Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Восточно-Прусская операция. Август 1914 г.
Русская армия в Великой войне: Восточно-Прусская операция. Август 1914 г. Часть 5.1

5. Отход германцев и смена командования 8 А

5.1 Отход германцев.

День 8(21) авг. прошел в беспрепятственном отходе германских частей на фронте 1-й армии. Никаких более или менее крупных боевых столкновений не происходило и поэтому было бы небезынтересно остановиться на той переписке, которую вели между собой германские штабы 7(20)-8(21) августа.
7(20) авг. в 12 ч. дня подполк. Гофман доносил по телефону в Кобленц:
"Командующий 8-й армией доносит, что он ведет бой под Гумбинненом, протекающий пока вполне удачно. Подробности будут сообщены вечерним донесением. Настроение великолепное"
В 19 ч. того же дня из управления 1-го арм. корпусного округа в Кенигсберге в главную квартиру по телефону было сообщено:
"Командир 1-го корпуса приказал донести в Кенигсберг, что корпус одержал полную победу над противником. Взято много пленных, имущества. Противник отступает по всей линии. Завтра бой будет продолжаться"
Получая такую информацию, германская главная квартира сформировала себе определенный взгляд на обстановку в Восточной Пруссии, которая полагалась не внушающей серьезных опасений, как вдруг вечером 7(20) авг. следует упоминавшееся уже сообщение из штаба 8-й армии о том, что принято решение отступать. Естественно подобное решение вызвало недоумение ген. Мольтке, бывшего начальником штаба германской главной квартиры. Донесение, которое поступило в Кобленц 8(21) авг. в 7 ч. 45 мин. нисколько не проясняло ни ситуации, ни намерений командования 8-й армии.
"Левое крыло 8-й армии (1-й арм. корпус) вчера вело бой с большим успехом, 1-й арм. корпус отбросил части русского 20-го и 3-го корпусов, причем захватил несколько тысяч пленных и 8 орудий. Но к полудню силы 2-й пех. дивизии истощились, так что наступление дальше не развивалось.
На правом крыле 1-й рез. корпус отбросил части русского 4-го корпуса на Гольдап, но затем натолкнулся на сильные русские укрепления и не смог продвинуться дальше.
В центре 17-му арм. корпусу не удалось продвинуться вперед.
По получении известий из Варшавы командующий армией решил пока отойти за р. Ангерап.
Транспорты и обозы ночью отведены назад. О том, как войскам удалось оторваться от противника, командующий армией еще не знает.
Штаб армии из Бартенштейна пошлет донесение в Кобленц"
Поэтому ген. Мольтке 8(21) авг. в 9 ч. 30 мин. потребовал от командующего 8-й армией точного указания, что фактически предполагается им предпринять и является ли возможным наступление?
На эти вопросы ген. Притвиц ответил в 9 ч. 40 мин. того же числа.
"Перейти в наступление сегодня же под Гумбиненом и южнее уже невозможно, так как 17-й арм. корпус больше неспособен к атаке, к тому же получены донесения о наступлении, по крайней мере, трех корпусов от Варшавы, Пултуска и Ломжи. Поэтому на восточном фронте намечено задержаться с 1-м рез. корпусом на укрепленной позиции на р. Ангерап. Главный резерв крепости Кенигсбарг направлен туда походным порядком: 1-й арм. корпус, если окажется возможным, будет перевезен по железной дороге в Кенигсберг, Грауденц и прилегающий район. 17-й арм. и 1-й рез. корпуса двинуты походным порядком в западном направлении на Вислу, чтобы остановиться как можно севернее. Отход не может быть проведен без боя. Для поддержки 20-го арм. корпуса 3-я рез. дивизия должна быть перевезена по железной дороге из Ангербурга в Алленштейн.
2-я ландв. пех. бригада сильно потрепана конницей противника, части, находящиеся в Инстербурге и в Тильзите, стараются отойти на Кенигсберг, но на них сильно наседают 3 кавалерийские дивизии противника. Всего здесь действует со стороны русских восемь кавалерийских дивизий"
В этом донесении обстановка рисуется в весьма мрачных красках. Отчасти вероятно для того, чтобы оправдать решение об отходе за Вислу.
Чрезвычайно встревоженная этим, германская главная квартира продолжала пристально следить за развитием событий на Востоке. Так 8(21) авг. в 13 ч. 30 мин. начальник оперативного управления Генерального Штаба ген. Штейн в разговоре с начальником штаба 8-й армии ген. Вальдерзее рекомендовал двинуть 17-й арм. корпус и 1-й рез. корпус походным порядком за линию озер в направлении к 20-му арм. корпусу.
Спустя еще 30 мин. ген. Мольтке в 14 ч. 8(21) авг. передал командующему 8-й армией приказание о необходимости держать армию сосредоточенной и предложил обдумать отход под прикрытием линии озер к 20-му арм. корпусу.
Под влиянием этих переговоров, а также сообщений войск о том, что отход происходит спокойно, без давления противника и что настроение войск хорошее, штаб 8-й армии начал проявлять некоторый оптимизм относительно будущего. В полдень 8(21) авг. начальник штаба 8-й армии ген. Вальдерзее высказал мысль о том, что можно подумать о наступлении против наревской армии русских. Но ген. Притвиц продолжал придерживаться своего решения об отходе за Вислу. Так в 20 ч. 02 мин. 8(21) авг. в разговоре с начальником штаба Главнокомандующего ген. Мольтке он донес, что в 6 ч. 30 мин. один русский корпус проследовал через Пилькален на Гумбиннен что против Лыка и Иоганнисбурга наступают крупные силы противника, не говоря уже о трех корпусах, движущихся от Нарева, и что ввиду этого рекомендованный ему маневр по сосредоточению армии к 20-му арм. корпусу он полагает невыполнимым, а потому войска будут продолжать отход на запад. 1-й арм. корпус перебрасывается по железной дороге к правому флангу 20-го арм. корпуса, вместе с которым он, вероятно, должен будет сдерживать натиск наревской армии. 3-ю рез. дивизию планировалось перевезти в Дейч-Эйлау, в качастве резерва для этого заслона.
Получив такую информацию, ген. Мольтке пытался еще дважды переговорить с ген. Притвицем по телефону, и наконец к вечеру 8(21) авг. выяснил, что последний не надеется своими слабыми силами удержать даже рубеж реки Вислы, ссылаясь на низкий уровень воды в ней, как на фактор крайне затрудняющий оборону.
После всех этих переговоров акции ген. Притвица в главной квартире упали чрезвычайно низко и там его уже не считали способным защитить Восточную Пруссию. К тому же Ставке удалось установить прямую телефонную связь с корпусами 8-й армии. Начальник штаба 20-го арм. корпуса полк. Хелль высказался в том духе, что наступление наревской армии вовсе не является основанием для оставления Восточной Пруссии. Также он выразил уверенность в том, что корпус отразит наступление противника собственными силами, тем более, что 3-я рез. дивизия выгружается в Алленштейне (вероятно это решение о выгрузке 3-й рез. дивизии в Алленштейне, а не в Дейч-Эйлау, было принято в германской Ставке по просьбе штаба 20-го арм. корпуса). Командир 1-го рез. корпуса ген. Белов доложил, что его корпус успешно провел бой 7(20) авг. Ген. Макензен сообщил, что его корпус готов к дальнейшей борьбе, хотя в бою 7(20) авг. понес тяжелые потери, особенно в пехоте. Ген. Франсуа естественно ощущал себя победителем и был уверен в будущем.
Заключив из этого, что настроение командующего 8-й армией совершенно не соответствует состоянию войск германская главная квартира утвердилась в своем решении о необходимости смены командования 8-й армии. В качестве нового командующего армией был намечен ген. от инфантерии Гинденбург, а в качестве начальника штаба ген.-майор Людендорф.
Ген. Гинденбург учавствовал в австро-прусской войне 1866 г. и во франко-прусской войне 1870-1871 гг. К моменту выхода в отставку в 1911 г. он дослужился до чина ген. от инфантерии и занимал должность командира 4-го арм. корпуса, расположенного в районе Магдебурга. В отставке он жил в Ганновере. По плану мобилизации для него не предусматривалось никакой должности, хотя он, несмотря на свои 68 лет, и хлопотал об этом. 3(16) авг. он был у ген. Мольтке и последний обещал ему особенно важное назначение, как только возможность такового предоставится по ходу военных действий.
Ген. Людендорф в 1894-1913 гг. служил в Большом Генеральном штабе. Последнее время (с 1908 г.) он возглавлял отдел ведавший вопросами развертывания. Затем Людендорф командовал 85-й пех. бригадой в Страсбурге. В начале войны, занимая пост обер-квартирмейстера штаба 2-й армии, действовавшей в Бельгии, он сыграл большую роль во взятии крепости Льеж, за что и был награжден орденом "Pour le merite". По праву считался последовательным учеником Шлиффена. О новом назначении Людендорф был извещен письмом Мольтке, который хорошо знал его по совместной службе в Большом Генеральном штабе. В письме полученном ген. Людендорфом ок. 9 ч. 9(22) авг. на пути от Вавра к Намюру, говорилось:
"Вам ставится новая тяжелая задача, быть может, еще более трудная, чем атака Льежа. Я не знаю никого другого, к кому питал бы столь безграничное доверие, как к Вам. Быть может, Вы еще спасете положение на востоке. Простите меня, что я отзываю Вас с поста, на котором Вы, быть может, стали бы соучастником решающего акта, который с божьей милостью не преминет наступить. Но Вы должны эту жертву принести отечеству. Также и император питает доверие к Вам. На Вас, конечно, не может быть возложена ответственность за то, что случилось; но с Вашей энергией Вы еще можете отвратить самое худшее. Примите поэтому Ваше назначение, как самое почетное, какое может получить солдат. Я не сомневаюсь, что Вы оправдаете возлагаемое на Вас доверие"
Тем временем штаб 8-й армии, с удивлением убедившись, что неманская армия русских не ведет преследования отступающих германских корпусов, все-таки решились отбросить решение об отходе за Вислу и вернуться к плану атаки наиболее опасной армии русских. В качестве таковой теперь выступала наревская армия. Поэтому уже после всех переговоров со Ставкой по армии был отдан приказ, по которому целью перегруппировки войск являлось "наступление против левого фланга новых сил противника" Однако командование 8-й армии даже не успело сообщить о своем решении в Ставку, так как 8(21) авг. последняя освободила ген. Притвица и ген. Вальдерзее от занимаемых должностей, предписав сдать дела новому командующему и новому начальнику штаба.
Меж тем 8-я германская армия поспешно оставляла своими главными силами район сражения. Отход осложнялся тем, что, узнав об отступлении войск, дороги загромоздили толпы беженцев, опасавшихся "русских полчищ, относительно поведения которых уже имелись известия, заставлявшие опасаться самого худшего" Естественно германские штабы опасались за благополучный исход маневра, который зависел от активности русских. Но последние сделали эти опасения беспочвенными.
8(21) авг. в 14 ч. 30 мин. штаб 1-го арм. корпуса доносил, что противник на фронте корпуса не ведет преследования и находится еще у Каттенау. 9(22) авг. ок. 6 ч. из 17-го арм. корпуса докладывали в штаб армии, что противник также держится пассивно и отход проходит беспрепятственно. Только отдельные эскадроны русских, следуя в направлении р. Ангерап перешли дорогу Гумбиннен-Буйлен. Вечером этого дня началась перевозка частей 3-й рез. дивизии по железной дороге из Ангербурга в Алленштейн
К 10(23) авг. войска 8-й армии находились в следующих местах: 17-й арм. корпус - Алленбург, 1-й рез. корпус - Гердауен, Шиппенбейль, 3-я рез. дивизия - Алленштейн. 1-й арм. корпус грузился на станциях железной дороги и перебрасывался через Кенигсберг, Мариенбург в Дейч-Эйлау. В качестве прикрытия маневра на фронте неманской армии оставались 2-я ландв. бригада (5 батальонов) на р. Дейме, ландв. ливизия Бродрюка (главный резерв крепости Кенигсберг - 11 батальонов) в районе Норкиттена, 1-я кав. дивизия с егерским батальоном - в 20 км к юго-западу от Инстербурга, 6-я ландв. бригада (6 батальонов) в районе Мазурских озер и отряд полк. Буссе (4,5 батальона) в укреплениях Летцена. 9(22) авг. 6-я ландв. бригада проследовала в Ангербург для переброски ее в Дейч-Эйлау по железной дороге.
10(23) авг. 17-й арм. и 1-й рез. корпуса имели дневку. Сделав за два дня марш в 70-80 км войска оторвались от противника и теперь отдыхали перед предстоящими боями.
На южном фланге расположение германских войск было следующим. 20-й арм. корпус (37-я и 41-я пех. дивизии) занимали позиции от деревни Орлау (в районе истоков р. Алле) до оз. Гросс-Дамерау. Состояние дивизий 20-го корпуса характеризовалось впоследствии так:
"Кадровые части имели за собой девять дней непрерывных маршей и контрмаршей, которые требовались от корпуса по ходу операций. Невероятное напряжение этих переходов при посредственном питании (в частности не подвозился хлеб) при постоянных окопных и оборонительных работах переутомило и измучило войска..."
Далее на запад до оз. Румиан готовилась к обороне сводная дивизия Унгера, включавшая в себя 70-ю ландв. бригаду и эрзац-рез. бригаду Земмерна В общем численность германских войск здесь составляла: 37-я пех. дивизия - 14 батальонов (дивизия была усилена тремя батальонами, в т.ч. одним егерским, но один батальон из ее состава оставался в Алленштейне). Артиллерия состояла из 54 орудий и 18 гаубиц (105 мм) в 37-й арт бригаде и одной приданной тяжелой батареи (150 мм); 41-я пех. дивизия - 12 батальонов, 54 орудия и 18 гаубиц; 10-й драгунский полк - 4 эскадрона; див. Унгера - 12 батальонов, 5 эскадронов, 30 орудий. Руководство этой группой войск осуществлял штаб 20-го арм. корпуса.












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Восточно-Прусская операция. Август 1914 г.
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:46
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik