Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Восточно-Прусская операция. Август 1914 г.
Русская армия в Великой войне: Восточно-Прусская операция. Август 1914 г. Часть 6.1

6. События на фронте 2-й армии 3(16)-12(25) августа.

6.1 Марш 2-й армии 3(16)-10(23) авг.

Во исполнение директивы штаба фронта №2 от 31 июля (13 авг.) командующий 2-й армией ген. от кавалерии Самсонов 3(16) авг. отдает директиву войскам своей армии.
"Директива
Войскам 2-й армии
№ 1
Белосток
Противник на фронте 2-й армии без перемен, лишь на фронте Решки-ст. Рутен (между Бяла и Иоганнисбург) обнаружено ок. дивизии пехоты 17-го корпуса. Нейденбург сильно укрепляется.
4 авг. наша 1-я армия переходит в наступление с линии Вержболово-Сувалки на фронт Инстербург-Ангербург. Левофланговый ее корпус (4-й) направляется на Ангербург, имея заслон к стороне Летцен.
2-й армии, усиленной гвардейским и 1-м арм. корпусами, перейти в наступление на фронт Летцен, Руджаны, Ортельсбург, Пассенгейм (на карте 10 верст "Шеуфельсдорф"), направляя главный удар в обход мазурских озер с запада, с целью разбить противника, действующего в заозерном районе и отрезать его от Вислы. Для чего:
2-му арм. корпусу - обеспечивать правый фланг армии от покушений противника, могущего дебушировать из проходов Летценской озерной полосы.
Для сего наступать на фронт Летцен, Иоганнисбург, действуя энергично против фронта Арис, Иоганнисбург и прикрывая себя от ударов со стороны Летцен.
Наступление начать 4 авг. Линией, разграничивающей районы 2-го и 4-го корпусов, назначается линия Липовка, Поломен, Солтманен, Летцен, причем эта линия принадлежит 2-му корпусу.
Остальным корпусам, кроме 1-го, начать наступление 5 авг. При этом для наступления 6-му, 13-му и 15-му корпусам предоставляются полосы, указанные в приказе 2-й армии от 1 авг. за №1, как районы разведки. 23-му корпусу (без 3-й гв. пех. дивизии и 1-й стр. бригады) предоставляется дорога Новогеоргиевск, Покржевнице, Голымин, Опинагура, Грудуск, Куклины. 1-му арм. корпусу начать наступление 4 авг.; дорога Новогеоргиевск, Насельск, Цеханов, Млава и пути к западу от нее.
6-му, 13-му, 15-му и 1-му корпусам 5 авг. дойти до линии Добры Ляс, Збойна, Грабовек, Ружецк, Маков, Помаски, Сонск (р. Сана); 6 авг.: Пупковизна, Липники, Воля Блендовская, Единорожец, Прасныш, Пнево; 7 авг.: Домброве, Пелты, Воллендовская, Хоржеле, Кржиновлога, Жабоклик, Млава.
23-му корпусу дойти 6 авг. до Пшеводово; 7 авг. до Муравы.
Гвардейскому корпусу сосредоточиться в районе Варшава, Новогеоргиевск.
4-й кав. дивизии (без 4-го уланского полка) - обеспечить правый фланг 6-го корпуса со стороны Мазурских озер и связать его со 2-м корпусом, действуя в районе между 6-м и 2-м корпусами.
6-й кав. дивизии - разведывать в полосе, ограниченной справа линией Прасныш, Янов, Мочиска, а слева шоссе Новогеоргиевск, Млава (включительно).
15-й кав. дивизии - обеспечивать левый фланг армии, ведя разведку в полосе ограниченной, справа - шоссе Новогеоргиевск, Млава (исключительно), а слева - линией Плонск, Дробин, Бежунь, Туржа, Страсбург
Штаб армии - 5 авг. утром перейдет в Остроленка
Командующий 2-й армией
ген. от кавалерии Самсонов
Начальник штаба
ген.-майор Постовский"
На содержание этой директивы штаб фронта отреагировал следующим образом:
"Белосток. Ген. Самсонову
На основании одобренных предположений моих, изложенных в директиве №2, фронт наступления для 2-й армии, к западу от Мазурских озер, указан от линии Мышинец, Хоржеле на Руджаны, Пассенгейм. Вы растянули ваш левый фланг до Жабоклик, благодаря чему фронт трех корпусов 2-й армии растянут при подходе к границе на 60 верст, что считаю чрезмерным. Ввиду того, что 1-й корпус, являясь резервом верховного главнокомандующего, дан в ваше распоряжение для поддержки ваших сил, считаю более правильным выдвинуть в первую линию 2-ю пех. дивизию"
Несмотря на такое недвусмысленное указание главнокомандующего фронтом, никаких распоряжений для исправления своих намерений штабом армии отдано не было, и войска исполняли директиву в том виде в каком ее отдал штаб армии.
Впоследствии в докладе правительственной комиссии, занимавшейся расследованием условий и причин катастрофы 2-й армии, была дана следующая оценка решения ген. Самсонова:
"Сопоставляя эту директиву с директивой ген. Жилинского от 31 июля №2, нельзя не придти к заключению, что ген. Самсонов уклонил 6-й, 13-й и особенно 15-й корпуса, сравнительно с предписанным ему направлением, более нежели на 20 верст к западу и при этом растянул фронт трех корпусов главных сил армии более нежели на 70 верст (Пупковизна-Жабоклик).
Такое уклонение к западу и растянутость фронта армии штаб 2-й армии мотивировал (показания начальника штаба 2-й армии ген.-майора Постовского) желанием получить большую свободу маневрирования и глубже охватить фланг противника.
Однако в действительности столь значительное уклонение ядра 2-й армии к западу делало для этой армии трудным выполнение возложенной на нее задачи - выйти на линию Растенбург-Зеебург, чтобы охватить с фланга и разбить отступавшего перед 1-й армией противника, так как этим уклонением к западу ген. Самсонов удлинил пути своего наступления к границе более нежели на целый переход, настолько же приблизил свой левый фланг под удар противника, наступавшего со стороны нижней Вислы, и вместе с тем совершенно оторвался от 1-й армии, что давало противнику возможность свободно маневрировать в промежутке образовавшемся между 1-й и 2-й армиями и бить их порознь...
Настойчиво проводимая командующим 2-й армией идея наступления в западном направлении, по-видимому, не была вновь назревшей под влиянием создавшейся обстановки, так как еще 29 июля, до начала операции, ген. Самсонов передал начальнику штаба главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта записку о наивыгоднейших, по его мнению, действиях в Восточной Пруссии, в которой проводилась та же мысль наступления на запад. Однако эта записка не была доложена ген. Жилинскому по просьбе ген. Самсонова, как расходившаяся с уже утвержденным и проводившимся в исполнение планом дальнейших действий"
Исполняя директиву штаба армии, войска армии к вечеру 4(17) авг., то есть того дня, когда 1-я армия завязала бои с противником, достигли следующих рубежей: 26-я пех. дивизия 2-го арм. корпуса - Райгрод, 43-я пех. дивизия того же корпуса - Правдиске, штаб корпуса находился в Августове; 3-я гв. пех. дивизия достигла района Домброво дивизии 6-го арм. корпуса вышли в район Ломжи, 13-го арм. корпуса в район Остроленки; 6-я пех. дивизия 15-го арм. корпуса расположилась в Щевелькове, 8-я - в Залуже; штаб 23-го арм. корпуса вместе со 2-й пех. дивизией находился в Новогеоргиевске; дивизии 1-го арм. корпуса сосредотачивались в районе Новогеоргиевск, Велишево; Гвардейский корпус - в районе Варшава, Новогеоргиевск; здесь же находилась и 1-я стр. бригада; 4-я кав. дивизия - Кольно, 6-я и 15-я - Цеханов
К исходу дня 5(18) авг. войска 2-й армии достигли следующих пунктов: штаб 2-го арм. корпуса находился в Писсаницен; 43-я пех. дивизия этого корпуса вышла авангардами к Лыку, заняв фронт Цилясен, Сибба, причем у последнего пункта имело место перестрелка со слабым отрядом противника, отошедшим в Лык. Занятие Лыка предполагалось осуществить утром следующего дня; 26-я пех. дивизия беспрепятственно заняла Рыдзево; штаб 6-го арм. корпуса разместился в Новогроде, 4-я пех. дивизия находилась в Збойна, 16-я - Добры Ляс; штаб 13-го арм. корпуса ночевал в селении Нова Весь, 1-я пех. дивизия - Ружецк, 36-я - Обервя; штаб 15-го корпуса находился в Макове, 6-я пех. дивизия - Помаски, Маков, 8-я пех. дивизия - Гонсево, Кршижево; штаб 23-го арм. корпуса вместе со 2-й пех. дивизией располагались в Сероцк; 1-й арм. корпус достиг района Сонск
Вечером этого же дня 5(18) авг. из штаба 2-й армии в штаб фронта была отправлена следующая телеграмма:
"Гродно. Главнокомандующему фронтом
Вследствие очищения Млава противником и выяснившегося сосредоточения его значительных сил в районе Нейденбург, Сольдау задерживаю 1-й корпус, чтобы он стал уступом по отношению остальных корпусов.
2-ю дивизию, подтягивающуюся артиллерию и обозы выдвину в 1-ю линию только при разрешении задержать на сутки перволинейные корпуса; между тем вами приказано перейти границу 6 авг. 6171.
Самсонов"
В ответ ген. Жилинский телеграфировал 6(19) авг. (телеграмма ген. Самсонова была получена в штабе фронта только утром 6(19) авг.):
"Остроленка. Ген. Самсонову
6171. Задержка в наступлении 2-й армии ставит в тяжелое положение 1-ю армию, которая уже два дня ведет бой у Сталлупенен. Поэтому ускорьте наступление 2-й армии и возможно развейте ее операции, выдвинув, если для сего потребуется, и 1-й корпус. 1209.
Жилинский"
Раздраженный этими понуканиями ген. Самсонов ответил тогда же:
"Гродно. Главнокомандующему фронтом
1209. Армия наступает со времени вашего приказания безостановочно, делая переходы св. 20 верст по пескам, почему ускорить не могу. 7-го головы двух корпусов переходят границу. 6206.
Самсонов"
Тем же числом 6(19) авг. датирована очередная директива штаба 2-й армии:
"Директива
Войскам 2-й армии
№ 2
Остроленка
Более дивизии противника сосредоточено в районе Нейденбург, Сольдау, Гильгенбург передовые части у Млава. На фронте Хоржеле, Лончки - слабые части. В районе Иоганнисбург, Лык около дивизии. Лык 6 авг. занят войсками нашего 2-го корпуса.
1-я армия после удачного боя у Бильдервейчен продолжает наступление на фронт Иоганнисбург, Ангербург.
2-я армия 8 авг. продолжает наступление, для чего:
2-му корпусу - выполнять поставленную ему директивой №1 от 3 авг. задачу.
6-му, 13-му, 15-му и 1-му корпусам, наступая в полосах, указанных приказом по армии №1 от 3 авг., овладеть линией Фридриксфельде, Вален, Куцбург, Канвизен, Янов, Нова Весь, Млава.
23-му корпусу (без 3-й гв. дивизии и 1-й стр. бригады) - перейти в район у деревни Козичин.
Гв. корпусу (без одной бригады, оставленной в Варшава) - перейти в район г. Плоцк, обеспечивая левый фланг армии.
4-й кав. дивизии - выполнять задачу, указанную в директиве №1 от 3 авг.
6-й кав. дивизии - вести разведку в полосе ограниченной справа линией Млава, Сольдау, Гильгенбург, а слева Журомин, Лаутенбург, Лебау (включительно).
15-й кав. дивизии - разведывать в полосе ограниченной справа районом 6-й кав. дивизии, а слева линией Серпец, Страсбург, Бишофсверден.
Штаб армии - Остроленка
Командующий 2-й армией
ген. от кавалерии Самсонов"
Отдавая такие распоряжения, ген. Самсонов еще не знал, что в тот день решилась судьба гвардейского корпуса, относительно использования которого Ставка находилась в постоянном сомнении. С одной стороны существовало вполне понятное стремление возможно более усилить выступившую в поход 2-ю армию, но с другой хотелось иметь резерв - на всякий случай, а кроме того Ставке не давало покоя стремление развернуть операции на левом берегу Вислы. Так, если еще 4(17) авг. ген. Янушкевич сообщал ген. Жилинскому, что Верховный Главнокомандующий "не встречает препятствий к продвижению частей гвардейского корпуса, но целыми, организованными единицами, к северу от Новогеоргиевск в направлении на Цеханов" то уже 6(19) авг. он же телеграфировал в штаб Северо-Западного фронта: "... вам ни в коем случае не трогать из района Варшава, Новогеоргиевск гвардейский корпус, который должен быть в постоянной готовности к переброске на левый берег Вислы по личному повелению великого князя" После этой телеграммы ген. Жилинский вообще изъял гвардейский корпус из подчинения ген. Самсонова и, стремясь выяснить намерения Ставки относительно 1-го корпуса, телеграфировал в Барановичи:
"Барановичи. Ген.-лейт. Янушкевичу Во избежание недоразумений прошу сообщить, может ли 1-й корпус принять участие в атаке Сольдау. 1219.
Жилинский"
На что начальник штаба главковерха ответил на следующий день 8(21) авг.:
"Белосток. Ген. Жилинскому
1219. Главнейшим назначением 1-го корпуса является обеспечение наступательной операции 2-й армии со стороны Торн. Случае уверенности безопасности левого фланга 2-й армии со стороны Торн участие 1-го корпуса боях на фронте армии вполне допустимо. 3114.
Янушкевич"
К исходу 6(19) авг. расположение войск 2-й армии было следующим. Штаб армии расположился в Остроленке. Штаб 2-го арм. корпуса с 43-й пех. дивизией занимал Лык, 26-я пех. дивизия достигла Просткен. 4-я пех. дивизия 6-го корпуса располагалась в Липники, 16-я - в Лысе. 13-й арм. корпус занимал 1-й пех. дивизией Порцяки, 36-й - Заводы. 15-й арм. корпус 6-й пех. дивизией достиг Ольшевец, 8-й - Прасныша. 2-я пех. дивизия 23-го арм. корпуса вошла в Пшеводово, тогда как 3-я гв. дивизия из Домброва передвинулась в Августов. 1-й арм. корпус находился в районе Пнево. 4-я кав. дивизия по-прежнему оставалась в Кольно, 6-я - выдвинулась в Куклин, 15-я - в Шренск
Вечером 7(20) авг. штаб 2-й армии доносил в Белосток, что штаб 2-го арм. корпуса продолжал оставаться в Лык, тогда как авангарды дивизий корпуса достигли линии озерных дефиле - Юха, Росинско, отбросив небольшие части противника на Летцен. Казаки корпуса заняли Арис. Штаб 6-го арм. корпуса расположился в Мышинец, дивизии занимали авангардами: 4-я - Пелты, 16-я - Домброве. Штаб 13-го арм. корпуса занял Хоржеле. Дивизии этого корпуса достигли: 1-я - Ополенец, 36-я - Монтовиц. Штаб 15-го арм. корпуса вместе с 8-й пех. дивизией находился в Кржиновлога; 6-я пех. дивизия занимала Хошевку. 2-я пех. дивизия 23-го арм. корпуса достигла Муравы, тогда как штаб корпуса находился еще в Новогеоргиевске, а вторая дивизия корпуса (3-я гв. пех. дивизия) оставалась в районе Августов. Штаб 1-го арм. корпуса расположился в Ступск, тогда как дивизии корпуса достигли передовыми частями линии Тржцянка, Виснево, а авангард 22-й пех. дивизии занял Млава. 4-я кав. дивизия продолжала оставаться в Кольно, 6-я - в Куклин, 15-я переместилась в Нова Весь
8(21) авг. части 6-го корпуса перешли границу в районе Домброва, Пелты. 13-й корпус перешел границу в районе Хоржеле, Зарембы и к вечеру овладел районом Данкгейм, Вилленберг, причем у последнего пункта имела место перестрелка с незначительным отрядом противника. Дивизии 15-го корпуса вышли к границе в районе Роген, Янов, Нова Весь, Дмохи. 1-й корпус оставался в районе Млава Дивизии 2-го арм. корпуса к исходу дня находились в следующих пунктах: 43-я пех. дивизия - Юха, Арис, Клауссен; 26-я пех. дивизия занимала одной бригадой Кл. Кессель, Росткен, один пех. полк другой бригады располагался в Дригален, другой - в Лык, где продолжал находиться и штаб корпуса
К 8(21) авг. относится следующая телеграмма начальника штаба армии, в которой повидимому передавалось распоряжение штаба фронта.
"Главнокомандующий приказал: германских железных дорог не разрушать ввиду необходимости сохранить их для нашего наступления. № 6249".
Во второй половине дня 8(21) авг. штаб 2-й армии дал новую директиву подчиненным войскам:
"Директива
Войскам 2-й армии
№3
Остроленка
На фронте противника без перемен.
1-я армия продолжает наступление.
2-й армии на 9 авг. приказываю.
2-му арм. корпусу: продолжать выполнение задачи, поставленной ему в директиве №1 от 3-го авг.
6-му арм. корпусу: наступая в направлении на район Ортельсбург, приступить к подготовке операции по овладению Ортельсбург.
13-му арм. корпусу: оставаться на линии Куцбург, Канвизен, имея в виду возможность движения, по моему указанию, или в обход Ортельсбург с запада, или Нейденбург с севера.
15-му и 1-му арм. корпусам: имея общей задачей овладеть районом Нейденбург, Сольдау, приступить к подготовке этой операции, 15-му корпусу против линии Нейденбург, Кослау, а 1-му - против линии Кослау (включит.), Сольдау. При слабости противника - немедленно энергично атаковать. При наступлении 15-му корпусу предоставляется полоса между линиями Янов, Напивода и Нова Весь, Кослау, а 1-му корпусу к западу от последней линии до линии Млава, Сольдау (включительно).
23-му арм. корпусу: (временно без 3-й гв. пд и 1-й стр. бр.) - перейти к Млава.
6-й кав. дивизии: не оставляя разведки в полосе, указанной в директиве №2, содействовать 1-му корпусу в наступлении на Сольдау, охватывая противника с его правого фланга.
15-й кав. дивизии: выполнять задачу, поставленную в директиве №2 от 7-го авг.
4-й кав. дивизии: перейти в район Липники, Дембы. Обеспечивать тыл 6-го корпуса со стороны Иоганнисбургских лесов, поддерживая связь со 2-м корпусом. Разведку вести в полосе между р. Писсой и линией Домброве, Ортельсбург.
Гв. корпус: приказанием Главнокомандующего изъят из состава армии.
3-я гв. пех. дивизия: перевозиться из Августов по железной дороге к Цеханов и Млава. Сюда же в состав 23-го корпуса направлена из Новогеоргиевск 1-я стр. бригада.
Штаб армии - Остроленка
Командующий 2-й армией
ген. от кавалерии Самсонов
Начальник штаба
ген.-майор Постовский"
Эта директива, согласно которой большей части корпусов армии предписывалось затратить весь день 9(22) авг. на "подготовку" к атаке противника, вызвала довольно резкую реакцию в штабе фронта. На следующий день в Остроленку пришла следующая телеграмма:
"Остроленка. Ген. Самсонову
Верховный Главнокомандующий требует, чтобы начавшееся наступление корпусов 2-й армии велось самым энергичным и безостановочным образом. Этого требует не только обстановка на Северо-Западном Фронте, но и общее положение. Данную Вами на 9-е авг. диспозицию признаю крайне нерешительной и требую немедленных и решительных действий. 1145.
Жилинский"
В ответ на это, довольно унизительное напоминание, ген. Самсонов в тот же день телеграфировал:
"Белосток. Ген. Орановскому. Прошу доложить Главнокомандующему: кажущаяся нерешительность в действиях вызывалась необходимостью тщательной рекогносцировки укрепленной позиции, большим утомлением войск, на что указывают все командиры корпусов, необходимостью подтянуть отставшую 2-ю пех. дивизию, неполным составом 1-го, 6-го и особенно 23-го корпусов, неустройством хлебоснабжения и отсутствием овса. 6295.
Самсонов"
По поводу постоянных упреков в медлительности, бросавшихся штабом фронта командованию 2-й армии, можно сказать следующее. Упреки эти были в целом основательны. Позже, давая показания правительственной комиссии, ген. Жилинский говорил, что переходы, делавшиеся корпусами армии не превышали 12-14 верст в день, т.е. не были особенно напряженными. Поэтому ссылки штаба 2-й армии на сильное утомление войск вызывали в штабе фронта подозрительное отношение. К тому же, говорил ген. Жилинский, впоследствии (13(26)-14(27) авг.), отступая, 6-й и 23-й корпуса преодолели тот же путь от Нарева до границы за два дня, вместо шести, затраченных на него во время выдвижения к границе при наступлении. В связи с этим в докладе комиссии говорится:
"Не отвергая справедливости последнего указания ген. Жилинского, нельзя, однако, не указать, что по показанию всех спрошенных по делу свидетелей, непрерывные, без дневок, марши со 2-го по 9-е авг., в жаркую погоду, по тяжелым песчаным дорогам, действительно крайне утомили войска.
Причиною такого утомления людей, несмотря на сравнительную медленность движения всей армии, являлась, по-видимому, нераспорядительность ближайшего начальства, которое несвоевременно рассылало в части войск приказы о дальнейшем движении (весьма часто эти приказы получались только утром), вследствие чего полки, приготовившиеся к выступлению к 6-ти часам утра, в действительности выступали только в 10-12 часов дня и не всегда удачно выбирали колонные дороги (например, 1-й бригаде 8-й пех. дивизии на 9 авг. была указана дорога, удлинившая ее путь более нежели на 10 верст)"
Выполняя директиву №3, корпуса армии 9(22) авг. продолжали наступление. Дивизии 1-го арм. корпуса ок. 19 ч. 30 мин. заняли Сольдау. 15-й корпус овладел Нейденбургом и продолжал двигаться дальше. 13-й корпус продолжал оставаться в районе Данкгейм, Вилленберг в готовности двинуться в обход либо Нейденбурга, либо Ортельсбурга. Части дивизий 6-го арм. корпуса выступили из района Домброва, Пелты на Ортельсбург. Ок. полудня следовавший в авангарде колонны 16-й пех. дивизии батальон 62-го Суздальского полка обнаружил проволочные заграждения и укрепленную позицию на опушке леса южнее Ортельсбурга и остановился. Последующее изложено в журнале боевых действий 6-го арм. корпуса следующим образом.
"Сведений о местонахождении 4-й пех. дивизии и ее действиях в это время не было никаких. Дабы избежать разрозненности в действиях колонн, командир корпуса послал старшего адъютанта штаба корпуса генерального штаба капитана Рудского к начальнику 16-й пех. дивизии с словесным приказанием наступающим частям колонны подтянуться и дальше занятой опушки леса не продвигаться до особого распоряжения. Вместе с тем посланному адъютанту было приказано произвести рекогносцировку позиции противника. Рекогносцировка обнаружила ряд проволочных заграждений впереди наших частей. Устоями для заграждений служили столбы из накатника, расположенные в три линии; вдоль столбов были протянуты стальные тросы, а по диагоналям и в разных направлениях между столбами - колючая проволока. Высота заграждений 5 фут. (1,5 м). Вдоль заграждений, несколько сзади них, видны были блокгаузы серого цвета, двухэтажные, ок. 3,5 саж. (7,5 м) по фронту и в глубину с рядом бойниц для ружей и пулеметов. Из одного блокгауза было произведено несколько выстрелов. Заграждения, блокгаузы и несколько окопов за ними имели очень внушительный вид. Тем не менее войска противника нигде себя не обнаруживали, что дало возможность начальнику авангарда правой колонны, командиру 62-го Суздальского пех. полка полк. Галицкому перейти в наступление и овладеть без боя г. Ортельсбург. В 6 ч. 10 м. вечера было сообщено об этом в штабы армии и соседних корпусов. Штаб корпуса вошел в город в 7 ч. 10 м. вечера. Жители из города почти все бежали"
Этим же днем 9(22) авг. датировано распоряжение штаба фронта, согласно которому 2-й арм. корпус, который тогда же частями 26-й пех. дивизии занял Иоганнисбург, был выведен из состава 2-й армии и передан в подчинение штаба 1-й армии
Интересные подробности занятия Нейденбурга приводит в своих воспоминаниях полк. Богданович. Согласно его изложению 1-я бригада 6-й пех. дивизии под командованием ген-м. Ильинского получила задачу обойти Нейденбург с запада через Кандиен. Ночлег бригады предполагался в Пильграмсдорфе. Ок. 12 ч. 9(22) авг. бывший при бригаде 1-й дивизион 8-й арт. бригады получил приказ обстрелять гранатами южную часть Нейденбурга, в качестве репрессии за нападение, совершенное в городе на казачий разьезд 2-го Оренбургского каз. полка, хотя депутация жителей уверяла, что город свободен. Огонь был открыт ок. 14 ч. 9(22) авг. Каждая батарея дивизиона выпустила по 25-30 гранат, после чего огонь был прекращен. 2-я бригада 6-й пех. дивизии, при которой находился и штаб дивизии во главе с ген. Торклусом, двигалась в этот день прямо на Нейденбург. 2-я бригада 8-й пех. дивизии со штабом дивизии и 15-м мортирно-артиллерийским дивизионом 9(22) авг. также наступала на Нейденбург, который и заняла ок 16 ч. 9(22) авг., расположившись на ночлег в северной части города. Комендантом города был назначен полк. 32-го пех. полка Запасник, который прежде всего принял меры по восстановлению порядка в городе и тушению пожаров. 1-я бригада дивизии под командованием ген-м. Богацкого, перейдя 8(21) авг. из Прасныша в Хоржеле, 9(22) авг. совершила марш из Хоржеле в Валлендорф через Вилленберг, куда и прибыла ок. 18 ч. 9(22) авг. Затем ок. 23 ч. 9(22) авг. бригада была вновь поднята и двинута вперед и после ночного марша к 5 ч. 10(23) авг. достигла района Грюнфлис, проделав в общей сложности этими двумя маршами (ночным и дневным) ок. 48 верст похода
Еще не имея сведений о положении корпусов и о взятии Нейденбурга и Сольдау командующий 2-й армией телеграфировал из Остроленки в корпуса следующие задачи на 10(23) авг. за №6293.
"Ортельсбург взят нами; у Алленштейна по слухам XX корпус. На 10(23) авг. приказываю I и XV корпусам овладеть линией Нейденбург-Сольдау. XIII корпусу выдвинуться на линию Омулеофен-Валлендорф на случай содействия овладению Нейденбургом. VI корпусу оставаться в районе Ортельсбурга, выслав полк корп. Конницы в Руджаны. 2-й пех. дивизии перейти в Липовец. 6-й и 15-й кав. дивизиям выполнять задачу директивы №3. 4-й кав. дивизии, оставив у Пупковизны один полк для обеспечения тыла VI корпуса, выдвинуться Орельсбургу".
Позже в этот же день 9(22) авг., когда пришло известие о взятии Сольдау, в штабы корпусов была послана дополнительная телеграмма за №6301-6303, которой перед ними на 10(23) авг. были поставлены следующие задачи: 13-му корпусу занять фронт Едвабно-Омулеофен; 15-му корпусу по взятии Нейденбурга двигаться на Куркен (линия Ликузен-Зеелесен); 2-й пех. дивизии перейти в Кослау; 6-му корпусу оставаться в районе Ортельсбурга, а 1-му корпусу - у Сольдау; 6-й кав. дивизии предписывалась разведка и порча железных дорог на фронте Алленштейн-Остероде, 15-й кав. дивизии то же на фронте Остероде-Дейч-Эйлау
В ответ на поставленную штабом армии задачу начальник 6-й кав. дивизии 10(23) авг. телеграфировал в Остроленку.
"Первой директивой дивизии дана задача восточнее линии Млава-Гильгенбург; второй и третьей - западнее этой линии. Только что полученной телеграммой 6302 снова район изменен восточнее. Для выполнения директивы пришлось отказаться идти севернее Сольдау и, не успев собрать разведывательных эскадронов, перешел Грушки, где теряю время на устройство переправы. Выполнение новой задачи, изменяющей третий раз район действий, будет задержано отозванием уже высланной разведки Лаутенбург-Лоебау".
Вероятно что именно к вечеру 9(22) авг. относится и донесение ген. Самсонова в штаб фронта, на котором отсутствует дата и номер. В этом сообщении командующий армии извещает о положении на фронте армии и вновь указывает на неудовлетворительное положение войск армии в отношении снабжения:
"Белосток. Главнокомандующему.
Сольдау занято 9 августа 7 часов вечера. Противник ушел направлении на Остероде, жители бежали; Нейденбург горит. Ожидаю его занятия 15-м корпусом. Перехвачено донесение, из которого видно, что 37-я ди-визия - в Куркен, часть 20-го корпуса - Едвабно. Отправляю на Едвабно, Омулефофен 13-й корпус, на Куркен - 15-й, 2-ю дивизию передвигаю Кл. Кослау, 1-й корпус оставлю Сольдау до распоряжения; полагаю, что противник группируется в районе Алленштейн, Остероде, куда направлю 6-ю и 15-ю кавалерийские дивизии и воздушную разведку. Необходимо организовать тыл, которой до настоящего времени организации еще не получил. Страна опустошена, лошади давно без овса, хлеба нет. Подвоз из Остроленки невозможен".












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Восточно-Прусская операция. Август 1914 г.
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik