Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Оберюхтин В.И. Барановичи. 1916 г. Военно-исторический очерк -> Глава 4
Русская армия в Великой войне: Оберюхтин В.И. Барановичи. 1916 г. Военно-исторический очерк.

Глава 4.

"ПЕРВЫЕ БАРАНОВИЧИ" - ПЕРВЫЙ (ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА С 24.4 по 156.1916 года

(схема №4)

Общий ход событий

Весна на Западном фронте русских армий прошла спокойно. Обе стороны, растянув войска на укрепленных позициях, оттянули все возможное в резервы. Если австро-германцы надолго перешли к обороне, то русские уже после первых совещаний Ставки с Фронтовым командованием стали готовиться к наступлению, что и продолжалось до 13.6.16 года.

Группировка сторон к 4.6.1916 г.
(схема №4)

Русские: ударная группа Западного фронта - из частей 4 и 10 армий на Молодечненском направлении, имея в 1-й линии 26, 3-й сибирский, 2 кавказский, 24, 3 кавказский и 38 армейский корпуса. Армейские резервы: 35, 1 туркестанский, 1 армейский корпуса, 11 сибирская стрелковая дивизия, 2 пд, Сибирская казачья дивизия, Кубанская казачья дивизия. Резервы фронта: 5 к. и 9 армейский корпуса, 7 кавалерийский корпус. Резерв Верховного Главнокомандующего: войска гвардии в районе Докшицы, Долгинов, Глубокое.
Вспомогательная ударная группа - Гренадерский корпус у Барановичи.
В общем, сильная группировка на Молодечненском направлении и небольшой частный сгусток у Барановичи.
Австро-германцы: против ударной группы Западного фронта - части 10 армии Эйхгорна и 12 армии Фабека. Под Барановичи - части apмей-
[38]
ской группы Войрша: 12 австрийского корпуса (16 пд) и Саксонского ландверного корпуса (4 ландверная дивизия). Детали группировки и сил сторон - см. схему №4 и таблицу № 5.
Выводы: Обе стороны на укрепленных позициях в непосредственной близости. Германцы - значительно слабее русских особенно у Молодечно, где русские имели почти тройное превосходство в пехоте и малое в артиллерии, особенно в тяжелой.

План операции Западного фронта
(Схема №4)

Общая цель - атака войск австро-германцев с ввозложением на Западный фронт главного удара из Молодечненского района в направлении Ошмяны, Вильно.
Решение Главкозапа (Эверта) - нанести главный удар войсками 4 и 10 армий на фронте Кунава, Крево, Кочаны и вспомогательные удары в районах оз.Нарочь и Барановичи. 4 армии (6 корпусов) удерживаясь правым флангом прорвать противника на участке Кунава, Крево, Кочаны с ударом на Бенякони. 2 армии (6 корпусов) - справа и 3 армии (5 корпусов) - слева, удерживаясь и обеспечивая наружные фланги ударных армий, атакой у оз. Нарочь и в районе оз. Колдычево, хут. Торчицы приковать к ceбe противника. Для развития прорыва: два пехотных и 1 кавалерийский корпуса - в резерве Западного фронта у Молодечно и войска гвардии (два пехотных и 1 кавалерийский корпуса) в районе Докшицы и Долгиново. Наступление - 10.6.1916 г.
В частности, в ударных армиях для непосредственного прорыва укрепленной позиции назначались: в 4 армии - части 26, 3 Сибирский, 2 Кавказский корпусов; в l0 армии - части 24, 3 Кавказского, 38 армейского корпусов. Для развития успеха: в 10 армии - 1 туркестанский и 1 армейский корпуса; в 4 армии - 11 сибирский
[39]
стрелковая дивизия, 2 пехотная дивизия, Сибир ская казачья дивизия и дивизия 38 армейского корпуса, т.е. по 2 корпуса в армии.
В 3 армии - для удара под Барановичи наз начен гренадерский корпус, а левофланговый 31 армейский корпус - для овладения Пинском.
Выводы: Удар сильный, но по направлению и по объектам не отвечающий большой стратегической цели к тому же изолированный не связанный непосредственно с другим фронтами. Действительно удар на Вильна требовал значительных масс войск, обученных маневру в сложных условиях позиционной войны, переходящей в маневренную, войск максимально оснащенных техникой, особенно мощной артиллерией, как основным средством подавления с богатым обеспечением боеприпасами. Помимо этого требовалось такое же решитель-ное содействие в операции на Вильно и Северного фронта. Только при таких условиях можно было рассчитывать на поражение левого крыла всего германского фронта.
По выполнении этого этапа операции, предстояло развить удар во фланг и тыл германских армий, расположенных севернее Полесья и наконец, выйти на линию Неман-Брест, откуда угрожать Восточной Пруссии и сердцу Польши. Эти этапы требовали, конечно, добавочных живых сил, а еще больше технических средств и боепри-пасов. Так как все это было недостижимо в условиях тогдашней русской действительности, то наступление одного Западного фронта на Вильна носило характер частного фронтального удара по "взлому" германской укрепленной полосы. Никакой твердой надежды та развитие, достигнутого даже тактического успеха в оперативый быть не могло за отсутствием все тех же технических средств. Следовательно вся операция не была соразмерна целям.
Вспомогательные удары отдельных русских корпусов, проводимые разобщенно на малых участках столь обширного фронта, при пассивном лишь
[40]
его ожидании, цели не имели и не дестигали. Успех этих корпусов развит быть не мог за невозможности своевременно подвести туда войска. Демонстративный смысл этих ударов разгадать было легко, что и оказалось в действительности.

Управление войсками

У русских управление войсками покоилось на широком бумажно-бюрократическом принципе. Писались директивы, дополнительные приказы, инструкции, письма. Волна бумаг переписывалась и, увеличиваясь, шла все ниже в войска, где просто не читалась за недостатком времени и возможности. Эта бумажная вакханалия имела, скорее, смысл отписки и оправданий подчиненных перед высшим начальством. Правда, высокие начальники часто посылали в низшие штабы и в части своих "генералов для особых поручений", а иногда, например, сам Эверт, присутствовали на показных учениях войск. Однако таких посетителей было так много и они так мешали войскам, что даже Наштармы молили штафронт прекратить командировки "инспекторов". Ибо они мешали работе и штабов и войск. Комфронта и командармы управляли операциями из своих далеких стоянок, иногда, впрочем, выдвигаясь с полевым штабом к войскам на направлении главных ударов. Комкоры и комдивы во время боев находились на командных пунктах, сравнительно неподалеку от фронта войск и были в курсе событий во время артиллерийской подготовки и начала атак. Когда же войска врывались в неприятельские первые линии, связь обычно прерывалась и в течение долгого времени нельзя было установить истинной картины боя, а следовательно и своевременно двигать резервы, управлять ходом боя в динамике. Дело кончалось тем, что головные волны боепорядка уничтожались огнем противника, следующие за ними врывались в передний край неприятельской обороны, где останавливались, не будучи поддержаны резервами и не имея огневого прикрытия своей слабой артиллерии. Комполка и ниже шли
[41]
обычно впереди своих подразделений и, как правило, вскоре гибли или выбывали из строя. С потерей начальников людская масса поворачивала назад. После 1-й неудачи, продолжался тот же редкий, "методический" артиилерийский огонь выдвигались новые полки или дивизии на смену растрепанным. Снова повторялась та же тягостная картина. В перерывы между боями, при неудаче, производились дознания oсoбo командированными лицами о причинах неудач. Писались донесения и отчеты штабами и командирами. Обычно все упиралось в "силу позиций", в "силу огня противника", в "неожиданности при атаке" или просто в "несчастные случаи". Иногда дело за канчивалось выговорами, отстранениями комкоров или комдивов.
У австро-германцев - вопрос управления обстоял лучше, особенно у германцев. Было больше порядка, распорядительности, организованности. Управление в бою проходило при более четкой работе штабов и начальников Правда, оборонительный бой облегчал управление, особенно при длительной подготовке его в позиционной войне.
Выводы: У русских не было умелой организации прорыва, тщательного расчета сил и средств на всю глубину намеченной операции и материального обеспечения ее, что, по существу, являлось первостепенной обязанностью командования, от которой зависел во многом успех операции. Не было до конца проведено нацеливания боевых групп по направлениям прорыва и не конкретизировано по местности маневрирование частей боепорядка. Повсюду процветал бюрократический метод управления, беспомощность и самотек. Вопросы управления войсками у германцев и даже у австрийцев стояли выше и лучше, чем у русских.

Боевой порядок русских
(Схема №3)

Атакующе русские корпуса строились для прорыва в виде глубоко эшелонированных волн,обычных для
[42]
того времени. Указанные волны отнюдь не были огневыми единицами, а имели чисто маневренное назначение. Подготовка атаки волн возлагалась исключительно на артиллерию. Каждая часть строилась в несколько линий, в затылок. Впереди - редкие цепи разведчиков. С головными ротами двигались команда сапер и гренадеры с ручными гранатами. Фронт прорыва корпуса назначался не менее 8 км. Обязательно требовалось глубокое построение пехоты при атаке на малом фронте: для пехотной дивизии - 1-1,5 км с двумя полками впереди и двумя - в резерве в 600 - 800 м; для полка - 0,5 - 1 км, с двумя батальонами впереди и двумя в затылок в 400 -1500 м; для роты - в две линии, до полуторно на дистанции 150 - 200 м. Боевой порядок располагался в особом исходном плацдарме, - в виде ряда щелей - окопов (см. схему № 3). Глубина плацдарма для полка - 300 - 400 м. по фронту - 1 км. Между щелями - 35-50 м., между батальонами - 100 м,. Легкая и тяжелая артиллерия располагалась на позициях в 1-3 км от переднего края. Детали боевого порядка - на схеме № 3.
Выводы: Боевой порядок пехоты чисто ударный, без каких-либо своей огневых средств, действующих при наступлении. Все подавление и подготовка атаки исключительно на артиллерии, как равно и устройство проходов.

Характер действий наступающего при прорыве

Наступление производилось строго по плану и состояло из 3-х этапов:
а) уничтожения и расстройства обороны для обеспечения движения пехоты; б) захвата и закрепления пехоты атаки на неприятельской позиции под прикрытием артиллерийского огня; в)в развитии успеха атаки с движением пехоты и артиллерии вперед.
Действия артиллерии: легкая - устраивала проходы и разрушения в заграждениях, на что
[43]
отвлекалось часто много батарей, но несмотря на это, очень часто проходы делались нечистыми и требовали дополнительной работы над ними пехоты (ручние гранаты, удлиненные заряды, ножницы, пулеметный огонь и др.). Устройство проходов в препятствиях занимало длительное время, что отражалось и на длительности артиллерийской подготовки вообще.
Гаубичная и тяжелая артиллерия - разрушала окопы, блиндажи, опорные пункты и подавляла неприятельские батареи (обычно с дистанции в 3 км). Весь огонь батарей направлялся на постройки 1-й линии и лишь меньшая часть на неприятельскую артиллерию и по тылy противника. Отсюда - вторые и третьи линии неприятельской позиции, его основная масса артиллерии, солидные блиндажи, маскированные бетонированные точки и резервы противника - оставались при артподготовке неуязвимыми, тем более, что и боеприпасов, особенно тяжелых, как правило, не хватало. Артиллерийская подготовка - длилась 1-2 дня и велась в виде методического неторопливого огня, с тщательными корректированием почти каждого выстрела.
Итак, значительная часть артиллерии использовалась для устройства проходов в проволочных препятствиях. Подавление средств обороны артиллерией проводилось лишь частично, главным образом, лишь 1-й линии глубина же обороны оставалась нетронутой. Вопрос подавления затруднялся и нехваткой боеприпасов. Таким образом, атакующая пехота заранее обрекалась на расстрел нетронутой обороны.

Действия пехоты

К началу артиллерийской подготовки пехота располагалась в исходном положении - в плацдармах. Пехотная атака лишь по окончании артиллерийской подготовки, под прикрытием артиллерийского огня по подходящим резервам и батареям. Атака - волна за волной, непрерывно, быстро двигающимися вперед. За ними, одновременно с головными ротами должны были двигаться резервы, в виде непрерывного потока. Равнение
[44]
по передним. Овладев 1-й линией окопов - зaкрепление и приведение частей в порядок. При спешном отходе противника - обязательно преследование на плечах отходящих до 2 и 3 линий окопов противника.
Выводы: Налицо тактика прорыва компактной людской массой, желание грудью бойцов продавить укрепленную неприятельскую позицию, ибо никогда в тогдашних условиях артиллерия не могла выполнить полностью свою задачу подавления в виду своей малочисленности, малой мощности (тяжелой артиллерии мало) и недостатка в снарядах, а равно неумения вести подавление в глубине неприятельской позиции. Получалась тактика бросания бойцов по частям под расстрел сильнейшего, (не?)подавленного, особенно в глубине обороны, пулеметного и артиллерийского огня противника, ибо резервы обычно опаздывали. Этa тактика "пушечного мяса" и неумелое управление вызывали отчаяние, волну протеста и революционного подъема в солдатских массах.

Подготовка Западного фронта к операции

С 15.4.1916 года начались интенсивные приготовления русских к наступлению. Началось сосредоточение войск, приступлено к подготовке в артиллерийском, инженерном и др. отношениях.
Перегруппировка войск состояла в переброске армейского управления 4-й армии, нескольких корпусов и тяжелой артиллерии этой же армии из под Барановичи в Молодечненский район. Здесь эти 4-я и 10-я армии заняли узкий фронт. Под Барановичи, за счет ушедшей 4-й армии была растянута 3-я армия. Одновременно левофланговый армейский корпус 3-й армии усиливался из армейского резерва 27 пд.
Туда же намечается к переброске из-зa центра 3-й армии - 3-й армейский корпус, 31 армейскому корпусу приказано подготовиться к удару на Пинск.
[45]
Артиллерийская подготовка - выразилась в выборе позиций возможно ближе к противнику, в тщательной пристрелке, преимущественно целей на 1-й неприятельской позиции; в создании фланкирующего огня по атакуемым участкам, в установлении связи пехоты с артиллерией, в посылке в 1-ю линию пехоты артиллерийских офицеров для корректирования огня своих батарей, в нумеровке целей, в составлении перспективных чертежей и раздаче их до командиров рот включительно, в установлении длительности apтподготовки в 12 часов, точной регламентации артогня по этапам боя и доведении боезапасов до 5 боекомплектов.
Инженерная подготовка - заключалась в возведении укрытий для резервов (щели-окопы), блиндажей за 1-й линией окопов; в постепенном видвижении вперед возможно ближе - к противнику для создания исходной линии атаки и построе-нии обширных плацдармов для атаки (См. схему № 3). При этом, далеко не везде удалось сблизиться до 300 - 500 м. с противником. Болотистые долины рек, открытость ближнего тыла позиций русских и желание командования сохранить в тайне подготовку к наступлению привели к тому, что наступление было выполнено издалека (с 1-3 км) и по открытой местности под сильным артиллерийским и пулеметным огнем обороны.
Подготовка войск - состояла в обучении частей атаке укрепленных позиций на учебных городках. Особое внимание было обращено на подготовку главной ударной группировки на Молодечненском направлении. Главкозап Эверт лично входил в детали работ, посещал занятия, давал подробные указания. Ряд начальников штафронта командировалось в войска и низшие штабы для поверки хода подготовки. Было установлено непрерывное и тщательное изучение противника пехотным и артиллерийским комсоставом. Неприятельская позиция сфотографирована, нанесена на планы крупного масштаба, разосланные в войска. Прдприняты меры к сохранению операции в тайне.
[46]
В общем, - проводилась большая и необходимая во многих отношениях работа, но только она не могла дать надлежащие результаты.
По опыту неоднократных кровавых неудач подобных же атак русскими укрепленных позиций австро-германцев, всеми ощущалось бессилие командования найти действительные пути для разрешения проблемы прорыва. Успех операции снова строился на доблести мессы бойцов, а не на вводе в дело достаточных технических средств борьбы и новых способов ведения операции и боя.
Вся подготовка касалась, главным образом, организации первого прыжка, обеспечения его устройством проходов в проволоке и в разрушении окопов лишь нa переднем крае противника. Артиллерийская, подготовка глубины первой линии, 2-й и 3-й линий неприятельских укреплений, а равно подавления эшелонированных и скрытно маневрировавших неприятельских батарей или сковывания неприятельских резервов, закопавшихся в землю или оттянутых вглубь позиций, - была слаба, не говоря уже о вопросе боевого снабжения. Верный расчет средств, использование возможностей и уменья - учесть действия противника, у русского командования отсутствовали. Как всегда слишком много надежд возлагалось на дух войск, их лихость, отвагу и на "случай". Командование сознавало свое тяжелое положение, чувствовало, что в войсках не только нет желания драться, а, наоборот, в них кипит недовольство и ненависть к войне, [но они не находили в себе мужества поставить вопрос категорически и твердо - вымарано]. Отсюда, подготовка проводилась чисто формально, для отчета, для оправдания, часто только на бумаге. К тому же, фактического времени на подготовку отводилось недостаточно даже в том виде, в каком она намечалась.

Политико-моральное состояние войск

Уже к началу операции всеми ясно сознавалось поражение царизма и проигрыш войны.
Все более обострялся и
[47]
углублялся процесс революционного движения. Шедшая во главе рабочего движения коммунистическая партия вела повсюду широкую пропаганду против войны и царизма. Во многих войсковых частях и тыловых учреждениях работали ее ячейки, проводились собрания, нелегальные конференции и съезды. Сильный революционный центр существовал в г. Минске. Большевистские идеи и лозунги быстро и глубоко вводились в рабочую и солдатскую массу. Последняя, ясно осознавала всю свою безысходность и бесправность всеми силами стремилась найти выход в свержении самодержавия. Передовая часть войсковой массы уже давно прозрела политически, все чаще и резче высказывала свое отрицательное отношение к войне, к начальству, к режиму. А между тем, она то вынесла на себе всю тяжесть последних боев и имела авторитет среди остальных бойцов. Вся же солдатская толща недавно прибыла из тыла на пополнение частей. Малообученная, но сомневавшаяся в необходимости войны под влиянием пропаганды еще в тылу, она не имела никакого желания умирать за режим ее угнетавший. Только суровые меры и дисциплина, а отчасти coвмecтная жизнь и пример рядового офицер-ства в окопах - сдерживали протесты этой массы против тяжолых условий окопной войны. По материалам цензурных opганов видно, что настроения солдат войсковых частей пропитаны революционными идеями, возмущением и угрзами. В письмах из дома родные жаловались на судьбу, на дороговизну в тылу, на купцов-мародеров, на отсутствие мяса, сахара, на острый недостаток рабочих рук. Эти жалобы были многочисленны и постоянны. Были случаи коллективных неисполнений приказов (у Поставы). Начались даже братания и перобежки к противнику (Самурский пп 21 пд, 1 и 2 грен. див.). Из дел разведки и шпионажа видно, что из Польской стрелковой бригады, находящейся в составе Гренадерского корпуса, почти ежедневно перебегало к немцам по 2-3 человека. От них австро-германцы точно знали о группировке и намерениях русских нес-
[48]
мотря на то, что тайна подготовки к прорыву соблюдалась хорошо. Учащались случаи пропажи без вести, что означало перебежку к противнику из разведки, во время наступления и т.д. По всем указанным данным и материалам было очевидно что армия начала разлагаться и находится под сильным влиянием революционных идей.
Все это, в том или другом виде, было известно русскому командованию, которое в лице Наштавepxa Алексеева обратилось с секретным письмом к командармам и комкорам, указывая на необходимость начсоставу возможно ближе подойти к солдатской массе, быть внимательнее к ней, всячески поднимать упавший дух бойцов, поддерживать "авторитет командования" и бороться с агитацией в войсках. Но "зараза" все шире проникала во все части и учреждения армии, особенно распространяясь в частях, укомплектованных рабочим элементом или жителями промышленных и политических центров. Например, Гренадерский корпус, комплектующийся из района г. Москва.
Сюда же вмешивался и польский вопрос. Несмотря на новые посулы и заверения царского правительства в отношении борьбы за "независимость Польши" - поляки, бывшие в частях армии и в отдельной Польской стрелковой бригаде сознавали безнадежность борьбм русских с немцами. Они не верили в возможность восстановления Польши царским правительством. Агитация же немцев среди поляков и в свою очередь их обещания всяких льгот полякам - вызывали тягу поляков к немцам. Это повело к систематическим сдачам в плен поляков с разглашением всех начинаний и ходе подготовки русских к наступлению. Недаром, Польская стрелковая бригада была переведена сначала за болотистый участок, а затем даже отведена в резерв.
Одной же мер поднятия боеспособности русских войск - было назначение в передовые линии боевого порядка большого числа офицеров, примером и контролем которых предполагалось поднять порыв солдатской массы. Бойцы шли за
[49]
офицерами, скорее из опасений репрессий. Но как только офицеры выбывают из строя, а потери их были значительны, бойцы сразу же сдавали и отходили назад. Если в первых боях операции все же, был частичный успех, то при повторных атаках войска обычно лишь обозначали наступление. Комбат 182 пп Шт.Кап. Червонюк 5.7.1916 доносил, что "Офицеры силою удерживают нижних чинов к Карчева. Положение тяжелое. Наша apтиллерия стреляет по своим окопам. Я с позиции не уйду и никого не выпущу. Я один на весь участок".
Большинство офицеров из старых служак, молодых контигентов военного времени и выдвиженцев из солдатской массы за боевые отличия было политически невежественно. Далеко от политической жизни страны, а тем более от революционного движения, они покорно тянули, свою лямку в силу традиций, жесткой дисциплины или карьеры. Уставшие от войны, они чувствовали безвыходность своего положения, сетуя на отвратительное отношение к ним начальства, на "немецкое засилье" в русской армии, на "иазменника немца Эверта" и проч. Правда, часть молодежи была настроена революционно, активно способствовала революционной работе в армии, но таких было не много. Если ранее солдаты относились к офицерам довольно безразлично, то теперь их отношения все резче стали периходить в формы классовой настороженности и даже враждебности, как к представителям и охранителям царского режима.
Вся операция подготовлялась и проводилась под знаком общего и явного неверия в успех как самого Главкозапа Эверта, так командармов, комкоров, всего начсостава и особенно бойцов. Предшествующие неудачи породили у всех подавленность и чувство обреченности. Главкозап и командармы поставленные в необходимость наступать во что бы то ни стало и тем самим помогать союзникам, всячески старались добиться отмены или отсрочки срока наступления и атаки. Добившись этого командование
[50]
всe же винуждено было начать подготовку к наступательной операции.
Единственной ставкой командования на успех операции была вера в стихийный порыв людской лавины, в доблесть войск, поставленных в условия жесткого нажима и дисциплины а равно во внезапность удара несколько измененного бепорядка. В наличной технике наступающий значительно уступал обороне, или местами имел небольшое превосходство. В просьбах фронта на потребное добавочное количество средств подавления свыше было отказано, да их и не было вообще в русской армии. Арсенал, всех наличных средств техники и сил не один раз был уже использован русскими при наступлении под оз. Нарочь на юге, но неудачно. Здесь приходилось продолжить тоже, да еще против заведомо сильных позиций, защищаемых немцами.
Тем не менее, к подготовке приступили. Наступающим была проделана значительная работа и проявлена большая энергия: сосредоточены войска, подвезены укомплектования, артиллерия, имущество, боеприпасы, под руководством самого Эверта и командармов проведены показные учения строились штурмовые плацдармы и т.п.
Однако все эти средства, силы и работа в условиях новых факторов борьбы (сильного артиллерийского и пулеметного огня, маскировки, бетонированных укреплений, эшелонирования средств обороны в глубину, новых приемов ведения боя из глубины, маневрирования артиллерией на поле и вне боя и др.) - были уже недействительны, особенно при противнике стойком и искусно боровшемся. Напрасны были все усилия, если расчет строился нa негодных средствах подевления. Не былo ни мощной артиллерии, способной разрушить солидные укрепления, не было ни танков, ни химии, ни авиации, без которых, конечно, нельзя было рассчитывать на успех. Даже случайный успех был проблематичен. Это все было ясно осторожному Эверту, уже не paз получавшему горький ypoк. Он всеми силами старался отде-
[51]
латься от наступления, но вопрос был поставлен свыше, как вопрос чести. Трагизм положения, повидимом, сознавался остальным командованием и войсками, но об этом не говорилось открыто. Наоборот, суровой дисциплиной пытались подавить всякие разговоры в этом отношении.

План обороны австро-германцев.

Действия австро-германцев были построены на упорной обороне укрепленных позиций, занятых сравнительно слабыми частями 1-й линии, особенно у германцев, но с мощной и хорошо обученной артиллерией, с умело используемыми расчлененными резервами. Создание сильных укрепленных полос с бетонными убежищами, проволочными заграждениями и перекрестной пулеметно-артиллерийской обороной, давали гарантию успешного удержания фронта до прибытия, в случае надобности, подкреплений с Французского и Итальянского фронтов. Частные задачи заключались в непосредственной обороне занимаемых частями участков (см. схему №4).
Выводы. Чисто пассивная упорная оборона, с более плотным насыщением фронта севернее Полесья, отвечала принятому плану действий австро-германцев.

Подготовка австро-германцев

Принятый план действий требовал обеспечения обороны за счет соответствующего использования местности и технических средств борьбы. Инженерная подготовка - заключалась в создании новых укрепленных полос в тылу фронта и усовершенствовании существующих. Строились грунтовые пути и железно-дорожные узкоколейки к важным пунктам позиции для подвоза снарядов, продовольствия и лесных материалов. Артиллерийская подготовка - предусматривала устройст-
[52]
во запасных артиллеерийских позиций, наблюдательных пунктов, подъездных путей. Тщательно проработана система артиллерийского огня и переброски батарей с одних позиций на другие. Артиллерия хорошо снабжена боеприпасами. Приняты меры маскировки. Боевая подготовка - австрийских войск приближалась к подготовке русских, зато у германских войск - стояла довольно высоко и во всяком слуае выше подготовки русских, несмотря на то, что лучшие боевые германские части были оттянуты на Французский фpoнт.

Политико-моральное состояние австро-германских войск

Успехи германцев в борьбе с русскими сильно поднимали дух немецких войск, а их командованию придавали самоуверенность и сознание чувства превосходства не только в борьбе с противником, но и перед австрийцами. Правда, имелись сведения о возрождении pyccкой армии, ее громадной численности, но боевые качества ее расценивались низко. Широкая разведывательная работа германцев и частые перебежчики со стороны русских, особенно из Польской стрелковой бригады Гренадерского корпуса, ориентировали своевременно о том, что делалось у русских.
Выводы: Налицо жесткая дисциплина и хорошая боевая подготовка у германцев, а под их контролем и давлением у австро-венгерцев, делали внешний вид последних вполне удовлетворительным. Однако, тяжесть войны и ненависть к ней солдатских масс и здесь давали себя чувствовать. Конкретно это проявлялось в частых случаях братания, а у австрийцев - даже в революционных беспорядках.

События, предшествовавшие операции

На фронте предполагаемого наступления русских давно ужо было тихо. Изред-
[53]
ка перестрелка и поиски разведчиков. Обе стороны укрепляли позиции. Русские постепенно выдвигали вперед свои окопы, ходы сообщения, устраивали исходные плацдармы, изготовляли мостики через р. Сервечь и Щара. В тылу по ночам шли передвижения войск, обозов, артиллерии. Все это не ускользнуло от внимания германцев. Об этом же говорили перебежчики и захваченные пленные. Обе стороны готовились к боям.
Между тем, Главкозап Эверт, глубоко не сочувствующий наступлению и считавший наличные силы и средства, далеко недостаточными - уже в процессе подготовки операции, принимал меры к отмене ее или хотя бы к отстрочке. Сначала он обращается к Наштаверу Алексееву с просьбой об отсрочке наступления Западного фронта на 14-15.6 мотивируя это неподготовленностью атаки в инженерном отношении. Затем, накануне наступления Юго-3ападного фронта (4.6.1916) Эверт снова просит об отсрочке вспомогательной атаки до 17.6 пo причине общей неготовности войск к атаке. В ответ на это, директивой Ставки 9.6,1916 года атаку Западного фронта разрешается отложить до 17.6, но с тем однако, чтобы левый фланг фронта овладел Пинском и накопил силы для удара на Кобрин с целью приковать к ceбe немцев и обеспечить правый фланг Юго-Западного фронта.
Узнав об этом, Главкоюз Брусилов 9.6.1916 года телеграфирует Эверту о пepеброске с Западного фронта на Юго-Западный фронт 84 резервной германской дивизии, 39 и 37 лв пп, прося его прекратить возможность германских пере группировок. О том же он просит и Командарма 3 Леша. Но Эверт отвечает, что в районе Пинска войска очень ослаблены, болота не просохли и рассчитывать на переход 3-й армии в наступление ранее 13.6 не приходится. Леш отвечает, отстрочкой наступления 31 корпуса с 13 на 17. Жалоба Брусилова в Ставку не помогла.
К 4.6.1916 г. войска Западного фронта, назначенные для наступления, располагались согласно схемы №2.
[54]
В общем, обе стороны готовились к боям.
По настоянию Главкозапа Эверта, наступление Запфронта трижды откладывалось и вылилось в конечном счете, во вспомогательный удар 13.6 1916 года Гренадерским корпусом ... под Барановичи, а главный удар под Молодечно и вспомогательный под Пинском - отложены до 17.6.1916 года.

Бой Гренадерского корпуса 13-14.6.1916 под Барановичи
(см. схему №?)

Группировка сторон под Барановичи к 13.6.1916 г.
(см. схему №6)

К 13.6.1916 года Гренадерский корпус 3 армии Западного фронта в составе 1 и 2 гренадерских дивизий (26000 штыков и 125 орудий), занимал укрепленную позицию на фронте Войкевичи (вост. оз. Колычево), м. Крошин искл. Против него стояли части 51,11 и 19. лв. полков 22 пехотной бригады 4 ландверной германской дивизии Ландверного корпуca (9000 штыков и 60 орудий). Войска обеих cторон занимали указанные участки уже давно и имели довольно подробные и точные сведения друг о друге. Детали расположения - см. на схеме № 6.
В общем, против 3 полков германцев на 7 км фронте сосредоточено 8 полков гренадер и 4 полка армейского резерва (81 пд), т.е. тройное превосходство в пехоте, считая дивизионные и др. резервы германцев. В артиллерии - Гренадерский корпус имел 7 дивизионов (74 легких пушки, гаубиц 16 и тяжелых 35) против 3,5 дивизионов германцев (36 легких пушек и 24 тяжелых т.е. двойное превосходство в орудиях, но меньшее в тяжелой артиллерии,
[55]

Описание позиций сторон под Барановичами
(Схема №6).

Обе стороны располагались на укрепленных позициях по холмам противоположных берегов долины реки Щара, берущей начало из котловины оз. Колдычево. Основные окопы 1-й линии находились в 1,5-2 км друг от друга. От них местами выдвигались передовые окопы охранения и аванпостов, а равно исходные плацдармы для атаки гренадер, сближавшие передовые части сторон от 1,5 до 1 км и даже до 800-600 м. Позиции сторон имели выступающие вперед опорные пункты и узлы, что придавало фронту позиций бастионный характер, а равно весьма облегчало перекрестный пулеметный огонь. Позиции, особенпо у германцев, были построены солидно и представляли собою, по существу полудолговременные укрепления, усиленные бетонированными точками и убежищами. По всему фронту шли сплошные проволочние препятствия. Участок для прорыва был выбран русскими после многочисленных рекогносцировок и обсуждений, одобрен Главкозапом Эвертом: река Щара была проходима вброд. Долина в северной части хотя и была болотиста, но сухая погода допускала продвижение пехоты. Вся местность между окопами сторон обстреливалась сильным пулеметным и артиллерийским огнем, что при указанной удаленности русских окопов от германской позиции и незаконченности постройки исходных плацдармов создавало тяжелые условия для атаки. Фланги атакующей пехоты были обеспечены от флангового пулеметного огня изломом и выдвижением вперед участка атаки, но зато артиллерийский огонь во фланг с соседних участков противника сохранял свое значение. Открытость ближнего тыла русской позиции и общая покатость местности к западу при командовании района, занимаемого германцами, над местностью в расположения русских вынуждали оттянуть артиллерийские позиции на восток и сосредоточить их, гланым образом, за группами лесов и урочищ. Тоже относится и к резервам русских, продвижение которых вперед должно было происходить под артиллерийским огнем. Это приводило к задержке и опозданию
[56]
резервов. Важнейшими опорными узлами, германской позиции на участке штурма, были: выс. 96,8 с передовым "Болотным холмом" (южнее оз. Колдычево), Торчицкий узел с укреплениями "Русская могила", "Кронпринц", "Императорский", "Гогенцоллерн" и "Фридрих"; Михалевский узел с Фортами "Северный", "Король Фридрих", "Михалеево" и серией передовых укреплений в тылу (1-2 км) проходила 2-я линия окопов, а по линии Гацище, и Столовичи и южнее - 3-я линия окопов.
В общем выдвинутый вперед и доступной по характеру местности участок германской укрепленной позиции, но солидно оборудованный в инженерном и огневом отношении.

Подготовка сторон под Барановичами

Подготовительные работы русских начались еще ранней весной и претерпевали неоднократные изменения в виду разноpeчивых указании свыше. Сначалa Гренадерский корпус был растянут для обороны, затем фронт его был сужен. Ему была поставлена задача прорыва неприятельской позиции. Самый участок прорыва поручено выбрать комкору Гренадерского. Затребованы были также мнения других комкоров о мероприятиях по содействию удару гренадер. Наконец, последовало указание готовиться к прорыву на описанном выше участке, но срок наступления сначала не был объявлен, а затем указан ориентировочно, потом начались отсрочки штурма. Bсe эти неясности вносили путаницу и перебои в подготовке корпуса. Так например, исходаные плацдармы так и не были закончены к началу штурма. Тем не менее, к 13.6.1916 года обе стороны, в основном, были готовы к боям: одни ждали приказа о начале наступления, другие - артиллерийской подготовка, как предвозвестницы русской атаки.

План действий русских под Барановичами
(Схема №6).

В целях воспрещения увода германских войск с Западного фронта на помощь разбитым австро-германским частям на юге
[57]
(Брусиловский прорыв), - Гренадерский корпус получил задачу разбить противника, прорвать его фронт и, овладев Столовичским массивом, - утвердиться на линии Арабовщина, Гацище, Цюкантовичи, оз. Долгое, Гирчицы.
1 гренадерской дивизии (16 батальонов, 5 легких бaтарей, 8/47 мм пушек, 2 сапроты, 2 авто-пулвзвода, 0,5 сотни Оренбургского казачьего полка) - атаковать противника на фронте: выс. 96,8 (2 км зап. Стар. Войкевичи), хyт. Торчицы, главней удар - на исходящие углы (на район 96,8 и на массив у хут. Торчицы).
2 гренадерской дивизии (два полка, 6 легких батарей, 6/47 мм пушек, 2 сапроты, 1 сотня казаков) - атаковать противника на фронте Загорье, ф. Михалово; главный удар - на выс. сев. вост. Загорье.
Артиллерии (3 тяжелых, 2 мортирных дивизиона и дальнобойной батареи Виккерса), уничтожить или обезвредить самые опасные места атаки (фланкирующие уступы с пулеметами и артиллерийского ближнего боя), а частично - душить неприятельские батареи, которое окажутся особо вредными для нашей пехоты при атаке. Эти батареи изучить заранее и за ними тщательно следить. Для указанных целей артиллерия составила 3 группы (см. таблицу на стр. 59) Артиллерия дивизии должна была, как говорил приказ по корпусу: "испортить заграждения в известных местах так, дабы пехота могла их окончательно преодолеть собственными средствами в возможно короткий cpoк". Для этого было массировано в 1 и 2 гренадерских дивизиях всего 70 легких орудий.
Действия артиллерии по узлам сопротивления 2-й линии, по глубоким резервам и т.д. должны регулироваться в процессе боя, но полевым легким батареям указывалось быть в полной готовности быстро открыть огонь по обнаруживающимся поддержкам и контратакам противника.
[58]
Артиллерийские группы по участкам
Состав артиллерийских групп
Тяж. пушек
Гауб.
Легк.
Всего
Арт. группа пpaвoго боевого уч-ка
Грен .морт..дивизиона (48 л.)
-
12
12
12
2 батареи 9 тяж. арт. д-на
8
-
-
8
2 батареи 1 д-на 5 тяж. арт. бр-ды
8
-
-
8
Всего:
16
12
-
28
Арт. группа левoго боевого уч-ка
Ивангородск. тяж. арт. д-на
11
-
-
11
1 батарея 9 морт. Арт. д-на
-
4
-
4
Всего
11
4
-
15
Дальнобойная группа
1 батарея 42 лин. пушек
4
-
-
4
1 батарея Виккерса
4
-
-
4
1 батарея легк. 1 гренад. арт. бригады
-
-
4
4
Всего
8
4
12
12
 
Общий итог
35
16
4
55
[59]
Артиллерийская подготовка с 5.00 13.6 1916 года, методическая с тщательным корректированием. Ночью на 13.6 должны быть сделаны проходы в своих заграждениях для прохода своих войск. Атака пехоты - по особому приказу. Резерв корпуса - 2 полка 2 гренадерской дивизии и 3,5 сотни. Армейский резерв (81 пд) с началом боя переходит в район Некраши, Ломаши.
Командный пункт комкора - кл. у ф. Бяла. Соседи должны оказать содействие артиллерией и пулеметным огнем. Эти распоряжения были отданы по корпусу вечером 12.6.1916 года.
В общем, - прорыв организован на фронте 7 км, на глубину до 8 км двухдивизионным корпусом (26000 штыков) при содействии всего 125 орудий (до 3700 штыков и 18 орудий на 1 км фронта) из коих тяжелых - 35 орудий (5 орудий на 1 км фронта), 81 пд армейского резерва, стоявшая сзади, была готова развить успех гренадер, что усиливало численность штыков еще на 12500, т.е. около 1800 штыков на 1 км фронта.
Фронт прорыва узкий, простреливается артиллерийским огнем с нескольких сторон. Учитывая укрепленный фронт, цели были велики и трудны. Резервы корпусный и армейский для развития успеха малы, а последний - и далеко. Артиллерии тоже недостаточно, особенно тяжелой. Между тем, бетонированые и другие многочисленные трудноуязвимые цели требовали для подавления мощной и сильной артиллерии. Организация подавления целей в глубине позиции противника организована не была и вообще работа пехоты внутри оборонительной неприятельской полосы не обеспечена. Даже детальных расчетов подавления целей сделано не было. Успех прорыва строился в основном на живой силе, порыве бойцов, но почти ничего фактического не сделано для поддержания, развития и закрепления успеха первых волн пехоты.
[60]

Общий ход боя 13.6.1916 года под Барановичами
(Схема №6)

Ночь на 13.6 прошла тихо. Части гренадер закончили смену и заняли исходное положение. Артиллерия на новых позициях. Солнечное утро 13.6 - спокойно. В 5.00 - начался артиллерийский огонь с участков 25, Гренадерского и 10 армейского корпусов по германским позициям на фронте м. Цирин (схема №4 и 6), м. Крошин. К 11.00 в 1 гренадерской дивизии было готово уже 7 проходов. К 18.00 - сильно повреждены заграждения против 2 гренадерской дивизии, но на участке Загорье, Михалево проходов сделать не удалось. Тяжелой артиллерией, по донесению комполков, германские окопы разрушены хорошо. В соседних с гренадерами дивизиях, было также, проделано по несколько проходов. К 19.00 - огонь русских усилен до максимума. Германцы отвечали слабо. Пехота гренадер - в исходных плацдармах и передовых окопах.
В 19.00 13.6 - гренадеры, двинувшиеся в атаку, были встречены по всему фронту сильным пулеметным и артиллерийским огнем.
На участке 1 гренадерской дивизии - несколько ранее атаковавшей германские аванпосты 2-й гренадерский полк был остановлен огнем и залег. Затем происходит массовая атака гренадер на всем фронте глубоко эшелонированными волнами. Впереди - много офицеров. Волны тают от пулеметного и артиллерийского огня, но доходят до германских заграждений.
Западнее Войкевичи, позицию 3 б-на 51 лв. полка атаковали части 4 гренадерского полка, но отбиты огнем с большими потерями.
Южнее, 7 волн 4 гренадерского полка с сильными резервами (3 гренадерского полка) ворвались на "Болотный холм" и захватили его. Велись атаки на главную позицию в районе выс. 96,8 и южнее. В результате упорных схваток и последующих семикратных атак 4-го гренадерского полка и влитого из дивизионного резерва
[61]
3 гренадерского полка, удалось ворваться на участок 9 и 10 рот 51 лв. полка на выс. 96,8 и южнее. Попытки развить успех были безуспешны. Только к 21.00 атаки гренадер здесь прекратились. Отбив контратаки германцев, части 4 и 3 гренадерских полков задержались на "Болотном холме" и на выс. 96,8.
Левофланговые части 4 гренадерского полка, пользуясь срубленными деревьями и кустами, уже подходили почти вплотную в колоннах к позиции двух мушкетерских рот ("мушкетерский участок", занятый спешенными кавалеристами), но отошли под сильным пулеметным огнем. 6 новых атак гренадер, поддержанных частями 3 гренадеркого полка, были также отбиты германцами. Не помогли и 2 бронеавтомобиля русских, из коих 1 был подбит артиллерийским огнем обороны.
Массив у хут. Торчицы атаковал 2 гренадерский полк. С "Русской могилы" и с форта "Кронпринц" атакующих встретил сильный огонь частей 2 батальона 51 ландверного полка. Гренадеры остановились в 10 шагах от рва форта. Долго шел гранатный бой. Русские ворвались в германские окопы, но здесь попали под огонь своей же артиллерии.
Германцы, занимавшие позицию у хут. Торчицы и "Фридрих", не атакованные русскими, двинулись вперед и бросились во фланг гренадер, ворвавшихся в "Кронпринц" и "Русская могила". Все это вынудило гренадер в беспорядрке отойти с большими потерями.
Левый фланг 2 гренадерского полка атаковал форпосты 1 батальона 51 ландверного полка cев-вoст. Загорье, но был остановлен огнем. К 20.00 сюда двинут 3. гренадерский полк. Его 6 волн атаковала вновь, но с большими потерями отошли назад.
На участке 2 гренадерской дивизии - части 5 гренадерского полка по высокой ржи скрытно подошли к стыку 11 и 51 ландверных полков у Загорье и бросились на штурм. Быстро смяты
[62]
германские полевые караулы. На их плечах гpeнадеры ворвались на главные германскую позицию случайно никем не занятую.
Одновременно, южнее 8 гренадерский полк атаковал участок 3 батальона 51 ландверного полка. Через разрушеные препятствия он ворвался в укрепления "Кацзер" и "Король Фридрих" и "Михалево".
К 22.00 13.6 - правофланговые части гренадерской дивизии закрепились в германских окопах на выс. 96,8 и "Болотный холм". Контр-атаки германцев - отбиты.
Южнее, атака гренадер на ?? Торчицк, несмотря на ввод из резерва ? гренадерского полка, успеха не имела. Полки отошли в исходное положение.
Части 2 гренадерской дивизии, ворвавшиеся в Загорье, были выбиты оттуда контратакой германцев.
С рассветом 14.6 огонь германцев усилился, особенно по занимаемым русскими окопам на выс. 96,8 и "Болотном холме". Через 2 часа сильного артиллерийского и пулеметного огня и контратаки 3 батальона 51. ландверного полка, части 1 гренадерской дивизии, а затем и все гренадеры, по приказу комкора Парского отведены на свои позиции. Этим закончился штурм укрепленной позиции гренадерами. Соседи их ограничились артиллерийской поддержкой и разведкой.
Результаты: после длительной подготовки к операции, почти 12 часовой артиллерийской подготовки и массового штурма германской укрепленной позиции - Гренадерский корпус овладел лишь частью передовых германских позиций. В дальнейшем, до 7 раз повторяя атаки, корпус овладел частично и главной германской позицией, но ни развить, ни удержать захваченного не смог. Пoд сильным пулеметным и артиллерийским огнем, под давлением контратак небольших, но силь-
[63]
ных резервов противника корпус отошел в исходное положение понеся большие потери: до 7000 человек убитыми, ранеными и пленными. Потери германцев - до 3000 человек, из них до 100 человок пленными. Бой носил упорный и тяжелый характер. Перовоначальный успех, достигнутой большим упорством и кровью наступающий развить не сумел, а затем и этот успех был утрачен с отводом войск в исходное положение.
Выводы: 1. Поставленная Гренадерскому корпусу цель и задачи не выполнены. Прорыв в таком масштабе, на узком фронте, малыми силами и средствами; особенно бедными техникой, да еще против сильной укрепленной позиции - не имел никакого смысла. Эта операция не сковала резервов противника. Она еще более понизила и без того слабый авторитет командавания, подставившего массу бойцов под расстрел неприятельских пулеметов и артиллерии и растрепавшего целый корпус.
2. Высшее русское командование показало снова свое неуменье в подготовке операции в целом, в управлении динамикой боя, в организации взаимодействия войск, в контроле за ходом боя, в своевременном реагировании резервами и артиллерией на обстановку. Причинами этого были: пассивность, надежда на самотек и отсутствие расчета. С движением рот и батальонов вперед сразу же нарушалась связь их со шабами полков. Штабы точно не знали почти до конца боя, что происходило впереди, на фронте. Действительных мер к установлению связи, к своевременному, выдвижению резервов, к направлению частей в нужных направлениях и на объекты, к обеспечению их артогнем - штабами и командирами полков, дивизий и корпуса принято не было, а попытки к этому оказались несостоятельными.
В результате: головные роты и бытыльоны ворвались в неприятельские окопы и попали под огонь своей же артиллерии, ибо телефона на батареи провести не успели, а в сумерках и ночи артиллерия точно узнать о нахождении своей пе-
[64]
хоты не могла. Полки 2 гренадерской дивизии вместо атаки выдающихся опорных узлов, как это было указано в приказах по корпусу и дивизии, были направлены командирами полков, а частично и самостоятельно, на входящие углы и окопы, в силу чего попали под фланговый огонь с опорных пунктов и были расстреляны. Комдив 2 гренадерской и штадив не проверили заранее на местах правильность исполнения отданного приказа. Ни командиры, ни штабы полков, дивизий и корпуса не использовали вечера и ночи для восстановления порядка на захваченных участках, не сменили пострадавшие части корпусными и дивизионными резервами, не приняли действительных мер к зекреплению захваченного, к выдвижению вперед частей, пулеметов, артиллерии, а пассивно сидели и ожидали, пока утром германцы нe начали свои активные действия и т.д.
3. Атака, повторенная несколько раз под сильным огнем, на укрепленные позиции имела успех. Но здесь же обнаружилось неуменье организовать оборону захваченного и удержать его, а также плохая связь артиллерии с пехотой, бессилие наличной артиллерии перед бетонированными постройками обороны.
4. Обороняющийся показал стойкость, выдержку, активность, а в управлении боем - уверенность и большое искусство. Надо отметить хорошую работу греманской артиллерии и пулеметов в отбитии атак, а равно сноровистые и смелые контратаки тактических резервов обороны.
5. Из прочих причин неуспеха, отмеченных позже командованием Запфронта и 3 армии, важнейшими были: торопливость с атакой гренадер, начатой без достаточной артиллерийской подготовки; запоздание в выдвижении вперед резервов, немедленно не развивших достигнутого передовыми частями успеха; поздняя передача армейского резерва в корпус, а из корпуса в дивизии (81 пд запоздала в выдвижении и не приняла участия в бою. Корпус атаковал двумя дивизиями на 7 километровом фронте).
[65]

Ход событий 14-16.6.1916 г. на Западном фронте
(Схема №4).

Уже 14.6 была ясна неудача Гренадерского корпуса. Он захватил отдельные пункты неприятельской позиции, но в виду сильного огня и контратак германцев, - был отведен в исходное положение с приказом с утра 16.6 продолжать артиллерийскую подготовку для новой атаки. Но командарм 3 отложил атаку на 17.6.1916 года.
Погода резко изменилась: пошли дожди, туман. Дороги испортились. Дождями размыло окопы и исходные плацдармы. Артиллерийская подготовка стала крайне трудна.
В виду невозможности проведения в болотах Пинска артиллерийской подготовки Главкозап Эверт отложил наступление и под Пинском на 16.6.
15.6 ударные 4 и 10 армии Запфронта закончили "в возможной мере" подготовку главного удара (см. схему №4). Командармы считали возможным утром 17.6 начать артиллерийскую подготовку, а во второй половине дня начать атаку.
15.6 Главкозап Эверт телеграфирует Наштаверху Алексееву о готовности к наступлению на Виленском направлении 17.6. Но, учитывая силу позиций противника и возможность скорого овладения Юго-Западным фронтом Ковелем и Владимир Волынском, а 3-й армией - Пинском - он считает лучшим отказаться от наступления на Вильна, а наступать на Барановичи и, угрожая противнику в направлении Лида, Гродна, - принудить его к оставлению позиций впереди Вильна. Для этого он предлагает перебросить 2-3 корпуса из под Молодечно в район Барановичи, дав на подготовку 3-4 недели.
Наштаверх, Алексеев согласился, требуя лишь наступления в Пинском районе не позднее 17.6.1916 года.
[66]
Заключение. Главный удар Запфронта, длительно подготовлявшийся под Молодечно, - перенесен на Барановичское направление с отсрочкой его и вспомогательных ударов Запфронта на 18 дней. Итак новая ломка плана. Вся подготовка и работа пропадала даром. Все приносилось в жертву оперативным преимуществам новой комбинации. В дело вносилась спешка и импровизация. Налицо - нерешительность, боязнь,отсутствие твердой воли, четкой оперативной мысли в решениях у Верховного командования и Главнокомандующего Западным фронтом. Войска вновь подлежали возврату походом назад под Барановичи, где опять их ждала трудная, спешная работа без веры в ее целесообразность.
[67]













Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Оберюхтин В.И. Барановичи. 1916 г. Военно-исторический очерк -> Глава 4
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik