Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Праснышское сражение -> Глава VIII
Русская армия в Великой войне: Праснышское сражение

VIII. ТРЕТИЙ ПЕРИОД СРАЖЕНИЯ.
Планы сторон.

План Гальвица. Заставив 1-ю русскую армию отойти на последнюю ее позицию, Гальвиц решил добиваться возможности форсировать Нарев. Более удобным участком реки признавали участок между Рожан и Пултуск. Здесь река разбивается на несколько рукавов и образует крупные острова, правый берег является командующим, параллельно берегу проходит хорошее шоссе, и такое же шоссе идет от Прасныша через Маков на Шельков, что способствовало организации подвоза нужных материалов. Рожан и Пултуск солидно укреплены, и форсирование реки между ними дает возможность выходом в тыл ускорить овладение этими пунктами, подобно тому как овладение куртиной вело к капитуляции соседних бастионов. Эти соображения были положены в основу плана предсто-ящих действий.
Указания Гальвица сводились к следующему:
а) I армейский корпус должен дойти до Нарева (схема № 1), продолжая сковывать находящегося перед ним противника;
б) XIII армейский корпус должен овладеть Кржишевскими горами и открыть себе путь на Рожанскую укрепленную позицию;
в) XVII армейский корпус должен через Маков достигнуть района Шельков;
г) XI корпус с 1 гвардейской резервной и 50 резервной дивизиями должен продолжать наступление на Пултуск, направив названные дивизии с севера, а остальными выполнить захождение для наступления с запада;
д) XVII резервный корпус, которому возвращается бригада Пфейля, должен содействовать XI корпусу наступлением в полосе железной дороги на Насельск и правым флангом содействовать корпусу Дикгута наступлением на крепость Новогеоргиевск;
е) сводный корпус Дикгута должен продолжать блокировать крепость Новогеоргиевск до р. Вислы.
Эти распоряжения Гальвица показывают, что он вновь вернулся к своему первоначальному плану, изменилась лишь
[120]
группировка войск в зависимости от достигнутого успеха. Распоряжения Гальвица были разосланы около полуночи на 17 (4) июля, и штабы корпусов тотчас выполнили рассылку своих распоряжений. Части войск приготовились к наступлению согласно этих указаний.
План Гинденбурга. В штабе восточного германского фронта отход русской армии считали решающим успехом и полагали возможным приступить к форсированию Нарева. Людендорф разработал план наступления армии Гальвица, считая, что случай обращения к нему за советом, служил как бы оправ-данием вмешательства в командование армией. Неожиданно для себя Гальвиц в 8 час. утра 17 (4) июля получил такие указания Гинденбурга:
а) I армейский корпус должен наступать на Остроленку, оказывая правым флангом содействие XIII армейскому корпусу;
б) XIII армейский корпус должен достигнуть района д.д. Пержаново-Лась (не доходя Рожанских позиций русских);
в) XVII армейский корпус должен через Шельков достигнуть р. Нарева и приступить к переправе (Гальвиц ограничивал задачу достижением Шелькова);
г) XI армейский корпус, усиленный 1 гвардейской резервной дивизией, должен овладеть Пултуском (Гальвиц намечал лишь подход к укрепленной позиции русских);
д) XVII резервный и сводный корпуса должны блокировать Новогеоргиевск с севера, северо-запада и запада.
План Гальвица и план Людендорфа почти не отличаются по замыслу, но указания выполнения разнятся деталями. I армейскому корпусу указывается направление на Остро-ленку, т.-е. уточняется цель, поставленная Гальвицем-достигнуть Нарева. Так же поступает Людендорф по отношению остальных корпусов. Таким образом, оперативное мышление Гальвица и Людендорфа почти одинаковы, но Гальвиц стремится поставить войска в положение, дающее возможность начать подготовку к форсированию реки, а Людендорф допускает возможность теперь же приступить к форсированию. Такая однородность двух планов показывает одинаковость понимания обстановки высшим германским командным со-ставом. Такой результат является последствием длительного воспитания на одной постоянной доктрине.
Однако, несмотря на столь большое сходство обоих планов, корпусам приходилось вносить в свои частные планы действий некоторые изменения и даже изменять группировку. Так как некоторые части войск уже начали движение, то эта перемена вызвала некоторую задержку, т.-е. потерю времени. Это обстоятельство дало русским выигрыш нескольких ча-
[121]
сов, столь необходимых для лучшего размещения на новой позиции.
План Литвинова. В самом начале сражения Литвинов мог воспользоваться прибывающими IV и XXI корпусами для организации контр-маневра. Достижение цели этого маневра составило бы основание для выработки плана сражения. Отказавшись от контрманевра, Литвинов ограничился пассивной обороной, т.-е. не имел определенного плана для ведения сражения, и должен был отзываться на каждое событие. Пассивная оборона требовала постоянного прилива подкреплений с тыла и таковые давались, что вело к введению в бой подходящих дивизий по частям. Так поступлено с 30 и 40 пехотными дивизиями, полки которых оказались в двух корпусах. Теперь то же делается с 33 пехотной дивизией, от которой бригада должна занять промежуток на стыке 12-й и 1-й армий.
Не имея определенного плана сражения, в основу которого легло бы стремление к поражению противника, Литвинов ограничился пассивной ролью-поддерживать с тыла фронт в тех местах, где он окажется слабым. Для выполнения такой цели надо было иметь резерв за разными участками фронта. Этот резерв, не по вине Литвинова, подвозился медленно, и ему пришлось разрывать административные соединения. Невыгода этого заставила отдать распоряжение-так разместить при отходе части IV армейского корпуса, чтобы можно было выделить их в отдельный корпусный участок. Эта мысль положена в основу выполнения отхода.
С передачей 33 пехотной дивизии в распоряжение Плешкова остается одна 44 пехотная дивизия (другая дивизия XXI корпуса), которой приказано сосредоточиться в районе д. Гово-рово, т.-е. далеко от фронта армии и за крайним правым флангом ее. Эта дивизия, высаживаясь в Острове, не могла поспеть в другой пункт, вследствие чего и было принято решение направить в Пултуск к центру армии I кавалерийский корпус.
Обращает внимание передача XXVII армейского корпуса в состав гарнизона крепости Новогеоргиевска, из чего видно, что вопрос о гарнизонах крепостей не был разработан ни в Ставке, ни в штабе фронта. К моменту отхода армии гарнизон Новогеоргиевска был незначителен и его недоставало для полной обороны крепости. По этой причине Литвинов ввел в гарнизон крепости XXVII армейский корпус, части которого (2 и 76 пехотной дивизии) ранее были расположены в районе крепости и были с нею знакомы.
Поправка Алексеева. Алексеев находил назначение XXVII армейского корпуса в состав гарнизона крепости нежелательным, так как полевые войска крайне нужны на фронте. Алексеев предложил Литвинову на замену XXVII корпуса на-
[122]
значить 11 Сибирскую дивизию, которая там может быть пополнена до штатного состава. Комендант крепости протестовал против такой комбинации, так как в крепости не было готовых пополнений, а получения их не предвиделось в скором времени. Тогда Алексеев решил вместо XXVII корпуса назначить 63 пехотную дивизию из состава 2-й армии, а XXVII корпус по его смене сосредоточить в районе Малкина в резерве фронта. Кроме того, Алексеев приказал 2-й армии спешно перевести в Вышков 1 стрелковую бригаду, которая должна образовать резерв фронта позади 1-й армии.
Сравнение планов сторон. Германцы преследуют свой основной план - форсировать Нарев. Гальвиц и Людендорф разошлись только в оценке начального момента для пере-правы, и последний считает возможным приступить к этому без промедления.
Литвинов с новым отходом армии продолжает проводить метод пассивной обороны, отказываясь от какого-либо контрманевра. Начатая перегруппировка направлена лишь к воз-можности иметь поддержку за центральным участком. Литвинов попрежнему рассчитывает на силу позиций и стойкость войск, но сам сделал немного для хорошего устройства позиций и для своевременной поддержки войск в окопах. Равным образом вопрос о боевых припасах остался в прежнем неудовлетворительном положении. В этом отношении особенно остро стоял вопрос в I Сибирском корпусе. Штаб армии обещал выслать на автомобилях 600.000 ружейных патронов, но выслал только 32.000, которые не могли даже покрыть выдачу патронов в части 30 пехотной дивизии (100.000).

5 день сражения 17 (4) июля.
а) Положение I Сибирского корпуса.

Командиры германских корпусов около 9 час. получили новые указания Гальвица, основанные на плане Гинденбурга. Этот план требовал некоторой перегруппировки в распреде-лении батарей и частных резервов, что потребовало времени, и наступление многие части могли начать только около по-лудня.
На занимаемый I Сибирским корпусом фронт были направлены:
а) правый фланг 2 пехотной дивизии (I армейского корпуса), которая наступала против участка д.д. Колаки-Славково (схема № 12);
[123]
б) XIII армейский корпус-4 гвардейская дивизия на участок д.д. Славково-Жехово-Татсь, 3 пехотная дивизия на участок д.д. Жехово-Татсь-Кржишево-Борове и 26 пехотная дивизия на участок д.д. Затсишье-Млодзяново;
в) XVII армейский корпус-35 пехотная дивизия на участок д.д. Млодзяново-Эльжбетово и 36 пехотная дивизия на участок д.д. Эльжбетово-Циборы;
г) из XI армейского корпуса-1 гвардейская резервдивизия на участок д.д. Циборы-Тлучницы и 50 резервная дивизия на участок д.д. Тлучницы-Тарново.
Подсчет сил показывает, что против I Сибирского корпуса, имеющего 38 батальонов, 24 эскадрона и 128 орудий, германцы направили 96 батальонов и 780 орудий. Почти тройные силы в отношении пехоты и почти шестерные в отношении числа орудий.
Части I Сибирского корпуса к 8 час. утра 17 (4) июля занимали такое положение:
а) 2 Сибирская дивизия на участке от д. Гуты-Малы до большой дороги из д. Подосье в г. Маков по северным скатам Кржишевских гор (10 батальонов, 30 орудий);
б) 1 Сибирская дивизия с 21 Туркестанским полком от Кржишевских гор через д. Кржишево-Надречна до района д. Эльжбетово (12 батальонов, 44 орудия);
в) 30 пехотная дивизия от района фол. Романове до д. Малехи (7 батальонов, 42 орудия);
г) 14 кавалерийская дивизия с одним батальоном 20 Туркестанского полка, занявшим левый берег р. Сона (вост.) прикрывала от д. Карнево до д. Чарностово и наблюдала до д. Козлове (1 батальон, 24 эскадрона, 12 орудий);
д) у д. Затсишье 9 Туркестанский полк для ближайшей поддержки 21 Туркестанского полка, а батальон 20 Туркестанского полка и весь 10 Туркестанский полк уд. Тштсинец для поддержки 14 кавалерийской дивизии.
Из этого видно, что корпусного резерва не было, так как части 3 Туркестанской стрелковой бригады получили определенное назначение (поддерживать 21 Туркестанский полк и 14 кавалерийскую дивизию), хотя и считались в распоряжении Плешкова. Растянутый фронт 1 Сибирского корпуса (до 40 км) при отсутствии резерва представлял опасную позицию, наиболее слабую к востоку от р. Оржиц. Замедление в наступлении германцев давало возможность выиграть 3-4 часа для лучшего устройства окопов, но на более опасном участке германцы ранее всего начали наступление.
В распоряжение I Сибирского корпуса передана 33 пехотная дивизия, но она только в 1 час ночи на 17 (4) июля
[124]
выступила из Острова и к 8 час. утра ее авангардный полк подходил к д. Поникев-Дуже. Замедление германского на-ступления было не столь значительно, чтобы эта дивизия могла прибыть и составить корпусный резерв.

б) Бой I Сибирского корпуса до 15 часов.

Бой 2 Сибирской дивизии. Германские батареи около 5 час. начали артиллерийскую подготовку. Однако их огонь не отличался большой меткостью, так как удачное расположение русских окопов маскировалось складками местности. Части 4 гвардейской германской дивизии могли начать наступление из района д. Гонсево после полудня. Как только передовые цепи были обнаружены на болотистой низине, сопровождающей верхнее течение р. Руж, так батареи 10 Сибирской и 2 Сибирской дивизий взяли их под перекрестный огонь. К сожалению, недостаток снарядов не позволял раз-вить интенсивный огонь, но все-таки движение германцев было замедлено, и около 15 час. германцы, дойдя до линии южнее д. Замостье и д. Жехово-Татсь, остановились, видимо выжидая результата наступления соседних частей. В то же время части 2 пехотной германской дивизии наступали вос-точнее низины на д.д. Сыпнево- Мамино. Участок д.д. Хелхи- Славково прикрывался 19 драгунским полком, который ока-зался слабым, чтобы задержать натиск германской пехоты, и начал отходить назад к д. Глинское, рассчитывая укрыться в небольшом лесу. Вследствие этого германцы овладели д. Хелхи, потеснив левый фланг 37 Сибирского полка, угро-жая ему обходом.
Обстановка на правом фланге 2 Сибирской дивизии складывалась так, что штаб 1-й армии начал опасаться здесь прорыва и обхода. Литвинов обратился к Чурину, командую-щему 12-й армией, с просьбой оказать содействие ударом во фланг германской группы, наступающей со стороны д. Гонсево, хотя бы конницей. Идя навстречу этой просьбе, Чурин приказал начальнику 1 отдельной кавалерийской бригады Бендереву подтянуть другой полк бригады (16 гусарский) и оказать полное содействие 2 Сибирской дивизии.
Между тем авангардный полк 33 пехотной дивизии успел подойти и развернуться на позиции от д. Беджице-Козегловы до д. Беджице-Старавесь. Таким образом, правый фланг
[125]
2 Сибирской дивизии к 15 час. был обеспечен от ближнего обхода.
3 пехотная германская дивизия, переправлявшаяся всю ночь у д. Подосье, сосредоточилась в районе д. Завады и после полудня начала наступление, направляя свой главный удар в направлении на д. Тсесёрка, с целью преодолеть менее высокий участок Кржишевских гор. Условия местности облегчали оборону, и все попытки германцев атаковать русских были неудачны.
К 15 час. все полки 2 Сибирской дивизии продолжали удерживаться на прежней позиции.
Бой 1 Сибирской дивизии. Левый фланг 26 пехотной германской дивизии переправился через Оржиц у д. Ленг и около 13 час. начал наступление в направлении на д. Затсишье, имея целью обойти с запада Кржишевские горы. Находившийся в этом участке 21 Туркестанский полк был поддер-жан батальоном 9 Туркестанского полка и атака германцев была отбита, при содействии русских батарей. Наблюдатель 2 Сибирского полка отмечает хорошую их стрельбу, которая сметала германские цепи.
Правый фланг 26 германской дивизии стремился переправиться в районе Млодзяново, оказывая содействие соседней 35 пехотной германской дивизии. Здесь на участке 3 Сибир-ского полка огонь германских батарей начался с 11 час, и постепенно принимал характер урагана, но все попытки германцев форсировать Оржиц были неудачны.
4 Сибирский полк занимал позицию, образующую у южной окраины д. Эльжбетово исходящий угол; в то же время северная окраина этой деревни была занята германцами. Здесь на участок полка Мяодзяново-Эльжбетово вела атаку вся 35 пехотная германская дивизия. Особенно сильный натиск был в районе Млодзяново, где германцы стремились форсировать Оржиц. Под сильным натиском правый фланг 4 Сибирского полка начал медленно отходить назад, так как стрелки израсходовали весь запас патронов. На поддержку правого фланга было направлено три роты 1 Сибирского полка из д. Обецаново.
В то же время германцы (правый фланг 35 пехотной дивизии) вели атаку через д. Эльжбетово. Стрелки 4 Сибирского полка до 10 час. удерживались на южной окраине деревни, но, угрожаемые обходом, принуждены начать отход. Южнее находились части 120 пехотного полка, которые быстро отошли, и сюда был направлен сначала один, а потом другой батальон
[126]
1 Сибирского полка. Часть рот 120 пехотного полка, оставшихся на месте, попали в участок 1 Сибирского полка. Около 13 час., когда германцы начали подготовлять атаку (части 36 пехотной дивизии), по цепям полка было передано как распоряжение - при подходе германцев поднять белые флаги и сдаться в плен. Командир 1 Сибирского полка лично произвел расследование, переходя из окопа в окоп. Выяснилось, что это было делом нескольких рот 120 пехотного полка. Около 14 час. германцы произвели атаку, часть рот 120 пехотного полка сдалась, а роты 1 Сибирского полка принуждены начать отход через Закшеьо и Романово на Слонявы, так как во многих ротах осталось по 30 штыков.
Бой 30 пехотной дивизии. Часть 36 пехотной и почти вся 1 гвардейская резервная германские дивизии атаковали уча-сток, занимаемый частями 30 пехотной русской дивизии. Полки этой дивизии находились в очень скверных условиях. Их обозы 2 разряда и парки только что начали подходить к Пул-туску. Патроны приходилось получать от 1 Сибирской дивизии, она же уделяла немного хлеба, но люди не могли быть сыты. Они были крайне утомлены, страдали физически и имели пониженное моральное состояние. При таком положении у многих солдат явилась идея отдаться в плен, где они рассчитывали найти отдых и пищу. Такое настроение не способ-ствовало стойкости, и полки дивизии при натиске германцев, начатом после полудня, начали отходить, теряя много без вести пропавшими.
К 14 час. удалось задержаться на линии д.д. Осница - Бронищи-Карнево.
Бой 14 кавалерийской дивизии. 50 резервная германская дивизия должна была выждать подхода отставших и насту-пала весьма медленно, что отмечает германский историк. Только к 14 час. ее передовые части достигли района д. Голымин-Нове, вследствие чего 1 бригада 14 кавалерийской дивизии удержалась в занимаемом положении.

в) Решение Литвинова.

К 14 час. в штабе армии сложилось представление, что I Сибирскому корпусу грозит прорыв фронта на западном участке. Левый фланг 1 Сибирской дивизии и 30 пехотная дивизия отходили под давлением превосходных сил, и штаб армии не имел возможности оказать немедленную поддержку Казалось, что лучшим выходом из создавшегося положения будет немедленный отход. Приняв такое решение, Литвинов
[127]
послал Плешкову такое приказание: "В случае вынужден-ного отхода 30 пехотной дивизии, отвести ее на участок Пул-туской укрепленной позиции от д. Хмелеве до д. Козловка, а обе дивизии I Сибирского корпуса отвести на левый берег Нарева в связи с отходом 10 Сибирской дивизии".
Это распоряжение поражает своей необдуманностью. Здесь позади 30 пехотной дивизии находились l 1/2 полка 3 Туркестанской стрелковой бригады, к Пултуску подходил 160 пехотный полк, обе дивизии I кавалерийского корпуса были на пути в Пултуск и прошли Сероцк. В итоге к опасному участку постепенно могли быть подтянуты 7 батальонов, 48 эскадронов, 30 орудий. Положение было не столь безнадежно, чтобы отводить за Нарев I Сибирский корпус, к правому флангу которого подходила 33 пехотная дивизия.
Повидимому, указанные здесь соображения потом были приняты в расчет. Плешков около 15 час. получил распоряжение об отводе обеих Сибирских дивизий за Нарев, а через четверть часа последовала отмена этого отхода и приказано держаться самым упорным образом. Вместе с этим участок 30 пехотной и 14 кавалерийской дивизий должен пе-рейти в подчинение штаба IV армейского корпуса, а в подчинении Плешкова остаются коренные дивизии I Сибирского корпуса и 33 пехотная дивизия. Разграничительной линией между I Сибирским и IV армейским корпусами назначена линия д.д. Млодзяново, Слонявы, Хмелево.
Распоряжение об отходе двух Сибирских дивизий за На-рев было ошибкой. Эта ошибка исправляется, но тут же делается другая. Как бы ни было выгодно разделить участок Плешкова на два корпусных участка, но делать это во время боя - недопустимо. Только что прибывшему штабу IV армейского корпуса надо ознакомиться с обстановкой, надо провести линии связи и войти в курс боевых событий. Все это требует значительного времени и не может выполняться с нужной штабу армии быстротой. Все показывает туже необдуманность. Решения большой важности принимаются сплеча.
Этот эпизод красноречиво выявляет работу штаба 1-й русской армии. Оперативная часть штаба многого не знала, при-меры чего были приведены ранее, очень мало обдумывала распоряжения, даваемые к подписи Литвинова. Все это показывает, что со стороны штаба не было делового отношения к сражению. Если не признавалось возможным предпринять какой-либо соответствующий контрманевр, то надо было составить определенный план борьбы. Тогда все распоряжения находили бы в этом плане свое основание, все перемещения
[128]
частей были бы целесообразны. Этого не было, решения принимаются сгоряча и потом через 15 минут отменяются и за-меняются другими. Эта необоснованность решений передается в штаб I Сибирского корпуса и там находит себе полное применение во вторую половину боя этого дня.

г) Бой I Сибирского корпуса после 15 часов.

Бой 2 Сибирской дивизии. Отход левого фланга 10 Сибирской дивизии от д. Хелха и 19 драгунского полка к д. Глин-ское дали возможность 4 гвардейской германской дивизии продолжать свой натиск (схема № 12). Германцы атаковали полк 33 пехотной дивизии и к 16 час. заняли д. Беджице-Старовесь, заставив русских отходить к линии д.д. Заленже-Поникевка-Гуты-Дужи, что прикрывало правый фланг 2 Сибирской дивизии от ближнего обхода.
Главные силы 33 пехотной дивизии к этому времени достигли д. Шиги. Участок между д. Глинское и д. Заленже-Поникевка не был прикрыт никем, кроме небольших разъ-ездов от 19 драгунского полка. 16 гусарский полк к этому времени переправлялся вброд через Нарев у д. Каменка. Обстановка на левом фланге 10 Сибирской дивизии способствовала проникновению германцев на стыке двух армий.
Полки 2 Сибирской дивизии продолжали удерживать свои позиции и попытки германцев сбить русских предпринимались небольшими частями и оканчивались неудачно.
Таким образом 2 Сибирская дивизия прочно удерживала свой участок и подход 33 пехотной дивизии позволял не опасаться проникновения противника в полосе р. Руж.
Бой 1 Сибирской дивизии. Положение 1 Сибирской дивизии не было таким прочным. В полосе правого берега Оржица 35 и 36 пехотные германские дивизии продолжали теснить части 1 и 4 Сибирских полков. Для их поддержки были направлены по одному батальону от 9 Туркестанского полка из д. Затсишье и от 20 Туркестанского попка из д. Тштсинец. Потом переброшен к Макову весь 9 Туркестанский полк.
Отход правого фланга 4 Сибирского полка от д. Млодзяново позволил левому флангу 35 пехотной германской ди-визии подготовиться к переправе южнее д. Млодзяново. 3 Сибирский полк мог обеспечить участок д.д. Млодзяново-Обецаново только 10 ротой, сил которой было недостаточно для противодействия переправе на участке до 2 км. Благо-
[129]
даря этому германцам удалось переправить несколько рот на левый берег Оржица и начать распространяться как в тылу 3 Сибирского полка, так и обходить правый фланг 4 Сибирского полка, продолжавший держаться в небольшой роще севернее д. Обецаново.
В то же время натиск германцев на фронт 4 и 1 Сибир-ских полков не прекращался. Около 17 час. части 35 и 36 пе-хотных германских дивизий с двух сторон атаковали в районе д. Слонявы и заставили роты 4 и 1 Сибирских полков отходить, но в это время подошел батальон 20 Туркестанского полка и при его содействии удалось задержаться на гребне холмов западнее Макова.
К 18 час. вокруг Макова находились: а) с севера-сме-шанные части 4 и 1 Сибирских полков, б) с запада-смешан-ные части 4 и 1 Сибирских полков с батальоном 9 Туркестанского полка и в) с юга - части 1 Сибирского полка с батальоном 20 Туркестанского полка.
Панневиц видел, что XIII корпус не может сбить русских с Кржишевских гор и поэтому считал необходимым скорее форсировать Оржиц и направить удар южнее этих гор с целью открыть дорогу дивизиям XIII корпуса. Для выполнения этой цели он решил воспользоваться переправой левого фланга 35 пехотной дивизии и направить удар вдоль Оржица в тыл Макова, рассчитывая устроить маленькие Канны и открыть себе дорогу на Шельков.
Пока на правом берегу Оржица происходило описанное выше, на левом берегу этой реки правый участок 1 Сибирской дивизии продолжал стойко удерживать занятые позиции. Переправа германцев южнее д. Млодзяново и сильный фланговый огонь из этой деревни по левому флангу 3 Сибирского полка заставили под угрозой удара с тыла оттянуть этот полк на опушку ближайшего леса. Этот отход дал стрелкам незначительное укрытие на опушке леса. Пользуясь этим отходом, правый фланг 26 пехотной германской дивизии также перешел Оржиц и пытался атаковать лес, но встретил такой сильный отпор, особенно пулеметным огнем, что должен был с большими потерями отойти. Германский историк рассказывает, что против этого пулеметного гнезда пришлось сосредоточить огонь нескольких батарей, которым были разбиты пулеметы и уничтожен целый батальон русских. Однако, этого архивные документы не подтверждают.
[130]
2 Сибирский и 21 Туркестанский полки продолжали оставаться на месте и отражали небольшие попытки германцев атаковать их окопы.

д) Бой IV армейского корпуса после 15 час.

Около 15 час. 50 резервная германская дивизия закончила развертывание на линии д.д. Тлучницы-Меженец и начала наступление на фронт д.д. Карнево-Швелицы. Части 14 ка-валерийской дивизии под давлением германцев начали отход. Части 10 и 20 Туркестанских полков заняли широкую позицию (до 8 км) на левом берегу р. Сона и южнее Чарностово для прикрытия отхода частей 14 кавалерийской дивизии, которые постепенно занимали подходящие участки в интервалах туркестанских стрелков. В общем получилась тонкая и длинная линия, которую германцы очень скоро прорвали в разных пунктах и русским пришлось отходить. Этот отход начался около 17 час.
Полки 30 пехотной дивизии до 16 час. держались на линии д.д. Осница-Бронищи-Карнево, но с отходом справа частей 1 Сибирской дивизии, а слева частей 14 кавалерийской дивизии их положение ухудшилось. При новом натиске 1 гвардейской резервной германской дивизии полки 30 пехотной дивизии начали отход к линии д.д. Хшаново-Марки-Помаски-Ковнаты. К этому времени к д. Помаски-Вельке подошел 160 пехотный полк, и штаб IV армейского корпуса решил направить его в контр-атаку с целью остановить натиск германцев. Этот полк развернулся на линии д.д. Хшаново, Годавы-Секуты, но германцы уже успели занять д. Шлясы-Злотки. Контратака 160 пехотного полка встретила сильное противодействие и скоро замерла.

е) Новое решение Литвинова.

К 18 час. обстановка, сложившаяся на правом берегу р. Оржиц, крайне тревожила Литвинова, и он решает вернуться к своему первому предположению-отойти I Сибир-ским корпусом за Нарев, а IV корпусом на Пултускую позицию. Контратака 160 пехотного полка не удалась, и казалось ему, что потеряна всякая надежда удержаться, прорыв фронта представлялся неизбежным. В 18 час. 20 мин. Литвинов послал такую директиву:
а) I Сибирскому корпусу занять 33 пехотной дивизией Рожанскую укрепленную позицию, а остальные части отвести
[131]
на левый берег Нарева, мосты у Орлово и Замбски уничтожить и наблюдать реку до смены частями I кавалерийского корпуса (схема № 12).
б) IV армейскому корпусу занять участок Пултуской укрепленной позиции от д. Хмелеве до д. Пшеводово.
в) I кавалерийскому корпусу сменить части I Сибирского корпуса и наблюдать р. Нарев от д. Дзбондзек до д. Павловек.
Несомненно, что Литвинов преувеличивал опасность прорыва, так как 2 Сибирская дивизия прочно держалась на Кржи-шевских горах, 33 пехотная дивизия подошла и могла при-нять участие в бою, подходил 158 пехотный полк и обе кавалерийские дивизии I кавалерийского корпуса. В тяжелом положении находились левый фланг 1 Сибирской дивизии и весь фронт 30 пехотной и 14 кавалерийской дивизий. Названные выше части уже приближались к Пултуску и могли оказать содействие 30 пехотной дивизии и, во всяком случае прикрыли бы прорыв на этом участке.
Более часа потребовалось на то, чтобы убедить Литвинова в возможности задержать противника впереди Пултуской позиции. Сюда же можно было подтянуть 44 пехотную дивизию и считать свое положение достаточно прочным. Около 19 час. 30 мин. Литвинов дал свое согласие на отмену директивы, посланной в 18 час. 20 мин., но уже было поздно: штабы корпусов поторопились разослать распоряжения об отходе, и многие части начали их выполнять.
Плешков ответил, что с падением Макова положение корпуса будет опасно, так как большие потери 1 Сибирской дивизии не дают надежды удержаться на правом берегу Нарева. Это положение становится еще более тяжелым, так как ощущается большая нужда в винтовочных патронах. Литвинов тотчас приказал послать в I Сибирский корпус 70.000 патронов из Вышкова на грузовых автомобилях, но частям корпуса было надо несколько миллионов. Такое подкрепление запаса патронов было крайне ничтожно и не могло оказать благоприятного влияния на ход боя.
В этот день Литвинов два раза приходил к решению начать отход и два раза отменял свои решения. Это показывает его впечатлительность и готовность подчиниться воле противника. В первый раз отмена была принята через 15 мин., и штаб I Сибирского корпуса еще не успел разослать распоряжений. Во второй раз отмена последовала через 70 мин. За это время распоряжения об отходе не только были разосланы, но многие части начали движение. Германцы тотчас заняли оставленные русскими окопы. Отмена отхода была
[132]
равносильна переходу в наступление с целью выбить про-тивника из только что брошенных окопов. Такая задача при малочисленности частей и недостатке боевых припасов была непосильна, и Литвинову пришлось примириться с совершившимся фактом, как результатом его нерешительности и пассивности.

ж) Отход I Сибирского и IV армейского корпусов.

Отход 33 пехотной дивизии. Ко времени получения распоряжения об отходе бригада 33 пехотной дивизии занимала позицию на линии д.д. Заленже-Выпихи-Высекиры- Гуты-Дужи, а другая бригада оставалась у д. Шиги. Полоса по обоим берегам р. Руж прикрывалась 1 отдельной кавалерийской бригадой Бендерева и еще правее левый фланг 10 Сибирской дивизии отходил на д. Кртшево. Германцы (2 пехот-ная дивизия) наступали по обоим берегам р. Руж. При такой обстановке 33 пехотная дивизия должна была временно задержаться для обеспечения 2 Сибирской дивизии, которая должна через Рожан отойти на левый берег Нарева (схема № 12).
Германцы около полночи прекратили бой, и 33 пехотная дивизия начала отход беспрепятственно в 4 часа утра 18 (5) июля и к 9 час. заняла 1-ю линию Рожанской укрепленной позиции, имея один полк в резерве.
Отход 2 Сибирской дивизии. Этой дивизии надо было согласовать свой отход с событиями продолжающейся борьбы в 1 Сибирской дивизии и в тоже время надо было спешить с отходом на Рожан, пока пути прикрыты частями 33 пехотной дивизии. 6 и 8 Сибирские полки начали отход около 22 час., оставив на позиции до 23 час. сильные арьергарды. Оба полка отходили через д. Поникев-Вельке и к 5 час. 18 (5) июля достигли Рожан. Арьергарды задержались у д. Поникев-Вельке до 6 час. и потом присоединились к полкам. Германцы преследовали арьергард небольшими разведывательными частями.
5 и 7 Сибирские полки начали отход около 21 часа, оставив на позиции небольшие арьергарды, так как 3 пехотная германская дивизия с 19 час. прекратила наступательные попытки. Гористая местность заставила отходить небольшими частями и сосредоточиться у д. Домбровка. Сосредоточение закончилось к 23 час. Послав приказание арьергардам начать отход, оба полка отходили через д. Марьямполь на Рожан. Арьергарды отходили спокойно.
[133]
2 Сибирская дивизия собралась к 6 час. 18 (5) июля южнее Рожан в казармах мирного времени и потом по полкам в течение дня сосредоточилась к вечеру в лесу у д. Поникев-Дужи. На другой день дивизия была направлена в район Вышкова (схема № 1) в резерв армии.
Отход 1 Сибирской дивизии. К 18 1/2 час. - ко времени получения распоряжения об отходе - дивизия занимала фронт: а) от Кржишевских гор до д. Кржишево-Надречна - 21 Туркестанским и 2 Сибирским полками; б) 3 Сибирский полк занимал опушку леса на линии д.д. Кржишево-Надречна-Обецаново; в) части 4 и 1 Сибирских и 9 и 20 Туркестанских полков прикрывали Маков. Связь с частями 30 пехотной дивизии была утрачена. Около 19 час. германцы начали атаку Макова, подготовив ее ураганным огнем своих батарей со стороны д.д. Закшево и Слонявы.
Перемешавшиеся между собой части Сибирских и Туркестанских полков держались стойко, но превосходство сил было на стороне германцев, и около 191/2 час. им удалось с севера и запада ворваться в горящий город. Русские отошли на левый берег Оржица. 4 Сибирский полк стремился прикрыть мост и занял обрывистый берег реки и предместье Базар-Гжанка и д. Янково. 1 Сибирский и 9 Туркестанский полки заняли позицию у д. Маковица, прикрывая шоссе на Шель-ков. Батальон 20 Туркестанского полка через д. Тсепелево направлен на присоединение к полку.
3 Сибирский полк с переходом правого фланга 26 пехотной германской дивизии Оржица подвергся сильному фронтальному огню, от которого редкая опушка леса не представляла укрытия. В то же время фланговый огонь батарей 35 пехотной германской дивизии еще более усилился, и германская пехота стала обходить левый фланг полка. Сложившаяся обстановка с захватом германцами Макова стала еще более тяжелой, и командир полка решил начать отход на д. Уляска, послав уведомление 2 Сибирскому полку. Приходилось отходить с боем и к 20 час. части полка находились на опушке леса у д. Уляска.
2 Сибирский полк имел распоряжение отходить на Шельков через д. Маковица, но там теперь шел бой 1 Сибирского и 9 Туркестанского полков. Эта причина заставила принять решение отходить восточнее на д. Севериново. Отход начался около 22 час. Находившийся правее 21 Туркестанский полк задержался на своей позиции до 23 час. и потом начал
[134]
отход на д. Червонка. Таким образом правому флангу 1 Си-бирской дивизии ввиду падения Макова и перехода герман-цами Оржица пришлось изменить, по частной инициативе, направление своего отхода.
Между тем части 36 пехотной германской дивизии усиливались на левом берегу Оржица у Макова и стали теснить стрелков, которые напрягали последние силы, чтобы удер-жаться. 3 Сибирский полк предполагал перейти в короткое наступление с целью ослабить натиск противника и задержал свой отход. Эта задержка дала возможность 2 Сибирскому и 21 Туркестанскому полкам выйти на линию большой дороги из Макова в д. Залесье. К эгому времени германцы остановились и прекратили бой. С полночи части 1 Сибирской дивизии могли отходить спокойно, прикрываясь арьергардами.
21 Туркестанский и 2 Сибирский полки отошли к Рожан, куда прибыли к 5 час. утра 18 (5) июля, при чем 2 Сибир-ский полк способствовал отходу левого фланга 33 пехотной дивизии. 3 Сибирский полк оставил арьергард у д. Янополе и под его прикрытием сосредоточился у д. Тлущ. Отсюда полк отходил на д. Орлово и к 8 час. 18 (5) июля закончил переправу на левый берег Нарева.
1 Сибирский и 4 Сибирский полки (наиболее пострадавшие) отошли к Рожан и только 9 Туркестанский полк был направлен на д. Замбски.
В течение 18 (5) июля полки 1 Сибирской дивизии перешли в лес у д. Юрги в резерв армии, а прикрытие участка Нарева было возложено: а) на команды пеших и конных раз-ведчиков на линии д.д. Ситно-Лахи, б) на 21 Туркестанский полк на участке от района д. Острый-Кол до д. Лахи и в) на 9 Туркестанский полк на участке от д. Ситно до д. Гнойно.
Таким образом, обе дивизии 1 Сибирского корпуса оказа-лись восточнее Рожан и до полудня 18 (5) июля участок Нарева между укрепленными позициями Рожанской и Пулту-ской не был прикрыт никем. Части I кавалерийского корпуса прибыли только к вечеру этого дня, и так как мосты у Ор-лово и Замбски не были уничтожены, то Орановский выдвинул на правый берег Нарева авангарды 6 и 8 кавалерий-ской дивизий, чем исправил ошибку Литвинова.
Отход IV армейского корпуса. Части 30 пехотной дивизии находились в периоде отхода и штаб IV армейского корпуса решил продолжать отход. Германцы около 20 час. прекра-тили бой и вследствие этого можно было спокойно устроиться на новой позиции. К утру 18 (5) июля позиция была
[135]
занята: а) правый участок от д. Хмелеве до д. Швелице (схема № 12) 10 Туркестанский полк, батальон 158 пехотного полка и остатки 119 (200 штыков) и 120 (400 штыков) пехотных полков; б) левый участок от д. Швелице до д. Козлове - 117 пехотный полк. В резерве остались три батальона 158 и весь 160 пехотный полк - у д. Бялобржеги.
14 кавалерийская дивизия снята с фронта и направлена в резерв I кавалерийского корпуса.
Обозы 2 разряда полков 30 и 40 пехотной дивизии собрались в районе Вышкова (схема № 1). Здесь же выгружались парки этих дивизий. К вечеру 18 (5) июля они подошли к рай-онам своих частей и могли начать работу снабжения.

з) Бой I Туркестанского корпуса.

Перемена плана Плюсковым. Согласно указаний Гальвица, Плюсков решил развернуть свои дивизии от д. Голымин-Старе до ст. Гонсотсин и наступать против исходящего угла Пулту-ской укрепленной позиции. Дивизии в 5 час. 17 (4) июля начали наступление и достигли линии д. Голымин-Старе-Tapново-Гонсотсин (схема № 11), когда были получены новые указания по директиве Гинденбурга. Плюсков остановил наступление и начал перегруппировку. 1 гвардейская резервная и 50 резервная дивизии должны были изменить направление движения и вместо юга направить удар на юго-восток, вследствие чего им пришлось передвинуться ближе к флангу 36 пехотной дивизии и наступать совместно с XVII армейским корпусом, дабы выйти на северный фронт Пултуской позиции. 86 и 38 пехотные дивизии должны были несколько уширить свой фронт и переместиться к востоку, дабы дать место бригаде Пфейля, составившей левый фланг XVII резервного корпуса, для наступления в полосе железной дороги на Насельск. 85 ландверная дивизия этого корпуса должна была наступать через м. Ново-Място на Тсексин для обложения крепости Новогеоргиевска.
Эта перемена плана и перемещения частей, в общем незначительные, вызвали, однако, замедление наступления до 13 час. Таким образом, вмешательство фронта в распоряже-ния армии вызвали потерю не менее 5-6 часов. Это время было подарено частям I Туркестанского корпуса, которые получили возможность, пользуясь затишьем, разобраться и устроиться на своей новой позиции.
Положение I Туркестанского корпуса. Стремясь выделить части IV армейского корпуса на отдельный участок, Шейдеман 159 пехотным полком занял участок Пултуской укре-
[136]
пленной позиции от д. Козлове до д. Пшеводово, а подошедшим 157 пехотным полком - участок той же позиции от Пшеводов до д. Скоженица. В тылу этого участка у д. Буль-ково-Старе сосредоточился в резерве 118 пехотный полк, в котором было 2.200 штыков. Таким образом, части I Туркестанского корпуса были сняты с Пултуской позиции и расположились к ней почти под прямым углом.
1 Туркестанская стрелковая бригада (1, 3, 4, 11 и 12 Туркестанские полки) заняла участок на линии д.д. Скоженица - Ковалевицы через линию железной дороги до Слустово, имея в резерве 2 Туркестанский полк. 2 Туркестанская стрелковая бригада заняла остальной участок корпуса на линии д.д. Слустово - Тсексин (6 Туркестанский и 5 пехотный полки). В резерве корпуса в районе Насельска собрались: а) 11 Сибирская дивизия, в которой осталось только 1.500 штыков, без пулеметов, без средств связи, вследствие чего она не могла занимать самостоятельного участка; б) 5, 7 и 8 Турке-станские полки, из которых удалось собрать лишь два сла-бых батальона и они потеряли значение боевых единиц.
Усиление корпуса 5 пехотным полком (из XXVII корпуса) Шейдеман считал недостаточным и поэтому просил Литвинова - если нельзя усилить, то следует сократить фронт. Литвинов согласился и в 20 час. послал приказание коменданту крепости Новогеоргиевск сменить частями XXVII корпуса левый участок I Туркестанского корпуса до д. Ковалевицы. Это распоряжение было выполнено к вечеру 18 (5) июля, при чем Туркестанская казачья бригада временно перешла в подчинение коменданта крепости.
В 13 час. германцы начали наступление. Подсчет сил показывает, что на участок I Туркестанского корпуса наступало 36 батальонов, 284 орудия. I Туркестанский корпус насчиты-вал к этому времени 34 батальона, 108 орудий. Таким образом, силы сторон были почти равны (кроме артиллерии).
Германцы, повидимому, чувствовали недостаточность сил для решительной атаки, наступали осторожно и к вечеру достигли: 86 пехотная дивизия-участка д.д. Осек-Шишки, 38 пехотная дивизия-линии д.д. Шишки-Годачи, бригада Пфейля-района Годачи и 85 ландверная дивизия заняла м. Нове-Място, заставив 5 Оренбургский казачий полк отойти к линии д.д. Владиславово-Мишево.
Бой носил преимущественно огневой характер. В 21 час Литвинов решил части IV армейского корпуса с их позицией передать в подчинение штаба IV армейского корпуса, что было выполнено в течение ночи.
[137]

Заключение о третьем периоде сражения.

Вмешательство Людендорфа в распоряжения Гальвица повело к тому, что все части германской ударной группы потеряли 4-6 часов времени и в результате не могли вы-полнить даже задач, поставленных Гальвицем. Эти задачи были скромнее задач, предложенных Людендорфом. Только XVII армейский корпус Панневица при содействии слева 26 пехотной дивизии и справа 1 гвардейской резервной и 50 резервной дивизий мог форсировать Оржиц, но до района Шелькова не дошел, а тем более не мог достигнуть Нарева и начать переправу, как этого хотел Людендорф. Однако, удар Панневица был достаточно силен, чтобы сбить три полка 1 Сибирской и три полка 30 пехотной русских дивизий. На этом участке почти тройное превосходство сил сделало свое дело только отчасти, так как русские до тем-ноты держались и лишь ночью оторвались от противника.
Праснышское сражение, начатое с целью достигнуть р. Нарева, в третий период вылилось в форсирование Оржица, и конечная цель не достигнута. Таким образом 12-я германская армия потерпела стратегическую неудачу, не достигнув своей цели, но она значительно приблизилась к Нареву и расстроила много русских полков, т.-е. имела полный тактический успех.
Будь в это время у русских сильные подкрепления и запас боевых припасов, то их контрудар мог бы отбросить германцев назад без больших усилий, так как за пять дней непрерывного боя силы людей и лошадей были надломлены, в снабжении боевыми припасами случались перебои и численность войск уменьшилась почти на 25%. Можно считать почти правилом, что в современном длительном бою такти-ческий победитель мало отличается по состоянию войск от побежденного, и удар свежих сил, подобно тому, как сделал Наполеон у Маренго, может изменить судьбу сражения.
Из опыта третьего периода германское командование могло видеть неудобства вмешательства в распоряжения армии сверху. Противник успел ускользнуть от разгрома и занять предмостные позиции у Рожан и Пултуска. Приходится менять план действий, для чего выполнить перегруппировку, подтянуть тылы. Все это заняло 18(5) июля, и только с 19(6) июля германцы продолжали наступление, но это уже было новое сражение за участок Нарева, которое продолжалось 17 дней.
В течение 17(4) июля (3-й период сражения) Литвинов продолжал пассивную оборону, переходил от решения отходить к решению держаться и кончил тем, что признал отход совершившимся в силу обстановки. При этом указания Литвинова об отходе I Сибирского корпуса на участок Рожан-Пултуск выполнены не были. Обе Сибирские дивизии отошли
[138]
к Рожан, и указанный участок до полудня 18(5) июля не был никем прикрыт. Германцы легко могли бы воспользоваться этим и форсировать реку, но они были сами утомлены и го-товились к новому сражению, не использовав оплошности русских.
В ночь на 18(5) июля Литвинов сообщил командирам корпусов свое заключение о характере сражения. Он считал, что германцы, кроме артиллерии, в сущности не имели значительного превосходства в силах, но они деятельно маневрировали и последовательно сосредоточивали ударную группу на том или другом участке. Это заключение побуждает его предложить командирам корпусов для успеха борьбы выделять сильные резервы, которые могли бы способствовать организации контрманевра.
Этот совет в сущности составляет метод борьбы, предложенный Алексеевым в начале июня, но не принятый коман-дующими армиями. Только опыт борьбы заставлял их переходить к этому методу. Однако, Литвинов не берет его в масштабе армии, а лишь советует командирам корпусов. В этом сказывается та пассивность, которая руководила дей-ствиями Литвинова и его ближайших помощников Одешелидзе и Рычкова. Указание Литвинова корпусам выполнять труднее, чем самой армии организовать контрманевр.
[139]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Праснышское сражение -> Глава VIII
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik