Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Корольков Г.К. Форсирование реки пехотной дивизией. -> IV. Работа тыла.
Русская армия в Великой войне: Корольков Г.К. Форсирование реки пехотной дивизией.

IV
Работа тыла

ОБЩИЕ УСЛОВИЯ РАБОТЫ. 33-й корпус был переброшен с Дальнего Востока без транспортов, без обозов дивизий, без легкой артиллерии и артиллерийских парков. Все это он должен был получить на месте окончательного формирования в 9-й армии. Дивизионный обоз для корпуса формировался в Москве и был отправлен оттуда только 19 апреля. Легкие артиллерийские дивизионы и парки для них формировались в Киеве и были готовы лишь в конце апреля.
Первоначально корпус предназначался на усиление северо-западного фронта, вследствие чего на юго-западный фронт прибыл недоформированным. Формирование свое он заканчивал уже в районе армии и все недостающее, а в том числе и транспорт получил слишком поздно.
Условия эти были ясно неблагоприятными, тем более что корпус готовился к новым приемам борьбы и должен был перейти в район Бучач для выполнения поставленной армией задачи.
СНАБЖЕНИЕ ПРОДОВОЛЬСТВИЕМ. Не имея дивизионного обоза и своего транспорта, корпус не мог иметь положенного возимого запаса. Штаб армии учел это обстоятельство и в конце марта расположил корпус в районе Каменец-Подольск. В городе имелся расходный магазин; он снабжал части 3-го конного и 32-го арм. корпусов про-довольствием. К этому магазину был приписан и 33-й корпус. Однако, с переходом корпуса в Бучач положение резко изменилось. Ближайший расходный магазин армии находился в этом районе в Чортков. Продукты для корпуса высылал промежуточный магазин фронта, находившийся в Подволочиск. Однако, необходимого транспорта для перевозки продуктов не было ни в Чортков, ни в корпусе, поэтому с довольствием в корпусе обстояло дело из рук вон плохо. К формированию расходного магазина в районе Бучач для 33-го корпуса приступили только 2 мая. Таким
[53]
образом, до окончания формирования расходного магазина в Бучач корпус для предстоящего наступления продовольствием был не обеспечен. Медлительность в организации снабжения корпуса продовольствием об'ясняется общими условиями работы тыла. Так, например, магазин в Подволо-чиск как промежуточный базисный, снабжающий расходные магазины 3-й, 8-й, 11-й и 9-й армий, подвижной состав получал с большими перебоями, а бывали дни, когда магазину под перевозки не давали ни одного вагона.
Итак, формирование магазина было начато 2 мая, однако, формирование его закончили только 10 мая; к этому времени магазин имел 4-дневный запас всех продуктов питания. Однако, до этого снабжение корпуса продовольствием встречало большие затруднения, так, например, на 24 апреля корпус имел запасы хлеба на 1 день, сухарей на 5 дней, овса на 3 дня и сена на 2 дня. Запас продовольствия был явно недостаточным. Пользование же ближайшими расходными магазинами в Чортков и Тлусте, находившимися в 35—45 км, было затруднительно — дивизионные обозы находились в пути, а корпусный транспорт не был еще сформирован.
Правда, штаб армии проявлял большую заботу по обеспечению частей довольствием и кое-что доставлял также в Бучач. Например, к 1 мая основной носимый и возимый запас корпуса значительно пополнился довольствием армии и дошел до нормы 9 дней. Однако, хлебных и мясных продуктов все же недоставало; так запаса сухарей имелось на 2 дня, хлеба на 1 день, мяса, заготовленного интендантом корпуса, на 2—3 дня. Особенно плохо дело обстояло с хлебом, так как 33-й корпус своих подвижных хлебопекарен не имел, а 30-й и 32-й корпуса имели только по одной пекарне. Следовательно, для того чтобы удовлетворить требования штаба корпуса, штаб армии приступил к организации хлебопечения у жителей под наблюдением уездных начальников.
Когда корпус получил задачу выполнить главный удар при переходе армии в наступление, то спешно понадобилось снабдить возимыми запасами все обозы корпуса. Корпусный интендант представил требование на присылку не менее 4 поездов с различными запасами. В первую очередь требовалось: 100 пуд. чаю, ;1 000 пуд. сахару, 1 000 пуд. соли, 300 пуд. риса, 900 пуд. крупы, 1 500 пуд. сухарей и 1 700 пуд. овса. Во вторую очередь — 3 000 пуд. сахара, 2 000 пуд. овса и 35 000 порций мясных консервов. В третью очередь — 3 000 пуд. сухарей, 2 000 пуд. овса и 35 000 порций мясных консервов. В четвертую очередь — 2 500 пуд. сухарей,
[54]
2 700 пуд. овса, 5 200 пуд. овощей. В ответ на это требование штаб армии распорядился подать корпусу в Бучач на грузовых автомобилях из Подволочиск 100 пуд. чаю, 1 000 пуд. сахару, 300 пуд. риса, 900 пуд. крупы, 10 000 пуд. сухарей, 8 400 пуд. овса и 70 000 порций мясных консервов.
Вместе с этим в Бучач продолжал загружаться продуктами расходный магазин, вследствие чего 8 мая все носимые и возимые запасы, за исключением хлеба, были пополнены.
Что касается снабжения дивизии и частей корпуса, вещами, то здесь встречались затруднения только в снабжении повозками и походными кухнями. Так, например, недо-стающие двуколки для 1-го Заамурского полка были назначены к отпуску из Ровно, что требовало на получение их затраты значительного времени. Дивизионные обозы, фор-мировавшиеся в Москве, прибыли в район действий без запасных частей, а в корпусный транспорт были допущены неформенные повозки.
АРТИЛЛЕРИЙСКОЕ СНАБЖЕНИЕ. Если снабжение частей корпуса продовольствием встречало затруднение только в перевозочных средствах, то снабжение их боевыми припасами находилось в еще худшем положении. Осенью 1914 г. выявилась необходимость экономить расходование снарядов легкой артиллерии, а впоследствии это критическое положение распространилось и на другие виды снабжения. В соответствии с этим 2 мая 1915 г. штаб фронта установил экономию в расходовании ружейных патронов.
Горные артиллерийские дивизионы и их парки корпус привез с собой с Дальнего Востока, но легкие артиллерийские дивизионы и их парки формировались в Киеве. В первых недоставало стереотруб, биноклей, а по прибытии вторых не оказалось буссолей, биноклей, телефонов, водопойных ведер и боевых запасов. Штаб 82-й дивизии доносил, что местный парк в Тлусте пуст, а в дивизии недостает 800 000 ружейных патронов и ящики с легкими снарядами пусты. Прибывший на усиление корпуса 3-й тяжелый артиллерийский дивизион имел только 6 гаубиц и 3 пушки, а снарядов было в среднем на каждое орудие только по 66 бомб и по 22 шрапнели.
При таких условиях на долю инспектора артиллерии корпуса выпала трудная задача — добыть все недостающее и пополнить батарейные и парковые запасы, так как на ближайший местный парк в Тлусте и на передовой артиллерийский склад в Креховице рассчитывать было нельзя. Первый был пуст, а второй имел лишь австрийские пулеметные ленты и патроны. Приходилось до создания корпусом своего местного парка просить о подаче боевых при-
[55]
пасов в Бучач. Между тем эти припасы для горной артиллерии были доставлены только 5 мая в Чортков, откуда для доставки их к паркам требовались транспортные средства. Запас припасов артиллерии корпуса состоял из 850 шрапнелей и 150 гранат для орудий образца 1909 г. На 8 мая в местном парке в Тлусте имелось: 626 000 ружейных патронов, 430 шрапнелей, 70 гранат для горных орудий обр. 1904 г. и 46 000 бердановских патронов. Передовой артиллерийский склад был еще беднее, он имел всего лишь 800 000 3-линейных и 214 000 бердановских патронов. Выход из трудного положения был найден лишь благодаря рас-порядительности этапно-хозяйственной части армии. По ее распоряжению утром 8 мая в Бучач было подано несколько вагонов со снарядами и ружейными патронами.
Трудности с доставкой боевых припасов произошли, главным образом, потому, что в это время 3-я и 8-я армии вели упорные бои с наступающими армиями противника и для них боевые припасы доставлялись в первую очередь.
К началу боя батарейный запас в корпусе был пополнен, а парковый запас все еще имел некоторый некомплект, не превышающий 10—15%. Такой недочет не мог помешать началу наступления, но несомненно придал командному составу впечатление необходимости бережного расходования боевых припасов в предстоящей операции. Как известно, тактический успех в современном бою покупается силой ружейного, пулеметного и, особенно, артиллерийского огня. Слабые огневые возможности равносильны слабым успехам боя. Во всяком случае в бою 9 мая артиллерия стреляла скупо. Легкие батареи 1-й Заамурской дивизии выпустили всего лишь 488 шрапнелей и 100 гранат, что в среднем дало на 1 орудие по 27 шрапнелей и по 5 гранат. Продолжительность стрельбы определилась с 5 час. до 20 час. Ясно, что огонь батарей был далеко не интенсивным. Это обстоятельство сказалось в том, что в период борьбы авангарда за обладание районом выс. 320 (на перешейке) потребовалось около 2 час, чтобы затушить огонь 1 батареи противника. Этим так же об'ясняется и медлительность продвижения 3-го Заамурского полка к выс. 364.
ИНЖЕНЕРНОЕ СНАБЖЕНИЕ. В инженерном снабжении частей корпуса также имелись недочеты. 30 апреля штаб фронта решил снабдить корпус поплавками Полянского, рассчитывая выдать их по 200 штук на каждый полк и по 50 штук на каждую батарею. Однако, к моменту форсирования реки поплавки еще не были получены. С запозданием были получены также колючая проволока и ножницы для ее резки. Имущество это прибыло в части только утром 9 мая,
[56]
и авангарду 1-й Заамурской дивизии проволочное заграждение противника, находящееся на опушке леса, на перешейке, правда, незначительное — в 2—3 проволоки — пришлось преодолевать без ножниц.
Недостаточное снабжение телефонным имуществом штабов корпуса и дивизий при отсутствии телеграфной роты, не было пополнено до начала операции. Кроме того, многие батареи были недостаточно снабжены телефонными аппаратами и проводом. Артиллерию имуществом связи снабжало артиллерийское ведомство, которое для этой цели заводами не располагало. Поэтому батареи пришлось снабдить телефонами другой конструкции, предназначенной для частей пехоты.
Таким образом, на фронте инженерного снабжения недочетов было не так много. Однако, отсутствие при корпусе саперного батальона, при котором всегда имелся инженерный парк, сильно отразилось на успехе инженерных работ. В этом парке возились большие лопаты, большие топоры, большие киркомотыги, ломы, пилы (поперечные и продольные), а также запасы телефонного имущества. Запасов этих не было и поэтому дивизии при укреплении по-зиций не могли пользоваться возимым запасом инструмента для работ и должны были ограничиваться только носимым запасом, так называемым малым шанцевым инструментом.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Затеянный штабом округа «марш через Вену на Берлин» не отвечал ни средствам, ни возможностям тыловой обеспеченности, а особенно боевыми припасами. В отношении операции форсирования р. Днестр снабжение шло с большим запозданием; некоторые предметы частями получены были только вечером 9 мая, а, следовательно, и в бою не могли быть применены. Тыловые учреждения корпуса и 1-й Заамурской дивизии располагались в районе от Бучач до р. Днестр, т. е. были протянуты расстоянием в 20—25 км, и в ночь на 10 мая запасы, израсходованные частями в бою, были пополнены. В дальнейшем корпусу надо было сделать 4—5 переходов, т. е. дойти до Коломыя, но растяжка тылов для преодоления расстояния транспортами. дивизии и корпуса становилась все более затруднительной.
[57]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Корольков Г.К. Форсирование реки пехотной дивизией. -> IV. Работа тыла.
Designed by Alexey Likhotvorik 28.04.2016 08:33:32
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik