Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Боевое снабжение русской армии в мировую войну -> Снабжение орудиями
Русская армия в Великой войне: Боевое снабжение русской армии в мировую войну.

IV.
СНАБЖЕНИЕ ОРУДИЯМИ

ИТОГИ СНАБЖЕНИЯ АРТИЛЛЕРИЙСКИМИ ОРУДИЯМИ

СОСТОЯНИЕ АРТИЛЛЕРИЙСКОГО ВООРУЖЕНИЯ В РОССИИ ПО СРАВНЕНИЮ С ГЕРМАНСКОЙ И АВСТРИЙСКОЙ АРМИЯМИ

Как мы видели выше (таблица 14), к началу мировой войны, т. е, к 20 июля 1914 г., орудия на вооружении полевых легких и полевых тяжелых батарей состояли полностью; не хватало 58 пушек в конных и горных батареях. Это составляло лишь около 0,83% от общего числа орудий, положенного для батарей.
В запасах военного времени, не считая недостатка 99 поршневых пушек обр. 1895 г. для батарей государственного ополчения, нехватало 124 орудий, или около 12% общего числа орудий, положенного к содержанию в запасах.
Всего недоставало 182 орудия, или 2,25% положенного числа.
Таким образом, можно считать, что на фронты все артиллерийские части действующей армии выступили почти с полным составом вооружения, и лишь в запасах военного времени нехватало около 220 орудий (с недостатком пушек для ополчения). Недостающие горные пушки и 122-мм. гаубицы были пополнены к третьему месяцу войны, так что нехватало как будто только 86 конных пушек и 9 152-мм гаубиц.
Тем не менее русская армия к возникновению мировой войны, конечно, не была достаточно обеспечена полевой артиллерией по сравнению с артиллерийским вооружением армий соседей, с которыми пришлось воевать.
Это положение ясно видно из сопоставления численности батарей и количества орудий русской полевой артиллерии с
[411]
полевой артиллерией бывшего главного противника - Германии.
Полевая артиллерия Германии превосходила русскую полевую артиллерию в общем на 484 батареи - 2310 орудия.
Еще нагляднее преимущество в численности германской артиллерии видно из сопоставления количества артиллерии, приходящейся на пехотную дивизию (при двухдивизионном составе корпуса) русскую, германскую и австрийскую.
На русскую пехотную дивизию приходилось 7 батарей при 54 орудиях, тогда как германская пехотная дивизия имела полевую артиллерию, состоящую из 14 батарей при 80 орудиях, т. е. батарей вдвое, а орудий на 26 больше, в австрийской дивизии состояло 9,5 батарей при 54 орудиях, т. е. при одинаковом с русской дивизией числе орудий количество батарей было больше. Это было удобнее в организационном отношении и несколько усиливало огневую мощь австрийской артиллерии при умелом ее применении в бою.
Кроме того, в то (время когда в составе русской дивизии и даже корпуса не полагалось иметь полевой тяжелой артиллерии, каждая германская дивизия обеспечена была 8 тяжелыми гаубицами, а австрийская 4 тяжелыми гаубицами.
Правда, не следует забывать, что большая часть германских сил была во время войны на своей западной границе, против Франции, австрийцы же часть своих сил направили против Сербии.
Сопоставляя общее число батарей и орудий, какое оказалось, за округлением цифр, в 1914 г. на вооружении перволинейных войск армий России и Франции, с одной стороны, Германии и Австрии, с другой, - мы видим, что к началу мировой войны у первых двух союзниц вместе было 2 034 батареи при 11388 орудиях, а у вторых - 2498 батарей при 13476 орудиях, т. е. вторые готовились к войне более предусмотрительно и по количеству артиллерии были значительно сильнее первых.
[412]

ПРИЧИНЫ ОТСТАЛОГО СОСТОЯНИЯ РУССКОЙ АРТИЛЛЕРИИ

Русский военный агент в Берлине в 1908, 1909 и 1910 гг. осведомлял ГУГШ о состоянии вооруженных сил Германии и в подкрепление своих сведений представлял боевые расписания Германии и таблицы развертывания германских войск при мобилизации.
Следовательно, ГУГШ, располагая данными, которые могли лечь в основание соображений о силах нашего противника, имело возможность своевременно принять меры к должному усилению артиллерии.
Однако, составленное им мобилизационное расписание 1910 г. совершенно не предусмотрело усиления армии полевой легкой артиллерией, а полевой тяжелой артиллерией обеспечило в столь незначительной степени, что последняя даже не входила в состав артиллерии корпуса, а состояла при армиях для решения, главным образом, специальных задач, для чего германская армия располагала особой тяжелой артиллерией.
Равным образом ГУГШ не мог быть не известен принятый в 1911 г. рейхстагом закон об увеличении численности армии, в частности артиллерии. По этому закону германская артиллерия, постепенно, из года в год возрастая, в 1915 г. должна была возрасти до еще более значительных размеров, чем указано выше.
Во время самой войны новые артиллерийские формирования в германской армии не только не сократились, а, напротив, значительно усилились.
ГУГШ было также осведомлено, что Австрия, выполняя свое боевое расписание 1914 г., довела свою артиллерию уже в начале 1915 г. до состава 968 батарей при 5112 орудиях.
Между тем мобилизационное расписание русской армии 1910 г. не изменялось и не дополнялось в смысле усиления полевой артиллерии новыми формированиями.
Таким образом, надо признать, что, несмотря на то, что ГУГШ еще в 1908 г. стало известно о перевооружении и усилении германской артиллерии, оно не приняло действительных мер для того, чтобы составить правильный, осно
[413]
ванный на соображениях о силах противника план усиления полевой артиллерии, а ограничилось организацией полевой артиллерии 1910 г., которая в слабой степени, по сравнению с силами Германии, обеспечивала армию полевой артиллерией. Затем, в дальнейшем ГУГШ на германский закон 1911 г. о новом усилении германской артиллерии своевременно не ответило соответственной программой увеличения сил артиллерии.
Отсталое состояние русской артиллерии в мирное время объясняется также тем, что проектированные особой комиссией при ГАУ еще в 1906 г. (тотчас после японской войны) мероприятия к усилению артиллерии только в 1914 г. получили окончательную разработку в ГУГШ, которое составило "Большую программу" усиления армии. В программе наибольшее место отводилось именно усилению всех родов артиллерии, устарелые начала устройства которой, по объяснению самого ГУГШ, требовали коренного преобразования.
Указанные в этой "Большой программе" мероприятия предположено было завершить к 1 (14) апреля 1917 г., но вспыхнувшая война помешала в самом начале осуществлению их.
Таким образом, понадобилось почти пять лет, чтобы завершить бумажное дело усиления артиллерии и представить "Большую программу" в Государственную думу. При этом военное министерство не проявило достаточной энергии, что-бы своевременно добиться необходимых кредитов на эту насущнейшую нужду первостепенной важности. Да и то, что было сделано, - было сделано только академически, так как все время шла речь лишь о деньгах, а не о тех заводах, в развитии и насаждении которых единственно могло быть правильное решение этого вопроса.
Представления ГАУ, начиная с 1905 г., о необходимости для военного ведомства иметь свой мощный завод артиллерийских орудий неизменно отклонялись по соображениям якобы финансового характера министерствами финансов и
[414]
государственного контроля при содействии министерства торговли и промышленности, поддерживавшего частных заводчиков в их походе против казенных заводов, мешавших им в их беззастенчивом грабеже казны.
"Естественно, что, не располагая широким, правильно разработанным планом, ГУГШ не дало ГАУ и соответственно широкой программы заготовления материальной части для полевой артиллерии, чем ограничило объем артиллерийских заказов, даваемых заводам, и вместе с тем лишило последние возможности своевременно и широко оборудоваться для удовлетворения нужд армии в полевой артиллерии на случай европейской войны".
"С своей стороны ГАУ непланомерным и нецелесообразным распределением артиллерийских заказов между орудийными заводами в течение целого ряда лет поставило эта последние заводы в еще более тяжелое положение при выполнении заводами крупных заказов военного времени".
"Создание своевременного и правильного плана лежало на обязанности ГУГШ, а создание благоприятных условий для наиболее плодотворной производительности орудийных заводов - на обязанности ГАУ".
"Правильное же направление деятельности ГУГШ и ГАУ лежало на военном министре, как главе и руководителе ведомства, и в этом отношении деятельность названных главных управлений не была им направлена к действительному достижению цели их учреждения".

УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ПОТРЕБНОСТИ В ОРУДИЯХ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

Как видно из таблицы 41, обеспечение армии полевой артиллерией по мобилизационному расписанию 1910 г. совершенно не отвечало той потребности, которая выявилась в ней во время мировой войны.
Полевой артиллерии (легкой, горной, мортирной, полевой тяжелой) потребовалось больше против предположенного - в войсках вдвое, а годичного пополнения орудиями (запас) - в тринадцать раз!
Нехватка артиллерии у русской армии, по сравнению с артиллерией противников, была огромная. Особенно сущест-
[415]
Таблица 41
Наименование артиллерии
Штатное количество орудий
Годичная потребность орудий
По моб. расписанию 1910 г.
По требованию Ставки 1916 г.
Запас по моб. расписанию 1910 г.
По требованию Ставки 1916 г.
Новые
Ремонт расстрелянных
Полевая легкая артиллерия
76-мм полевых и горных пушек
6 336
11 200
899
6 720
3 780
Полевая мортирная артиллерия
(122-мм и 114-мм гаубицы)
512
2 160
74
1 476
84
Полевая тяжелая артиллерия
(107-мм и 120-мм пушки, 152-мм и 127-мм пушки и гаубицы)
240
1 080
24
648
144
Всего
7 088
14 440
997
8 844
4 008
венна эта разница была в отношении тяжелой артиллерии "осадного" типа, т. е. той, без помощи которой, при создавшихся "позиционных" условиях войны, была немыслима никакая наступательная инициатива, требующая устройства так называемых "прорывов", т. е. подавления на значительном участке неприятельского фронта не только всей живой его силы и уничтожения всей находящейся там артиллерии, но и быстрого разрушения (всех тех заградительных и оборонительных сооружений, которые возводились по правилам и средствами "долговременной" фортификации, т. е. были исключительной прочности.
Тяжелые орудия "осадного" типа вовсе не предусматривались мобилизационным расписанием 1910 г. Их пришлось заказать, как видно из таблицы 42, свыше 1.000 орудий, из которых доставлено было в русскую армию в 1915-1917 гг. 782.
[416]
Таблица 42
Заказы и поставки орудий тяжелой и осадной артиллерии
Государ-
ства
Наименование калибров
Заказано или обещано союзниками
Поставлено
1915 г.
1916 г.
1917 г.
Итого
русск.
загр.
русск.
загр.
русск.
загр.
русск.
загр.
русск.
загр.
Россия
12-дм. (305-мм) гауб. Обух. зав.
48
-
-
-
33
-
12
-
45
-
Англия
12-дм. (305-мм) гауб. Виккерса
-
9
-
2
-
7
-
-
-
9
Франция
11-дм. (280-мм) гауб. Шнейдера
-
66
-
12
-
8
-
6
-
26
Англия
9,2-дм. (234-мм) гауб. Виккерса
-
44
-
-
-
-
-
4
-
4
Англия
8-дм. (203-мм) гауб. Виккерса
-
32
-
-
-
29
-
2
-
31
Англия
8-дм. (203-мм) гауб.
-
96
-
-
-
-
-
8
-
8
Америка
8-дм. (203-мм) гауб. Мидваль
-
100
-
-
-
-
-
41
-
41
Франция
155-мм пушки
-
100
-
-
-
50
-
30
-
80
Англия
6-дм. (152-мм) гауб. Виккерса
-
100
-
-
-
8
-
88
-
96
Россия
6-дм. (152-мм) пушки Шнейдера
56
-
9
-
26
-
16
-
51
-
Англия
5-дм. (60-фн.) 127-мм пушки Виккерса
-
52
-
-
-
8
-
44
-
52
Франция
120-мм пушки 1878 г.
-
150
-
-
-
130
-
10
-
140
Россия
155-мм пушки Обух. зав.
70
-
13
-
22
-
16
-
51
-
Япония
15-см пушки
-
16
-
-
-
-
-
16
-
16
Япония
20-см гаубицы
-
5
-
5
-
-
-
-
-
5
Япония
10,5-см пушки
-
12
-
12
-
-
-
-
-
12
Япония
15-см гаубицы
-
16
-
-
-
-
-
16
-
16
Япония
22-см гаубицы
-
28
-
28
-
-
-
-
-
28
Япония
28-см гаубицы
-
27
-
27
-
-
-
-
-
27
Япония
24-см гаубицы
-
34
-
34
-
-
-
-
-
34
Япония
24-см пушки
-
10
-
10
-
-
-
-
-
10
[417]
Необходимость в зенитных орудиях также совсем не была предусмотрена. Между тем орудия эти потребовались в большом количестве, но доставлено их было в армию всего лишь. 45 штук (см. таблицу 43).
Таблица 43
Зенитные орудия, поданные на фронт за все время войны
Число батарей
Образец орудий
Число орудий
Время подачи на фронт
3
75-мм
12
10.XI.1914
1
76-мм автомобил.
4
16.IV.1915
1
76-мм
4
17.XII.1916
1
76-мм
4
17.IV.1917
1
76-мм
4
12.V.1917
1
76-мм
4
22.IV.1917
1
Броневая 40-мм система Виккерса
4
21.I.1917
1
То же 40-мм
4
26.III.1917
1
То же 40-мм
4
сведен. нет
Отряд
75-мм французская
1
20.VIII.1916
Все то, что дали русские орудийные и пушечные заводы и что удалось получить от союзников из-за границы, далеко не покрывало потребность армии в орудиях, особенно в орудиях тяжелых "осадного" типа.
Вследствие полного непредвидения продолжительности, характера и масштаба войны, а также вследствие допущения возможности вести войну лишь на мобилизационные запасы, образованные в мирное время и на скромную производительность существовавших орудийных заводов, - потребность армии в орудиях сразу же значительно превзошла все то, что могли дать эти заводы. Очень остро сказался недостаток в тяжелой артиллерии - полевой и особенно осадной, из которой надо было формировать ТАОН. Из орудий этого типа (от 152 до 305-мм) изготовлялись лишь 152-мм пушки Шнейдера в количестве не более 30 пушек в год на Н-ском частном пушечном заводе и несколько 305-мм гаубиц изготовил Н-ский завод морского ведомства, но настолько тя-
[418]
желых и громоздких, что они с большими затруднениями могли быть использованы лишь в позиционной войне. О 305-мм, тем более о 405-мм гаубицах, вроде немецких или английских, серьезно и думать не могли.
Все усилия развить производительность своих заводов до возможности удовлетворять потребности армии, хотя в части полевой (легкой и тяжелой) артиллерии - успеха не имели; это надо было делать заблаговременно, т. е. в мирное время. А постройка нового орудийного завода, и то с очень скромной производительностью, была разрешена ГАУ только в конце 1916 г.
Что касается отношения правящих сфер к существовавшим орудийным заводам, то его нельзя назвать иначе, как преступным.
Правда, в конце 1916 г. производство 76-мм пушек было поднято до 800 штук в месяц (считая и ремонтируемые сменой труб) и могли поднять до 1.000, но и тут стали на неверный путь совершенно так же, как и с легкими снарядами, т. е. в явный и серьезный ущерб для орудий более крупного калибра. В результате, как видно из таблицы 44, число полевых пушек в армии довели в 1917 г. до 8.500 (обр. 1902 и 1900 гг. горных и японских); зато по части тяжелой артиллерии безнадежно отстали. И был совершенно прав генерал-квартирмейстер при верховном главнокомандующем, когда в заключении своей записки от 26 сентября 1917 г. начальнику Штаба верховного главнокомандующего указал: "Мы превосходим противника в легкой артиллерии, но при активных действиях недостаток тяжелой артиллерии не компенсируется избытком легкой, а потому, готовясь к весне, необходимо настоятельно добиваться гаубиц".
Но это легче было писать, чем делать: перейти с 76-мм пушки хотя бы на 107-мм очень трудно, не говоря уже о более крупных калибрах.
[419]
Таблица 44
Орудия
Северный
Западный
Юго-Западный
Румынский
Кавказский
Итого
1. 3-дм. 76-мм полевые 1902 г.
1 192
1 515
2 601
1 358
70
6 736
2. 3-дм. 76-мм полевые 1900 г.
153
173
226
142
216
910
3. 75-мм японские Арисака
63
25
64
46
59
257
4. 3-дм. 76-мм горные 1909 г.
-
-
178
171
275
624
Итого легк. пушек
1 408
1 713
3 069
1 721
616
8 527
5. 48-лин. (122-мм) гаубицы
186
182
295
238
78
979
6. 45-лин. (114-мм) английские
36
26
66
142
12
282
Итого полев. гаубиц
222
208
361
380
90
1 261
7. 42-лин. (107-мм) обр. 1910 г.
30
42
80
45
-
197
8. 42-лин. (107-мм) обр. 1878 г.
84
26
19
32
-
161
9. 6-дм. (152-мм) пол. гаубицы
11
49
93
78
-
231
10. 6-дм. (152-мм) креп. гаубицы
136
64
52
10
-
262
11. 6-дм. (152-мм) пушки в 190 п.
65
-
-
-
-
65
12. 6-дм. (152-мм) пушки в 120 п.
44
73
83
3
-
203
13. 6-дм. (152-мм) пушки в 200 п.
23
8
44
8
-
83
14. 6-дм. (152-мм) пушки Шнейдера
6
-
18
-
-
24
15. 6-дм. (152-мм) пушки Канэ
15
-
6
12
-
33
16. 5-дм. (127-мм) англ. гаубицы
8
-
-
-
-
8
17. 120-мм пушки
20
12
28
5
-
65
Итого тяж. средн. кал.
442
274
423
193
-
1 332
18. 8-дм. (203-мм) гауб. Виккерса
-
-
24
-
-
24
11. 11-дм. (280-мм) гауб. Шнейдера
-
6
16
-
-
22
20. 12-дм. (305-мм) гауб. Виккерса
-
-
8
-
-
8
21. 12-дм. (305-мм) гауб. Обуховск.
4
4
4
-
-
12
22. 10-дм. (254-мм) берег. пушки
-
2
4
-
-
6
Итого тяж. крупн. кал.
4
12
56
-
-
72
Прочие орудия: противоаэропланные; 76-мм короткие; 76-мм штурмовые; 76-мм автомобильные; траншейные 57-мм, 40-мм, 37-мм; немецкие и австрийские (попавшие в плен); легкие и батарейные пушки 1877 г.; 152-мм пол. мортиры; японские горные; французские 155-мм и 90-мм; английские 60-фн.
436
149
297
155
70
1 107
Итого
436
149
297
155
70
1 107
Всего фактически состояло на фронтах в мае 1917 г.
2 512
2 356
4 206
2 449
776
12 299
[420-421]
Чрезвычайным напряжением к весенней кампании 1917 г. на всех русских фронтах было собрано значительное количество орудий (см. таблицу 44).
Таблица 44 дает общую и довольно полную картину артиллерийского вооружения русской армии к середине мая 1917 г. по фактическому состоянию и распределению всех родов орудий по всем фронтам.
В 1917 г. до сентября количество орудий на фронтах постепенно увеличивалось. В общем можно считать, что русская армия в начале войны имела на вооружении войск и в запасах всего около 8.000 разного рода орудий, а фактически заканчивала она войну приблизительно с 13.000 орудиями.

ВЫВОДЫ

К началу мировой войны как по абсолютному числу орудий, так и в организационном отношении русская армия в значительной степени уступала по части артиллерии армиям противников. Это невыгодное для нас соотношение все усугублялось в дальнейшем ввиду слабого развития и неподготовленности к требованиям войны русской военной промышленности и ввиду предусмотрительности Германии, подготовившей свою орудийную промышленность для быстрого усиления ее производительности. В результате Германия имела возможность прибегать к новым формированиям артиллерийских частей в самых широких размерах.
Такое несоответствие современным требованиям столь могущественного элемента современной войны, как артиллерия, было неизбежным следствием основной причины: непредвидения огромного масштаба технического характера и значительной длительности войны и глубоко ошибочного расчета вести большую современную войну только на запасы мирного времени.
Из этой основной причины, уже как неизбежные следствия, проистекали и все остальные:
1) недостаточность артиллерии в русской армии к началу войны, в особенности слабое наличие полевой тяжелой артиллерии и полное отсутствие тяжелой артиллерии осадного типа;
[422]
2) ничтожность норм "запасов" артиллерии военного времени и слабость пополнения, определяемая этими нормами;
3) недостаточность и слабая производительность орудийных заводов вообще и отсутствие у военного ведомства своего мощного орудийного завода;
4) полное отсутствие заранее разработанного плана развития и усиления на время войны как орудийных, так и более мощных механических и металлургических заводов в помощь орудийным.
[423]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Боевое снабжение русской армии в мировую войну -> Снабжение орудиями
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:45
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik