Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Сражение при Горлице-Тарнов 2-6 мая 1915 г. -> II. Обзор операций в Западной Галиции от 2 по 6 мая 1915 г.
Русская армия в Великой войне: Сражение при Горлице-Тарнов 2-6 мая 1915 г.

II.
Обзор операций в Западной Галиции от 2 по 6 мая 1915 г.

Схемы 1 и 2 (приложение I). Карта (приложение II).

Объединенное наступление германских и австро-венгерских сил при Горлица-Тарнов в начале мая 1915 года имело своей ближайшей целью ликвидацию нажима, создаваемого Карпатским фронтом. Облегчение, здесь достигнутое, непосредственно повлекло бы за собой улучшение военно-политического положения.
Стратегическое положение Дунайской монархии было очень серьезно. Правда, военным руководителям удалось (хотя и с большими затруднениями и лишь после поддержки, оказанной германцами) свести на-нет попытку русских прорваться из Карпатского ущелья в Венгерскую равнину. На запад от Лупковского перевала, где горный хребет является к тому же сравнительно доступным, противнику все же удалось укрепиться перед южными перевалами. В большой австро-венгерской главной квартире считалось весьма вероятным, что в ближайшем будущем противник повторит свою попытку проникнуть через указанный район в Венгрию.
Та тревога, которую генерал фон-Конрад проявлял в отношении ближайшего будущего, была тем более обоснована, что императорское и королевское командование не располагало такими силами, которые требовались для укрепления Карпатского фронта, но скорее стояло перед необходимостью ослабить военные силы, направленные против России. По всем признакам нарушение Италией нейтралитета было не за горами; поэтому значительные части боевых сил Австро-Венгрии должны были
[35]
в недалеком будущем быть готовыми к тому, чтобы их можно было использовать против нового противника.
Между тем, ожидаемый разрыв с Италией был не единственной грозной тучей над военно-политическим положением центральных держав. После смерти короля Карла в Румынии усилилось настроение в пользу присоединения к Антанте. Это настроение питалось кроме того сведениями об англо-французских и русских приготовлениях к новому посягательству на Дарданеллы и Босфор. Наконец, Турция потерпела военные неудачи на своих внеевропейских фронтах, что могло поколебать ее союзническую верность.
Решительный стратегический успех блока центральных держав на галицийском театре военных действий должен был удержать румын от перехода к неприятелю и укрепить доверие османов, а может быть, благодаря этому, и итальянцев можно было бы в последнюю минуту навести на более миролюбивые мысли.
Однако, важнее всего была необходимость быстро устранить угрозу со стороны русских против Венгрии. Поэтому район наступления нельзя было выбирать слишком далеко от двери, ведущей внутрь Дунайской монархии, уже открытой русскими. Быстрое продвижение с целью прорыва юго-восточного крыла русских Карпатских позиций было невозможно по военно-географическим причинам (недостаток железно-дорожных сообщений). Быстрое сосредоточение в районе между Карпатами и Вислой, напротив, было выполнимо. Наконец, число тех боевых сил, которые можно было снять для этой операции с западного фронта Германии, было так ничтожно, что оперативную цель приходилось ограничить.
11-я германская армия (схема I) (под командованием генерала фон-Макензена), прибывшая в конце апреля 1915 г. к среднему течению р. Дунаец, получила таким образом задачу «добиться того, чтобы русский Карпатский фронт к западу от Лупковского перевала не мог удержаться». С этой целью армия должна была наступать главным образом на протяжении фронта Горлица — Громник, в восточном направлении и совместно с 4-й австро-венгерской армией прорвать находящиеся на этом фронте русские оборонительные позиции. Южному крылу 11-й армии, которое должно было иметь значительные силы, надлежало при этом продвигаться в главном направлении на Змигруд — Дукла — Санок.
3-й австрийской армии (генерал Бороевиц фон-Бойна) предло-
[36]
жено продвигаться вперед левым флангом, прикрывая таким образом правый фланг 11-й армии. Этот маневр надлежало выполнить так, чтобы 3-я армия, с сильным левым крылом, следовала за правым крылом 11-й армии, имея построение уступами слева. 4-я армия (эрцгерцог Иосиф-Фердинанд), переданная под командование Макензена, получила приказ обеспечивать левый фланг 11-й армии. Вследствие этого, имея сильное правое крыло, она должна была продвигаться по обоим берегам р. Бяла, — между этой рекой и р. Дунаец, — чтобы бить расположенного здесь противника.


С целью усиления стратегического воздействия предполагаемого прорыва, германское военное командование (генерал фон-Фалькенгайн) предложило австро-венгерскому (генералу фон-Конрад), чтобы части 3-й австрийской армии, не предназначенные к участию в наступлении, а равно и расположенная направо от них 2-я армия, во время наступления 11-й армии, оттягивали перед собою назад шаг за шагом противника и таким образом завлекли русских глубже в Карпатское ущелье. Принимая во внимание состояние войск, а кроме того, не желая жертвовать венгерской территорией, генерал фон-Конрад не нашел возможным согласиться на это предложение. С целью
[37]
отвлечь внимание русских от галицийского фронта, за несколько дней до начала операций Макензена, германцы повели наступление в Курляндии, в связи с кавалерийским рейдом на правом фланге русской армии.
11-я армия (схема 2, приложение I). — Гвардейский корпус, XLI резервный корпус, «корпус фон-Кнейссль», X армейский корпус и VI австро-венгерский армейский корпус2-го мая утром были расположены следующим образом: корпус фон-Кнейссль занимал угол между pp. Сенкова и Ропа, XLI резервный корпус — между р. Ропа и железной дорогой Грибув — Загоржаны (к северо-востоку от Горлица), VI корпус (за исключением кавалерийской дивизии) — к северу от этой железной дороги, в районе к юго-западу от Сташкувка, и еще севернее от него был расположен Гвардейский корпус, на восточном берегу р. Бяла до Турско включительно. В распоряжении командующего армией состоял X корпус, расположенный на левом берегу р. Дунаец, а именно: 20-я его дивизия была расположена у Ней-Зандец (в 34 км к западу от Горлица), 19-я дивизия — к востоку от Райброт (в 34 км западнее д. Громник), и — 11-я гонведная кавалерийская дивизия — у д. Закличин и к югу от нее (в 12 км западнее Громник).
Утром 29-го апреля 11-я армия заняла позиции 4-й армии, в районе наступления. После тщательных приготовлений она была теперь готова к наступлению. Командующий армией предполагал «прорвать русские позиции вдоль линии Ропица Рус. (к юго-востоку от Горлица) — Горлица — Сташкувка — Ржепенник и повести наступление против Змигруд — Колачице».
Фланги армии и разграничительные линии между ее армейскими корпусами были в общих чертах следующие (схема 2):
между корпусом фон-Кнейссль и 3-й австрийской армией: в. 591 (к юго-востоку от Рихвальд) — в. 701 (к югу от Вапьенна) — Вонткова в. 847;
между корпусом фон-Кнейссль и XLI резервным корпусом — Горлица (к XLI корпусу) — р. Ропа и Урвиско (в. 325) — Либуша (большая часть для XLI корп.) — Пагоржина (для XLI корп.);
между XLI и VI австрийским корпусами: Воля Лузанска (для XLI) — Мощеница (для VI) — Бечь (для VI) — Кунова (Для VI);
между VI австрийским и Гвардейским корпусами: Сташкувка (для гвардии) — Розембарк (для VI) — Свенцаны (для VI);
[38]
между Гвардейским корпусом и 4-й австрийской армией: Турско (для гвардии) — Иодлувка Туховска (для 4-й армии) — Зурова (для гвардии).
Наступление было назначено на 2-е мая в 10 ч. утра. Ближайшей целью наступления был указан район, лежащий в тылу главной русской позиции.
С русской стороны район наступления охватывал оборонительные районы X армейского корпуса, а также левый фланг IX армейского корпуса. Эти корпуса входили в состав 3-й армии (генерал Радко-Дмитриев), которая занимала фронт от Вислы до Лупковского перевала включительно и была подчинена главнокомандующему юго-западным фронтом (генерал Иванов). Оборона главной позиции была вверена 70-й резервной дивизии (Громник — Сташкувка — искл.), 31-й дивизии (Сташкувка — Мшанка), 61-й резервной дивизии (Мшанка — Горлица—Сокуль) и 9-й дивизии (Сенкова — Драгашув).
В районе между главной позицией и рекой Вислока были еще вторая и третья позиции, подготовленные для обороны. Первая из них охватывала высоты Бржанка (в 9 км к востоку от Громник) и Липье (в 8 км северо-западнее м. Бечь), высоту 373 («гору Вильчак», юго-западнее м. Бечь) и высоты к югу от Роздзеле (в 8 км восточнее Горлица). Третья позиция тянулась по высотам к югу от Иодлова, занимая вершину в 6 км западнее Колачице, высоту в 8 км западнее Ясло, высоту в 6н восточнее Бечь, Остра Га (в 10 км северо-западнее Змигруд) и Вонткова (в 16 км юго-восточнее Горлица). К подготовке же обороны правого берега р. Вислока было приступлено лишь после начала германских операций.
Шведские авторы весьма кратко и глухо говорят о состоянии тех «укрепленных позиций», которые атаковала армия Макензена. Не следует упускать из виду, что это были далеко не те позиции, с которыми пришлось так близко познакомиться в последующие годы мировой войны. По свидетельству некоторых из участников проволочным заграждением в 3-4 ряда кольев, на протяжении около 10 верст по обе стороны Горлица, была снабжена только первая линия; ходов сообщения не было; тыловые позиции были в зачаточном состоянии, так как не было живой силы, которая их могла бы создать; отношение войск к постройке позиций было в общем невнимательное; местами под верхней почвой залегал плитняк, на котором создание укреплений, сколько-нибудь серьезных по профили, было чрезвычайно затруднительно.
М. Бонч-Бруевич в своей книге «Потеря Галиции в 1915 году» характеризует русские позиции следующими строками (стр. 64):
«Корпуса 3-й армии, сидевшие в это время в окопах, не подготовили и не разработали таких укрепленных полос, которые позволяли бы надеяться на высокую степень затруднительности их прорыва; — их позиции были в то время обыкновенными полевыми позициями, правда, несколько
[39]
усиленными, но не представляющими собой серьезной оборонительной системы; глубина расположения войск не была в достаточной мере разработана; система удержания укрепленных полос войскам была мало известна».
«Какая-то слепая вера в силу сиденья на месте приводила к безыдейному созданию из войск и окопов чего-то в роде китайской стены».
За X корпусом, в районе Ясло—Бечь, в качестве корпусных и армейских резервов, повидимому находились силы, в количестве 1 - 2 дивизий, и между другими частями, вероятно, — 63-я резервная дивизия. В распоряжении командующего армией состояли, повидимому, еще, по крайней мере, — 81-я резервная дивизия и еще две дивизии, а именно: 31-я — резервная дивизия — в районе Дукла (местечко), кавалерийская же дивизия, по всей вероятности, — за IX армейским корпусом.
III Кавказский армейский корпус составлял армейский резерв и был сосредоточен возле Хырув (восточнее Санок). (Схема 1.)
В отношении состава и численности сил русской стороны отсылаем: читателей к труду М. Бонч-Бруевича «Потеря Галиции», ч. II, изд. Военной типографии ГУРККА 1926 г. и к статье С. Добророльского (б. начальник штаба 3-й русской армии во время сражения при Горлица), помещенной в журнале «Война и Мир», № 8 — 1923 г., под заглавием «Оборона в стратегии и тактике». Из этих трудов, не использованных шведскими авторами, можно видеть, что их мнение о составе русских сил на участке прорыва и о наличии значительных резервов сильно преувеличено.
Для целей настоящего труда надо заметить, что состав и номерация частей русской стороны, находившихся на участке прорыва к моменту начала операции, показанные на cxемe 2, в общем совпадают со сведениями, помещенными в труде М. Бонч-Бруевича. Сопоставляя эти данные, можно видеть, что удар армии Макензена пришелся на левое крыло IX корпуса, состоявшее из 70-й пех. дивизии (второочередная) и, может быть, 3-4 ополченских бригад (81-я, 21-я, 26-я бригада и 4 дружины 25-й), и на X корпус, состоявший из 31-й, 61-й (второочередная) и трех полков 9-й пех. дивизий («Потеря Галиции», стр. 56). Таким образом на русской стороне всего было 50 — 60 батальонов и 3 — 4 ополченских бригады.
С германской стороны было 106 батальонов (см. приложение III).
Боевого расписания 3-й армии найти в архивах не удалось, почему нет возможности установить точный состав сил и то количество русской артиллерии, которое было на участке прорыва. Если однако допустить, что в общем поименованные выше части имели ее в штатном числе (при 6-орудийном составе пушечных батарей) и что в неполной 9-й дивизии их было несколько меньше, то состав артиллерии русской стороны выразится следующими числами:
IX корпус:
70-я пех. дивизия По показаниям участников (Н. П. Сапожников) на фронте прорыва располагала только 18-ю легкими пушками).
[40]
X корпус:
31-я и 61-я пех. дивизии По 6 легких пушечных батарей на каждую, т. е. по 36 легких пушек, всего — 72 легких пушки.
9-я пех. дивизия. (3 полка) Вряд ли больше 4-х легких пушечных батарей, т. е. 24 легких пушки.
Кроме того при корпусе 10-й мортирный артиллерийский дивизион, в составе двух батарей или 12 легких гаубиц.
Что касается тяжелой артиллерии, то в этом отношении сведения расходятся: шведские авторы считают (см. ниже), что на атакованном фронте могло находиться до 3-х тяжелых батарей, т. е. 12 тяжелых орудий, С. Добророльский же в своей статье (стр. 64) упоминает, что «на фронте 3-й армии, кроме 48 лин. (122 мм) полевых гаубиц, было только 4 тяжелых орудия — 42 лин. (107-мм) и 6 дм (152-мм)».
Если в отношении тяжелой артиллерии принять это последнее сведение, казалось бы, более достоверное, то в общем, считая по штатному составу, атакованный участок русского фронта мог располагать всего 22 батареями, в составе 130 орудий (4 тяжелых).
Об артиллерийском вооружении ополченских бригад сказать что-либо трудно, так как они должны бы были иметь по одной поршневой (нескорострельной) пушечной батарее на каждую. Но для снабжения всех ополченских бригад артиллерией материальной части не хватало еще до начала войны. Вот почему вряд ли, чтобы указанные 3-4 ополченских бригады имели больше 2-3 поршневых батарей, а может быть даже не имели артиллерии вовсе.
Однако численность штатного состава артиллерии не дает еще полной картины обеспечения русской стороны артиллерийскими средствами, так как ко времени рассматриваемого периода войны в батареях, в особенности гаубичных, был уже значительный некомплект орудий. Так, по показаниям участников, в сводном корпусе, расположенном вблизи Лупковского перевала, одно время на фронте всего корпуса работала только одна легкая гаубица.
Таким образом сведения о составе артиллерии X корпуса, приводимые шведскими авторами в приложении IV, подвержены сомнению в отношении их некоторого преувеличения.
Наряду с этим, как видно из приложения III, армия Макензена располагала следующим количеством артиллерии:
Легких пушечных 74 батареи, в составе 296 орудий
Легких гаубичных 26 батарей в составе 104 орудий
Тяжелых пушечных 6,5 батарей в составе 26 орудий
15-см гаубичных 26,5 батарей в составе 106 орудий
21-см гаубичных 4 батареи в составе 16 орудий
30,5-см гаубичных 3 батареи в составе 12 орудий
Кроме того:
Горных пушечных 1 батарея в составе 4 орудий
Горных гаубичных 2 батарея в составе 8 орудий
Минометов (см. стр. 49).   в составе 96 орудий
Таким образом по шведским источникам армия Макензена располагала артиллерией в составе 143 батарей, в числе 572 орудий, из которых 40 батарей, в составе 160 орудий, были тяжелые, не считая минометов.
Итак, по численности одних только тяжелых орудий германская сторона превосходила русскую; а в общем, не говоря о преобладании в орудиях крупного калибра, германская сторона располагала артиллерией, в 7 раз превосходившей противника по числу батарей и в 4 - 5 раз — по общей численности орудий.
В отношении ополченских частей надо еще добавить, что они были вооружены винтовками Бердана, стрелявшими дымным порохом, патро-
[41]
нами из старых запасов, так как изготовление таковых было прекращено лет за двадцать до начала войны. Патроны давали много осечек и полных отказов.
*
Наступление 11-й армии велось по плану и вечером 2-го мая по всей линии достигло намеченной цели.
Русские резервы, силою, в общей сложности, не свыше одной дивизии, после полудня были выдвинуты вперед от м. Бечь (очевидно, по спешному приказу командира X армейского корпуса), — по обеим сторонам р. Ропа, по направлению к Глиник — Кобылянка; но неожиданно для себя они нашли противника, уже изготовившегося к обороне, в тылу русской главной позиции, и отошли, не вступая в бой. Другие, более сильные резервы, которые в то же время шли к западу через Ольпины и Розембарк, к левому крылу IX армейского корпуса, удовольствовались тем, что под Ржепенник Бискупи — Туржа пытались, обороняясь, задержать продвижение прусского Гвардейского корпуса, чего им, однако, достигнуть не удалось. Тогда командующий русской армией (в Ясло) приказал X армейскому корпусу отойти на вторую позицию. Для восстановления положения главнокомандующий юго-западным фронтом предоставил в распоряжение Радко-Дмитриева III Кавказский корпус. Корпусу приказано было немедленно следовать в Ясло по железной дороге. Русская главная квартира предприняла также передвижение двух дивизий с северо-западного фронта в район, расположенный за серединой 3-ей армии.
На флангах 11-й армии 3-я австрийская армия заняла в тот же день высоты к востоку от Малястув и 4-я австрийская армия заняла высоты к северу от Ржепенник Стржижевский.
Части 11-й армии вечером занимали:
  • Корпус фон-Кнейссль: Пстражне — Доминиковице — Урвиско;
  • XLI резервный корпус: Глиник — Загоржаны;
  • VI австрийский корпус: Мощеница и
  • Гвардейский корпус: Туржа — Ржепенник Стржижевский.
  • 20-я дивизия достигла Грибув и 19-я дивизия перешла р. Дунаец к юго-востоку от Райброт.
  • 11-я гонвед пая кавалерийская дивизия, по просьбе командующего 4-й армией, отдана была в его распоряжение для довершения успеха, достигнутого ночью на левом фланге этой армии.
*
[42]
Согласно приказу по армии, на 3-ье мая ближайшими целями для 11-й армии были намечены линия в. 693 (Пржегонина) — Крыг — Либуша — в. 373 — Розембарк — в. 388 (Иодлувка Туховска), т. е. район, расположенный непосредственно перед «второй русской оборонительной позицией. Вначале продвижение не встретило серьезного сопротивления. Поэтому командующий армией около полудня назначил новую цель наступления, расположенную в районе между второй и третьей русскими позициями, а именно — линию Фолюш (в 10 км к западу от Змигруд) — Цеклинка (к западу от Цеклин) — Пагурек — Кунова — Свенцаны (к северу от Бечь) — Радошице в 10 км к северу от Бечь). Таким образом к концу дня армия должна была прежде всего занять вторую позицию противника.
Между тем, рано утром к этой позиции подошли значительные подкрепления русских — 63-я дивизия, а также части, выделенные из соседних корпусов, — в особенности у горы Вильчак и Липье. На остальных частях фронта германцы также встретили упорное сопротивление. Перед 11-й армией русские повсюду вводили отдельные полки и батальоны, малыми пакетами, по мере подхода их к полю сражения. Поздно вечером, а в некоторых случаях лишь ночью, в центре и на левом фланге своего фронта 11-я армия все же овладела второй позицией, но цель, поставленная на этот день, не была достигнута. Бывший корпус фон-Кнейссль, усиленный 20-й дивизией, подчиненный, начиная с этого дня, командиру X армейского корпуса генералу фон-Эммих, вследствие плохих дорог и условий местности задержался; только к ночи часть его пехоты могла дойти до назначенного района, а главные силы (правая дивизия) остались перед второй позицией русских у Вапьенна — Роздзеле.
С другой стороны, командующему русской армией не удалось, с помощью подведенных к тому времени резервов, совместно с остатками IX и X корпусов, дать согласованный отпор 11-й армии на второй позиции. Он решил, что лучше всего будет оставить и третью позицию, и хотел перейти к обороне лишь на правом берегу р. Вислока. Там уже начали вести очень энергично работы по его укреплению. Но этот план, видимо, встретил возражения как со стороны генерала Иванова, так и со стороны верховного главнокомандующего, великого князя Николая Николаевича. Прибывшие первыми части III Кавказского корпуса (52-я дивизия), а также 81-я дивизия и две кавалерийские дивизии были сосредоточены именно на третьей позиции. От
[43]
этих войск, повидимому, даже были посланы части для усиления 31-й и 61-й дивизий в районе Ольпины — в. 385 (к западу от Свенцаны) — р. Ропа.
3-я австрийская армия дошла своим левым крылом до Баница — Пржегонина. Правое крыло 4-й австрийской армии, заняло Бржанка (в. 538).
Положение в ночь с 3-го на 4-е мая видно из схемы 2 (приложение 1).
Приказ по армии на 4-е мая распределял между корпусами переправы через р. Вислока. Генерал фон Макензен указывал на важное значение захвата корпусами переправ через реку, пока противник еще не успел ввести в бой новые силы. Ясно, что этого нельзя было достигнуть без серьезных боев, если принять во внимание указанные выше мероприятия, предпринятые со стороны русских. Кроме того, ни один из корпусов не был в состоянии выполнить требований командующего армией. Дальше всех проник X армейский корпус, который, отбросив сильную контр-атаку русских, поздно вечером захватил ту часть, третьей позиции, которая находилась в этом районе (Фолюш — Остра Га). Выдвинувшиеся вперед более мелкие части достигли в течение ночи левого берега р. Вислока.
Севернее этого участка XLI резервному корпусу удалось проникнуть на передовую часть позиции к Пагоржина — Глембока, но ему пришлось отложить завершение прорыва до следующего дня. Оба левые корпуса армии не дошли даже до подступов к третьей позиции и остановились: VI австрийский корпус у Кунова — Сепетница, а Гвардейский корпус — у Свен-цаны — Шержины.
Вследствие прорыва третьей позиции, произведенного X прусским корпусом в районе к западу от Змигруд, нарушилась коммуникационная линия русского XXIV корпуса (Збору — Кремпна — Змигруд). Поэтому генерал Радко-Дмитриев приказал как XXIV, так и XII корпусам в течение следующей ночи отойти обратно на линию Дуклинский перевал — Мыскова (в 8 км южнее Змигруд) — район к югу от Змигруд. В связи с этим главнокомандующий юго-западным фронтом приказал отступать на северо-восток и на восток правому крылу 8-й армии и всей 3-й армии, а также и стоящей за р. Нида (к северу от р. Висла) 4-й армии.
[44]
Из фланговых австро-венгерских армий левое крыло 3-й армии достигло горного хребта к северу от Бартне, но не могло сохранить связи с X прусским корпусом. Правое крыло 4-й армии заняло Добротын и Обшар (к востоку от Громник).
В прусской большой главной квартире создалось убеждение, что противнику не удастся в ближайшее время задержать продвижение 11-й армии. Чтобы использовать благоприятное положение, генерал фон-Фалькенгайн приказал начать переброску в Галицию еще одной дивизии (56) с западного фронта.
Положение в ночь с 4-го на 5-е мая показано на схеме 2 (приложение 1).
*
Согласно данным 3-го мая указаниям, корпуса 11-й армии 5-го мая должны были овладеть районом на правом берегу р. Вислока. Для большей уверенности 4-го вечером командующий армией приказал, чтобы по крайней мере XLI резервный корпус в этот день рано утром достиг района реки Вислока.
Между тем, снова только один корпус оказался в состоянии оправдать ожидания командующего армией и даже превзойти их: корпус не только дошел до правого берега реки, но после полудня оказался у Змигруд — Глойсце — Ветржно, т. е. против путей сообщения XXIV и XII русских армейских корпусов. Однако, эта угроза уже опоздала, так как согласно приказу Радко-Дмитриева русские уже в течение ночи начали отступление через Дуклинский перевал (XII корпус) и через другой перевал, расположенный к западу от Дуклинского (XXIV корпус). Главные силы уже успели пройти, когда дивизии генерала фон-Эммих достигли фронта отходивших корпусов. Только одну дивизию XXIV корпуса (48-ю), продвигающуюся в этот же день, 3-я австрийская армия так долго задержала на фронте, что ей не удалось избегнуть германского окружения. После продолжавшихся в течение нескольких дней энергичных попыток пробиться из гор на восток начальник дивизии, впоследствии столь известный генерал Корнилов, должен был сдаться в плен с остатками своих войск.
Остальные корпуса 11-й армии не дошли дальше линии Радощь — Особница — высоты к востоку от Славенцин — Ливощь (в. 561), так как для прикрытия отступления разбитых частей войск, при переправе их через р. Вислока, русский III Кавказский корпус (кроме некоторых частей, которые еще были в дороге) и другие вновь прибывшие части упорно отстаивали целый
[45]
день этот участок третьей позиции, образующий предмостное укрепление перед переправами у Ясло.
XLI резервный корпус лишь в ночь с 5-го на 6-е мая был в состоянии преодолеть упорную оборону деревень Особница и Харклова. Оба корпуса, находившиеся к северу от р. Ропа, задерживались до наступления ночи обороняющимся, который лишь медленно отходил назад с позиции на позицию, и вынужденные отложить переправу через р. Вислока на 6-е мая, остановились: VI корпус — на высотах к востоку от Славенцин, Гвардейский корпус — у Бачал — Ливощь (в. 561).
Перед 3-й австрийской армией русские удерживали еще вечером Кремпна, в то время как центр армии успел дойти до Дуклинского перевала. Правое крыло 4-й армии достигло Иодлова — Залясова.
*
Положение к вечеру 5-го мая показано на схеме 2 (приложение I).
В ночь на 6-е мая русские арьергарды отошли за р. Вислока. Поэтому в этот день главные силы 11-й армии могли перейти реку, не встречая сколько-нибудь значительного сопротивления. Х-й армейский корпус остался у Рувне — Дукла — Глойсце, чтобы дождаться подхода других корпусов.
Факт начавшегося в ночь на 5-е мая отступления левого крыла 3-й русской армии из Карпат свидетельствовал, что генерал фон-Макензен выполнил свою ближайшую задачу — «добиться того, чтобы Карпатский фронт на запад от Лупковского перевала не мог удержаться».
[46]













Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Сражение при Горлице-Тарнов 2-6 мая 1915 г. -> II. Обзор операций в Западной Галиции от 2 по 6 мая 1915 г.
Designed by Alexey Likhotvorik 28.01.2013 22:51:19
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik