Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Корольков Г.К. Форсирование реки пехотной дивизией. -> III. Бой 1-й Заамурской дивизии.
Русская армия в Великой войне: Корольков Г.К. Форсирование реки пехотной дивизией.

III
Бой 1-й Заамурской дивизии

ПЕРЕПРАВА ГЛАВНЫХ СИЛ. Наводка понтонного моста производилась при дневном свете, что значительно облегчало ввод оснащенных понтонов в линию моста. Вся работа была закончена к 8 ч. 20 м. Штаб дивизии распорядился о подходе 3-го Заамурекого полка к южной окраине Хмелеве, поэтому тотчас же вслед за окончанием наводки головной полк начал переправу; во время переправы противником было брошено несколько шрапнелей, но без причинения вреда.
Вслед за головным полком начал переправляться 2-й За-амурский полк, после чего намеченный планом порядок переправы был нарушен; штаб дивизии решил 1-й Заамурский полк задержать в Свержковице и приказал переправить в первую очередь перевязочный отряд дивизии и перевязочные пункты 3-го и 4-го Заамурских полков. Остальные повозки полковых обозов первого разряда продолжали оставаться в районе Язловец.
Всякое изменение заранее обдуманного плана должно вызываться изменением обстановки. При переправе же главных сил обстановка изменилась только в отношении предполагаемого увеличения сил противника в связи с задержкой авангарда на перешейке. В этом случае из повозок обоза первого разряда надо было подтянуть прежде всего патронные двуколки, но штаб дивизии, допустив грубую ошибку, предпочел в первую очередь пропустить и переправить санитарные двуколки.
РАЗВЕРТЫВАНИЕ ДИВИЗИИ. Так как рубеж, намеченный ранее для авангарда, являлся удобной позицией для наступления на Чернелице, то штаб дивизии решил поставить ближайшей своей задачей достижение этого рубежа. В 10 ч. 15 м. по дивизии был отдан приказ, сущность которого такова:
  • 1. Противник отошел на позицию в 1 км южнее выс. 320 на перешейке,
[34]
  • 2. Правая колонна атакует район Копачинце, от левой колонны сведений нет.
  • 3. Задача дивизии — овладеть фронтом лесн. Поповы Гай — лесн. Пасека — выс. 351 и 353.
  • 4. 3-й Заамурский полк должен составить правый участок, 4-й Заамурский полк — левый участок, разграничительная линия - западная опушка леса, расположенного севернее восточной части Чернелице.
  • 5. Артиллерия выполняет ранее поставленную задачу.
  • 6. Резерв дивизии — 2-й Заамурский полк в Хмелево на правом берегу р. Днестр и 1-й Заамурский полк в Свержковице на левом берегу р. Днестр.
  • 7. 3-му Заамурскому полку войти в связь с частями правой колонны, 4-му Заамурскому полку войти в связь с частями 82-й дивизии.
  • 8. Охрана флангов возлагается — правого на 3-й Заамурский полк, левого—на 4-й Заамурский полк.
  • 9. Главнейшим является наступление левого боевого участка.
В плане действий штаба дивизии обращают внимание:
  • 1. Развертывание в боевую часть двух полков (половина сил пехоты) на участке около 1,5 км (ширина перешейка) с дальнейшим выходом на фронт до 4,5 км. Такое расширение фронта для 6 батальонов надо считать чрезмерным, но штаб дивизии полагал, что достаточно сбить противника с его новой (второй) позиции, чтобы открыть дорогу в Чернелице. Возможность прибытия к противнику новых подкреплений штабом дивизии не принималась во внимание, и поэтому резерв дивизии оставлен в двух пунктах в 4,5 и в 8,5 км от фронта, которым надлежало овладеть полкам боевой части. Таким образом, получилась разброска сил и как результат этого запаздывание поддержки вливанием новых сил в боевую часть.
  • 2. Разделение резерва дивизии расстоянием в 4 км от р. Днестр не вызывалось обстановкой, а опасение тесноты на полуострове было неосновательным.
  • 3. 4-му Заамурскому полку ставилась задача войти в связь с частями левой колонны, хотя о ней не было никаких известий. Было бы проще послать ординарцев в штаб 82-й дивизии и получить точную ориентировку и в соответствии с нею принять меры к выполнению оперативного плана корпуса, который возлагал на дивизию обеспечение левого фланга боевого порядка корпуса в случае задержки форсирования частей 82-й дивизии. Если бы штаб дивизии имел сведения о неудаче у Бедынце, то 2-й Заамурский полк
[35]
  • сразу получил бы задачу обеспечения слева, а 1-й Заамурский полк не был бы оставлен на другом берегу р. Днестр.
Дополнительный приказ штаба дивизии по-прежнему ограничился указанием начальнику артиллерии в общей формулировке — содействовать пехоте. С наводкой моста артиллерийские дивизионы получали возможность протянуть свои провода до штаба полков, назначенных в боевую линию, но этого не было сделано. С одной стороны, это об'ясняется недостатком проводов, а главным образом нераспорядительностью штаба дивизии. Оставаясь в Беремяны (на левом берегу р. Днестр) и будучи связан телефоном как с артиллерийскими дивизионами, так и со штабами полков, штаб дивизии рассчитывал на возможность ставить задачи командирам артиллерийских дивизионов в зависимости от хода боевых действий. Такая система связи пехоты с артиллерией приводит обычно к излишним трениям и потере времени. Взаимодействие артиллерии и пехоты является основой тактического успеха, поэтому правильнее всего было бы установить непосредственную связь батарей с командирами батальонов боевых частей. Только при такой связи батарея имела бы возможность получать сведения о самых опасных для пехоты целях и своим огнем облегчать продвижение батальона.
Необходимо отметить, что в начале войны взаимодействие пехоты и артиллерии было вообще больным местом в царской армии и этот вопрос наладился окончательно только к началу 1916 г.
ОЦЕНКА МЕСТНОСТИ. Прежде чем начать описание действий главных сил дивизии, необходимо дать оценку местности поля боя, так как на ходе событий влияние местности обнаружилось вполне рельефно.
Перешеек восточнее Губина, соединяющий полуостров излучины реки с континентом, представлял собой дефиле шириною около 1,5 км и длиною до 2,5 км. Восточная и западная границы перешейка представляли собой береговой откос в виде крутого ската до 110—120 м высотой над зеркалом воды. Этот откос по своей крутизне, многочисленным водомоинам, с крутыми берегами и лесной порослью представлял значительные трудности для движения даже одиночных людей. Поверхность перешейка представляла собой небольшой скат, поднимающийся к югу, примерно, на 3 м на каждый километр. Почти в центре перешейка находился небольшой холм, который имел высоту над уровнем воды до 160 м и назывался выс. 320.
Противник правильно оценил выгодное значение этого перешейка и для выигрыша времени занял в районе
[36]
выc. 320 свою первую оборонительную позицию. Вынужденный атакой 4-го Заамурского полка оставить эту позицию, противник занял новую — вторую позицию на линии Губина — северная опушка леса, примыкающего с севера к Чернелице. Эта позиция запирала выход из дефиле и поэтому уравновешивала силы сторон, так как на узкости перешейка русские не могли развернуть больших сил. На узкости перешейка шансы боя как бы уравновешивались. На этой позиции кроме спешенных эскадронов 5-й герм, кав. дивизии находился батальон 28-го австр. ландв. полка, прибывший из Городенка на автомобилях.
Севернее позиции противника вдоль дороги из Хмелево в Чернелице находилось лесное дефиле. К западу лес тянулся полосою в 1,5 — 2 км шириной до Копачинце, а дальше к устью р. Злота постепенно суживался (схема 4). К востоку от перешейка лес назван был русскими Чернелицким. Он простирался вдоль р. Днестр, образуя выступы к югу. Первый выступ достигал Чернелице, составляя укрытый подступ к селению, второй выступ достигал седловины между выс. 351 и 353, а третий выступ достигал Репужинце. Дальше к востоку лес имел еще один выступ у Колянка. Названные леса составляли береговую полосу р. Днестр на скатах массивов с выс. 394 (у Кунисовце), 373 (севернее Дембки) и 377 (у Далешова). По плану штаба корпуса выс. 377 должна была составлять левый фланг 1-й Заамур-ской дивизии, но в действительности полем боя оказались северные скаты массивов 394 и 373.
Скаты эти имели различное падение. От выс. 364 около 8—9 м на каждый километр, от выс. 348 около 6—7 м на каждый километр, а от выс. 373 — около 5—6 м на каждый километр. В общем к востоку от выс. 364 вся местность понижалась и в соответствии с этим уменьшалось падение скатов.
Эти скаты не были просто наклонной плоскостью, на них встречались небольшие перегибы, могущие служить временными стрелковыми позициями. Кроме того, скаты прорезывались глубокими оврагами, по дну которых обычно протекали ручьи. Самый западный овраг начинался близ седловины между выс. 394 и 364, продолжался слегка извилистой линией, проходил восточнее Копачинце и оканчивался у р. Днестр. От главного ствола оврага к востоку отходили небольшие ветви, между которыми и получались более заметные изгибы ската. Другой значительный овраг начинался западнее Дембки в районе выс. 340 и с значительными извилинами проходил восточнее Чернелице, вливаясь в р. Днестр возле начала перешейка. К востоку овраг
[37]
отделял ветви южнее и против выс. 373 и две ветви в Чернелицком лесу. К западу отходила самая крупная ветвь, огибающая с юга Чернелице и поворачивающая на юг в направлении несколько восточнее выс. 345. Следующий овраг начинался у Дембки и проходил восточнее Репужинце, отделяя на запад несколько ветвей. Общий характер оврагов — крутые скаты, иногда поросшие кустами или лесом; дно почти всегда каменистое, что затрудняло дви-жение как по дну оврагов, так и спуск и выход из них; разработанные спуски в оврагах имелись только в местах пересечения их дорогами. Несмотря на все свои отрицательные свойства, овраги могли быть с успехом использованы для скрытого продвижения к противнику.
Чернелице составляло центральный пункт поля боя. Будучи расположено на северном скате и имея свыше 322 дворов, в большинстве обнесенных каменными заборами с многочисленными кирпичными домами, селение легко могло быть приспособлено к упорной обороне. Штаб дивизии считал селение как бы редюитом в оборонительной системе противника и поэтому видел в нем главный об'ект для действий. Взгляд штаба дивизии был явно неверным. Овладение выс. 364 и 373 давало возможность обойти это селение и таким маневром заставить противника очистить его. Ошибочное предположение штаба дивизии, как увидим, привело к продолжительному и упорному бою на улицах селения, что дало много лишних потерь.
Южный скат массива выс. 394 на линии выс. 364 и 348 образовывал собой заметный для глаза гребень; кроме того, он пересекался оврагами, из которых более значительный протягивался по р. Хлибка. Южный скат находился вне наблюдения дивизии и служил противнику укрытым путем для подхода подкреплений.
Массивы с выс. 373 и 377 имели вид вытянутых по меридиану холмов, восточный и западный скаты которых были изрезаны оврагами. Массив с выс. 373 оставался на левом фланге дивизии, причем далее выс. 377 наблюдение не могло обнаружить появление противника.
Вся артиллерия дивизии была расположена в районе Латач. С наблюдательных пунктов ее был виден только северный скат массивов. Предельные дистанции для кругозора определялись расстоянием от 5 до 10 км, а так как дальность горных и легких орудий не превосходила 7—8 км, то район выс. 364 и окрестности Дембки оказывались вне досягаемости.
В общем местность поля боя в своей северной части давала частям дивизии полное укрытие в лесных порослях.
[38]
При дальнейшем продвижении на юг части должны были преодолевать совершенно открытое пространство, где лишь небольшие перегибы ската и овраги давали укрытие от взоров и огня противника.
ПЕРВЫЙ ПЕРИОД БОЯ ДИВИЗИИ. После переправы через мост 3-й Заамурский полк около 2 час. ожидал распоряжения штаба дивизии. Это обстоятельство надо рассматривать как потерю времени штабом дивизии, который рассчитывал сначала получить точные сведения о противнике и лишь потом решить план развертывания. Такой порядок действий штаба надо признать крупной ошибкой, так как наметить направление для развертывания полка и указать ему цель действий штаб мог значительно раньше по условиям местности. Таким образом, в связи с потерей времени полк закончил свое развертывание только около 11 час.; развернувшись, он занял участок в районе выс. 320 на перешейке и протянул фронт свой вправо до реки. Запоздалое развертывание 3-го полка повело к задержке развертывания 4-го полка. А все это вместе взятое дало противнику выигрыш времени, а также возможность хо-рошо устроить свои окопы на новой позиции и замаскировать их.
Оба полка начали наступление после 11 час. Перебежки бойцов происходили под шрапнельным огнем противника со стороны батареи, находившейся за выс. 364, и другой батареи, укрепившейся южнее Чернелице в районе молочной фермы. Штабу дивизии удалось организовать содействие пехоте огнем дивизионной артиллерии со стороны Латач. Огонь батарей был разделен по двум целям. Главной целью признавалась задача — затушить огонь батарей противника. Второй задачей было — деморализовать противника в окопах.
Внезапность форсирования реки была достигнута, что ясно подтверждалось отсутствием подкреплений противника. Тревога, распространившаяся в лагере австрийцев утром 9 мая после фактического установления форсирования реки, заставила австрийское командование отдать распоряжение о скорейшем направлении подкреплений к Чернелице. Ближайший резерв австрийцев — бригада 42-й ландв. дивизии — находился в Городенка. Один батальон этой бригады был немедленно посажен на автомобили и переброшен в Чернелице. Высадившись в Чернелице, батальон скрытно прошел к позиции спешенных немцев. Остальные батальоны австрийской бригады в целях ускорения движения были направлены различными дорогами на фронт Кунисовце — Чернелице — Дембки. Все они силь-
[39]
но запаздывали, что составило ближайшее последствие внезапности.
4-й Заамурский полк решил охватить позицию противника и для этой цели направил 2 роты в обход по речному откосу. В связи с плохими условиями местности (крутой береговой откос, поросший деревьями и кустами и прорезанный глубокими водомоинами) обходные роты двигались страшно медленно и задачу свою выполнить не успели.
Около полудня наступающие части подошли на 200—250 шагов к позиции противника. К этому времени огонь батарей противника заметно ослабел. Оба полка приготовились начать атаку, но противник удара не принял и начал отход. Отдельные части противника останавливались, сдерживали своим огнем русских и отходили дальше. Роты 3-го Заамурского полка постепенно распространялись вправо для достижения лесн. Поповы Гай, а нескольким ротам 4-го Заамурского полка удалось окружить противника у выс. 329 и захватить в плен 5 офицеров и 298 солдат. Из последних двое были немцами, остальные принадлежали к составу 28-го ландв. полка. Из них более 167 были хорватами.
Штаб дивизии, увлеченный идеей предполагаемого скорого захвата Чернелице, решил использовать порыв бойцов после достигнутого успеха и приказал начать наступление на Чернелице. Одновременно с этим штабом было послано приказание 2-му Заамурскому полку перейти в район выс. 320 (на перешейке), а 1-му Заамурскому полку начать переправу через р. Днестр и присоединиться ко 2-му полку. 1-й Заамурский полк получил распоряжение около 13 час. и когда подошел около 15 час. к выс. 320, то 2-го полка там уже не застал.
Занятый выполнением операции у Чернелице, штаб 1-й Заамурской дивизии совершенно забыл, что от штаба 82-й дивизии не поступало никаких известий. Это обстоя-тельство требовало немедленного выяснения обстановки и принятия необходимых мер к выполнению задачи, возложенной штабом корпуса на 1-ю Заамурскую дивизию на случай неудачи 82-й дивизии. Задача дивизии сводилась к обеспечению слева боевого порядка корпуса. Эта задача требовала немедленного направления 2-го Заамурского полка к левому флангу 82-й дивизии.
Неудача форсирования р. Днестр у Бедынце была неизвестна штабу дивизии; штаб корпуса знал подробности о неудаче, но штабу 1-й Заамурской дивизии ничего не сообщил об этом. Вместо того, чтобы поставить в известность штаб 1-й Заамурской дивизии о произошедшей у Бедынце неудаче, штаб корпуса в 11 ч. 40 м. отдал распоряжение
[40]
штабу 82-й дивизии оставить у Бедынце артиллерию и два батальона, а с остальными 6 батальонами двинуться на Хмелеве, перейти р. Днестр по мосту 1-й Заамурской дивизии и выйти правым берегом в район Репужинце и Колянки для обеспечения корпуса слева. Это последнее распоряжение штаба корпуса, так же как и первое его решение, до сведения штаба 1-й Заамурской дивизии доведено не было.
Решение штаба 1-й Заамурской дивизии овладеть Чернелице как будто оправдывалось пониманием обстановки. Однако, выполнение самой операции было организовано не совсем правильно. 3-му Заамурскому полку, занявшему опушку леса от лесн. Поповы Гай до дороги из Хмелево в Чернелице при движении по длинному открытому, поднимающемуся скату приходилось преодолевать огонь противника, тогда как правый фланг 4-го Заамурского полка мог пройти к Чернелице под укрытием лесистого подступа и значительно скорее. Это упущенное штабом дивизии обстоятельство оправдалось: скоро роты 1-го батальона 4-го Заамурского полка ворвались в окраину селения. Оказалось, что селение было приведено противником в оборонительное состояние. Предстоял упорный бой за каждый дом, за каждый двор, тогда как к противнику в это время подходили подкрепления.
Находившийся на левом фланге полка 3-й батальон двумя ротами стремился занять выс. 373. Разведка батальона обнаружила присутствие противника в Дембки. Это были последние части 42-й ландв. бригады, направленные во фланг русским. Кроме того, на подкрепление к Чернелице австрийское командование направило из Залещик 88-ю ландв. бригаду, выполнявшую накануне форсирование р. Днестр. Однако, эта бригада ожидалась только утром 10 мая. С таким же запозданием прибывала 8-я кавдивизия, находившаяся на отдыхе в районе Гвоздец (севернее Коломыя).
Известие о появлении частей противника сразу выявило создающуюся опасность, и штаб дивизии тотчас распорядился направить 2-й Заамурский полк для занятия района Репужинце и дальнейшего обеспечения операции со стороны Далешова и Колянки. В итоге штаб дивизии приступил к выполнению задачи обеспечения боевого порядка корпуса слева с большим опозданием. С момента введения 2-го полка начался второй период боя дивизии.
ОЦЕНКА ПЕРВОГО ПЕРИОДА БОЯ. Из хода событий боя первого периода последствия ошибок, допущенных штабом дивизии в плане, совершенно очевидны (приложе-ние 3). Первая ошибка заключалась в том, что авангарду была дана задача, не отвечавшая ни его силам, ни условиям
[41]
времени и местности. Ко времени начала наводки мостя (к 7 час.) авангард не мог пройти расстояние с боем более чем в 6 км и занять для обороны фронта лесн. Поповы Гай — выс. 329 — выс. 353. При условии если бы штаб дивизии правильно оценил местность, то задача авангарда была бы ограничена занятием перешейка, что и случилось в действительности. Результатом этой ошибки была вызвана необходимость развернуть дивизию на перешейке для достижения задачи авангарда.
Вторая существенная ошибка в плане дивизии заключалась в отсутствии задачи 3-му полку. Полк этот переправился на правый берег и около 2 час. ждал получения задачи. Последствием этой ошибки была большая потеря времени полком, который бы смог закончить разведывание частей только к 11 час. Противник неожиданно для себя получил выигрыш времени и использовал его для подтягивания своих резервов. Батальон из Городенка (20 км от Чернелице) успел прибыть на автомобилях и принять участие в обороне выхода из перешейка. Остальные батальоны из Городенка начали прибывать между 12 и 13 час. Их при бытие было обнаружено усилением сопротивления противника в Чернелице. Остальные батальоны противника с 13 час. поспешно укреплялись на позиции в районе Кунисовце, выс. 394, 364 и в районе восточнее Чернелице.
Недостаточная забота о поддержке регулярной связи со штабом 82-й дивизии привела штаб дивизии к слишком позднему принятию мер для обеспечения боевого порядка корпуса слева. Решение было принято только в 13 ч. 20 м., но оно могло быть принято значительно раньше, одновременно с развертыванием 3-го Заамурского полка. В последнем случае 1-й Заамурский полк прибыл бы на 2 часа раньше и мог бы своевременно поддержать 4-й Заамурский полк.
В общем ошибки штаба дивизии привели к излишней потере времени. Удар на Чернелице также надо считать ошибкой, но последствия этой последней ошибки обнару-жились только во втором периоде боя. Втянувшись в селение, роты лишили себя поддержки артиллерии, так как огонь по Чернелице неминуемо вел к поражению своих. Поэтому было бы гораздо выгоднее сначала овладеть выс. 364 и 373, а затем уже обойти справа и слева селение. Такой маневр заставил бы противника начать отход.
ВТОРОЙ ПЕРИОД БОЯ ДИВИЗИИ. Положение дивизии к началу второго периода боя показано точками (схема 4). По схеме видно, что 3-й Заамурский полк был уступом назад по отношению к фронту 4-го Заамурского полка, а 2-й
[42]
Заамурский полк подходил к выс. 353. Артиллерия дивизии оставалась в районе Латач. Так как части 4-го полка втянулись в Чернелице, то это селение было исключено из |Числа артиллерийских целей во избежание случая стрельбы по своим. Для артиллерии оставались цели в районах выс. 364 н 348, а также северный скат массива с выс. 373.
Для 3-го Заамурского полка создавалась необходимость в овладении районом выс. 364 и 348, так как наступление на Чернелице подвергалось фланкированию именно из района этих высот. Для овладения выс. 364 представлялась возможность использовать укрытый подступ оврага, шедшего восточнее Копачинце. Начинать движение вперед раньше выхода на высоту фронта полка и частей правой колонны корпуса было опасно. Левый фланг 4-го Заамурского полка протягивался до района выс. 373. 2-й Заамурский полк должен был развернуться фронтом на восток. Таким образом, фронт атаки дивизии определялся участком от выс. 364 через выс. 348, Чернелице к выс. 373, тогда как по плану штаба корпуса фронт удара определялся участком от выс. 348 через Чернелице, выс. 373 к выс. 377. Следовательно, фронт удара переместился вправо. Такой фронт диктовался как условиями местности, так и расположением частей противника.
3-й Заамурский полк организовал обход выс. 364, направив туда оврагом 2 роты. Учитывая медленное продвижение рот по оврагу, полк соответственно должен был замедлить темп наступления, с тем чтобы дать необходимое время обходящим ротам достигнуть вершины оврага. Части правой колонны корпуса вышли на высоту фронта 3-го полка около 14 час. С этого момента наступление полка могло бы продолжаться скорее. Однако, сильный шрапнельный огонь батареи противника, расположенной позади выс. 364, мешал наступлению. Еще более замедлял наступление ружейный и пулеметный огонь противника с гребня выс. 364—348. Только к 16 час. левый фланг полка достиг окраины Чернелице и начал бой за овладение селением. К 17 час. правый фланг полка овладел районом выс. 364 и 348 и занял гребень. Противник начал медленно отходить на юг. Полк взял небольшое направление влево и постепенно, сокращая фронт, начал усиливать свой левый фланг у Чернелице.
4-й Заамурский полк продолжал вести упорный уличный бой за овладение Чернелице. Роты 2-го батальона изнемогали в трудной борьбе и в подкрепление им полк постепенно направлял роты резерва (1-й батальон). Противник также получал подкрепления и сопротивления своего не
[43]
ослаблял. Штаб дивизии вынужден был дать в помощь полку 1-й батальон из своего резерва. Этот батальон двинулся на поддержку в Чернелице тотчас же после прибытия 1-го Заамурского полка к выс. 320 на перешейке. Одновременно с посылкой подкрепления штаб дивизии приказал своему резерву передвинуться в Чернелицкий лес в район севернее выс. 329. Отправив в подкрепление 4-му полку первый батальон около 17 час, штаб дивизии вынужден был около 18 час. направить в. Чернелице еще один батальон. В итоге в Чернелице оказались 2 батальона 3-го полка, 2 батальона 4-го полка и 2 батальона 1-го полка, а всего 6 батальонов, или половина всех сил дивизии, которые оказались прикованными исключительно к одной точке — селению Чернелице. Батальоны эти фактически были лишены поддержки своей артиллерии. Не менее 60% потерь бойцов дивизия должна была отнести за счет боя в Чернелице. Об упорстве боя в Чернелице свидетельствует такой факт: в ночь на 10 мая русские произвели в селении обыск и нашли 3 укрывшихся офицеров и 233 австрийских солдата. Кроме того, при обыске было арестовано 6 местных жителей, у которых нашли оружие, патроны и снаряжение.
Южной окраины Чернелице удалось достигнуть только к 18 ч. 40 м.; заняв окраину, роты начали окапываться и обогнули селение дугой.
Левый фланг 4-го полка (3 батальона) с 14 час. медленно двигался к выс. 373, где позицию занимали около 2 батальонов противника. Артиллерия своим огнем со стороны Латач помогала продвижению частей. Достигнув района выс. 353, 2-й Заамурский полк начал медленно развертываться вправо в направлении выс. 373. Появление новых сил русских было принято австрийцами за намерение отрезать их от Городенка. По этой причине они начали организовывать отход через Дембки на Далешова. Между тем части 2-го полка остановились и ограничились высылкой разведки на Далешова и Колянки, где противника не обнаружили. Пра-вый фланг 2-го полка в районе выс. 373 оказал содействие ротам 4-го полка, и к наступлению темноты совместными силами выс. 373 была занята.
Так закончился бой 1-й Заамурской пехотной дивизии 9 мая. Штаб дивизии отдал распоряжение о закреплении частей на достигнутом рубеже и о высылке сторожевого охранения. Преследование противника было приостановлено.
ОЦЕНКА ВТОРОГО ПЕРИОДА БОЯ. Сдвиг боевого порядка дивизии вправо был вызван условиями местности. Основная причина такого отступления от первоначального
[44]
намерения — недостаточная оценка местности штабом корпуса (приложение 2), который разграничительную линию между правой и средней колоннами назначал геометри-чески, а не по естественным рубежам, какими являлся овраг, проходящий восточнее Копачинце. Протянув свой правый фланг до лесн. Поповы Гай, 3-й полк начал наступление. Находившийся правее овраг мог вызвать внезапное появление противника с фланга, и части полка невольно потянулись к оврагу. Кроме того, овраг решено было использовать для скрытного обхода выс. 364, что явилось новым побуждением к занятию оврага. Гребень выс. 364—348 представлял собой конечную цель усилий и овладение им требовало значительной настойчивости. Вывести полк «з затруднительного положения мог только обход выс. 364, и овраг для этой цели являлся самым подходящим укрытым подступом, который привлекал все внимание командования полка. Поэтому указание штаба дивизии на необходимость занятия Чернелице казалось делом второстепенным, до тех пор, пока не будет для достижения успеха сломлено главнейшее препятствие. Западнее, на гребень 394—364 наступали соседи. Они также стремились использовать овраг в своих целях, и в районе выс. 364 образовались места стыка и связи двух соседних полков.
Соображения командования полков показывают, что решение штаба дивизии об овладении в первую очередь Чернелице было грубой ошибкой. Совершившийся на глазах штаба дивизии общий сдвиг боевого порядка вправо не вызвал никаких мер. Чернелице приковывало все внимание штаба, а это привело к нагромождению в узком пространстве улиц селения больше половины всей пехоты и увеличило без надобности потери полков. Чрезмерное внимание штаба дивизии к Чернелице отвлекало командование от управления боем на флангах дивизии. Так, например, командование не приняло никаких мер к согласованию действий с правой колонной, совершенно забыло указание штаба корпуса о подтягивании левого фланга к выс. 377 между Дембки и Далешова; последнее обстоятельство привело к тому, что обеспечивающий всю дивизию слева батальон 4-го полка не был своевременно поддержан другими частями; 2-й полк о поддержке левого фланга 4-го полка не получил от штаба дивизии никакого указания. Все эти упущения несомненно явились большими промахами штаба дивизии, увлеченного ошибочной идеей овладения Чернелице.
Первоначальное разделение штабом дивизии резерва расстоянием в 4 км от р. Днестр также было ошибочным.
[45]
Когда 2-й полк начал свое продвижение влево для обеспечения операций со стороны Далешова — Колянки, то штаб дивизии в это время в продолжение часа не имел в своем распоряжении никакого резерва, так как 1-му полку была дана задача дойти до выс. 320 на перешейке.
Едва этот полк прибыл на место, как тотчас же от него 1-й батальон был оторван и направлен в Чернелице.
Почти полное бездействие 2-го полка не вызвало со стороны штаба дивизии никаких дополнительных указаний; упущение это явилось большим недочетом в руководстве боем, так как занятие выс. 373 и 377 было одной из задач боя штаба корпуса на 9 мая.
В общем руководстве боем со стороны штаба 1-й За-амурской дивизии недочетов выявляется много. То обстоятельство, что это по существу был первый бой дивизии и ее штаба, об'ясняет лишь происхождение недочетов, но никак не оправдывает их. В плане штаба дивизии не было отчетливо поставленных задач, местность была не оценена, в развертывании дивизии была допущена большая потеря времени, факты боя проходили и не вызывали со стороны штаба дивизии никакого на них реагирования, а предвзятое увлечение идеей овладения Чернелице могло привести дивизию к губительным последствиям.
ДЕЙСТВИЯ СОСЕДЕЙ. Недостатки работы штаба 1-й Заамурской дивизии могут быть сравнены с недостатками работы правой колонны 33-го корпуса, так называемой Сводной дивизии. Эта дивизия формировалась под названием 2-й Заамурской дивизии. Однако, при перевозке ее с Дальнего Востока 7-й и 8-й Заамурские полки ставкой были повернуты на Люблин для спешной поддержки 15-го корпуса. Расположением штаба 9-й армии в состав дивизии были включены 22-й Туркестанский стр. и сформированный из пеших сотен Проскуровской бригады пограничной стражи Сводный пограничный полки. По этой причине дивизии было дано название Сводной, но к концу мая было возвращено прежнее название.
В своем плане штаб Сводной дивизии дал следующие указания частям:
  • 1. Авангард (22-й Туркестанский полк) должен был выдвинуться после переправы на понтонах к линии выс. 348—320 (схема 4), т. е. на рубеже, который соответствует силам авангарда и прикрывает переправу главных сил дивизии.
  • 2. Проскуровскому полку указана была задача — тотчас же после перехода через мост начать развертывание левее 22-го Туркестанского полка и составить левый участок бое-
[46]
  • вого порядка дивизии. Вместе с авангардом полк должен переправить свою команду разведчиков и по переходе моста иметь сведения о противнике, о дорогах для развертывания и о первой стрелковой позиции, тогда как 3-й Заамурский полк должен был более 2 час. ожидать распоряжений и только потом производить разведку.
  • 3. Основной задачей полков боевой части ставилась задача овладеть гребнем выс. 394—364, тогда как штаб 1-й Заамурской дивизии основной своей задачей считал овладение деревней Чернелице.
  • 4. 6-й Заамурский полк был назначен в резерв дивизии; ему указывалась задача первоначально расположиться в районе выс. 229; из состава полка назначалась одна полурота в распоряжение командира понтонного батальона.
  • 5. 5-й Заамурский полк должен был направить 1 батальон для занятия позиции в районе Навале по выс. 320 и 303 для обеспечения со стороны Лука и Униж. Приданная батальону горная батарея отлично действовала во фланг противнику на правом берегу реки в районах выс. 340 и Кунисовце. Остальные 2 батальона направлялись в Беремяны в резерв корпуса.
Из изложенного видно, что штаб Сводной дивизии при составлении плана особо грубых ошибок не допустил, хотя он, так же, как и штаб 1 -й Заамурской дивизии, по существу получал первое боевое крещение.
Выполнение плана шло последовательно. Для лучшей поддержки полков огнем артиллерии на правый берег р. Днестр была переправлена 1 легкая батарея. Батарея предназначалась сопровождать боевой порядок при наступлении на гребень выс. 394—364. Занятие отдельными частями дивизии выс. 394 к 17 ч. 20 м. облегчило овладение Кунисовце, и задача дивизией была выполнена.
Штаб 82-й дивизии получил около полудня распоряжение о перемещении с 6 батальонами к левому флангу 1-й Заамурской дивизии, но переправу начал только с наступ-лением темноты через мост у Хмелеве и к полночи на 10 мая достиг района выс. 353, где находился 2-й Заамурский полк.
ПОТЕРИ И ТРОФЕИ. В описании боевых действий 33-го корпуса за 9 мая показаны следующие потери: а) Сводная дивизия потеряла 6 офицеров (1 убитым, 5 ранеными) и 348 солдат (34 убитыми, 260 ранеными, 54 пропавшими без вести); б) 82-я дивизия потеряла 2 офицеров (1 убитым, 1 раненым) и 90 солдат (14 убитыми и 76 ранеными); в) 1-я Заамурская дивизия потеряла 13 офицеров (2 убитыми,
[47]
11 ранеными) и 989 солдат (194 убитыми, 692 ранеными и 103 пропавшими без вести); всего по корпусу потеряно: 21 офицер и 1 427 солдат. Эти данные документально установлены по сведениям штаба корпуса, составленным на второй день после боя. Однако, при проверке этих данных по полкам 1-й Заамурской дивизии было обнаружено расхождение между подсчетами частей и подсчетом штаба корпуса. Это обстоятельство надо признать совершенно правильным, так как точные цифры потерь могли быть определены только через несколько дней, т. е. после того, как полки получили ответы из частей на запросы о потерях. При поверке полковых сведений выяснилось: а) 1-й Заамурский полк потерял: солдат — 1 убитым и 12 ранеными, б) 2-й Заамурский полк потерял: офицеров — 1 убитым, 1 раненым, солдат — 18 убитыми, 100 ранеными, 24 пропавшими без вести; в) 3-й Заамурский полк потерял: офицеров — 1 убитым и б ранеными, солдат — 27 убитыми, 318 ранеными и 65 пропавшими без вести; г) 4-й Заамурский полк потерял офицеров — 1 убитым и 8 ранеными, солдат — 164 убитыми, 372 ранеными и 50 пропавшими без вести. А всего дивизия потеряла: офицеров — 3 убитыми, 15 ранеными, солдат — 210 убитыми, 802 ранеными и 139 пропавшими без вести, что в обшей сложности дает 118 офицеров и 1 151 солдат. Поэтому есть все основания предполагать, что многие из пропавших без вести были убиты и ранены, но не найдены санитарами. Случаи потери убитых и раненых возможны и в будущем, поэтому невольно напрашивается мысль об использовании санитарных собак. Санитарные собаки в боевой обстановке принесли бы пользу, пожалуй, не меньшую, чем собаки-разведчики и связные.
Штаб корпуса о захваченных в бою 9 мая трофеях противника не говорит ни слова. Однако, в реляции штаба 1-й Заамурской дивизии дается следующая сводка: в бою 9 мая взято — 2 пулемета, 3 патронных двуколки, 5 офицеров, 748 австрийских солдат, много ящиков из-под патронов и др.; лес к северу от Чернелице и окраины этого селения завалены трупами противника. Число погребенных трупов установить не удалось.
Трофеи всегда имеют показательное значение. Захват пулеметов и орудия показывает несомненное окружение частей противника, захват пленных показывает наличие штыковых схваток. Несомненно, что группа противника в бою 9 мая была окружена частями 4-го Заамурского полка на выс. 329, при выходе с перешейка излучины реки восточнее Губина. Отсутствие журналов военных действий ба-
[48]
тальонов и рот не позволило выяснить все подробности этого наиболее интересного в тактическом отношении эпизода. В полковом журнале записи показывали, что в районе выс. 329 части полка захватили 2 пулемета, 3 патронных двуколки, 2 офицера и 298 солдат, а при обыске Чернелице в ночь на 10) мая обнаружили и взяли, в плен 3 офицеров и 233 солдата. В этом же бою за обладание селом Чернелице было захвачено 217 австрийских солдат. Это последнее обстоятельство подтверждает трудности боя и указывает на значительные штыковые схватки.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ О БОЕ ДИВИЗИИ. Бой 1-й Заамурской дивизии с противником начался в 11 час. и закончился около 20 час, т. е. продолжался почти в течение 9 час. Бое-вые операции, как указывает донесение штаба корпуса, были прекращены по причине наступления темноты, усталости людей и «незнакомства» с местностью. Об основных ошибках штаба дивизии мы говорили подробно в описании боевых операций, поэтому здесь ограничимся лишь немногими замечаниями. Отдельные весьма существенные упущения штаба дивизии при форсировании реки об'ясняются главным образом тем, что это был по существу первый бой дивизии. Однако, очень многие ошибки имели более глубокую причину. Командир 1-й Заамурской дивизии ген. Самойлов был питомцем академии генерального штаба; он очень долгое время служил в Заамурском округе пограничной стражи; 33-й корпус, в который входила 1-я Заамурская дивизия, был подчинен министру финансов и перешел в военное министерство лишь с наступлением войны. Накануне империалистической войны после командования одним из Заамурских пограничных полков Самойлов получил в подчинение бригаду в 9-й Сибирской дивизии (во Владивостоке), но через несколько месяцев, осенью 1913 'т., поменялся должностями с известным контрреволюционером Лавром Корниловым, командовавшим в то время одной из бригад Заамурского корпуса. Служба в Заамурском корпусе (борьба с хунхузами и мелкие карательные экспедиции) при отсутствии полевых занятий и больших маневров нисколько не отвечала подготовке к европейской войне. В марте 1915 г. при формировании 33-го корпуса пехотные бригады пограничного корпуса свели в дивизии, и бригадир Самойлов получил в подчинение 1-ю Заамурскую дивизию. Следовательно, основные ошибки штаба дивизии в руководстве боем произошли, главным образом, из-за отсутствия достаточного опыта в командовании и плохой подготовленности частей к большой войне в мирное время. Участникам империалистической войны хорошо известно, что
[49]
войска Петроградского, Кавказского, Туркестанского и Сибирского округов в боях показали высокие качества; отличные боевые показатели их об'ясняются хорошей подготовкой командного состава и частей к войне в мирное время. Войска Московского и Казанского округов вошли в войну слабыми в этом отношении, а войска из частей пограничной стражи еще более слабыми.
По плану штаб корпуса (см. приложение 2) на 1-ю Заамурскую дивизию были возложены задачи: а) овладеть гребнем выс. 348, 378 и 377, а не селением Чернелице, б) обеспечить корпус слева при неудаче переправы 82-й дивизии, что было выполнено с опозданием и неудовлетворительно и в) оказать содействие 82-й дивизии ударом во фланг про-тивника, находящегося перед 82-й дивизией. Последняя задача, как это видно по документам, штабом дивизии даже не обсуждалась.
Оперативный план штаба 33-го корпуса не ставил 1-й Заамурской дивизии никаких четких задач, а это приводило к тому, что штаб дивизии формулировал свои задачи и диктовал их частям без всякой необходимой ясности. Ошибки, сделанные штабом 1-й Заамурской дивизии, сводятся к следующему:
  • 1. План форсирования реки был дан не в одном, а в двух приказах, причем ни первый, ни второй приказы не были как следует продуманы. В результате задача авангарда оказалась невыполнимой. На рубеже в 6—7 км для обеспечения наводки моста требовалось затратить 4—5 час. времени, однако, наводка моста была начата только через 2 часа после отплытия десанта первого рейса. Ни расчета времени и расстояний, ни расчета сил сделано не было (по-зиция авангарда шириною до 6 км предназначена была для упорного боя 3 батальонов). Остальные полки получили задачи во втором приказе (см. приложение 3 и 4). В результате развертывание дивизии закончилось только к 11 час, тогда как могло оно закончиться к 9 час.
  • 2. Первый боевой успех лишил командование Заамурской дивизии равновесия — вместо захвата гребня высот, как это было указано штабом корпуса, началась ошибочная погоня за овладение Чернелице. В результате в селении оказались тесно сбитыми 6 батальонов (половина сил дивизии); завязался длительный бой со значительными штыковыми схватками и привел к чрезвычайно большим потерям. Селение пало только тогда, когда был занят гребень высот — с овладения этими высотами и надо было начинать операцию.
  • 3. К обеспечению корпуса слева штаб приступил только
[50]
  • с обнаружением подхода противника и тем самым вызвал недопустимую потерю времени. При этом 2-й Заамурскнй полк точных указаний от штаба не получил и должного участия в боевых действиях не принял.
  • 4. Содействия 82-й дивизии штаб 1-й Заамурской дивизии не оказал вовсе. Эта задача требовала установления бесперебойной связи со штабом 82-й дивизии. Однако, для связи туда был послан малоопытный офицер с 6 всадниками Крымского конного полка. В сущности этот офицер мог быть лишь начальником поста летучей почты особой важности, к делегатским обязанностям он был не подготовлен, а, следовательно, и необходимой пользы принести не мог. Поэтому вместе с этим кавалерийским офицером нужно было послать кого-либо из сотрудников штаба дивизии, предварительно проинструктировав его.
Ошибки штаба 1-й Заамурской дивизии, если привести их в соответствующей таблице, примут следующий вид:
Время
1-й эшелон (авангард)
2-й эшелон (пехота), 3-й эшелон (артиллерия)
8.5 в 13 час.
К 22 час. быть в пункте посадки на понтоны, в 23 часа начать переправу, оттеснить противника и занять фронт от Поповы Гай до выс. 351.
В 20 час. начать движение в Свержковице (пехота) и Латач (артиллерия), где батареям подготовиться к открытию огня с рассветом 9.5.
9.5 10 ч. 15 м.
Составить левый боевой участок для атаки второй позиции противника.
3-му полку составить правый боевой участок, 2-му полку быть в Хмелево (правый берег), 1-му полку быть в Свержковице (левый берег).
9.5 11 ч. 40 м.
Овладеть Чернелице.
3-му полку овладеть Чернелице. 2-му полку перейти к выс. 320.
9.5 14 ч. 20 м.
 
2-му полку обеспечить корпус слева, овладев Репужинце и Далешова, а 1-му полку перейти к выс. 320.
9.5 15 и 16 ч.
 
1-му полку направить батальон для поддержки 3-го полка в Чернелице.
[51]
Из таблицы видно, что задачи полкам даются с запозданием, причем артиллерии штаб дивизии не ставит ни одной конкретной задачи. Дальше по таблице мы видим, что задача обеспечения корпуса слева принята штабом дивизии с большим запозданием, а задача содействия 82-й пех. дивизии выпущена совершенно. Таким образом, все руководство боем свелось в направлении Чернелице, причем половина всей пехоты дивизии, вместо того чтобы достигнуть фронта от выс. 348 через выс. 373 до выс. 377, сосредоточена именно в этом селе. Последняя высота так же осталась вне плана штаба дивизии.
Составление подобной плановой таблицы для штаба дивизии являлось необходимым. Такое разграничение плана способствовало бы большей четкости оперативной мысли и более правильной постановке задач частям дивизии. Из приведенной плановой таблицы выпал третий этап действий; об'ясняется это тем, что этот этап осуществлен не был и дивизия без указаний штаба корпуса не смогла своевременно организовать использование достигнутого боем успеха, что дало возможность противнику отойти на 5—6 км и занять с прибывшим подкреплением (88-я ландв. бригада и 8-я кав. дивизия) новый оборонительный рубеж. Овладение этой позицией противника составило задачу корпуса на 10 мая, тогда как осуществить ее можно было при организации преследования 9 мая. В этом случае для занятия оборонительного рубежа противнику пришлось бы отойти на 12—15 км, что дало бы больше шансов на успех дальнейшего оттеснения противника.
Невыполнение третьего этапа форсирования р. Днестр затянуло развитие всего наступления в направлении главного удара армии.
[52]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Корольков Г.К. Форсирование реки пехотной дивизией. -> III. Бой 1-й Заамурской дивизии.
Designed by Alexey Likhotvorik 28.04.2016 08:33:31
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik