Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Кирасиры Его Величества. Участие в Белом движении
Русская армия в Великой войне: Кирасиры Его Величества. Участие в Белом движении

УЧАСТИЕ В БЕЛОМ ДВИЖЕНИИ

ГЛАВА II.

Отступление из Северной Таврии, на Ак-Манайских позициях
(По дневнику кн. И. М. Черкасского).
27 февраля - 5 июня 1919 г.
Схема № 3.

К концу февраля Крымско-Азовская армия имела в своем распоряжении лишь незначительное количество войск (пехотные части ген. Васильченко, 2-й офицерский конный, Сводно-Гвардейский пехотный и Гвардейская конница) громадные села, как Ивановка, Серогозы, В. Рогачик, Рубановка, Агайманы и др., явно сочувствовали красным и являлись постоянной угрозой нашему флангу и тылу. С севера надвигались регулярные большевистские части, что предрешило наше отступление за Крымские перешейки.
27-го февраля, эскадрон Кирасир Его Величества - (под командой шт.-ротм. Вик, при младших офицерах:
[156]
шт.-ротмистрах кн. Черкасском, Кучине I и Кучине II, пор. Ермолинском и корнете кн. Черкасском), - получив задачу разведать район д. Мастополь (дд. Петровки и Павловки) и оборонять с этого направления линию железной дороги от каких либо попыток со стороны красных и различных примкнувших к ним банд, около полудня окончательно покидает колонию Эйгенфельд.
Пройдя через д. Ново-Даниловку и присоединив к себе по пути наблюдательный разъезд Кирасир Ея Величества шт.-ротм. Полянского, эскадрон обосновывается в paйoнe экономии Классена и Люца, откуда последовательной высылкой разъездов шт.-ротм. Кучина II, кн. Черкасского и Кучина I, пор. Ермолинского и приданных Кирасир Ея Величества держит под непосредственным наблюдением и до 3-го марта самостоятельно обезпечивает район д. Мастополь, в направлениях на д. Ивановку, х. Кучкогуз и д. Рождественскую (Каракун - тож).
Все эти разъезды, а также и эскадрон в полном составе произведший дальннюю разведку, нигде противника не обнаружили и ограничились разгромом домов и реквизиций необходимого эскадрону имущества ушедших в банду Зубкова жителей Мастополя.
2-го марта к эскадрону присоединяются корнет Розеншильд с разъездом из Аксимовских хуторов, и шт.-ротм. Молоствов, освободившийся после погрузки им полковых запасов оружия в вагоны.
В ночь на 3-ье в экономию Люца, гдe тогда стоял эскадрон, приходят и остальные части Сводного полка, кроме Кавалергардов, прикрывающих полковой обоз, отходящий за перешейки и остаются в ней двое суток, в течении которых вновь высылаются разъезды шт.-ротм. Кучина II и Молоствова, которые и на этот раз противника не обнаруживают. Лишь 4-го д. Мастополь наконец занимается красными, а на следующее утро Сводный полк, с впервые ему приданным взводом Л.-Гв. Конной Артиллерии, переходит в д. Токмаревку, откуда последовательно высылаются для наблюдения за д. Рождест-
[157]
венской, разъезды шт.-ротм. Кучина I, шт.-ротм; Молоствова и кор. Розеншильда. Лишь один шт.-ротм. Молоствов натыкается на разведывательный эскадрон красных, который его безуспешно преследует, оба же других разъезда противника не встречают.
7-го, вследствии нездоровья, уезжает в обоз шт.-ротм. Вик, передав командование эскадроном шт.-ротм. кн. Черкасскому, а на следующий день эскадроны Конной Гвардии и Кирасир Его Величества, под общей командой полковника барона Таубе, переходят на ст. Ново-Алексеевку, где получают боевую задачу. Приказано коротким ударом выбить из д. Ново-Дмитриевка, занявших ее большевиков, но в виду быстро наступившей темноты и обнаружения в этом районе крупных сил красных, приходится ограничиться артиллерийским обстрелом деревни, после чего дивизион ночует на хуторе, что на полдороге к Ново-Дмитриевке. Ночью дивизион переходит к железно-дорожной будке, что в версте к северу от ст. Сальково, но с утра возвращается на хутор, откуда ведет наблюдение за противником, но под eгo настойчивым нажимом, около полудня, вынужден отступить и отходить за проволочные заграждения Сальковского перешейка. У станции Кирасиры Его Величества спешиваются и под командой временно-командующего эскадроном, в составе 13 стрелков и 2-х пулеметов, при шт.-ротм., Кучине II, поручике Ермолинском и корнете кн. Черкасском идут в окопы, на усиление Преображенской роты. На хвосту отошедшего последним эскадрона 2-го Конного полка, за которым окончательно закрываются рогатки, появляются цепи красных и до самого вечера, производит попытки наступления на укрепленные позиции перешейка, но каждый раз отбиваются ружейным и пулеметным огнем. Лишь с наступлением темноты, эскадрон не пострадав, от непрерывного и сильного обстрела красными, отзывается к коноводам и в составе всего полка, переходит в район д. Васильевки, где и ночует.
Вслед за тем, полк получает приказание перейти
[158]
в район д. Чирика, куда и приходит 12-го марта, заночевав в пути в дд. Тюб-Джанкой и Копани; Кирасиры Его Величества расквартировываются в д. Ново-Ивановка, где к ним в тот же день, присоединяются шт.-ротм. Вик и возвратившийся из командировки шт.-ротм. Максимов. Шт.-ротм. Кучин I и корн. кн. Черкасский высылаются в эскадронный обоз в колонии Мамут, где необходимо присутствие офицеров для обучения значительного числа скопившихся там кирасир и зaгoтoвлeния необходимого эскадрону фуража и продуктов и вслед за ними едет в отпуск, по болезни, пор. Ермолинский. Простояв в резерве всего лишь сутки, Сводный полк получает задачу охранения побережья Сиваша на Чучакском полуострове, куда и переходит 14-го марта и Кирасиры Его Величества расквартировываются в районе хуторов Пуссюрман, в маленьком хуторке Калмыкова, где проводят целую неделю, хотя и в большой тесноте, но довольно хорошо устроившись. На следующий же день, шт.-ротм. кн. Черкасский с 1-м взводом и одним пулеметом идет в суточную сторожевку на мельницу, что на 1 1/2 версты восточнее д. Чучак, охраняя участок побережья от нее до Косы, на 2 версты восточнее, а также островок, отстоящий в полуверсте от мельницы. Этот островок рекогносцируется начальником заставы, обнаружившим свободную проходимость в этом месте Сиваша и как отличная позиция начинает укрепляться. Несколько дней спустя, эскадрону поручается охранение всего побережья полуострова и он выступает в полном составе, выставив главную заставу на х. Килимбета и сохранив вторую, попрежнему на мельнице. Несение охранения ночью крайне затруднялось сильнейшей темнотой и отсутствием ориентировочных предметов; тем не менее обе сторожевки прошли совершенно спокойно. 21-го полк переходит в район Кир-Уйшуна. Кор. Розеншильд со 2-м взводом идет в отдел, в распоряжение пехоты. Штаб эскадрона обосновывается на х. Возничаго, 1-й же взвод, разбитый на 2 заставы, идет в охранение: первая со шт.-ротм. Молоствовым, на полу-
[159]
остров Китай, вторая со шт.-ротм. Максимовым на полуостров Буюк-Найман, где и несут безсменное охранение.
25-го получается сообщение о решении эвакуировать Крым и отряд полк. Данилова в составе: Сводного полка, дивизиона полк. Ковалинского и артиллерии, получает задачу прикрывать с сев.-зап. линии железной дороги, от уже прорвавших в районе Армянска наш фронт частей красных. Кирасиры Его Величества, под командой шт.-ротм. кн. Черкасского, заместившего уехавшего с 22-го марта в обоз шт.-ротм. Вика, оттягиваются в Кир-Уйшун, где становится их главная застава, держащая связь с Кавалергардами в Кркчегозах. Шт.-ротм. Максимов с другой заставой идетъ в Курчи-Кирей, откуда связывается с пехотой у Сивашского моста. Ночью большевики сбивают охранение Кавалергардов, отходящих к штабу полка на Г. Дв. Барач, но Кирасиры Его Величества остаются на своих местах и лишь утром, по приказашю oбе заставы переходят в Бьюк-Сунак. Пехота без предупреждения отходит от ст. Таганаш и посланный к ней для связи кирасир попадает в плен, после чего, для его освобождения эскадрон ведет наступление на станцию через соленые промыслы, но в виду значительности занявших ее сил красных, после сильной перестрелки, отходит под артиллерийским огнем обратно в Бьюк-Сунак. Вслед за тем эскадрон, согласно приказанию, присоединив разъезды, отходит подвергшись по пути артиллерийскому и пулеметному обстрелу, на кол. Мамут и далее на Той-Тепе и Богемку, гдe присоединяется к полку. В виду обозначившегося глубокого обхода красных, занявших уже ст. Джанкой, отряд полк. Данилова, быстро отступая, переходит через железную дорогу к северу от полустанка Карангут и, продолжая движение всю ночь, приходит в кол. Бекказы, где устраивается дневка. 28-го, после недельной тяжелой службы при пехоте, неся наряд по разведке, охранению и связи, присоединился к эскадрону в кол. Найман корнет Розеншильд со
[160]
своим взводом, отсутствиe которого сильно затрудняло действия эскадрона и непосильно отягчало его наряд.
Утром на следующий день полк переходит в Ак-Шейх и шт.-ротм. Кучин II высылается с paзъездом на Хошару к северу от д. Сарык, для проверки полученных сведений, о происшедшей в этом paйонe переправe большевиков через Сиваш и обнаруживает вздорность этого донесения.
Вечером полк уходит на Дулит, а Кирасиры Его Величества оставшиеся в сторожевке, держат связь с Гвардейской пехотой в paйoне Баш-Киргиз и наблюдают направление на ст. Колай, выслав корн. Розеншильда с разъездом в д. Таганаш-Мин и выставив полевой караул с пулеметом на кладбище по дороге на станцию, охраняясь, кроме того, рядом непрерывных дозоров.
Ночь проходит совершенно спокойно и эскадрон присоединившись утром в Дулите к полк. барону Таубе, переходит в составе его отряда (с Конной Гвардией и полковой пулеметной командой) в д. Стырке-Чуче, где и ночует, выставив собственное охранение и выслав ночью шт.-ротм. Молоствова с разъездом в д. Казанки, где он входит в связь с разъездом Конной Гвардии, после чего возвращается обратно. Утром 31-го Кирасиры Его Величества назначаются разведывательным эскадроном и переходят в Казанки, из которого оттягивается разъезд Конной Гвардии, который был неоднократно тревожим ночью красными. В течение всего дня эскадрон ведет наблюдение, обнаружив конные и пешие части противника. Шейхлар оказывается свободным, но большевистские разъезд занимает х. Николаевку в тылу эскадрона но дороге на Чучу, так что приходится донесения посылать окружным путем.
В то время как со стороны Кым-Тамака-Дулита появляются сильные цепи красных, а с севера и с северо-запада подвигаются крупные разъезды, два эскадрона противника начинают обходное движение к северу от Шейхлара к реке Салгири, намереваясь выйти в
[161]
тыл переправе через реку у Джага-Шибан. Эскадрон отходит в д. Акимовку на полпути к д. Бийгазы, где находится вторая переправа и высылает оттуда разъезд шт.-ротм. Кучина на Казанки. Конница красных продолжает свое наступление, сбивает и преследует из Казанков разъезд и заставляет эскадрон отойти, под сильнейшим пулеметным и ружейным огнем на д. Бийгазы, где он соединяется с отходящим из Чуча полк. Таубе. Перейдя под огнем через р. Салгир и попортив переправу, отряд, через д. Ново-Ивановку отходит в д. Керлеут, где и ночует.
Утром 1-го апреля, отряд переходит в татарскую деревушку Бессит, около д. Келечи, с задачей охранять правый фланг расположенный южнее пехоты. Шт.-ротм. Молоствов идет с разъездом на развалины двора Казака, около д. Емельяновка и вскоре доносит о наступлении противника. Появившиеся цепи красных, численностью до 700 стрелков, ведут наступление на Бессит, откуда отряд, под прикрытием огня пулеметной команды, начинает отходъ на кол. Окречь, неся потери от сильного и настойчивого артиллерийского огня. Задержавшись у кол. Окречь, отряд вечером переходит в кол. Фаренгейм, где и ночует.
С утра Кирасиры Его Величества с полковой пулеметной командой идут на охрану Малой Стрелки, откуда вынуждены отойти обратно в кол. Фаренгейм, после того, как красные, выбив пехоту из х. Роопа, тем самым выходят в тыл эскадрону. Противник обстреливает колонию apтиллepийcким огнем, не нанося эскадрону потерь, а под вечер Гвардейская пехота при поддержке эскадрона Конной Гвардии, переходит в наступление на х. Роопа, но отбивается красными и отходит в исходное положение. Высланный с темнотой в район железной дороги разъезд шт.-ротм. Мюлоствова, возвращается не встретив противника. Оставив в кол. Фаренгейма, до разсвета, разъезд корн. Розеншильда, отряд отходит в Тохтабе, где и ночует, выслав шт.-ротм. Кучина с разъездом в д. Джимачи. Еле успел присоединиться
[162]
корн. Розеншильд, как на галопе возвращается шт.-ротм. Кучин донося, что большевики прорвались в тыл, обойдя пехоту в paйoне железной дороги. Только отряд начинает вытягиваться из деревни, как уже подвергается сильному обстрелу артиллерии, обошедших его частей противника и с большим трудом, неся потери все же успевает выскочить и отходит в д. Киет.
Отряд до вечера стоит в Киете, выслав на дд. Ерчи и Вакуба разъезд шт.-ротм. Молоствова, который доносит, что обе деревни свободны и остается для наблюдения в последней из них. Днем присоединяется и вступает в командование эскадроном шт.-ротм. Вик, а заболевший шт.-ротм. Максимов уезжает в обоз. Вечером отряд переходит в Ерчи, а сторожевку в д. Вакубе несет шт.-ротм. кн. Черкасский с первым взводом, присоединив к себе разъезд шт.-ротм. Молоствова. Ночь проходит совершенно спокойно и утром 4-го апреля, отряд идет на дневку в кол. Барак, куда присоединяется и шт.-ротм. кн. Черкасский со своим взводом. В 2 часа ночи отряд получает приказание идти на ст. Владиславовку, гдe и стоит до вечера, выслав от эскадрона 2-ой взвод с корн. Розеншильд в д. Гассан-Бай для наблюдения за левым флангом пехоты в район д. Ново-Покровки. К ночи отряд переходит в д. Тулумчак, где проводит весь день 6-го, как раз канун Пасхи и куда присоединяется и корн. Розеншильд со взводом. Вечером на офицерской квартире Кирасир Его Величества собираются все наличные офицеры Сводного полка и оживленно и бодро, хоть и очень скромно, разгавливаются. Благодаря присланным продуктам, заботливо собранным находившимися при обозе офицерами, всему эскадрону удается, встречая Светлый Праздник, разговеться пасхальным яичком и хоть слегка скрасить и отличить этот всем равно близкий день.
На разсвете отряд снова идет в Владиславовку, где и присоединяется к остальной части полка, вечером же весь полк возвращается в д. Тулумчак. В полночь Кирасиры Его Величества идут в сторожевку и эскадрон
[163]
разбивается на две заставы: 1-ый взвод - в поле, не доезжая 1 1/2 версты до д. Киет, а 2-ой - в поле же, на полдороге: Тулумчак - Новый Джанкой. Ночь проходит без тревоги и эскадрон возвращается в Тулумчак. 9-го утром высылаются разъезды: шт.-ротм. Кучина II на Новый Джанкой и шт.-ротм. кн. Черкасского на д. Киет. Обе деревни оказываются занятыми значительными силами большевиков, так что разъезды останавливаются в непосредственной от них близости, продолжая наблюдение и отгоняя огнем продвигающиеся мелкие разъезды красных. Два крупных разъезда противника пытаются обойти шт.-ротм. кн. Черкасского с обоих флангов, но он своевременно отходит и неожиданной контр-атакой в конном строю, сбивает преследующий его лево-фланговый разъезд красных и гонит его до самой деревни. Тем временем полк начинает отходить от д. Тулумчак, в которой оставляет наблюдательный разъезд шт.-ротм. Молостова и отзывает к себе разъезды шт.-ротмистровъ кн. Черкасского и Кучина II. Перешедший в общее наступление противник продвигается на хвосту за полком, который задерживается на каждом рубеже. Наконец большевики, заняв Тулумчак и несколько продвинувшись к востоку, останавливаются и Сводный полк, выйдя из боя, медленно отходит к ст. Ак-Манай, около которой и переходит за проволоку.
За истекший период утомительного отхода от Сивашей, молодой эскадрон Кирасир Его Величества, выдержал экзамен на право дальнейшего существования и показал выносливость и уверенность в себе. Тут практика показала неудобство вьючных пулеметов и таковые были поставлены на тачанки (легкая 4-хколесная бричка). Эта система оказалась весьма практичной и была сохранена до конца гражданской войны.
[164]
Ак-Монайские позиции. 10 апреля - 4 июня 1919 года.

Перейдя за проволоку, Сводный полк обосновывается в д. Кият, где в течении нескольких дней спокойно отдыхает после тяжелого периода отступления и подготовляется к предполагающемуся кавалерийскому рейду в тыл противника. День и час выступления несколько раз назначается и отставляется и наконец, в ночь на 14-ое апреля полк выступает на сборный пункт всей кавалерии.
Шт.-ротм. Вик выводит целиком оба взвода, всего около 30 шашек при шт.-ротм. Черкасском и эскадронную пулеметную команду во главе с присоединившимся по выздоровлении шт.-ротм. Максимовым. Шт.-ротм. Кучин II назначается ординарцем к начальнику Кавалерийского отряда полк. Барбовичу, при котором и остается во все время рейда. Всей армейской коннице, в составе Сводно-Кирасирского и 2-го Конного полков и Гвардейского кавалерийского дивизиона, при гвардейской конной артиллерии, дана задача, пройдя через проволоку на южном участке - прорваться вдоль берега Черного моря в тыл противнику и нанести удар красным в paйоне ст. Владиславовка, в то время, как 5-ая пехотная дивизия перейдет в наступление для нанесения короткого удара вдоль линии железной дороги. Конница, имея в голове 2-ой Конный полк, пройдя на разсвете через проволоку, блестяще выполнила свою задачу и прорвав сторожевое охранение красных, рядом лихих конных атак, при мощной поддержке тяжелой артиллерии союзной эскадры, совершенно разбила все встретившиеся ей большевистские части и заняла д. д. Владиславовку и Камыши, заставив противника бежать из Феодосии, после чего, оставив на месте атак до 600 большевистских трупов и понеся минимальные потери, благополучно возвратилась за линию своих окопов.
Пехота также нанесла противнику сильный удар, но понесла значительные потери, во главе с тяжело раненым начальником дивизии ген. Шиллингом.
[165]
Кирасиры Его Величества приняли деятельное участие в бою и день 14-го апреля остался навсегда в их памяти, как день первой конной атаки эскадрона.
Уже далеко продвинувшись в глубь расположения красных, в восьмом часу утра, эскадрон был выслан вправо от пути следования отряда, двигавшегося вдоль самого берега моря и эскадронные пулеметы почти тотчас же заработали по обойденным и отступавшим массам красных, пытавшимся прорваться в этом направлении. Вслед за тем была выслана на поддержку полковая пулеметная команда и 1-ый и 4-ый эскадроны полка в пешем строю. Кирасиры Его Величества оставались под сильным огнем в конном строю, ожидая приказания броситься в атаку. Наконец Кирасиры, имея на левом фланге эскадрон Конной Гвардии, пройдя через стрелковую цепь, устремились в атаку и врубились в массы отчаянно отстреливавшегося противника. Через несколько минут, остатки совершенно разбитого врага, оставив на месте атаки эскадрона до 40 трупов и преследуемые огнем с подоспевших пулеметных тачанок, лишь поспешным бегством спасли свои жизни. Всеми кирасирами были проявлены храбрость и порыв, восполнившие недостатки рубки и полную неприученность лошадей идти на человека. Эскадрон не потерял ни одного всадника, даже раненым.
Высланный после атаки с разъездом шт.-ротм. кн. Черкасский выяснил движение отступающей вдоль железной дороги пехотной колонны красных и преследующих ее частей 5-ой дивизии, после чего присоединился к полку, который остановился у самой Владиславовки, покинутой большевиками после обстрела ее 13-дюймовыми гигантами с английского дредноута. При отходе отряда по выполнении задачи, Кирасиры Его Beличecтвa несколько раз лавой и стрелковой цепью прикрывали отступление и по выходе из сферы боя, побратавшись по дороге с высадившимися на берег, интересовавшимися результатом своего огня английскими моряками, благополучно к вечеру вернулись на свои квартиры, получив за свои дей-
[166]
ствия благодарность начальника отряда, крайне утомленные, но счастливые своей первой победой.
16-го Сводный полк назначается в армейский резерв и отходитъ в кол. Кенигез, где очень удобно размещается, но уже на следующее утро, оставив при обозе шт.-ротм. Кучина II, спешит обратно на фронт, вызванный по тревоге в штаб дивизии на ст. Али-Бай, в виду прорыва противником наших позиций на северном участке, занятия им д. Ак-Манай и подходу его к кол. Огуз-Тобе. Но положение, бывшее одно время критическим, было восстановлено еще до подхода полка, удачными контр-атаками дивизионного резерва и сокрушающим действием артиллерии Русско-Союзной Азовской флотилии из десяти канонерок и вооруженных баржей, которая своим огнем выбила большевиков из д. Ак-Манай, при чем в личном составе судов были потери от ружейного и пулеметного огня красных. Простояв день в поле и кол. Огуз-Тобе, полк вечером перешел в сильно разбитый и покинутый жителями Ак-Монай, откуда шт.-ротм. Вик, передав командование Шт.-ротм. кн. Черкасскому, поехал по делам эскадрона в обоз.
19-го в 5-м часу дня, полк переходит в кол. Огуз-Тобе, назначенную для его стоянки, но в это время красные вновь переходят в наступление и несмотря на сильнейший огонь обеих эскадр с Черного и Азовского морей, образующий сплошную линию разрывов от моря до моря, вновь прорывают фронт к северу от железной дороги и заняв наши окопы, продолжают свое стремительное наступление. Полк останавливает свое движение и с места переходит в контр-атаку, частью в конном, частью в пешем строю. Кирасиры Его Величества продвигаются в конном строю, соединяя правый фланг полка с левым Кавказской дивизии у ст. Ак-Монайская Каменоломня. Большевики, безпрепятственно было продвигавшиеся и уже неожидавшие встретить дальнейшее сопротивление, были не только остановлены неожиданным ударом, но и принуждены к поспешному отступление и Сводный полк преследуя их, на плечах занял обратно
[167]
захваченные ими окопы и полностью возстановил положение, в то время как разбитый противник в безпорядке отходил на свои прежние позиции. Но заняв, уже при наступившей темноте, линию окопов полку пришлось на себе испытать всю силу сосредоточенного огня тяжелой судовой артиллерии, благодаря ошибочно поданному сигналу, начавшей буквально засыпать занятый полком участок снарядами и заставившей полк даже несколько отойти.
Ночью кавказцы сменили Сводный полк, заняв свои старый позиции и полк, столь удачно ликвидировавший прорыв и своей конной атакой возстановивший положение, по ужасной погоде приходит наконец, в кол. Огуз-Тобе, где находит заслуженный им отдых.
Рейд 14-го апреля и ликвидация, с нанесением значительных потерь, обоих прорывов, 17-го и 19-го числа, внесло сильное разложение в ряды противника, неожидавшего, после сравнительно легкого наступления из Северной Таврии, столь упорного сопротивления и заставило его надолго отказаться от всякой активности и каких-либо попыток наступления до самого конца нашего стояния на Ак-Монайских позициях.
Сводный полк на весь период обосновывается в кол. Огуз-Тобе и только вторую половину мая проводит в д. Кият, после чего возвращается обратно и окончательно покидает колонию, в которой, несмотря на тесноту, он очень обжился, лишь для перехода в наступление.
Весь эскадрон Кирасир Его Величества, офицеры и кирасиры, кроме пулеметного взвода стоявшего отдельно, размещались всего лишь в одном дворе, что несмотря на сравнительную малочисленность состава (в мае состояло на довольствии 39-50 кирасир и 46-55 лошадей) создавало большую тесноту. Тем не менеe, пребывание в Огуз-Тобе оставило у всего эскадрона приятное воспоминaниe, так как жилось дружно и без особых лишений и общее настроение было уверенное и бодрое. Полковой обоз находился в кол. Кенигез с минимальным количеством повозок. Кирасир при нем находилось 10-15
[168]
человек, все-же прочее было переправлено на Таманский полуостров в станицу Старотиторовскую, где во главе запасной части Кирасир Его Величества состоял полк. Заботник и в состав которой, кроме запасного взвода действующего эскадрона, еще входили формирующийся 2-ой и 3-ий эскадроны и будущая хозяйственная часть дивизиона.
Стоянка в Огуз-Тобе была использована для дальнейшего обучения эскадрона, как в смысле тщательной боевой подготовки, так и в чисто строевом. Были вновь заведены ежедневные вечерние переклички и общая молитва, обращено внимание на строевые занятия и одиночную выправку; полностью использовать весь опыт отступления и Владиславовского рейда, показавшие недостаточно свободное владение оружием и неприученность к атаке лошадей. Для исправления этих недочетов ежедневно производились конные занятия с рубкой и уколами на полном ходу чучел, прохождением через стрелковую цепь, атаками взвода на взвод и стрельбою с коня. Все занятия велись крайне интенсивно и с большим интересом и подъемом, а потому дали отличные результаты.
Тем временем Кирасиры Его Величества продолжали нести и боевую службу. Периодическим нарядом являлась высылка на ночь конных боевых караулов, за проволоку, версты на 2 вперед занимаемых пехотой окопов; один из них выставлялся у железно-дорожного переезда за первым мостиком от ст. Ак-Манай, другой на правом фланге. Эти полевые караулы были очень ответственны и опасны и зачастую подвергались нападению большевиков; в них чередовались шт.-ротм. Молоствов, корнет Розеншильд и шт.-ротм. Кучин II, (возвратившийся 2-го мая из Тамани с корн. кн. Черкасским и небольшим пополнением) и вызывавшиеся охотниками кирасиры в числе 7-ми человек.
Всю первую половину мая через день, ходила в окопы на участок кавказской дивизии, эскадронная пулеметная команда при шт.-ротм. Максимове или корн. кн. Черкасском, заменяя вызванные в Керчь для подавления
[169]
возстания в каменоломнях пулеметные команды этого полка. Кроме того 21-го апреля, был выслан с разъездом на Кой-Асан шт.-ротм. Молоствов, прошедшей южнее железной дороги и обнаруживший окопы противника западнее Харцыз-Шибана. 10-го мая, шт.-ротм. Кучин II безпрепятственно занял с 18 кирасирами д. Джанторы, обезпечивая Кирасир Ея Величества, производивших арест шпионов в нейтральной д. Арабат.
Два неприятельских аэроплана долгое время безнаказанно проявляли свою деятельность, производя разведку нашего расположения и однажды даже бомбардировали Огуз-Тобе, ранив несколько лошадей, но наконец, были уничтожены вновь прибывшими нашими летчиками.
8-го мая возвращается из ст. Старотиторовской шт.-ротм. Вик и вступает в командование эскадроном. Следующий день все офицеры эскадрона проводят у Кирасир Ея Величества, празднующих день своего полкового праздника в присутствии вр. командующего дивизией полк. Слащева.
12-го мая выходит 1-й приказ по Сводному полку, который согласно приказа Главнокомандующего вооруженными силами Юга России от 7-го апреля, за № 617, считается сформированным в 4-х эскадронном составе с 24 марта, под названием: "Сводный полк Гвардейской Кирасирской дивизии". Этим же приказом за №1, полк. Петровский назначается помощником полк. Данилова по строевой части, шт.-ротм. Вик - командиром, а шт.-ротм. кн. Черкасский помощником командира эскадрона № 3, т. е. лейб-эскадрона Кирасир Его Величества.
Того же числа выходит и приказание №, 1 по дивизиону Кирасир Его Величества, подписанное его командиром полк. Петровским и последним полковым адъюдантом Лейб-Гвардии Кирасирского Его Величества полка шт.-ротм. кн. Черкасским. Приказ отмечает историю возрождения Кирасир Его Величества в Добровольческой Армии и констатирует наличие, ко дню сформирования Сводного полка в его рядах, уже дивизиона Кирасир Его Величества, в состав уже показавшего себя в пред-
[170]
шествовавших в боях лейб-эскадрона и формирующегося с 27 марта шт.-ротм. Сафоновым 2-го эскадрона, пока еще находящагося при запасной части полка. В составе вновь образованного штаба дивизиона вошли: ротм. кн. Девлет-Кильдеев - помощником по строевой части, полк. Заботник - помощником по хозяйственной части, шт.-ротм. Бразоль - казначеем и корн. Ольхин, в виду назначения шт.-ротм. кн. Черкасского на штатную должность помощника командира 3-го эскадрона полка, дивизионным адъютантом. Младшими офицерами лейб-эскадрона являлись: шт.-ротм. Кучин II, Максимов и Молоствов. Корнеты: Розеншильд-Паулин и кн. Черкасский и прапорщик Пузыревский, принявший запасный взвод эскадрона. В состав 2-го эскадрона шт.-ротм. Сафонова входили: шт.-ротм. Кучин I, пор. Ермолинский, прапорщик Всеволожский и прикомандированный к дивизиону, впоследствии получивший форму, кор. Максимов II.
Прапорщики Пузыревский и Всеволожский, зачисленные в списки дивизиона и полка с 1-го апреля, явились первыми офицерами принятым Л.-Гв. в Кирасирский Его Величества полк, по его возрождении.
В лицe переведенного во 2-ой эскадрон шт.-ротм. Кучина I, молодой л.-эскадрон лишился всеми любимого офицера, много вложившего труда и забот в дело его формирования и оставившего по себе самую светлую память.
12-го мая, по случаю оффициального утверждения Сводного полка Гвардейской Кирасирской дивизии был отслужен молебен, после которого полк. Даниловым был принят первый парад полка в конном строю. В тот же день шт.-ротм. кн. Черкасский и Молоствов выехали для набора добровольцев через запасную часть в Екатеринодар, Новороссийск и далee в Батум, на который возлагались особые надежды, как на еще свежий район.
26-го в ст. Старотиторовской чествуется первый по его возрождении эскадронный праздник 2-го эскадрона, на котором из состава лейб-эскадрона присутствуют: шт.-ротм. Вик и старый офицер 2-го эскадрона - кор-
[171]
нет кн. Черкасский и во время которого бывший его командир полк. Заботник вновь получает форму родного полка.
В конце мая начинает уже ясно чувствоваться приближение заветных дней перехода корпуса к активным действиям: происходят новыя назначения, начинается усиленная разведка расположения противника.
30-го мая, вновь назначенный командиром бригады - полк. Миклашевский, объединивший в Отдельную кавалерийскую бригаду Сводный полк Гвардейской Кирасирской дивизии, Гвардейский кавалерийский дивизион и 2-ой Конный полк, производит в полку опрос претензий, а 1-го июня производит смотр полку новый командир корпуса, ген. Добровольский и он уже оффициально объявляет о близости всеми с нетерпением ожидаемого перехода в наступление.
1-го июня, Кирасиры Его Величества получают задачу разведать позиции противника на участке от Сиваша до линии железной дороги. Заняв д. Джанторы и выслав разъезд корн. Розеншильда на д. Карпечь, эскадрон двигается на д. Тулумчак. Верстах в двух к западу от д. Джанторы головной разъезд эскадрона обстреливается из линии окопов противника, вслед за тем и эскадрон подвергается сильному обстрелу трех красных батарей, 3-х и 6-ти дюймовыми снарядами.
При дальнейшем продвижении, эскадрон попадает под сильный огонь из окопов густо занятых большевиками и перестреливается с пытающейся его обойти ротой последних. Выяснив расположение позиции противника и приблизительно силы их непосредственно охраняющие, эскадрон без потерь возвращается в Огуз-Тобе. 4-го июня служат молебен по случаю оффициального признания ген. Деникиным, Верховным Правителем и Главнокомандующим - адмирала Колчака и все в этом признании и единении видят несомненный залог будущих успехов.
В тот же вечер кирасиры радостно готовятся к назначенному на утро выступлению.
[172]
Добровольческая Армия за май месяц одержала крупные успехи в каменноугольном paйoне, заняла Мариуполь и приближалась к Мелитополю. Таким образом Крымскому корпусу надлежало перейти в решительное наступление, для окончательного разгрома красных.
Кончился первый тяжелый период формирования и первых боевых действий при непрерывном отступлении и потом обороне. Впереди были желанные наступления, богатые возможности в заветном для каждого кирасира Его Величества деле, дальнейшего разворачивания и возсоздания целиком своего старого полка.
[173]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Кирасиры Его Величества. Участие в Белом движении
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik