Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> А. Редкин-Рымашевский Действия XXXII корпуса в Луцком прорыве (май-июнь 1916 г.) -> Силы и средства сторон
Русская армия в Великой войне: А. Редкин-Рымашевский Действия XXXII корпуса в Луцком прорыве (май-июнь 1916 г.)
Силы и средства сторон.

Состав.
К началу майского прорыва XXXII арм. к-с, находившийся на левом фланге 8 армии, первоначально состоял из 101 и 105 пех. див., с приданными к ним частями. После боя 23 мая (5 июня) он был усилен 2 Финл. стр. див. из армейского резерва. Дальнейшее развитие операций на р. Иква потребовало ввода 126 пех. див. и придачу двух дивизионов тяжелой артиллерии. Таким образом, состав к-са в боях на р. Иква слишком в два раза превосходил первоначальный.

Комплектование.
Корпус в большинстве своем был укомплектован ратниками 2 и 3 разрядов при молодом командном составе. Численный состав к моменту прорыва превосходил штатный. Из числа сверхкомплектных при каждом полку были сформированы роты пополнения, являвшиеся ближайшим источником пополнения убыли в полках во время боевых действий. Наличие рот пополнения, как мы это увидим ниже, вполне оправдало свое назначение.

Боевая подготовка.
За месяц до начала операции корпус был отведен в глубокий армейский резерв, где подвергся тщательной фильтрации и муштре. Солдаты из старших возрастов были изъяты и направлены в тыловые учреждения. С остальными в частях производились строевые и полевые занятия с применением технических средств борьбы, по специально разработанным программам. В полках были сформированы специальные команды гранатчиков, проходивших практический курс бомбометания. Разработанные и опубликованные к этому
[3]
времени инструкции по борьбе за укрепленные полосы в значительной степени облегчали подготовку войск, но корпусом, повидимому, не было обращено достаточного внимания на обучение войск атаке укрепленных позиций, в частности, на уменье держать правильно направление и быстро устраиваться после атаки в занятых окопах. По крайней мере в программах дивизий для занятия с частями войск почти ни слова об этом не говорится. Такой пробел в обучении не замедлил сказаться в первый же день боя 23 мая (5 июня), вызвав лишние жертвы.

Вооружение.
Не лучше обстояло дело с вооружением. Корпус был вооружен австрийскими винтовками, исключение составляли лишь полковые команды, вооруженные 3 лин. русскими винтовками. Артиллерия была вооружена легкими орудиями японского образца, 48-лин. пол. гаубицами, конными и горными орудиями образца 1909 года. Из огнеприпасов ощущался большой недостаток в гаубичных снарядах и в гранатах. Необходимость строгой расчетливости в расходовании снарядов значительно суживала деятельность артиллерии, а отсутствие тяжелой артиллерии не давало твердой уверенности в удачном исходе прорыва. Легкими мортирным батареям была не по плечу предстоящая задача по разрушению бетонированных сооружений. Отсутствие тяжелой артиллерии и ограниченность огнеприпасов сказывались во время всей операции корпуса.

Инженерная подготовка района.
(Схема № 1).
Еще в марте корпус приступил к тщательному оборудованию позиций. Части корпуса с приданными ему пешими дружинами (342, 432 и 648) при участии саперного батальона бат. день и ночь трудились над укреплением позиции. Все пространство по линии Корыто-Млынов- р. Иква-Детиничи, протяжением по фронту 42 км., в глубину до линии Конюшки-Чернявка-30-32 км., было изрыто линиями окопов, убежищами и ходами сообщений, так что к моменту прорыва район корпуса представлял сильно укрепленную позицию из 4-5 укрепленных полос с 2-4 линиями окопов каждая, окутанных густой сетью колючей проволоки. Там, где линии окопов обеих сторон сближались, густота окопов и проволочных заграждений
[4]
возрастала, доходя в районе Корыто-Муравица и южнее до 4-5 линий с 2-3 полосами в 4 ряда кольев проволочных заграждений. Полосы проволочных заграждений отстояли друг от друга на 10-15 саж. Окопы соединялись между собою ходами сообщения со ступенчатыми выходами на обе стороны, приспособленными для обороны. В промежутках между линиями окопов были устроены прочные убежища для стрелков, в 2-3 наката бревен до 2 саж. толщины, где по условиям грунта это было возможно. Нередко применялись бетонированные покрытия для тяжелых орудий, пулеметов и наблюдательных пунктов. Такая система развития окопов по фронту и в глубину давала устойчивость всему положению корпуса: в случае прорыва противником первой полосы можно было задерживать его на последующих, накопляя войска для контр-удара; при своем же наступлении, прикрываясь слабыми частями на пассивных участках, остальными частями, сосредоточенными в пункте главного удара, стремительным натиском прорвать позиции противника.

Состав и численность австрийских войск.
Направления Ровно-Луцк и Ровно-Дубно-Львов прикрывались частями первого корпуса Сурмай, составлявшего правый фланг первой армии Пухало. Этот корпус в составе трех пехотных дивизий и одной ландверной бригады занимал участок позиции по линии кол. Корыто-Муравица-Дубно- Верба. Имея 43 бтл., численностью в 35.500 шт., к-с занимал по фронту 54 км. Состав его был весьма пестрый. Тут были мадьярские, сербо-хорватские, мадьяро-румынские, немецкие, чешские, польские, хорватские полки и батальоны.

Состояние духа войск страны.
Все, что имелось в стране здорового и способного носить оружие или рыть окопы в возрасте от 16 до 60 лет, было брошено на оборону.
Несмотря на такое напряжение, положение австрийцев с каждым днем все ухудшалось. Расчеты на скорую развязку с Италией не оправдались. Средства иссякали. Резервов не было. Чувствовался острый недостаток продовольствия, тяжело отзывавшийся на населении. На восточном (русском) фронте все трудоспособные были угнаны внутрь страны, остались лишь одни старики, брошенные на произ-
[5]
вол судьбы. Скот, лошади взяты, оставлено лишь по одной лошади на десять домов. Население в деревнях было в крайне угнетенном и подавленном настроении. Такое же настроение наблюдалось и в армии. Офицерство, потеряв всякую надежду на скорую развязку войны, пало духом и легко сдавалось в плен, что особенно ярко обнаружилось при майском прорыве.

Инженерная подготовка.
Австрийцы с конца 1915 года вплоть до начала операции вели интенсивные работы по укреплению позиции с применением всех технических усовершенствований.
Между первой укрепленной полосой по линии: кол. Корыто-Муравица-Дубно-Верба и р. Стырь был сооружен ряд укрепленных полос из трех-четырех линий окопов. Каждая линия окопов окутывалась двумя-тремя полосами проволочных заграждений в 4-5 рядов кольев. Густота окопов проволочных заграждений была особенно велика к сев. от р. Иква. Нередко встречалась электризованная проволока на железных кольях (в районе Дубно и Муравица). Имелись также опорные пункты и лисьи норы с бетонированными покрытиями. Линии окопов связывались обшитыми тесом и приспособленными к обороне ходами сообщения и магистральными ходами, служащими для подвода резервов и сообщения с тылом. По сторонам ходов сообщения и около передней линии окопов были заготовлены запасы железных рогаток и решеток, которые в случае разрушения проволочных загра-ждений давали возможность быстрого их восстановления. Сеть полевых железных дорог особенно густая в районе Корыто-Луцк-Торговица-Муравица обеспечивала снабжение войск огнеприпасами и предметами довольствия, а равно могла служить для переброски войск в ближайшем тылу.
[6]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> А. Редкин-Рымашевский Действия XXXII корпуса в Луцком прорыве (май-июнь 1916 г.) -> Силы и средства сторон
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:45
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik