Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Корольков Г.К. Форсирование реки пехотной дивизией. -> II. Действия авангарда.
Русская армия в Великой войне: Корольков Г.К. Форсирование реки пехотной дивизией.

II
Действия авангарда

ВЛИЯНИЕ ДЕМОНСТРАЦИИ. Начатое 7 мая наступление 3-го конного и 32-го армейского корпусов в промежутке между pp. Днестр и Прут вызвало тревогу в штабе ав-стрийской армии. Это наступление ставило своей задачей открыть свободу для переправы русских войск в районе За-лещик. Следовательно, предположение нужно было проверить точно. Способом проверки признано было форсирование р. Днестр у Залещик для переброски разведки на левый берег. Задачу должна была выполнить 88-я австр. отд. ландв. бригада. 8 мая до 40 австрийских орудий начали громить Залещик и его окрестности, занятые полком 82-й пех. дивизии с 12 орудиями. В короткое время полк понес сильные потери от огня артиллерии противника и начал отход к перешейку против Добровляны. Вслед за отходом полка австрийская пехота тотчас же начала переправу на лодках и плотах. Разведка была выполнена. Штаб 2-го конного корпуса направил за Залещик еще один полк 82-й дивизии и бригаду 12-й кав. дивизии. К 18 час. противник ушел обратно.
Австрийское командование, увидев, что переправы русских у Залещик ожидать нельзя, приняло ряд мер по усилению обороны на участке между pp. Днестр и Прут. Этот эпизод у Залещик произвел сильное впечатление на штаб фронта; можно было предполагать, что штаб армии отменит наступление. Однако, штаб армии оставил все свои распоряжения в силе. Форсирование р. Днестр должно было начаться в назначенное время.
ПОДХОД К РЕКЕ. Авангард — 4-й Заамурский полк — в 20 час. 8 мая выступил из Жниброды и к 22 час. прибыл к устью р. Стрыпа, но признаков понтонного парка на месте не нашел. Полк выполнил свой расчет на рейсы и понтоны. В первый рейс были назначены 5-я и 6-я роты с командой разведчиков, во второй — 7-я и 8-я роты с пулеметной командой полка, в третий — 9-я, 10-я и 11-я роты, в четвер-
[27]
тый— 12-я, 1-я и 2-я роты и в пятый — 3-я и 4-я роты с пулеметной командой 1-го Заамурского полка. Для непосредственного прикрытия высадки десанта назначена была пу-леметная команда 1-го Заамурского полка, которая, пользуясь лесной порослью, заняла соответствующую позицию на берегу реки. К назначенному времени понтонный батальон на место не прибыл. Парк понтонного батальона делился на две части: а) отделение понтонное и б) отделение мостовое. В батальоне имелось 28 понтонов, которые делились на 56 полупонтонов. Каждый полупонтон (железная лодка с плоским дном) со всеми к нему принадлежностями для снаряжения возился на отдельной платформе. Груз был настолько тяжел, что при перевозке его применялась шестерочная запряжка лошадей, подобно запряжке орудия (с уносом, выносом и ездовыми). Такая же запряжка применялась и в мостовом отделении парка, где возились: поперечные мостовые брусья с подушками для оборудования понтонов, переводины, мостовой настил, готовые поручни, береговые лежни, козлы Бираго (двуногие с возможностью поднимать и опускать поперечный брус), якоря, канаты и якорные лодки. Таким образом, парк понтонного батальона занимал в глубину пространство больше глубины, занимаемой колонной артиллерии бригады (орудия и ящики). Такой громоздкий парк двигаться быстро не мог, а так как разведки дорог не было и на пути встречалось много пре-пятствий, то продвижение замедлялось еще более. Из Скоморохи парк выступил в 19 час, но двигался медленно и с большим шумом. Шум привлек внимание противника. Германские посты начали ракетами освещать берег и устье р. Стрыпа и временами открывать ружейный огонь. Если дорога у Скоморохи была каменистой, то в долине р. Стрыпа она оказалась еще хуже, грохот от камней усилился. Берег р. Стрыпа оказался обрывистым и достигал высоты до 3—4 м. Спуск полупонтонов на воду требовал преодоления больших препятствий. Дно реки оказалось каменистым: острые камни торчали из воды и при неосторожности спуска полупонтона могли пробить днище. Вода в реке была ниже обычного уровня, а у берега открывалась каменистая отмель. Препятствия задержали готовность понтонов к посадке на 4,5 часа.
Главные силы при переходе в Свержковице помех не встретили; батареи прошли благополучно в Латач и приступили к устройству связи и наблюдательных пунктов. Штаб дивизии перешел в Беремяны (схема 4).
ФОРСИРОВАНИЕ РЕКИ. Посадка десанта первого рейса была закончена к 3 ч. 25 м. 9 мая; все 28 понтонов отча-
[28]
лили от берега и кильватерной колонной по три понтона направились в р. Днестр. Но так как противник продолжал освещать местность ракетами, то тотчас же флотилия в водах реки была обнаружена. Ружейный огонь усилился и заставил гребцов взять курс круче к правому берегу, обрыв которого образовал мертвое пространство. Сильное течение реки от-носило понтоны и они причалили к берегу лишь ниже устья р. Стрыпа на 800 — 900 м. Высадка десанта произведена была быстро, и понтоны потянулись за десантом второго рейса.
С первым рейсом переправился командир 2-го батальона подп. Артаболевский. Пользуясь мертвым пространством, он приказал сначала частям устроиться и разобраться в рядах, а после этого эскаладировать обрыв. Однако, как только головы бойцов показались над гребнем берегового откоса, противник открыл сильный огонь. Стремясь использовать внезапность, Артаболевский тотчас же начал Наступление в направлении опушки леса, где находились посты противника. Скат поднимался к лесу, а редкие кусты давали бойцам укрытие. Близ опушки леса бойцы наткнулись на проволочные заграждения, которые преодолели без ножниц. Преодолев препятствие, бойцы бросились дружно в лес. После короткой схватки в темноте противник начал отходить в глубь леса.
Десант второго рейса и последующие рейсы грузились в понтоны в 500—600 м ниже устья р. Стрыпа; это обстоятельство значительно сократило время переправы через реку. Последний десант кончил высадку в 6 час: 3 батальона и 2 пулеметных команды переправились на правый берег реки. Первоначальное форсирование закончено, понтоны стали спускаться вниз по течению для наводки моста у Хмелево.
НАСТУПЛЕНИЕ ДЕСАНТА. Обождав на опушке леса подхода двух рот и пулеметной команды, комбат вынес решение продолжать наступление на противника в направлении через лес к перешейку. Противник в это время занимал Хмелево, и поэтому части батальона продвигались страшно медленно и с оглядкой назад. Переправившийся с десантом третьего рейса командир 3-го батальона подп. фон-Циглер повел свои роты в наступление на Хмелево и после короткого боя занял ее.
Заняв деревню, начал преследование отступавшего противника, устремляясь выйти на линию 2-го батальона.
Противник решил оказать сопротивление на перешейке против Губина и занял укрепленную позицию в районе выс. 320. Видимые силы противника определялись двумя
[29]
батальонами, но в действительности это были спешенные части двух эскадронов 5-й герм. кав. дивизии. Тревога распространилась по телефонным проводам, и конная батарея, находившаяся близ Чернелице, открыла огонь по подступам к выс. 320.
Продвижение частей через лес, вероятно, происходило не так быстро, как это описывают журналы частей; оба батальона, преследовавшие отходящего противника, вместе с догнавшим их последним батальоном полка к позиции у выс. 320 подошли одновременно.
Руководство боем принял командир 4-го Заамурского полка. По намеченному плану боя 2-й и 3-й батальоны с двумя пулеметными командами должны были составить боевую часть; 1-й батальон должен был остаться в полковом резерве. Расстояние до позиции противника определялось более чем в 1 000 шагов. Батареи наступающих частей со стороны Латач нащупывали батарею противника, но их огонь сильно досаждал ротам 2-го батальона. Под влиянием этого огня роты залегли в 300 шагах от позиции.
Решено было обойти позицию противника с обоих флангов. Команда разведчиков должна была двигаться вдоль берега р. Днестр и обойти левый фланг позиции, а 10-я и 11-я роты должны были под прикрытием леса обойти правый фланг позиции противника. В 8 час. наводка моста была закончена и главные силы начали переправу. Авангард не выполнил своей задачи: он не только не достиг указанного ему рубежа, но даже не овладел перешейком. Около 9 час. началась атака позиции. 10-я рота развернулась в 400 шагах против правого фланга немцев и своим анфиладным огнем вызвала замешательство в окопах противника. Это обстоятельство увлекло роту, она бросилась вперед с еще большим порывом. Порыв 10-й роты увлек за собой остальные роты 3-го батальона, а к ротам 2-го батальона подошли 1-я и 2-я роты из полкового резерва; последнее обстоятельство ободрило бойцов, и 2-й батальон также пошел в атаку. Немцы не приняли штыкового удара. Они медленно и планомерно стали отходить назад к подходящим подкреплениям — незначительным частям конницы.
Немцы отошли на расстояние 1 км и, соединившись со своими подкреплениями, заняли вторую позицию на линии Губина — северная опушка леса, примыкающего к Чернелице.
Был уже 11 час, и к передовым позициям подходил 3-й Заамурский полк.
[30]
ДЕЙСТВИЯ СОСЕДЕЙ. Для более полного представления картины форсирования р. Днестр 33-м корпусом скажем несколько слов о действиях других колонн.
Правая колонна (Сводная дивизия) имела в авангарде 22-й Туркестанский стр. полк. Ему также и по тем же причинам, что и 4-му Заамурскому полку, пришлось довольно значительное время ожидать прибытия понтонного парка. Условия местности в районе устья р. Злота были не лучше, а скорее хуже, чем у устья р. Стрыпа; на р. Днестр против устья р. Злота образовалась каменистая мель. Ко всему этому трудные условия спуска понтонов на воду дополнялись здесь более действительным огнем противника. Однако, с помощью батальона стрелков понтонеры спустили понтоны, значительно сократив время. Форсирование реки было начато около 3 час. 9 мая. При движении по воде1 десанта первого рейса было ранено 20 стрелков и пробито 10 понтонов. К 4,5 часа переправа полка была закончена, а к 7 час. был наведен мост.
Переправившись на берег противника, авангард прежде всего овладел выс. 229 и на линии этой высоты выждал прибытия следующего за ним Проскуровского погран. пех. полка. Таким образом, наводка моста прикрывалась расположением авангарда на незначительном расстоянии от берега; это обстоятельство привело к тому, что мост наводился под артиллерийским огнем противника, а подходившие к мосту полки встречались шрапнельными разрывами.
В расположение левой колонны понтонный парк прибыл с еще большим запозданием. Правда, каменистая дорога, во избежание шума, была здесь покрыта соломой, но камни все же издавали большой шум; противник о форсировании реки догадался. Чтобы заглушить шум в дальнейшем, полупонтоны пробовали нести на руках. Однако, пройдя 18—'20 шагов, солдаты бросали их на дорогу и ложились отдыхать. Особенно шумно двигался понтонный парк по дороге, проложенной в лощине и ведущей к Бедынце. Дорога эта была так камениста, что понтоны здесь несли на руках на протяжении всего пути. По причине медленного продвижения понтонного парка к месту назначения к рассвету удалось спустить на воду только 5 полупонтонов; причем при их спуске было убито 2 и ранено 10 солдат. Ружейный огонь противника сначала был незначительным, но с прибытием подкреплений усилился. С рассветом батареи противника открыли огонь шрапнелью; вся масса наступающих солдат бросилась карабкаться вверх по береговому откосу и, добравшись до гребня, стала окапываться.
[31]
Дальнейшее форсирование реки при начавшемся сильном огневом бое было неосуществимо.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Таким образом, форсирование р. Днестр в трех пунктах закончилось для русских войск полной неудачей.
Главную неудачу штаб корпуса ждал у Бедынце. Так оно и случилось: пункт для ведения операции был выбран командованием самым неудачным образом. Прямой участок реки, хорошо наблюдаемый со стороны противника и находившийся под огнем нескольких неприятельских батарей, явно был назначен ошибочно и без всякого расчета.
Форсирование в устьях pp. Злота и Стрыпа удалось, но с опозданием на 4 — 4,5 часа. Основная причина опоздания — неудовлетворительная организация разведки. Трудность дороги и трудность доступа к воде, для того чтобы можно было своевременно произвести нужные работы, выявлены были слишком поздно. Корпусной инженер подчеркивает это обстоятельство, однако, сам он разведывательными работами не руководил и о выполнении инженерной разведки указаний никаких не давал; хотя для устройства 2—3 удобных спусков к воде достаточно было взвода сапер и 1 часа работы, а еще лучше было бы подтянуть понтонный парк к месту посадки за несколько часов раньше.
Из описания действий авангарда 1-й Заамурской дивизии видно, что задача занятия рубежа корчма Губинская, лесн. Пасека, выс. 351 была не выполнена. Рубеж этот намечался штабом дивизии как позиция для прикрытия наводки моста. Однако, впоследствии выяснилось, что для прикрытия наводки моста было достаточно занятия одного перешейка восточнее Губина. Из этого следует, что штаб дивизии не сумел правильно оценить условия местности. К пункту намеченного моста у Хмелево вела со стороны противника только одна дорога; дорога эта запиралась занятием перешейка. Следовательно, авангарду достаточно было подойти к позиции немцев в районе выс. 320, чтобы тем самым достигнуть прикрытия наводки моста от наступательных покушений противника. В других отношениях, например, на случай воздушного нападения бомбардировочной авиации или усиленного обстрела местности батареями противника, безопасность наводки моста не ставилась в расчет. По этим вопросам обеспечения безопасности никаких реальных мер штабом дивизии принято не было.
Намеченный штабом дивизии рубеж для авангарда считался лучшим обеспечением наводки моста. Однако, этот же рубеж имел еще и то значение, что являлся основной позицией для дальнейшей атаки на район Чернелице. Назначе-
[32]
нием этого рубежа штаб дивизии стремился обеспечить линию будущего развертывания дивизии для боя. Таким образом, в указаниях плана штаба дивизии были смешаны два понятия и две цели. Действия авангарда показали, что такое смешение двух целей, как в первом смысле, так и во втором, было ошибочным и неудачным.
Авангард правой колонны ограничился близким удалением от реки. Наводка моста была обеспечена от непосредственного удара пехоты противника, но совершенно не обе-спечивала себя от огня батарей противника. Надо считать случайностью, что в момент переправы главных сил правой колонны противник располагал только конными орудиями и мог стрелять только шрапнелью.
Расчет штаба корпуса, что внезапность форсирования поведет к опаздыванию дальних резервов противника, оказался правильным. До 10 час. 9 мая против переправившихся авангардов была выставлена только спешенная конница. Однако, умелые действия незначительных частей противника; в составе двух спешенных эскадронов 5-го уланск герм. полка задержали авангард средней колонны на перешейке. Позиция противника в районе выс. 320 давала не более 300 стреляющих винтовок, поддержанных огнем одной конной батареи. Силы эти задержали 3 батальона с 8 пулеметами, поддержанными огнем 3 — 4 батарей со сто-роны Латач. Задержка авангарда средней колонны привела штаб дивизии к убеждению, что позиция в районе выс. 320 была занята силами не менее 2 батальонов пехоты.
Так истолковал задержку штаб 1-й Заамурской дивизии, что при отсутствии сведений от левой колонны, из-за разрыва связи, ставило вопрос о скорейшем введении в бой головного полка — главных сил дивизии. К описанию действий дивизии мы и переходим.
[33]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Корольков Г.К. Форсирование реки пехотной дивизией. -> II. Действия авангарда.
Designed by Alexey Likhotvorik 28.04.2016 08:33:31
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik