении Юго-западного фронта ясно выявляются ходом событий.
В первые же три дня прорыва она полностью оправдала надежды, возлагавшиеся на нее командованием фронта. Атака 8-й армии на участке главного удара была блестяще подготовлена и так же блестяще выполнена.
Артиллерийская и инженерная подготовка атаки была произведена с тщательностью, необычной для русского высшего командования.
Сосредоточение превосходных сил в пункте главного удара обеспечило последнему такую силу, что результаты наступления превзошли ожидания сомневавшегося командующего армией.
Полный разгром 4-й австрийской армии, захват более 50 000 пленных и быстрые темпы наступления, овладение Луцком, угроза Ковелю и Львову — все это вызвало
[24]
серьезное беспокойство у австро-венгерского командования.
Оперативно-тактический успех правого фланга Юго-западного фронта не вызывал сомнений.
Однако, развить этот успех в стратегический, добиться решительного разгрома всего австро-германского фронта русское командование не смогло.
Нерешительность командующего 8-й армией, выразившаяся в чрезмерном опасении за свой правый фланг, совершенно нецелесообразное использование конницы для атаки укрепленных германских позиций, а главным образом, отсутствие к моменту обозначившегося успеха в руках командования 8-й армией и Юго-западного фронта каких-либо достаточных оперативных резервов для развития успеха — все это ограничило результаты наступления 8-й армии.
Кроме того, пассивность Западного фронта позволила австро-германскому командованию свободно снимать все свои резервы с других участков и сосредоточивать их против 8-й армии.
Правда, наступление этой армии германскому командованию удалось задержать ценой очень больших усилий.
Достаточно указать, что помимо использования всех свободных резервов Восточного фронта германское командование принуждено было снять и перебросить в июне против 8-й армии 19-ю, 20-ю, 7-ю и 11-ю баварскую дивизии из Франции, 19-ю ландверную бригаду и сводную ландверную дивизию из Италии.
Однако, австрийская армия все же не подверглась окончательному уничтожению, к чему имелись все возможности.
[25]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Рождественский М. Луцкий прорыв. -> Луцкий прорыв.
Designed by Alexey Likhotvorik 19.07.2014 21:54:22
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik