Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Восточно-Прусская операция. Август 1914 г.
Русская армия в Великой войне: Восточно-Прусская операция. Август 1914 г. Часть 7.10

7. Завязка сражения 2-й армии 13(26)-14(27) авг.

7.10 События в центре фронта 2-й армии 14(27) авг.

Меж тем в центре фронта 14(27) авг. происходило следующее. Ок. 23 ч. 13(26) авг. ген. Шольц отдал приказ по 20-му арм. корпусу на 14(27) авг. В соответствии с этим приказом частям корпуса ставились следующие задачи. Сводной бригаде Шметтау - наступать от Берглинга на Уздау, охватывая правый фланг противостоящего 1-му арм. корпусу противника. 41-й пех. дивизии - наступать в прежнем направлении, обходя оз. Ковнаткен с юга. 37-й пех. дивизии - атаковать противника южнее Мюленского озера.
Части дивизии ген. Унгера сохраняли свое расположение. Фронт р. Древенц от Мюлена до оз. Гонсторек занимала 70-я ландв. бригада; линию от оз. Гонсторек до Нидерволла обороняла бригада Земмерна. 147-й пех. полк, составлявший дивизионный резерв, располагался на северной окраине Мюлена К югу от этого пункта у Зеевальде занимали позиции две тяжелые батареи, приданные ландверу, тогда как остальная артиллерия дивизии находилась на опушке леса к северо-западу от Мюлена. 3-я рез. дивизия ген. Моргена занимала рубеж р. Древенц напротив Дробница 5-й рез. бригадой, севернее которой располагалась 6-я рез. бригада. Левый фланг позиции наблюдался расположенным у Виттигвальде 5-м рез. драг. полком, усиленным ротой самокатчиков. Кавалерийский полк ландвера был передан в распоряжение ген. Моргена и находился у Дробница
С утра 14(27) авг. части 6-й пех. дивизии русских возобновили свои попытки прорвать линию 20-го германского корпуса в районе Мюлена. В 7 ч. 14(27) авг. началась кононада а ок 9 ч. 14(27) авг. огонь в районе Мюлена ослаб, т.к. основные усилия русской артиллерии были пренесены к северу - на фронт дивизии Унгера. Ок. 12 ч. на участке бригады Земмерна возникла паника. Возможно это было следствием удачного огня русской артиллерии, поскольку другие причины неизвестны. Один из батальонов оставил позиции и начал отход. Вскоре в штабе дивизии Унгера было получено известие, что полк (!) Фельдкеллера отступает. Командир дивизии вместе со своим начальником штаба бросился на передовую, где узнал, что мятежный батальон остановлен и уже возвращается в свои окопы. Однако на этом история не закончилась. Одновременно со штабом дивизии сообщение о прорыве боевой линии поступило в штаб корпуса. Встревоженный ген. Шольц сделал все что в его силах для ликвидации прорыва. К угрожаемому участку были двинуты подкрепления из 3-й рез. дивизии (занимавшей позиции севернее по берегу р. Древенц). Кроме того в штаб 37-й пех. дивизии было послано срочное приказание немедленно вернуть 75-ю пех. бригаду из наступления, чтобы "по возможности скорее" закрыть прорыв.
С русской стороны начальник штаба 6-й пех. дивизии полк. Штубендорф характеризует этот бой как "вялый":
"...Нижегородцы стояли перед сильной позицией противника у д. Мюлен, влево от них - никого, так как о 2-ой п. д. (23-го корпуса) у нас никаких сведений не было, остальные полки, входя в лесную полосу, как-то разбредались, теряли связь и с артиллерией и со Штабом дивизии и между собой. Создавалось определенное впечатление, что противник нас заманивает в лес, желая потом обрушиться на наш левый фланг и отрезать нас..." .
К ночи с 14(27) на 15(28) авг. штаб 6-й пех. дивизии перешел в Паульсгут. Из штаба корпуса было получено распоряжение на слудующий день продолжать выполнение задачи поставленной на 14(27) авг.
Меж тем наступление 41-й и 37-й пех. дивизий, назначенное на этот день развивалось. Батальоны 41-й пех. дивизии, ночевавшие на поле боя у Гросс Гардинен и Гансхорна начали выдвигаться к востоку уже с 4 ч. утра 14(27) авг. К 6 ч. утра 14(27) авг. дивизия достигла оз. Ковнаткен в р-не Скоттау, не встретив противника. Дальнейшее Евсеев, ссылаясь на Шефера, излагает следующим образом:
"В 41-й пех. дивизии с беспокойством ожидали дальнейшего развития событий. Чтобы не оставаться в бездействии, ген. Зонтаг хотел помочь 1-му арм. корпусу и в 7 ч. 00 м. приказал 74-й пех. бригаде с одним пехотным полком атаковать противника в тыл через Фредау на Уздау. Этот маневр не был, однако, произведен, напротив, два часа спустя ген. Рейзер (командир 74-й пех. бригады) сообщил, что 1-й дивизион 35-го арт. полка подтверждает отход противника из под Уздау в восточном направлении"
Ок. 6 ч. 14(27) авг. произошло столкновение авангарда дивизии (3-й б-н 152-го пех. полка, 2-й эск. 10-го драг. полка и ротой сапер) с русскими в 2-х километрах восточнее Скоттау. Ок. 8 ч. 14(27) авг. артиллерия 75-й бригады (37-я пех. дивизия), части которой выдвигались к перешейку между озерами Конти и Тимау, открыла огонь по позициям русских в районе Янушкау В докладе комиссии ген. Пантелеева, основывающемся на показаниях очевидцев, говорится, что:
"Окопы, занятые Калужским и Либавским полками, буквально осыпались бомбами и шрапнелями тяжелой германской артиллерии производившими на людей потрясающее моральное впечатление. Наша полевая артиллерия не могла состязаться с дальнобойными тяжелыми пушками противника"
Положение 1-й бригады 2-й пех. дивизии ген. Мингина на позиции у Янушкау было угрожающим. Уступая противнику в численности и артиллерии, бригада не имела соседей ни справа ни слева. Никаких резервов, которыми можно было бы парировать обход противником флангов также не было. Вскоре после начала кононады левый фланг позиции был обойден вражеской конницей с конной артиллерией, которая повела обстрел вдоль позиции. А через некоторое время обнаружилось движение колонн вражеской пехоты в обход левого фланга. Начавшийся отход полков бригады, который грозил принять совершенно беспорядочный характер, ген. Мингину удалось остановить только ок. 12 ч. 14(27) авг. на позиции западнее Франкенау. Роты сильно перемешались. Часть их успела отойти далеко за Франкенау. Сбор и устройство частей продолжались до темноты. Противник не преследовал
Причиной пассивного поведения пртивника было упоминавшееся выше известие о панике в районе Мюлена и приказ 75-й пех. бригаде срочно вернуться для восстановления положения. В итоге ген. Бекман приказал бригаде для ускорения марша оставить ранцы и спешно двигаться к Мюлену. К моменту когда бригада достигла угрожаемого участка ситуация уже выяснилась и опасность миновала, но возвращаться назад измотанные маршами части бригады были уже просто не в состоянии и потому были оставлены во втором эшелоне дивизии Унгера.
Что касается 2-й бригады 2-й пех. дивизии, с которой ген. Мингин стремился соединиться, то она совершенно утратила боеспособность. С рассветом 14(27) авг. остатки бригады, проведя ночь в деревне Липпау, без всякого давления со стороны противника, соприкосновение с которым было потеряно, стали отступать к Нейденбургу. Состояние отходивших частей в докладе комиссии ген. Пантелеева характеризуется следующими словами:
"Хаос был полный. Батальоны и роты совершенно перепутались, люди были страшно утомлены, патронов на руках почти не было, не было третий день ни хлеба ни сухарей"
Командир 8-го Эстляндского пех. полка доносил о состоянии своего полка:
"...людей имею 450 чел. 2-й день люди не кормлены, обозов нет, запасы расходую. Люди переутомлены и нервны до того, что в каждой соседней части видят врага".
Получив известие об отступлении частей 2-й пех. дивизии к Нейденбургу, ген. Самсонов выслал им навстречу офицера Генерального штаба с приказанием остановить отход и привести части в порядок. Отход войск, оказавшихся по б.ч. бойцами 8-го Эстляндского полка с полубатареей 2-й арт. бригады, был остановлен под самым Нейденбургом. Но состояние частей было настолько безнадежным, что командующий армией не признал возможным немедленно возвращать их в боевую линию дивизии и разрешил оставаться на бивуаке у города, распорядившись выдать им хлеб из находившегося в городе транспорта. Было решено, что батальоны примкнут к остальным частям дивизии у Франкенау утром 15(28) авг.
Меж тем в районе действий дивизии появился штаб 23-го арм. корпуса во главе с ген. Кондратовичем. Ок 3 ч. 14(27) авг. в Млаве, где размещался штакор-23, было получено переданное ген. Самсоновым через полк. Крымова распоряжение для ген. Кондратовича - прибыть в Нейденбург и руководить действиями как 2-й пех. дивизии, так и полками 3-й гв. дивизии, которые прибывали сюда из Млавы (ожидался подход л-гв. Кексгольмского полка). Исполняя это приказание, штаб корпуса ок 8 ч. 14(27) авг выехал на трех автомобилях из Млавы. Миновав Нейденбург, чины штаба встретили отходившие батареи 2-й арт. бригады в сопровождении малочисленных пехотных отрядов, оказавшихся остатками 7-го Ревельского полка. Ген. Кондратович распорядился остановить отход частей и расположить их на позиции у деревни Лютфинкен. Прибыв между 14 и 15 чч. 14(27) авг. на позицию частей 2-й пех. дивизии у Франкенау, ген. Кондратович получил доклад ген. Мингина о положении его частей. Положение это было весьма скверным. Полки дивизии понесли тяжелые потери (от Ревельского полка осталось 200-300 чел) Подвоз продовольствия так и не был налажен с самого начала наступления. Сухари кончались. Эвакуация раненых так же отсутствовала. Пробыв здесь до вечера 14(27) авг. ген. Кондратович со штабом корпуса уехал в Нейденбург, где размещался штаб 2-й армии.
Что касается действий л-гв. Кексгольмского полка, то он с рассветом 14(27) авг. вместе с 3-й батареей 3-й гв. арт. бригады (полк. Беляев) выступил из Сольдау и к наступлению темноты прибыл в Ронцкен.
Завершая изложение событий на фронте 41-й германской пех. дивизии, нужно сказать, что попытка ген. Зонтага наступать в южном направлении для поддержки наступления 1-го корпуса не получала развития. Вскоре после того как в штабе 8-й армии было получено донесение о взятии Уздау (произошедшем ок. 12 ч. 14(27) авг.) ген. Гинденбург, находясь на полевом командном пункте штаба армии во Фрогенау, направил ген. Грюнерта в штаб 41-й пех . дивизии с тем чтобы изменить направление ее движения с южного на северо-восточное (Ваплиц)) Текст распоряжения, приводимый Евсеевым, звучит так.
"Напрягая все силы, выступить еще сегодня в через Ваплиц в направлении Паульсгут и при малейшей возможности принять участие в бою южнее Хохенштейна, хотя бы только своей артиллерией"
Приказ был продублирован телефонограммой в штаб 20-го арм. корпуса Эта задача не вызвала большого энтузиазма у командира 41-й пех. дивизии. Он указал, что исполнение ее будет непростым делом, поскольку противник находится между Буякеном и Франкенау и т.о. дивизии придется маршировать перед его фронтом. К тому же по расчету времени и пространства выходило, что колонна дивизии может достигнуть Ваплица только ночью, когда артиллерия не сможет вести эффективный огонь. По поводу первого возражения ген. Зонтага ген. Грюнерт предположил, что у Франкенау находятся остатки потерпевшего накануне поражение русского корпуса, которые вполне безвредны. Так или иначе, но во исполнение этого приказа ген. Зонтаг отдал распоряжение о марше западнее оз. Ваплиц. Авангард дивизии выступил ок. 13 ч. 30 м. 14(27) авг. Утомление войск сделало необходимым привал у Туровкен, с которого колонны тронулись только ок. 17 ч. 14(27) авг. В итоге дня ген. Зонтаг принял решение не развивать наступление далее линии Янушкау, юж. берег оз. Мюлен
На фронте 15-го арм. корпуса 14(27) авг. происходило следующее. К утру в штабе 15-го арм. корпуса выяснилось, что противник занимает не только Мюлен, но имеет укрепленные позиции к северу от него по берегу р. Древенц фронтом на восток. Силы германцев оценивались приблизительно в корпус. Дальнейшее движение на север, предписываемое штабом армии ген. Мартос признавал невозможным, имея на фланге столь значительную группировку. Поэтому уже с ночи 13(26)/14(27) штаб 15-го арм. корпуса принимает ряд мер, которые должны были подготовить атаку германской позиции. 21-й пех. Муромский полк, находившийся с двумя батареями 6-й арт. бригады в составе колонны полк. Новицкого у Грислинена, был поднят и переброшен к Мюлену для усиления ген. Ильинского (22-й пех. полк) Т.о. части 6-й пех. дивизии расположились на фронте Омен, Мюлен, имея 24-й пех. полк в дивизионном резерве. Артиллерия 6-й арт. бригады была частично распределена по полковым участкам, а оставшиеся батареи сконцентрированы на опушке леса западнее Паульсгута, гда располагался и штаб 6-й пех. дивизии Оставшиеся части колонны полк. Новицкого (1-я бригада 8-й пех. дивизии) были возвращены от Грислинена к Надрау. После этого маневра Хохенштейн оказался занят лишь полуротой 2-й саперной роты. 2-я бригада 8-й пех. дивизии вместе со штабом дивизии ок. 2 ч. 14(27) авг. была поднята и из Хохенштейна переброшена к перекрестку дорог северо-западнее Лихтейнена. Штаб 8-й пех. дивизии находился в Кенигсгуте. Обозы корпуса предписывалось к рассвету 14(27) авг. сосредоточить к Шведриху. Штаб корпуса располагался в Надрау. Предполагалось, что днем 14(27) авг. 2-я бригада 6-й пех. дивизии будет атаковать фронт Мюлен, Дробниц (последний пункт исключительно); 2-я бригада 8-й пех. дивизии должна была наступать непосредственно на Дробниц Для прикрытия левого фланга корпуса и его коммуникаций, ввиду неудач 2-й пех. дивизии, в район Ваплица был выдвинут отряд полковника Новицкого в составе 30-го пех. полка, батальона 21-го пех. полка, полуроты сапер и 2-го дивизиона 8-й арт. бригады. 29-й пех. полк с мортирной батареей остался у Надрау в качестве резерва командира корпуса Из за постепенной смены фронта наступления корпуса с северного на западное с ночи 13(26)/14(27) авг. обозы дивизий коруса начали перепутываться на путях.
Еще утром 14(27) авг. ген. Мартос запросил поддержки 13-го арм. корпуса в атаке фронта неприятеля у Мюлена и далее по р. Древенц. Та же просьба была направлена и в штаб армии Командиру 2-й пех. дивизии ген. Мингину было послано написанное в резком тоне приказание поддержать наступление корпуса на Мюлен с упреками за действия 2-й пех. дивизии 13(26) авг.
С утра на фронте назначенных к наступлению частей 15-го арм. корпуса началась артиллерийская кононада.
Части 2-й бригады 8-й пех. дивизии развернулись к западу и северо-западу от Лихтейнена и при поддержке 2-го дивизиона 8-й арт. бригады повели наступление на Дробниц, который был очевидно назначен исходной позицией для дальнейшего совместного с 6-й пех. дивизией наступления. К 8 ч. 14(27) авг. батальоны 32-го пех. полка отбросили эскадроны спешенной кавалерии противника и овладели Дробницем. Два батальона 31-го пех. полка двигались правее цепей 32-го полка. Один батальон 31-го полка находился на уступе за правым флангом боевой линии и последний батальон оставался к северо-западу от Лихтейнена на позиции арт. дивизиона в качестве резерва командовавшего бригадой командира 31-го пех. полка полк. Лебедева. Наступление проходило в сложных условиях, поскольку открытая местность у Дробница и командующий левый берег Древенца давали германцам сильные преимущества над наступающими. К тому же арт. дивизион, попав под огонь артиллерии противника должен был сменить свою позицию и т.о. пехота оказалась без поддержки.
Ок. 10 ч. 30 м. 14(27) авг. ген. Торклус, удовлетворенный результатами артиллерийского огня, отдал приказ о начале атаки. Наступление повидимому имело некоторые успехи, но в итоге оно было отражено и к 14 ч. 14(27) авг. русские должны были вернуться на исходные позиции
Одновременно с атакой 6-й пех. дивизии в 10 ч. 30 м. 14(27) авг. перешла в наступление и 2-я бригада 8-й пех. дивизии. 32-му пех. полку удалось продвинуться к р. Древенц и даже овладееть мостовой переправой у Клейн Поцдорфа, однако сильный огонь неприятеля, потери, отход 6-й пех. дивизии вынудили наступавших возвратиться. В это время был ранен командир 32-го полка полк. Иванов и в командование вступил полк. Нейшильд
Ок. 16 ч. 14(27) авг. части 6-й пех. дивизии предприняли еще одну попытку овладеть германскими позициями у Мюлена, но она окончилась также безрезультатно. Удалось лишь подойти к окопам противника на 300-400 шагов Этот день боев стоил 6-й пех. дивизии 2000 чел., а также двух орудий и двух пулеметов
Ок. 18 ч. 30 м. 14(27) авг. огнем германской артиллерии деревня Дробниц была зажжена, после чего атакой резервной пехоты части 32-го пех. полка были отброшены из деревни и окопались на возвышенности восточнее.
Вечером 14(27) авг. ген. Мартос доносил в штаб армии о положении на правом фланге корпуса:
"14 авг. 1914 г. 8 ч. 10 м. вечера.
Надрау. Командующему армией.
№2
Карта 2? вер. в дм
Части правой колонны корпуса к вечеру 14 авг. подошли на одну версту к д. Дробниц и, поражаемые сильным шрапнельным огнем, не могут продвинуться далее. Кроме артиллерии перед ними и пехота противника. Части перемешались и с трудом был восстановлен порядок. Много раненых. Полки окапываются. 2-я бригада 1-й пех. дивизии все еще стоит у дер. Зауден. Только что послал предписание начальнику 8-й пех. дивизии присоединить ее к правой колонне вашим именем. Летчики доносят, что в полосе западнее оз. Мюлен видны отступающие на юго-запад и запад многочисленные колонны. Со стороны дер. Витигвальде (в 10 верстах к северо-западу от Хохенштейна) аэропланы были обстреляны артиллерийским огнем батареи, расположенной в окопах. На всем пространстве, где отходят войска противника - зарево пожаров.
Мартос"
Ок. 24 ч. 14(27) авг. батальоны 32-го пех. полка вновь перешли в атаку и вернули Дробниц
Что касается действий 13-го арм. корпуса 14(27) авг., то они разворачивались без всякого противодействия противника. В соответствии с директивой штаба армии №5 корпусу надлежало наступать на Алленштейн. Однако еще утром в штабе корпуса была получена депеша от ген. Мартоса с просьбой поддержать 15-й корпус в завязавшемся бою занятием Хохенштейна. Ген. Клюев принял решение двинуть весь корпус для содействия соседу о чем и донес в штаб армии в 9 ч. 40 м. 14(27) авг.:
"Алленштейн, по сведениям, занят слабо. Предоставляю его другому корпусу Сам иду на помощь 15-му корпусу.
Клюев"
Однако вскоре пришла новая просьба ген. Мартоса:
"Настоятельно прошу, с разрешения командующего армией, двинуть одну бригаду на Хохенштейн"
В связи с этим было решено двинуть к Хохенштейну только 2-ю бригаду 1-й пех. дивизии с дивизионом 1-й арт. бригады (три батареи), а остальными силами корпуса занять Алленштейн. Виду этого уже успевшей выступить в сторону Алленштейна и пройти 8-10 км колонне 2-й бригады было послано распоряжение вернуться и маршировать в прямо противоположном направлении на Хохенштейн Руководство бригадой возлагалось на командира 4-го пех. Копорского полка полк. Чуть. Действия этой колонны однако никаким успехом не увенчались.
4-й пех. полк ок. 12 ч. 14(27) авг. миновал Хохенштейн и, выдвинувшись несколько юго-западнее города, начал разворачиваться в боевой порядок, предполагая повидимому наличие поблизости противника. Поскольку это развертывание, выводившее батальоны 4-го пех. полка на тылы 8-й пех. дивизии, наблюдалось штабом 8-й пех. дивизии, находившимся у Кенигсгута, то были немедленно приняты меры для ориентировки руководства бригады об обстановке. Последнему было сообщено, что части 8-й пех. дивизии ведут бой у Дробница, а бригаде 1-й пех. дивизии следует сосредоточиться у Сауден (т.е. очевидно дождаться подхода 3-го пех. полка), после чего наступать на запад, имея целью охват фланга противника у Гросс Кирштейнсдорфа движением на Рейхенау.
3-й пех. Нарвский полк подошел к Хохенштейну несколько позже. При прохождении через город отмечались случаи грабежа и только энергичными усилиями офицеров полка порядок был восстановлен Ок. 13 ч. 14(27) авг., когда части бригады были видимо признаны вполне сосредоточившимися, была предпринята попытка наступления.
В 16 ч. 14(27) авг. на КП 8-й пех. дивизии прискакал отправленный со штабом 2-й бригады казачий офицер конвоя штаба 8-й пех. дивизии с известием о событиях во 2-й бригаде. Оказалось, что колонна бригады миновала Швейтайнен и Платейнен. В этот момент командующий бригадой решил не маршировать на Рейхенау, несмотря на то, что вперед уже была отправлена разведка достигшая линии Рейхенау, Кальва, а сразу двинуться на Гросс Кирштейнсдорф. Колонна свернула с шоссе на Рейхенау и двинулась на Луткенвальде, когда, втянувшись в Яблонкенский лес, была обстреляна артиллерийским огнем с юга и ружейным - с запада. Вспыхнула паника. Части в беспорядке отступили. Штабу 8-й пех. дивизии ничего не оставалось, как назначить местом сбора расстроенных частей деревню Швейтайнен
Дальнейшее в докладе комиссии ген. Пантелеева описывается в следующих словах:
"Таким образом, полки 2-й бригады 1-й пех. дивизии находились с 12 ч. дня 14 (27) авг. немного западнее Хохенштейна, в бой введены не были, никакой поддержки частям 15-го корпуса, изнемогавшим в бою при Мюлен (верстах в 8-ми к юго-западу от Хохенштейна), не оказали. Утомление, в связи с противоречивыми, неопределенными приказаниями и полным бездействием, невдалеке от поля боя, привели людей в напряженное состояние, которое разрешилось в тот же вечер полною паникою. В то время как полки, двигаясь обратно к месту ночлега близ Хохенштейна, проходили вдоль шоссе, вдоль которого вытянулись обозы, раздались без всякой, повидимому, причины крики "Кавалерия!". Люди начали кидаться в сторону, по шоссе через всю колонну пронеслись артиллерийские передки, внося полное смятение во всей колонне, все части перемешались, открылась беспорядочная стрельба, оказались убитые и раненые - офицеры и нижние чины. Только с большим трудом удалось внести некоторое успокоение, собрать и распутать части, но окончательно успокоить людей так и не удалось"
Остальные части 13-го арм. корпуса достигли Алленштейна и в тот же день 14(27) авг. ок. 16 ч. заняли его, не встретив никакого противодействия. Однако, поскольку из-за отсутствия разведки предполагалось наличие противника, выдвижение к городу производилось крайне осторожно и заняло много времени.
Комендантом города был назначен ген. Калюжный, который получил распоряжение взыскать с города контрибуцию в 100 тыс. марок, за перестрелку с казачьим разьездом. Однако вскоре было решено, что будет много полезнее получить вместо денег дневную ному хлеба, сахара и соли на весь личный состав корпуса.
В штаб армии ген. Клюев доносил:
"Последняя телеграмма, которую я получил от ген. Мартоса, была такого содержания: "Прошу возможно скорее занять Хохенштейн, чтобы освободить находящиеся там войска", а вскоре вслед за этим от него была получена вторая телеграмма: "Настоятельно прошу с разрешения командующего армией одну бригаду двинуть на Хохенштейн". На основании этой телеграммы я изменил свое решение двинуться на помощь ген. Мартосу с большей частью своих сил и двинул одну бригаду, считая, что обстановка должна быть лучше известна ген. Мартосу. Вблизи Алленштейна противника не обнаружено, признаков нахождения 6-го корпуса вблизи нет и где он - не знаю... Завтра предполагаю двинуться с тем, что у меня есть, по направлению к Остероде, сознавая, насколько важно участие всех сил в происходящем генеральном сражении, но, конечно, весьма желательно участие в этом движении вместе со мною 6-го корпуса. Телеграмму командующего армией об одобрени моего движения к Алленштейну я получил уже в Алленштейне... Продовольствием и теперь корпус обеспечен плохо - дня на два-три, остальное в пути"
Вечером 14(27) авг. в штабе 13-го арм. корпуса было получено распоряжение штаба армии:
"Командующий армией требует энергичного содействия 15-му корпусу большею частью сил Вашего корпуса"
Между тем вечером 14(27) авг. в штабе 13-го арм. корпуса была получена полевая записка от начальника ближайшей к корпусу дивизии 15-го арм. корпуса
"По приказанию командующаго армией 13-й корпус подчиняется командиру 15-го корпуса. Командир 15-го корпуса приказал срочно двинуться для содействия 15-му корпусу, направляя удар в левый фланг противника"
Однако ген. Клюев счел невозможным немедленное выполнение этого распоряжения, поскольку войска были сильно утомлены предшествующими маршами и только что расположились на ночь. Выступление было назначено на следующее утро. Одновременно командир 13-го арм. корпуса, сознавая, что предстоявший переход в 30 верст делает вероятность ввода в бой всех сил корпуса на следующий день весьма невысокой, направил ген. Мартосу полевую записку, в которой сообщал, что предписанный его корпусу маневр имеет смысл только если 15-й корпус сможет сохранить свои позиции до 16(29) авг., когда вполне возможно будет развернуть все силы 13-го арм. корпуса для участия в бою












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Восточно-Прусская операция. Август 1914 г.
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik