Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Сарыкамышская операция -> Глава XIV
Русская армия в Великой войне: Сарыкамышская операция

XIV

Наступление русских на Ольтинском направлении

В то время, когда 9-й и 10-й турецкие корпуса вели бой в районе Сарыкамыш, турецкий отряд Штанке, обеспечив свой тыл восставшим населением Батумской и юго-западной части Карсской областей, еще 12 декабря разбил отряд Геника и овладел Ардаганом.
Сибирская казачья бригада Калитина, сосредоточившаяся к вечеру 14 декабря в Ахалцихе (схема 2), получила приказание немедленно выдвинуться на Ардаган для "выручки отряда Геника". Калитин по получении этого приказания на рассвете 15 декабря на почтовых лошадях выехал вперед для принятия командования отрядом Геника и к вечеру 16 декабря прибыл на станцию Зурзуна. Дальше ехать было нельзя из-за отсутствия перевозочных средств, а кроме того, по шоссе навстречу сплошной вереницей, запрудив дорогу на десятки километров, ехали беженцы (армяне и греки) со всех ближайших к Ардагану селений. Вместе с беженцами шла молва о полном окружении и уничтожении отряда Геника.
Вследствие таких неясных сведений о судьбе отряда Геника Калитин вернулся навстречу своей бригаде на станцию Канарбель. К рассвету 17 декабря части бригады были выдвинуты на станцию Зурзуна, а оттуда выступили на Ардаган. На станции Зурзуна (42 км от Ардагана) Калитин нашел главную массу обозов Геника, загромоздивших все дороги и площадки. При этих обозах оказалось много строевых бойцов из разных частей Ардаганского отряда во главе с его начальником Геником, находившимся "в крайне подавленном и паническом настроении". На просьбу Калитина объяснить обстановку Геник мог только ответить: "Какая обстановка? 70% отряда погибли, два пластунских батальона и одна батарея окружены в Ардагане и, вероятно, погибли, хотя имеются неопределенные сведения, что им удалось пробиться и отойти на перевал в направлении к Ахалциху".
Ввиду того что соприкосновение с противником было потеряно, на Ардаган была выдвинута усиленная конная разведка - две сотни с конной батареей.
Весь день 17 декабря прошел в непрерывном подходе к станции Зурзуна отдельных людей и групп всех частей Отряда Геника, которые к 17 часам почти все собрались на этой станции. Когда был восстановлен порядок и подсчита-
[117]
ны наличные силы, выяснилось, что отряд Геника потерял всего около 200 человек, причем не было потеряно ни одного орудия и ни одна часть отряда не была отрезана.
Из бригады Калитина и из отряда Геника был образован так называемый Ардаганский отряд в составе 3 батальонов, 1 дружины ополчения, 18 сотен и 14 орудий.
Высланная разведка донесла, что турки, заняв Ардаган, из него не выходили и что ближайшая к нему деревня Гюляберт (в 12 км) ими не занята. Турки, заняв Ардаган, в дальнейшем оказались крайне пассивными и возложили ве-дение разведкии на малостойкие курдские партии из местно-го населения, что привело турок к катастрофе.
Чтобы предотвратить панику, могущую случиться в деморализованном отряде в случае появления турок, отряд Калитина был размещен по отдельным близлежащим деревням, была избрана позиция на случай боя и приняты меры охранения и ближней разведки. 18 декабря отряд был окон-чательно приведен в порядок. В этот же день точно было установлено, что турки занимали Ардаган и укрепляли его. Регулярных турецких войск к востоку от Ардагана не было обнаружено; в ближайших деревнях, брошенных армянским и греческим населением, засели кудры, обстреливавшие рус-ские разъезды и не пропускавшие их, если они были не-большого состава. 19 декабря вновь организованный и при-веденный в порядок отряд Калитина в 16 часов перешел, наконец, в Гюляберт, имея в авангарде 1-й сибирский каза-чий полк с конной батареей. Это положение отряда Калити-на признавалось командованием на Кавказе очень удобным как в отношении наблюдения за Ардаганом, так и в отно-шении прикрытия пути на Тифлис через Ахалцих.
19 декабря Калитину было приказано оставаться в Гюляберте до разрешения боев у Сарыкамыша, установив связь с Истоминым, с тем чтобы совместно с ним впоследствии одновременно атаковать турок у Ардагана. Однако задержка наступления обоих отрядов на Ардаган являлась невыгод-ной, тогда как быстрейшая ликвидация турок у Ардагана выводила русских в тыл 10-му турецкому корпусу и позволяла им принять непосредственное участие в окружении пос-леднего. Между тем разъезд, посланный еще накануне 1-м сибирским казачьим полком для связи с отрядом Истомина, не прислал ни одного донесения.
[118]
Сообщение 20 декабря штаба армии о намерении Истомина атаковать турок в районе Ардаган с рассветом 21 декабря требовало от Калитина согласования его действий с Ольтинским отрядом. Это вполне соответствовало обстановке, так как разведкой и через лазутчиков было установлено, что регулярных турецких войск в Ардагане было не более двух пехотных полков с незначительным количеством регулярной конницы. Таким образом, использование русскими для сбора сведений о противнике не только войсковой разведки, но и лазутчиков позволило Калинину иметь подробные данные о силах турок и их намерениях.
Для установления прочной связи с Истоминым и передачи ему предложения атаковать турок еще 19 декабря были посланы две сотни 2-го сибирского казачьего полка, которые возвратились 20 декабря, сделав в сутки до 120 км.
Чтобы обеспечить безопасность и, главным образом, скрытность предстоящего наступления отряда Калитина, в ночь на 20 декабря на его фланги были выдвинуты разведывательные сотни, оттеснившие все курдские партии; последние потеряли до 400 человек убитыми и ранеными.
Согласно приказу для боя на 21 декабря, согласованному с таким же приказом по отряду Истомина, отряд Калитина выступил из Гюляберта 21 декабря в 4 ч. 30 м. При частях имелись лишь обозы 1-го разряда и на всех свободных двуколках и повозках-огнеприпасы. Весь остальной обоз отряда был оставлен в Гуляберте; в прикрытие к нему была назначена рота 298-й дружины государственного ополчения. Остальные три роты этой дружины, малобоеспособные, были оставлены на станции Зурзуна для охраны находившихся там бригадных обозов и собираемых для отряда из окрестных населенных пунктов запасов фуража и продовольствия.
Штанке, овладев Ардаганом, проявил полнейшую беззаботность: он не занял окрестных старых фортов на командующих высотах, не выслал на угрожаемых направлениях разведки, ограничившись сведениями от восставшего курдского населения. В районе Агундир турок не было, а на Панжуретском направлении они не проявляли активности. Так как еще с вечера 20 декабря от разъездов и лазутчиков стали поступать донесения, что турки "жгут Ардаган", то явилось предположение, что они в ближайшее время собираются оставить его. Вследствие этого 1-му сибирскому казачьему полку с пулеметами было приказано выступить 21 декабря в 3 ч. 30 м. с целью обойти Ардаган с севера и
[119]
преградить пути из него на Фахрель - Тикан. С подходом всего отряда Калитина к Ардагану этому, же полку надлежало обойти Ардаган еще дальше до дороги на Николаевку. Путь на Фахрель - Тикан должен был преградить 3-й екатеринодарский казачий полк. Весь отряд для атаки был распределен следующим образом:
1) юго-восточную часть и южную половину восточной окраины Ардагана надлежало атаковать 2-му сибирскому казачьему полку (левая колонна);
2) остальную часть восточной окраины и северо-восточную часть города должны былой атаковать 14-й и 16-й пластунские батальоны с четырьмя пулеметами Сибирской казачьей бригады (правая колонна);
3) за этой же колонной действовали 2-я оренбургская казачья батарея и 1-я кавказская полевая батарея;
4) общий резерв - 13-й пластунский батальон (как наиболее пострадавший ранее в бою под Ардаганом), 2-я кавказская полевая батарея и 3-й екатеринодарский казачий полк - за правым флангом всего боевого порядка.
Начиная наступление, Калитин принял меры, которые обеспечивали скрытное сосредоточение его отряда на подступах к Ардагану.
1-й сибирский казачий полк выступил в указанное ему время и перед рассветом в сильный туман обошел Ардаган с севера. Так как ориентироваться было чрезвычайно трудно, то полк очутился возле северо-западной окраины, где имелись незаконченные турками проволочные заграждения. Разъезды полка, воспользовавшись этим, внезапно прошли через окопы турок и ворвались в город. Встревоженные и не ожидавшие появления русских с этой стороны, турки от-крыли из окопов беспорядочный сильный ружейный огонь. Так как этот огонь все же начал наносить потери, а про-исходившее вообще не входило в задачу полка, то послед-ний, пользуясь темнотой и туманом, отошел к северо-западу от Ардагана для выполнения возложенной на него задачи- наблюдать пути на Фахрель, Николаевку и даже Михай-ловку.
Распределение отряда Калитина для предстоящего штурма и окружения турок в Ардагане соответствовало обстановке, однако раннее появление его разъездов на окраине города встревожило турок. С рассветом отряд Калитина, не доходя 6 км до Ардагана, развернул боевой порядок и, не откры-вая огня, продолжал наступление, пользуясь тем, что город, лежавший в низине, был окутан густым туманом и турки совершенно не могли наблюдать начавшееся наступление русских вследствие отсутствия у них даже ближней развед-
[120]
ки. Подойдя на действительный артиллерийский выстрел, батареи заняли закрытые огневые позиции и открыли огонь по площадям. Корректировать стрельбу из-за густого тумана было нельзя, и она велась, главным образом, для того, что-бы дать знать отряду Истомина о приближении Калитина к Ардагану.
Вследствие затруднений с организацией прямой связи между отрядами Калитина и Истомина, частями, подходившими с разных сторон к Ардагану, был применен условный сигнал - залпы из орудий, которые действительно помогли обоим отрадам согласовать свои действия, несмотря на за-поздалый подход к Ардагану колонны Истомина. Однако применение подобных условных сигналов для связи является небезопасным, особенно в горной обстановке с многократно повторяющимся эхо. С одной стороны, горное эхо искажает направление слышимых залпов, а с другой-турки, нахо-дившиеся в Ардагане, могли открыть артиллерийский огонь одновременно с русскими, и в таком случае различить в об-щем шуме канонады условные залпы не представилось бы возможным.
21 декабря в 8 часов утра наступавшие колонны подошли к туркам на действительный ружейный огонь. Но встретив на пути глубокие овраги, занесенные снегом, будучи безрезультатно обстреливаемы в тумане сильным ружейным и артиллерийским огнем, колонны получили приказание оста-новиться на занятых ими исходных рубежах. Ближняя раз-ведка русских определила, что вся восточная окраина г. Ар-дагана окружена окопами с блиндажами и искусственными препятствиями. Брать штурмом город представляло большие трудности, тем более что не было никаких признаков под-хода отряда Истомина. Такое неопределенное положение продолжалось 21 декабря до 13 ч. 25 м., когда, наконец, ста-ли слышны отдаленные орудийные залпы, что обозначало условный знак подхода отряда Истомина. За это время тур-ки развивали особенно сильный огонь против левого флан-га отряда - 2-го сибирского казачьего полка, но он нес случайные потери, так как турецкая горная артиллерия из-за продолжавшегося тумана стреляла также по площадям. В это время 1-й сибирский казачий полк вел бой с турками, оборонявшими западную окраину города, и с курдами, без-результатно атаковавшими в конном строю.
Сильный туман позволял этому полку легко маскироваться и предохранял его от излишних потерь. Общий боевой порядок медленно подавался вперед. 3-й екатеринодарский казачий полк вышел на правый фланг общего боевого порядка, ведя наблюдение на путях из Ардагана на Фахрель.
[121]
В 16 часов была установлена связь с отрядом Истомина, приближавшимся к Ардагану. В начале 18-го часа, т. е. почти в сумерки, 1-й сибирский казачий полк, обнаружив в тумане силуэт большой турецкой пехотной колонны, выходившей из Ардагана, стремительно атаковал ее в развер-нутом строю. Несмотря на сильный огонь турок, конная атака была доведена до конца, и почти вся колонна была уничтожена: на месте осталось около 500 трупов. Потери полка в этой конной атаке: 16 казаков убитых, 36 раненых и около 70 лошадей убитых и раненых.
Казаки Сибирской казачьей бригады, окружая Ардаган, зорко следили за путями, ведущими из него, что позволило 1-му сибирскому казачьему полку внезапно в сумерки успешно атаковать в конном строю отступавшую пехотную колонну турок и разгромить ее.
С приближением отряда Истомина в сумерках к Ардагану оба русских отряда открыли сильный артиллерийский огонь по городу. Кольцо русских войск, окружавшее город, постепенно суживалось; огонь турок, пассивно оборонявшихся, по-степенно ослабевал. В 20 часов пехота Истомина ворвалась в город с запада. Наступившая темнота прервала бой. Арда-ган был взят, и в нем было захвачено до 900 человек плен-ных. Чтобы не дать возможности отойти из района Ардаган разрозненным группам турок, отряд Калитина заночевал на занятых рубежах. Тем не менее под покровом ночи и тума-на часть турок все же ускользнула через смыкавшееся коль-цо и отдельными партиями отошла к Яланус-чамскому пе-ревалу.
В итоге охватывающего наступления русских турки 21 декабря потерпели под Ардаганом тяжелое поражение, вытекавшее из их пассивности. При слагавшейся в это время для турок обстановке под Сарыкамышем наиболее целесообразна была бы оттяжка отряда Штанке из Ардагана на пере-валы Панжуретский и Агундирский с целью усиления зас-лонов, обеспечивавших тылы 9-го и 10-го турецких корпу-сов, а также их выход из боя. Вследствие неправильного использования турками отряда Штанке, который должен был обеспечивать левый фланг и тыл ударного крыла 3-й турецкой армии и угрожать русским в сторону Боржом-Михайлово, лишь небольшим остаткам этого от-ряда удалось отойти на Арданучу и далее к Артвину; эти
[122]
остатки встретили в районе с. Борхчи организованное сопротивление Батумского отряда русских.
После достигнутого успеха русские 22 декабря отошли для отдыха: отряд Калитина - в район с. Гюляберт, а отряд Истомина занял Ардаган.
23 декабря главнокомандующий Кавказской армией приказал отряду Истомина в составе входивших в него ранее частей 20-й пехотной дивизии, трех пластунских батальонов 3-й кубанской пластунской бригады Геника и двух казачьих полков, удерживая Ардаган и прочно прикрывая пути на Ахалкалаки- Тифлис, овладеть Яланусчамским перевалом. В дальнейшем Истомину было приказано наступать на Ардануч-Артвин, сообразуя свое наступление с положением дел на Ольтинском направлении. Отряд Истомина, подчиненный с этого времени непосредственно главнокомандующему Кавказской армией, базировался на Ахалкалаки.
Одновременно отряду Калитина было приказано наступать на Мерденек и далее на Ольты, оставив 9-й кавказский стрелковый полк в с. Мерденеке.
Если отряд Калитина до штурма Ардагана отличался активностью, то с овладением последним 21 декабря он, вместо требующегося неотвязчивого преследования остатков отряда Штанке хотя бы частью своей конницы, расположился 22 декабря, подобно отряду Истомина, на отдых и только приказание штаба армии, полученное 23 декабря, сдвинуло с места оба эти отряда. Но это приказание уже запоздало почти на 2 суток, так как Ардаган был взят 21 декабря, а уже 22 декабря главные силы 10-го турецкого корпуса начали выходить из боя в районе Сарыкамыш, отходя 30-й пехотной дивизией через Косор и далее по Ольтинскому шоссе на Ольты. Это же позволило остаткам отряда Штанке безнаказанно отойти к Артвину.
[123]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Сарыкамышская операция -> Глава XIV
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik