Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Восточно-Прусская операция. Август 1914 г.
Русская армия в Великой войне: Восточно-Прусская операция. Август 1914 г. Часть 7.9

7. Завязка сражения 2-й армии 13(26)-14(27) авг.

7.9 События на фронте 1-го арм. корпуса 14(27) авг.

14(27) авг. командир 1-го арм. корпуса ген. Франсуа намеревался продолжать наступление. В 20 ч. 30 мин. 13(26) авг. им был отдан приказ, согласно которому 1-я пех. дивизия должна была 14(27) авг. нанести удар северо-западнее Уздау, а 2-я пех. дивизия южнее Уздау. 5-й ландв. бригаде ген. Мюльмана предоставлялось сдерживать противостоящего противника на позициях у Гейнрихсдорфа
С русской стороны командовавший 1-м арм. корпусом ген. Артамонов намеревался продолжать выполнять поставленную ему задачу: обеспечивать фланг 2-й армии. Ночью с 13(26)-го на 14(27)-е авг. его войска улучшали свои окопы. Ген. Артамонов объезжал позиции корпуса и ок. 3 ч. 14(27) авг., находясь в районе Уздау, имел беседу с начальником бригады 22-й пех. дивизии ген. Савицким, исполнявшим должность начальника правого боевого участка Ген. Савицкий доложил ген. Артамонову, что утром 14(27) авг. он ожидает атаки противника, и что по причине незащищенности правого фланга занимаемой позиции удержать ее будет очень сложно. В ответ на это ген. Артамонов предложил немедленно отвести 85-й пех. полк. Однако ген. Савицкий просил разрешения остаться на занимаемой позиции, поскольку отступление ночью походило бы на бегство. Разрешение на это было получено, после чего ген. Артамонов благословил ген. Савицкого и уехал, заметив, что в трех верстах позади занимаемой войсками линии есть укрепленная высота, где можно будет задержаться, буде возникнет необходимость отступать
О соотношении сил здесь можно сказать следующее. Германский 1-й арм. корпус собрал к утру 14(27) авг. все подчиненные ему части. В состав корпуса вернулся и 1-й грен. полк из 1-й пех. дивизии, которой ранее приказом штаба 8-й армии был подчинен 20-му арм. корпусу (вечером 13(26) авг. он находился в Вензене в 10 км. северо-западнее Уздау) Кроме того приказом штаба 20-го арм. корпуса, отданному в 23 ч. 13(26) авг. из различных частей корпуса была сформирована сводная бригада ген. Шметтау которая должна была сосредоточиться в районе Берглинга и 14(27) авг. наступать на Уздау, оказывая содействие 1-му арм. корпусу. В составе ее было 11 батальонов, три эскадрона и три легких батареи (18 орудий). Т.о. здесь германцы располагали: 5-я ландв. бригада ген. Мюльмана - 6 батальонов 2-я пех. дивизия - 12 батальонов, 1-я пех. дивизия - 12 батальонов, бригада Шметтау - 11 батальонов. Итого 41 батальонов при 222 орудиях. Конница имелась исключительно войсковая - 15 эскадронов. 1-я пех. дивизия готовилась к атаке в районе высоты западнее Мейшлиц и Клейн-Грибен, 2-я - западнее Вассолово и у ст. Гралау. 5-я ландв. бригада занимала позиции между Гейнрихсдорфом и Приомом и в перелесках западнее Рутковиц.
Русские располагали здесь следующими силами. 22-я пех. дивизия - 12 батальонов, 24-я пех. дивизия - 12 батальонов, лейб-гвардии Литовский полк (из состава 3-й гв. дивизии) - 4 батальона, прибывшие 1-й, 2-й и 4-й полки 1-й стр. бригады. - 6 батальонов, 6-я и 15-я кав. дивизии - 48 эскадронов. Итого 34 батальона, 48 эскадронов при 120 орудиях. Расположение этих сил оставалось в общем прежним. На крайнем правом фланге боевой линии корпуса находился прикрывавший Уздау 85-й пех. полк; далее на юг располагался лейб-гвардии Литовский полк с батареей 3-й гв. арт. бригады; за ним следовали полки 24-й пех. дивизии; на левом фланге в районе Гейнрихсдорфа и Гросс-Ленска - 2-я бригада 22-й пех. дивизии. Части 1-й стр. бригады и вновь прибывающие полки 3-й гв. дивизии (кроме лейб-гвардии Кексгольмского полка, который еще накануне по приказанию командующего армией был направлен на поддержку 2-й пех. дивизии) должны были составлять резерв корпуса и находиться между Борхерсдорфом и Сольдау. 15-я и 1-я бригада 6-й кав. дивизии обеспечивали левый фланг корпуса, а 2-я бригада 6-й кав. дивизии во главе с ген. Штемпелем (6-й драг., три сотни 6-го Дон. каз полка и 11-я конная батарея), ранее находившаяся вместе с 1-й бригадой той же дивизии на левом фланге, выдвигалась для обеспечения правого фланга корпуса
Т.о. на стороне германцев здесь был перевес и в пехоте (благодаря бригаде Шметтау) и весьма внушительное превосходство в артиллерии. Преимущество русских в кавалерии имело чисто арифметическое значение, если иметь в виду боевую ценность конницы, как рода войск, вполне выяснившуюся к этому времени.
В 4 ч. утра 14(27) авг. два артиллерийских полка 2-й пех. дивизии и 2-й дивизион 52-го арт. полка 1-й пех. дивизии под общим руководством ген. Фуке начали обстрел позиций 24-й пех. дивизии русских. В это же время артиллерия 1-й пех. дивизии открыла кононаду против позиций 85-го пех. и лейб-гв. Литовского полков у Уздау. Начало атаки было назначено штабом 1-го арм. корпуса на 5 ч. 14(27) авг. Однако незадолго до этого было получено донесение о том, что Уздау захвачено. Ген. Франсуа, полагая боевую линию русских потрясенной, немедленно изменил задачи подчиненным частям. Бригаде Мюльмана было приказано немедленно перейти в атаку и овладеть Борхерсдорфом (7 км. восточнее Гейнрихсдорфа); 2-й пех. дивизии предписывалось ускорить свое продвижение. Донесение ген. Шметтау, который извещал штаб 1-го корпуса, что его бригада в 5 ч. 45 мин. 14(27) авг. займет исходные позиции для атаки Уздау с севера было, в общем, проигнорировано, поскольку Уздау полагали уже занятым. Отдав эти распоряжения, ген. Франсуа с целью лично разобраться в обстановке поехал на автомобиле в штаб 2-й пех. дивизии в Гралау, откуда вместе с командиром 2-й пех. дивизии ген. Фальком он намеревался попасть в Уздау. По дороге к последнему пункту ген. Франсуа и ген. Фальк попали под ружейный и пулеметный обстрел русских, выяснив т.о., что известие о взятии Уздау было ложным. Бросив автомобили, чины штаба корпуса вынуждены были вернуться в Гралау
Согласно русским источникам обстрел позиций 85-го пех. полка начался в 5 ч. 30 мин 14(27) авг., причем велся он как с запада, так и с севера. Через полчаса после этого из лейб-гв. Литовского полка было получено сообщение о пришедшем из штаба корпуса приказании на отход. Вслед за этим ген. Савицкий обнаружил, что располагавшиеся левее 85-го полка батальоны гвардии и 24-й пех. дивизии отходят назад. Однако для 85-го полка никаких указаний из штаба корпуса не поступало и он продолжал оставаться на позиции, хотя положение его после этого отступления соседей становилось все более тяжелым. Вскоре противник повел обстрел позиций полка уже слева. Т.о. оба фланга боевой линии полка были охватываемы германцами. Ок. 8 ч. 14(27) авг., когда дальнейшее промедление с отступлением могло привести к окружению ген. Савицкий отдал приказание отступить, хотя добиться в штабе корпуса подтверждения полученного соседями приказа оставить позиции связистам так и не удалось. Отход полка был остановлен только за Сольдау, поскольку упоминавшаяся командиром корпуса укрепленная высота оказалась всего лишь песчаным бугром с окопами на один взвод и удержать противника на этой позиции полк, понесший тяжелые потери (11 офицеров и 887 нижних чинов) не имел возможности.
Ген. Шильдбах, командовавший лейб-гв. Литовским полком, чьи части собственно и начали отход, в качестве оправдания называл приказание командира 24-й пех. дивизии ген. Рещикова, в соответствии с которым он отвел свои войска на высоты по обе стороны Ниостай. По словам полкового адьютанта полка поручика Пржевальского, на которого и ссылались в штабе 85-го полка как на источник, передавший по телефону полученный гвардией приказ об отходе, он никаких переговоров по телефону 14(27) авг. не вел, приказов не получал и не передавал, а отход полка объяснил чрезвычайно сильным артиллерийским огнем противника
В свою очередь ген. Рещиков позже заявлял, что ни гвардейский полк, ни 85-й пех. полк в его подчинение не входили и потому отдавать им какие-либо приказания он просто не мог. 14(27) авг. ок. 12 ч. командир 94-го пех. полка донес ему об обходе противником правого фланга полка и о том, что правее позиций полка уже нет наших частей, а Уздау занято неприятелем. Позже под давлением противника полки 24-й пех. дивизии отошли к Сольдау, а вечером даже и за него, оставив севернее этого пункта только 93-й пех. полк. Отход 24-й пех. дивизии вынудил отойти и полки 1-й стр. бригады. Т.о. отход частей 1-го корпуса протекал стихийно и никто не руководил им. Войска, оставив позиции катились к югу до тех пор, пока не встречался какой-нибудь достаточно энергичный начальник, который брал на себя ответственность остановить их. Так полк. Крымов остановил у Сольдау несколько отступавших батарей и на указанной им позиции эта артиллерийская группа простояла вплоть до утра 15(28) авг. не тревожимая противником.
На левом фланге корпуса атака германского ландвера и частей 2-й пех. дивизии была отбита и ок. 9 ч. 14(27) авг. утра русские перешли в контратаку. Эта атака имела успех. Обойдя правый фланг противника, атакуемого с фронта 4-м стр. полком, батальоны 22-й пех. дивизии, поддержанные огнем мортирного дивизиона, заняли Гейнрихсдорф, а прочие два полка 1-й стр. бригады отбросили 3-ю пех. бригаду 2-й пех. дивизии. Командир германского 37-го арт. полка полк. Липпе, стремясь поддержать свою пехоту, распорядился вывести свои орудия в линию цепей и открыть огонь на картечь, но успеха эта попытка не имела Германская артиллерия едва успевала сниматься с позиций, чтобы не попасть в руки атакующих стрелков. Некоторые части с подвергшегося этой атаке участка отошли аж на 20 км. и к вечеру 14(27) авг. находились в Монтово 5-я ландв. бригада также должна была отойти Однако вскоре вследствии перемешивания частей отсутствия внятного руководства, проблем с пополнением израсходованных боеприпасов атака замедлилась и вовсе остановилась. Ок. 10 ч. 40 мин. 14(27) авг. в штабе ген. Душкевича, возглавлявшего находившиеся на левом фланге корпуса полки 22-й пех. дивизии, было получено распоряжение штаба корпуса об отходе к Сольдау, следующего содержания:
"Начальнику дивизии. Командир корпуса приказал немедленно отступать на Сольдау. 10 часов 40 минут".
Офицер связи 22-й пехотной дивизии поручик Струзер, подписавший это распоряжение, утверждал, что лично слышал его у телефонной станции штаба 1-го арм. корпуса, после чего оно было зафиксировано в книге телефонограмм 22-й пех. дивизии.
Совершенно недоумевая о причинах, вынудивших ген. Артамонова отдать такой приказ, когда обстановка складывалась в общем благоприятно, ген. Душкевич вывел части из боя и отошел к Сольдау, где сразу же явился к ген. Артамонову, который объявил ему, что приказа об отступлении он не отдавал, но между прочим совершенно спокойно отнесся к известию об отступлении отряда, даже не сделав попытки расследовать этот случай. Ген. Артамонов приказал ген. Душкевичу принять под свое командование левый фланг боевой линии корпуса, где ген. Душкевич и застал два стрелковых полка.
С германской стороны описание событий дня выглядит примерно следующим образом. Ок 5 ч. утра 14(27) авг. полки 2-й пех. дивизии в густом тумане, который сильно препятствовал организованному движению колонн, двинулись вперед. Постепенно они, довольно сильно перемешавшись, достигли русских позиций, находившихся частью западнее полотна железной дороги Уздау - Сольдау, частью за полотном этой дороги. 5-я ландв. бригада перешла в атаку в 7 ч. 20 мин. 14(27) авг. и поначалу довольно успешно оттесняла охранение русских, но ок. 8 ч. 14(27) авг. продвижение ландвера и пехоты 2-й дивизии было остановлено. В 9 ч. 14(27) авг. последовала контратака русских, которой ландвер и 3-я бригада 2-й пех. дивизии были отброшены в беспорядке.
В 10 ч. 50 мин. 14(27) авг. ген. Франсуа, находясь уже на командном пункте 1-й пех. дивизии, получил известие о неудаче 2-й пех. дивизии. Для исправления положения был выслан корпусной резерв - батальон 43-го пех. полка. Одновременно было послано донесение в штаб армии:
"корпус стоит на линии Рутковиц, Вессолово, Мейшлиц. За Вессолово шла борьба с переменным успехом, сейчас оно в руках 1-го корпуса. До сих пор наступление развивалось хорошо; теперь оно, повидимому, остановилось. Корпус испытывает тревогу за свой правый фланг (Сольдау)"
Примерно в это же время бригада Шметтау вышла в район восточнее Уздау, но вынуждены были оставить его, т.к. местность усиленно обстреливалась артиллерией 1-й пех. дивизии. После этого ок. 12 ч. 14(27) авг. пехота 1-й пех. дивизии заняла оставленные 85-м полком позиции у Уздау
Получив известие о занятии Уздау, ген. Франсуа направил 1-ю пех. дивизию к югу, с целью восстановить положение на правом фланге корпуса, о чем и донес в штаб армии в 11 ч. 20 мин. 14(27) авг. Полки 1-й пех. дивизии повернули направо и начали выдвигаться в направлении на Гросс-Тауерзее, где и столкнулись с 4-й бригадой 2-й пех. дивизии, которая, также не встречая сопротивления противника, выдвигалась к этому пункту. Русских наступающие цепи германцев встретили только при дальнейшем движении на юг на позиции южнее Борхсдорфа и Скурпиена. Здесь укрепились 4-й стр., л.-гв. Литовский полки с двумя батареями гв. артиллерии и батальон 88-го пех. полка с одной легкой батареей и батареей тяжелого арт. дивизиона, назначенные выполнять роль аръергарда корпуса. Они встретили противника огнем и ок. 14 ч. 14(27) авг. остановили его. Ко времени 14 ч. 30 мин. 14(27) авг. относится следующее донесение командира 1-го стр. полка в штаб 1-го арм. корпуса:
"Полк лег костьми у деревни Рутковиц, с малыми остатками полка удерживаюсь на полотне железной дороги в одной версте к югу от Борхсдорфа. Четыре роты 88-го полка силы более не представляют"
Ок. 15 ч. 14(27) авг. арьергард корпуса начал отход, виду полного истощения боевых припасов и тяжелых потерь. В 17 ч. 14(27) авг. к Сольдау из Млавы подошел 2-й дивизион 3-й гв. арт. бригады, ставший на позицию южнее города, не переходя моста. Ок. 18 ч. 14(27) авг. к позиции артиллерии подошел из Млавы 1-й батальон л-гв. Петроградского полка под командованием полк. Кулакова.
Состояние германских частей было тоже не блестящим. Ок. 15 ч. 45 мин. 14(27) авг. ген. Франсуа как и неделю назад при Гумбиннене объявил приказ о передышке (Gefeehtsrast)
Еще до этого ген. Артамонов имел телефонный разговор с начальником штаба армии, где сообщил о тяжелых потерях и утомлении войск, но говорил, что корпус "стоит как скала" и выражал надежду на благоприятный исход боя
В течение дня части корпуса не имели приказов и распоряжений ни о путях отхода, ни о рубежах, на которых надлежало этот отход остановить. Впрочем, при отсутствии связи штаба 1-го арм. корпуса с войсками и внезапности, неожиданности самого отхода, довести эти приказы, даже если бы они были отданы, до войск было практически нереально. Отступающие войска двигались в совершенном беспорядке, по маршрутам определенным частными начальниками и случайными обстоятельствами. Поток перемешавшихся частей и обозов катился к югу. Никто не знал что делать и где остановиться. Некоторые части останавливались в Иллово, другие уходили в Млаву. При получении известия об отходе корпуса командир 1-го саперного батальона по собственной инициативе начал подготовку позиции в 1,5-2 км. к северу от Сольдау фронтом на северо-запад, на которой к вечеру и остановились части арьергарда. А командир корпуса ген. Артамонов метался на автомобиле по путям отхода. Пытаясь лично остановить части и развернуть их для прикрытия отхода корпуса. Только в 1 ч. 5 мин. 15(28) авг. в Иллово был отдан приказ по корпусу, подписанный за командира корпуса инспектором артиллерии корпуса ген. Масальским. В нем войскам ставилась задача занять позиции для обороны на южном берегу р. Нейде южнее Сольдау.
В итоге дня 1-й арм корпус потерпел тяжелое поражение. Дело не только и не столько в количестве убитых и раненых но в том, что царившая на поле боя бестолковщина, отсутствие управления, подвоза боеприпасов, эвакуации раненых серьезнейшим образом подорвали моральное состояние частей корпуса. На ближайшие несколько дней, т.е на время кульминации сражения корпус утратил всякую возможность вести наступательные действия и т.о. влиять на обстановку вокруг других сил 2-й армии.












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Восточно-Прусская операция. Август 1914 г.
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik