Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Михайлов В.С. Очерки по истории военной промышленности -> Мобилизация химической промышленности в 1914-1916 гг.
Русская армия в Великой войне: Михайлов В.С. Очерки по истории военной промышленности


МОБИЛИЗАЦИЯ ХИМИЧЕСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В 1914—1916 ГОДАХ

С объявлением войны немедленно возникли самые серьезные затруднения в снабжении военных заводов исходными химикатами для производства взрывчатых веществ.
Первым по времени создался кризис с толуолом, который является основным материалом для изготовления тротила, идущего на снаряжение фугасных снарядов всех калибров сухопутной и морской артиллерии.
Производство тротила было установлено в России в 1908 г. в опытном масштабе и в 1910 г. — в валовом. Что же касается толуола, то, несмотря на неоднократные предупреждения, которые делались ГАУ со стороны тротилового завода, и несмотря на богатые возможности получения коксового толуола в России — с установкой производства этого последнего не спешили, а пользовались толуолом немецкого происхождения. Из Германии выписывали сырой бензол и в Риге из него путем фракционирования получали чистый толуол. При этом никаких мобилизационных запасов толуола не делалось, заготовляли его лишь на текущее производство.
В результате такой непредусмотрительности, с объявлением войны в России оказались запасы толуола всего лишь на 4-5 месяцев. По израсходовании их пришлось бы остановить производство фугасных снарядов и работа артиллерии на фронте была бы совершенно парализована.
Такое положение дел заставило срочно сделать заказы тротила и толуола за границей, а затем побудило принять самые энергичные меры к установлению производства толуола и бензола в России.
В июле 1914 г. в Донецкий бассейн была командирована комиссия для обследования вопроса о возможности получения названных продуктов при процессах коксования каменного угля, ведшегося в широких размерах в том районе, но обычно без улавливания побочных продуктов коксования.
Объехав Донецкий бассейн, комиссия в августе 1914 г. сделала в ГАУ доклад, в коем определенно указала, что установка добычи толуола и бензола в сколько-нибудь короткий срок представляется совершенно невозможной, и признала, что единственный выход — немедля заготовлять толуол и бензол в Америке.
С целью выяснения возможности и условий такого заказа был командирован в Америку проф. Сапожников. Командиров-
[305]
ка эта выяснила, однако, что на Америку особенно рассчитывать нельзя, так как существовавшая там коксобензольная промышленность лишь в небольшой мере может удовлетворить громадный спрос на ароматические углеводороды, возникший со стороны России и ее союзников, и что для этого Америке придется строить новые заводы. Действительно, впоследствии выяснилось, что за 1915 и 1916 гг. войны там было выстроено 40 бензольных заводов с производительностью на 8 000 000 пудов сырого бензола в год.
Ввиду такого положения решено было вновь пересмотреть вопрос об организации производства бензола и толуола внутри страны.
В ноябре 1914 г. в Донецкий бассейн выехала вторая комиссия, под председательством проф. В.Н. Ипатьева. В течение месяца ею были обследованы все коксовые фабрики Донецкого бассейна.
Комиссия Ипатьева пришла к иным заключениям, чем предшествующая. Работы ее изложены в печатной брошюре: "Отчет Комиссии, командированной в Донецкий бассейн по вопросу о расширении выработки толуола и бензола в России". Комиссия проф. Ипатьева, излагая результаты обследования, дала категорическое заключение о полной возможности в короткий срок организовать производство названных продуктов: во-первых, путем устройства дополнительных сооружений при существующих коксовальных фабриках, имеющих печи рекуперационного типа, но без полного оборудования сооружений, улавливающих продукты коксования, а во-вторых, путем постройки новых бензоловых заводов. Комиссией был разработан план организации этого дела, в коем помимо бензола и толуола намечено было получение ряда других исходных продуктов для выработки различных взрывчатых веществ, на случай если тротила не хватит.
Однако Военное министерство не отнеслось с должной серьезностью к работам и проектам комиссии и колебалось принять какие-либо решительные меры. После долгих переговоров им было дано, наконец, разрешение образовать по этому делу специальную постоянную комиссию при ГАУ. Полтора месяца шла переписка между ГАУ и Военным министерством относи-
[306]
тельно положения об этой комиссии и ее правах, и только к 6 февраля 1915 г. было утверждено положение, причем она получила название "Комиссия по заготовке взрывчатых веществ".
Таким образом, с августа 1914 г. было потеряно пять драгоценных месяцев, пока серьезно занялись делом первоочередной важности.
Председателем комиссии был назначен проф. Ипатьев и его ближайшим сотрудником был проф. Фокин.
Эти обстоятельства не лишили работников комиссии энергии, и она, не дожидаясь утверждения положения, а в дальнейшем и не считаясь с ним, за свой риск и страх приступила к осуществлению программы, намеченной после поездки в Донецкий бассейн.
На первых шагах в работе встретились большие затруднения. Представители частновладельческой коксовой промышленности неохотно шли навстречу начинаниям комиссии. С одной стороны, они боялись нарушить права германских концессионеров, которым принадлежала часть имевшихся на юге устройств для улавливания побочных продуктов коксования. С другой стороны — боялись перепроизводства бензола, толуола и нафталина и др., так как не рассчитывали, что параллельно с этими производствами могут в дальнейшем развиться те отрасли промышленности, которые, помимо военного ведомства, явятся потребителями названных продуктов, как, например, производство красителей.
Первая фирма, с которой удалось договориться, была фирма Оливье Пьетт (бельгийская, в Макеевке). В течение января 1915 г. Комиссия разработала договор, согласно коего Пьетт должен соорудить у себя на заводе установку для улавливания сырого бензола, а также ректификационный завод для фракционирования бензола, как своего, так и того, который будет доставляться с других заводов. Контрактный срок начала поставки был выполнен Пьеттом с незначительным опозданием (август 1915 г. вместо июля). Фирма начала постройки в феврале 1915 г., еще до утверждения договора с ней. Цена на ректификацию бензола была калькулирована 50 коп. за пуд вместо 9 руб., которые платили в мирное время за то же Тентелевскому заводу.
Вслед за этим Комиссия вступила в переговоры с Южно-Днепровским обществом в Кадиевке о постройке установок для улавливания сырого бензола. Но Общество отказалось взять на себя постройку, так как было связано с одной германской фирмой десятилетним контрактом, согласно коего этой фирме при-
[307]
надлежало право использования всех продуктов коксования кадиевских печей.
Ввиду этого ГАУ признало необходимым самостоятельно предпринять постройку казенного бензолового завода при кадиевских коксовых печах, из продукции которых можно было бы получать до 200 тыс. [пудов в год] сырого бензола. После долгих колебаний Военное министерство дало, наконец, в феврале 1915 г. согласие на постройку завода.
Постройка велась строительной комиссией под председательством В.Н. Ипатьева. Южно-Днепровское Общество оказывало работе Комиссии деятельную помощь. Завод был готов 20 августа 1915 г., на полтора месяца ранее назначенного срока. Завод тотчас был пущен в ход и давал бензол по ценам, которые не превосходили цен мирного времени на германских бензоловых заводах, и, таким образом, расходы на сооружение завода должны были быстро окупиться.
Постройка Макеевского и в особенности Кадиевского казенного завода сыграла огромную роль в деле насаждения на Юге коксобензольной промышленности. Как только выяснилось, что постройка этих заводов идет успешно, частные предприниматели нашли в себе, наконец, решимость взяться за дело, и в ГАУ стали поступать от них предложения на поставку бензола и толуола, при условии выдачи авансов на постройку заводов.
В дальнейшем таким порядком предпринята была постройка до 20 бензольных заводов не только в Донецком бассейне, но и в Сибири, в Кузнецком бассейне.
Фактический рост за время войны бензольных заводов в Донецком бассейне виден из следующей таблицы, где цифры указывают общее наличие заводов к означенным датам:
1915 г.
Февраль
3
Июнь
4
Июль
5
Сентябрь
7
Ноябрь
8
1916 г.
Август
10
Сентябрь
11
Ноябрь
12
Декабрь
14
1917 г.
Январь
15
Добывание бензола, толуола и др. побочных продуктов коксования каменного угля явилось совершенно новой у нас отраслью промышленности. До войны этим путем добывались исключительно сернокислый аммоний, нашатырный спирт, каменноугольная смола и др. Более ценные продукты — бензол, толуол,
[308]
антрацен и др. получались лишь в весьма незначительном количестве на трех заводах: в Енакиеве, Байраке и Щербинском.
Бензоловые заводы представляют подлинную здоровую базу для питания необходимыми материалами важнейшей отрасли военной промышленности, вырабатывающей взрывчатые вещества. В то же время эти заводы нужны были и мирной промышленности для красящих веществ, фармацевтических средств, медицинских препаратов и т.д. Эти последние отрасли ранее черпали всегда сырье из Германии, и широкое развитие коксобензольной промышленности освободило бы всю нашу химическую промышленность, как военную, так и гражданскую, от иностранной зависимости.
В 1914 г. в Донецком бассейне существовало 6150 коксовальных печей. Из них только 1268, при 13 коксовых заводах, были приспособлены к частичному улавливанию побочных продуктов коксования: 10 заводов (910 печей) улавливали дешевые и тяжелые продукты, и только упомянутые выше три завода — Енакиевский, Байракский и Щербиновский (358 печей) улавливали сырой бензол.
В первую очередь комиссия Ипатьева занялась постройкой бензоловых заводов при указанных 13 предприятиях. Затем в 1915 и 1916 гг. была предпринята постройка еще 13 заводов с расчетом на обслуживание 1200 печей, из которых часть печей возводилась заново. Намечен был, таким образом, план создать 26 бензольных заводов с 2400 печами. Осуществить постройку всех 26 заводов не удалось по разным причинам — расстройство транспорта, недостаток материалов и пр. Из строившихся 20 заводов часть была пущена в ход в 1915 и 1916 гг., часть была в 1917 г. еще не достроена.
Производство сырого бензола в 1915 и 1916 гг. по отдельным заводам показано в следующей таблице (тыс. пудов):
Заводы
1915 г.
1916 г.
Э. Коппе, ст. Енакиево
117,9
131,1
Э. Коппк, ст. Юзовка
46,6
90,1
Э. Коппе, ст. Байрак
31,2
26,9
Э. Коппе, ст. Веровка
11,5
19,3
Э. Коппе, ст. Сартана
2,5
15,7
О. Пьетт, ст. Макеевка
62,6
125,9
[309]
Кадиевский казенный завод
62,3
167,1
Щербиновский завод
29,7
36,9
Общество Карбонизоми (Горловка)
-
12,4
О. Пьетт (Дружковка)
-
23,1
Э. Коппе (Константиновка)
-
8,2
Всего
364,3
656,7
Надо отметить, что заводы не всегда могли работать на полную свою мощность, так как сплошь и рядом каменный уголь для коксования доставлялся не по адресу, а именно: на печи без улавливания продуктов коксования, а печи с улавливанием месяцами стояли, не имея что коксовать.
В итоге мероприятий по развитию коксобензольного дела удалось в 7-8 раз увеличить количество печей, могущих давать полностью все продукты сухой перегонки каменного угля.
Затем, Комиссией Ипатьева были произведены крупные работы по организации заводов для ректификации продуктов коксования угля.
До войны, получаемые на Юге небольшие количества сырого бензола фракционировалось на 90%-ный бензол, 50%-ный бензол и сольвентнафта, без выделения чистых продуктов — бензола, толуола и ксилола. Между тем для фабрикации взрывчатых веществ требовались именно эти продукты.
В начале деятельности Химического комитета сырой бензол, получаемый в Донбассе, направлялся в Петроград для фракционировки на Тентелевском химическом заводе, после чего полученный чистый толуол отправлялся для нитрования в Самарский завод взрывчатых веществ, а чистый бензол — обратно на Юг для выработки пикриновой кислоты, на завод Сольвей.
Так как Тентелевский завод не справлялся с фракционировкой, за малой производительностью аппаратов, то было произведено переоборудование Гутуевского спиртоочистительного завода для фракционировки бензола.
Ввиду указанных обстоятельств для фракционирования бензола Комиссией по заготовке взрывчатых веществ была предпринята постройка казенного ректификационного завода в Кадиевке с производительностью 500.000 пудов в год, считая на сырой бензол.
[310]
Независимо от этого, по поручению Комиссии профессора Ипатьева были поставлены ректификационные оборудования частными фирмами — Оливье Пьетт в Макеевке, Эванс Коппе при Новосмоляниновском руднике в Юзовке, Брянским обществом в Орловской губернии и Обществом Коксобензол при ст. Рубежной (начато постройкой).
Ввиду того, что производство каменноугольного толуола в Донецком бассейне не могло быстро развернуться в таком масштабе, чтобы покрывать всю потребность войны, Комиссия Ипатьева озаботилась изысканием других источников получения толуола. Было обращено внимание на бензины, содержащие большой процент толуола.
Большие и ценные в научном отношении работы по этому вопросу сделаны были химиком Центральной научно-технической лаборатории военного ведомства Н.П. Андреевым. Предположено было первоначально добывать толуол из галицийской нефти, где процент его очень высок. Отступление русских войск из Галиции в 1915 г. не позволило сделать этого. Тогда были произведены исследования бензинов Майкопских и Грозненских месторождений, давшие вполне благоприятные результаты. После этого было решено строить заводы для извлечения толуола из бензинов. Дело было поручено строительной Комиссии под председательством В.Н. Ипатьева.
Первый такой завод построен был в Екатеринодаре, около Майкопских нефтеперегонных заводов. В 1916 г. он давал уже до 2000 пудов в месяц монотринитротолуола, получаемого обработкой нитрующей смесью фракции бензина, содержащей 15-20% толуола. Монопродукт отправлялся для донитрования в Самарский завод взрывчатых веществ.
В Грозном на заводах "Русский Стандарт" и Ахвердова были сделаны крупные ректификационные установки для получения толуола из лигроина, с производительностью до 4000 пудов в месяц. Производство было начато в начале 1917 года.
Независимо от получения толуола указанным путем, с начала 1915 г. велись деятельные опыты над разложением нефти при высоких температурах по методам, предложенным химиком Никифоровым. Опыты велись проф. Тихвинским, Зелинским и Лебедевым, а также в Научно-технической лаборатории военного ведомства. К концу 1915 г. имелось уже достаточно материалов, чтобы ставить заводское производство. Первые заводские опыты были поставлены Комиссией Ипатьева на газовом заводе казанской городской управы и там же было поставлено первое вало-
[311]
вое производство ароматических углеводородов на небольшую производительность — около 1000 пудов в месяц.
Вопросом получения толуола из нефти пирогенетическим путем занимался деятельно и Военно-промышленный комитет. Бакинский ВПК взял на себя постройку для этой цели завода в Баку. Предварительный проект был составлен проф. П. Кошицем, Смоленским и Громаном. Завод был рассчитан на производство 4000 пудов и к осени 1916 г. был пущен уже в ход.
Одновременно с бакинским ВПК была начата постройка трех заводов для получения ароматических углеводородов из нефти фирмами: Бр. Нобель, Бенкендорф и Нефтегаз. Из них только первая выполнила задачу вовремя. Другие две закончили постройку к самому концу войны.
В итоге за время войны было изготовлено пирогенетического толуола до 150 000 пудов и была создана таким образом новая отрасль химической промышленности.
Суммарное получение чистого бензола и [чистого] толуола всеми перечисленными методами (каменноугольного и нефтяного) выражается в следующих цифрах (тыс. пудов):
Месяцы
1916 г.
1917 г.
Бензол
Толуол
Бензол
Толуол
Январь
13,6
10,9
20,0
16,8
Февраль
13,3
10,5
23,5
19,1
Март
14,2
11,4
26,3
21,6
Апрель
13,5
9,5
31,5
26,3
Май
14,5
9,5
31,5
26,3
Июнь
116,5
12,8
33,7
28,0
Июль
126,7
12,5
-
-
Август
15,1
12,4
-
-
Сентябрь
18,3
14,3
-
-
Октябрь
22,3
16,7
-
-
Ноябрь
19,7
15,4
-
-
Декабрь
26,7
18,7
-
-
Всего
414,4
154,6
168,7
139,8
[312]
Цифры 1916 года показывают фактический выход продуктов. Для 1917 г. показан выход, предполагавшийся соответственно мощности заводов. Цифры выражают суммарный выход бензола и толуола, как нефтяного, так и каменноугольного.
Количество каменноугольного продукта составляет от общего количества следующий процент:
В январе 1916 г.
100%
В январе 1917 г.
70%
С 1909 г. для снаряжения фугасных снарядов был принят в армии и флоте тротил. Однако заводы взрывчатых веществ, изготовлявшие тротил, Самарский казенный и Шлиссельбургский частный, по состоянию их мощности на 1917 г. далеко не могли покрыть той потребности во взрывчатых веществах для снарядов, которая была заявлена военным ведомством уже в первый, а в особенности во второй год войны.
Поэтому Комиссия Ипатьева наряду с другими задачами поставила себе целью развивать производство как тротила, так и других взрывчатых веществ, пригодных для военных целей. Среди них главное место занимала пикриновая кислота, которая до тротила около 15 лет применялась в русской армии как вещество для снаряжения фугасных и бризантных снарядов и была хорошо изучена.
Натуральный фенол, получаемый из каменноугольной смолы, из которого ранее фабриковалась пикриновая кислота, в России почти не вырабатывался. Поэтому проф. Ипатьев озаботился прежде всего поставить производство синтетического фенола через сульфацию бензола и получение из него пикриновой кислоты. Ранее других это производство было организовано на заводе Фарбверке в Москве. Начав производство в мае 1915 г., завод в декабре мог давать уже до 6000 пудов в месяц. Затем были устроены заводы синтетического фенола: у ст. Рубежной, при заводе "Русско-Краска", и у ст. Шахтной Донецкой области при заводе Парамонова.
Так как производство синтетического фенола в нормальных условиях спроса не может выдерживать конкуренцию с фенолом натуральным, то Химический комитет, заботясь о нормальном развитии химической промышленности в дальнейшем, когда кончится война, организовал также получение карболовой кислоты и крезолов из тяжелой каменноугольной смолы и очистку этих продуктов. С этой целью был Львовым построен завод при ст. Железной Екатеринославской железной дороги.
Выработка синтетического фенола в 1916 г. выражается в следующих цифрах (тыс. пудов):
[313]
Первое полугодие 1916 г.
51,8
Второе полугодие 1916 г.
73,1
Всего за 1916 г.
124,9
До войны серная кислота вырабатывалась в России в количестве до 1,25 млн пудов в месяц. Колчедан, необходимый для этой цели, в четверть добывался на Урале, остальные же три четверти привозились из-за границы.
В связи с военными операциями на Западном фронте сернокислотные заводы Прибалтики и Царства Польского прекратили работы, благодаря чему с общего счета нужно было скинуть 0,5 млн пудов месячной производительности.
Такое положение с серной кислотой являлось угрозой делу производства порохов и взрывчатых веществ, которые вместе с ростом производства основных материалов — толуола, бензола и пр. — должны были и дальше сильно расти, соответственно с заданиями высшего командования. Поэтому требовались энергичные мероприятия со стороны Комиссии Ипатьева по восстановлению и развитию сернокислотного дела и исходных материалов для него.
С целью выяснить вопрос о возможности постройки новых сернокислотных заводов и развития старых, а также усиления добычи колчедана, в июне 1915 г. был собран съезд кислотозаводчиков и представителей серноколчеданных рудников. На съезде была выработала детальная программа развития сернокислотного и колчеданного дела, и, по утверждении ее Особым совещанием по обороне, с лета 1915 г. было приступлено к осуществлению ее.
Согласно программы, намечена была постройка с лета 1915 г. до 20 заводов серной кислоты, которые должны были увеличить вдвое выработку кислоты. Часть этих заводов предположена была к оборудованию контактными системами.
Для наблюдения на местах за производством кислоты и правильного распределения ее между заводами военной и частной промышленности, а также для наблюдения за строительством, Комиссией по заготовлению взрывчатых веществ были организованы районные бюро. Районов было установлено шесть: Петроградский, Московский, Верхневолжский, Казанский, Уральский, Южный и Кавказский.
Весьма серьезным вопросом являлось правильное распределение кислоты между потребителями частной промышленности, так как в связи с кислотным кризисом на рынке началась спекуляция и искусственное вздутие цен на этот материал.
[314]
Ниже приводится таблица, в которой по месяцам указаны: 1) программа работы по производству серной кислоты заводов, существовавших к осени 1915 г., 2) число вновь организованных заводов, вступивших в работу, 3) программа, работы последних и 4) суммарный выпуск серной кислоты (тыс. пудов).
 
Существовавшие к осени 1915 г. заводы
Число новых заводов
Производительность новых заводов
Итого старые и новые
Программа
Декабрь 1915 г.
800
2
75
875
Январь 1916 г.
800
6
249,1
1.049,1
Февраль
800
8
342,6
1.142,6
Март
800
11
479,9
1.279,9
Апрель
800
15
632,1
1.432,1
Май
800
18
739,8
1.539,8
Июнь
800
18
739,8
1.539,8
Июль
800
23
932,4
1.732,4
Август
800
23
932,4
1.732,4
Сентябрь
800
28
1.064,7
1.864,7
Октябрь
800
28
1.064,7
1.864,7
Ноябрь
800
28
1.064,7
1.864,7
Декабрь
800
28
1.064,7
1.864,7
Фактически эта программа выполнялась на 80%.
Что касается добычи колчедана, то в связи с программой сернокислотных заводов программа по колчедану была намечена следующая (тыс. пудов):
 
Август 1915 г.
Январь 1916 г.
Июнь 1916 г.
Декабрь 1916 г.
Кыштымский горный округ
225
800
800
800
Верх-Исетский горный округ
325
325
325
325
Сысертский горный округ
-
100
100
100
Ревдинский горный округ
-
150
150
150
Рудники Ушакова
-
100
100
100
Прочие мелкие добычи (Кавказские, Донецкие, Подмосковные)
105
110
140
150
[315]
Не менее забот представлял вопрос с азотной кислотой. Для изготовления ее ежегодно в Россию необходимо было ввозить до 6 млн пудов чилийской селитры. Комиссия Ипатьева, а впоследствии Химический комитет взял на себя надзор за провозом и распределением ее.
Комитет занялся также исследованием залежей отечественной селитры, но эти месторождения оказались неблагонадежными.
Имея в виду в будущем освободиться от иностранной зависимости, Химический комитет приступил к разработке вопроса о наилучшем для России методе получения азотной кислоты.
В связи с установлением улавливания побочных продуктов коксования угля начала быстро расти выработка аммиачных вод. Были привлечены крупные научные силы к разработке практического метода превращения аммиака в азотную кислоту. Лабораторные изыскания и опытная заводская работа дали благоприятные результаты. После этого Химический комитет построил первый казенный завод в Юзовке для получения азотной кислоты переработкой аммиачных вод, производительностью на 50 тыс. пудов селитры в месяц. Этот завод должен был послужить образцом для постройки в дальнейшем таких же заводов.
В целях разрешения полностью вопроса о связанном азоте Химическим комитетом был осенью 1916 г. разработан проект завода цианамида кальция производительностью на 2 000 000 пудов в год, который предположено было строить на Кавказе, в Грозном.
Таким образом, Комиссия Ипатьева, а в дальнейшем Химический комитет, как видно из приведенного очерка, несли на себе все заботы о снабжении казенных и частных заводов пороха и взрывчатых веществ основными материалами для производства.
Независимо от этого на Химическом комитете лежала обязанность привлечь частную промышленность к изготовлению самых взрывчатых веществ в дополнение к тем, которые изготовлялись казенными заводами.
Во время войны производство тротила было установлено на нескольких существовавших частных химических заводах (отдельные цеха) и построены новые тротиловые заводы. Общее число частных заводов, готовивших тротил во время войны, достигло восьми.
Пикриновая кислота во время войны готовилась только на частных заводах: на пяти — нитрацией фенола и на двух — синтетическим путем из бензола. До войны ее готовили только два
[316]
завода по первому способу. Синтетический способ был разработан в России уже во время войны в Центральной научно-технической лаборатории военного ведомства и представляет большой научный интерес.
Было установлено Химическим комитетом также производство тринитроксилола и динитронафталина, каждый на двух заводах.
Изготовление аммиачной селитры, кроме упомянутого выше Юзовского казенного завода, было организовано Комиссией еще на двух заводах в Донецком бассейне.
Фабрикация взрывчатых смесей на основе аммиачной селитры была организована Химическим комитетом в нескольких мастерских и заводах.
Общее количество заводов, изготовлявших взрывчатые вещества, возросло с февраля 1915 г. по январь 1917 г. с 4 до 28. Общая мощность их по оборудованию в 1917 г. возросла до 218 000 пудов в месяц. Из них (пудов):
Тротила
52.000
Пикриновой кислоты
50.000
Аммиачной селитры
60.000
Ксилола
9.000
Динитронафталина
12.000
Фактически эта мощность не была использована полностью.
Летом 1915 г. определенно выяснилась необходимость организовать производство целого ряда химических продуктов для газовой борьбы с противником.
Это дело проводилось с большой энергией и успехом, сначала специально для этой цели организованной Комиссией у[душающих] с[редств], а после Химическим комитетом, куда вошла Комиссия УС. Организации заводского производства предшествовал ряд научных изысканий.
Для выпуска из баллонов принят был сжиженный хлор. Производство было быстро организовано на двух заводах Донецкого бассейна и в период с осени 1915 г. к осени 1916 г. достигло 500-600 пудов в сутки, что вполне покрывало потребность фронта.
Второе вещество, необходимое для баллоновой газовой борьбы, фосген, в России ранее вовсе не вырабатывалось.
На это производство оборудовалось пять заводов, из коих один казенный. Из пяти только два своевременно справились с делом. С января по октябрь 1916 г. производство фосгена дос-
[317]
тигло 600 пудов в месяц. Установка его представляла большие технические трудности.
Что касается других удушающих веществ, то Химический комитет поставил следующие производства:
  • Хлорпикрин — производство было поставлено на семи заводах. Из них один казенный (Глобинский). По 1 октября 1916 г. изготовлено 21 000 пудов.
  • Хлористый сульфурин и хлористый ангидрид — на одном заводе, до 1 октября 1916 г. выработано: первого 14 000 пудов, а второго 18 000 пудов.
  • Хлорное олово — на одном заводе, до 1 октября 1916 г. выработано 14 000 пудов.
  • Цианистый калий — на одном заводе, за 1916 г. выработано 100 пудов.
  • Хлороформ — на одном заводе, до 1 октября 1916 г. — 300 пудов.
  • Хлористый мышьяк — на одном заводе, до 1 октября 1916 г. — 2000 пудов.
  • Хлористый мышьяк — на одном заводе, до 1 октября 1916 г. — 2000 пудов.
Для производства бромбензола было установлено, впервые в России, производство брома.
Помимо указанного, Химический комитет поставил ряд производств основных материалов — для изготовления зажигательных препаратов, фармацевтических и др. Так, постановлено производство азотнокислого бария (около 2000 пудов) и желтого фосфора. Затем, организован завод для ректификации кустарного метилового спирта и получения химически чистого. Далее, были предприняты постройки нескольких заводов для сухой перегонки дерева с получением метилового спирта.
Химический комитет, энергично работая в направлении мобилизации мирной промышленности на военные производства, в то же время не упускал чрезвычайно существенного в этом деле вопроса: как быть по окончании войны со всеми предприятиями, которые с мирной работы были переоборудованы и переведены на военную, а в особенности с теми, кои были специально для военных нужд построены и оборудованы заново.
Война дала громадный толчок к развитию отечественной химической промышленности. Вслед за развитием производства специально военных продуктов (взрывчатых веществ и пороха) естественно росли, развивались и насаждались вновь производства длинного ряда исходных для них продуктов, которые сами по себе носили уже вполне мирный характер (кислоты, ароматические углеводороды и пр.), а было бы преступным не использо-
[318]
вать полученный химической промышленностью импульс, вложенные в нее силы и средства для дальнейшего ее развития по линии мирного рынка.
Разрешение этой задачи представляло громадные трудности и с технической стороны и, в особенности, со стороны экономики. Предстояло разрешить вопросы: а) чем располагает химическая промышленность в смысле производственных возможностей, б) в чем нуждается Россия, в смысле химических продуктов, в) какие производства необходимо и возможно организовать вновь, г) как использовать заводы специально военного назначения на мирный рынок с тем, чтобы в то же время сохранить их мобилизационную готовность к военной работе.
Разрешение этих вопросов естественно связывалось с вопросами заграничной конкуренции, таможенных пошлин, железнодорожных тарифов и пр. Одним словом, необходимо было поставить во всем объеме задачу о дальнейших путях интенсивного развития отечественной химической промышленности и полного освобождения государства в этой области от иностранной зависимости.
Химический комитет, поставив так широко задачу, надлежащим образом и приступил к ее разрешению. Он призвал к этому делу все крупные общественные организации, научные силы и представителей промышленности. Все весьма охотно откликнулись на призыв. Общими силами приступлено было к собиранию и разработке статистического материала по химическим производствам. Под наблюдением Комитета находилось до 200 заводов химической промышленности.
Осенью 1916 г. при Московском и Южном бюро Химического комитета были образованы подготовительные комиссии для сосредоточения и разработки статистического материала. Были намечены к обследованию следующие отрасли промышленности: 1) кислотная и связанные с ней заводы получения солей и других минеральных продуктов, 2) фармацевтическая, 3) красочная, 4) органических препаратов (нефтяная, сухой перегонки дерева, продуктов коксования угля, сахарная, паточная, обработка жиров и др.).
Для объединения работ подготовительных комиссий, подходивших к концу, в начале 1917 г. в Москве был образован Центральный орган. В состав его вошли представители заинтересованных министерств, научных, ученых и общественных организаций. Предстояла сводка материала, составление выводов и заключений, а затем разработка плана демобилизации
[319]
промышленности и насаждение новых ее отраслей. События октября 1917 г. прервали эту работу.
История работы Химического комитета дает весьма поучительный материал, позволяющий, с одной стороны, поставить верный диагноз недугам нашего военного снабжения в прошлую войну, и. с другой стороны, найти твердые и надежные методы их излечения. Первые же месяцы войны вскрыли исключительную беспечность военного ведомства в вопросах обеспечения армии взрывчатыми веществами. Достаточно лишь указать, что единственное взрывчатое вещество, принятое для снаряжения снарядов всех калибров, мин, ручных гранат и т.д., — тротил — ни в малейшей мере не было обеспечено основным сырьем — толуолом, который с 1909 г. и до объявления войны полностью получался из той самой Германии, с которой во всякий момент могла возникнуть война.
Сравнительно кратковременная работа Комитета, предпринятая без всякой предварительной подготовки и протекавшая в условиях военного времени, дала громадные результаты. В короткий срок русскими учеными разрешен целый ряд химических задач, имеющих большое военное значение и в то же время не меньшее значение научное. Русскими инженерами в короткий срок был построен ряд новых химических заводов и поставлено много совершенно новых для России производств, причем во многих случаях методы этих производств, совершенно оригинальные, были разработаны своими силами. И все эти работы, несмотря на кратковременность их, успели дать крупнейшие практические результаты для дела обороны государства.
Если мобилизация химической промышленности, произведенная без всякой решительно предварительной подготовки, в порядке чистейшей импровизации, могла принести такую громадную помощь армии, то естественно рождается вопрос, каковы были бы результаты, если бы эта мобилизация была предусмотрена и подготовлена заблаговременно, еще в мирное время, и с началом войны химическая промышленность развернула бы свою работу по строго определенному плану, спокойно, без толчков, перейдя с мирной программы на военную. Естественные богатства России и способность русской инженерной мысли к продуктивному творчеству открывали широкие возможности развития химической промышленности в том направлении, как этого требуют интересы обороны.
[320]













Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Михайлов В.С. Очерки по истории военной промышленности -> Мобилизация химической промышленности в 1914-1916 гг.
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:45
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik