Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> А.Н. Де-Лазари. Активная оборона корпуса. -> Заключение
Русская армия в Великой войне: А.Н. Де-Лазари. Активная оборона корпуса. Действия XXV армейского корпуса под г. Опатовым в мае 1915 г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Приведя в начале настоящего очерка ряд исторических примеров активной обороны в разных случаях боевых действий и разобрав, насколько возможно подробнее при заданном автору объеме и по имевшимся источникам, пример активной обороны XXV армейского корпуса на общем фронте армии, действовавшего в маневренный период мировой войны в обстановке, которая для нас, при нашей действительности может представлять особый интерес, — скажем в заключение несколько слов о той поучительности, которую можно извлечь из всего вышесказанного по вопросам активной обороны.
Полевой устав РККА (ПУ 29) в главе III — Оборонительный бой говорит: «§ 254. Оборона применяется с целью:
  • а) Экономии сил на широком фронте для удара в решающем направлении.
  • б) Выигрыша времени для совершения необходимой группировки сил для наступления.
  • в) Выигрыша времени на второстепенном направлении до результатов наступления на решающем направлении.
  • г) Удержания пространства (районов, рубежей и путей).
  • д) Расстройства наступающего противника для последующего перехода в наступление.
В общем, за исключением п. г, во всех остальных случаях применения обороны по нашему ПУ 29 заложена «идея возмездия», которая по мысли Клаузевица должна лежать в основе каждой оборони и которая выражается в нашем ПУ 29 словами «для удара», «для наступления», — для чего последние и отмечены мною выше курсивом.
Итак, конечная цель оборонительного боя, по смыслу ПУ 29 и Б. Ус. П. ч., II — 27 (§ 109) заключается в том, чтобы расстроить наступление противника огнем и частными контратаками сковы-
[75]
вающей группы (до 2/3 всех сил), для чего она должна вводить в бой возможно большее число своих огневых средств, и уничтожить противника контрударом ударной группы (не менее 1/3 всех сил) у переднего края, часто впереди нашей оборонительной полосы, а в случае прорыва противника — и внутри ее.
При этом наш ПУ 29 предусматривает только один вид нанесения удара живой силой противнику в обороне высших войсковых соединений (полк — корпус), это — переход в контратаку ударной группой, который производится по приказу старшего начальника (коман-дира полка или дивизии) или по частному почину своего начальника, если того требует обстановка (§ 281, 282). Вместе с тем не отменен Б. Ус. П., ч. II—27 г., который различает виды этих ударов более мелких войсковых соединений (до батальона) в обороне на контратаку и контрудар. Поэтому мы полагаем, что для уяснения себе сущности активной обороны во всех случаях ее тактического применения, т. е. от мелких войсковых соединений до корпуса включительно, нам необходимо более подробно на этом вопросе остановиться.
Итак, по нашему В., Ус. П., ч. II — 27 г. удары живой силой в ответ на атаку противника носят название контратак и контрударов; под контрударом понимается контрнаступление по распоряжению старшего начальника для нанесения наступающему противнику поражения, а контратака намечается и производится частными начальниками всех степеней для восстановления прежнего, утерянного в бою положения. Такое разграничение этих понятий, нисколько не противореча статьям 116, 117 этого устава, уточняет употребление этих терминов.
Если же противник успел закрепиться, то контратака должна быть организованная, методическая.
Поэтому при занятии оборонительной полосы возможные направления для контратак обязательно должны быть продуманы всеми начальниками, а производство этих контратак должно быть предусмотрено в самых различных случаях, считаясь с обеспечением их поддержкой огневыми средствами, что и предусматривается при разработке плана обороны каждым штабом войскового соединения.
[76]
Вообще оборона должна базироваться на контрактах с целью уничтожения ворвавшегося в район обороны противника, так как только активные действия обороняющих частей наилучшим образом обеспечивают успех обороны, ибо, хотя огнем можно отразить наступление, но уничтожающего поражения нанести нельзя.
Контратака (контрудар) ворвавшегося в оборонительную полосу врага по своей сущности должна быть заранее организована, причем, если эта контратака наносится ударной группой дивизии из глубины в несколько (5 — 7) км от района прорыва, то она ве-дется уже применительно ко всем приемам наступательного боя.
Однако оборона при указанных активных действиях, контратаках ударных групп (прежде частных и общего резервов), являясь по существу отражением ударов противника, т. е. пассивной, всегда передавала инициативу в руки наступающего, который имел выбор ме-ста боя, особенно имея в виду, что как бы сильно ни было оборонительное расположение на фронте, оно всегда будет слабо на флангах.
Вследствие того, что выгодные и невыгодные стороны оборонительного боя находятся в весьма неустойчивом равновесии, взгляды на оборону всегда колебались. Так после франко-прусской войны 1870 г. было много сторонников обороны, утверждавших, что у обороны больше преимуществ чем, у наступления; русско-турецкая война 1877 г. укрепила ряды этих сторонников. После русско-японской войны 1904/05 г. наши неудачи произвели такое впечатление на армию, что даже выражение «оборонительный бой» было заменено выражением «выжидательный бой».
Это предпочтение наступления обороне можно было найти в любом учебнике тактики этого периода, где почти в одних и тех же выражениях повторялось о преимуществах наступления и с моральной и с материальной стороны, особенно выдвигая первую.
[77]
Однако для успеха наступления нужна одна предпосылка и о ней нельзя забывать, а именно наступающий должен иметь над обороняющимся превосходство в уменьи маневрировать, в пользовании техническими средствами и в службе снабжения. Если этой предпосылки нет, то наступление вероятнее всего обречено на неудачу при больших потерях и притом лучших людей.
Рассматривая исторические примеры оборонительных боев, можно заметить, что они имели много оттенков, и чем больше обороняющийся основывал свои действия на отражении ударов атакующего, не нанося хотя бы коротких контратак в ответ на атаки противника в расчете, что наступающий истечет кровью в своих атаках, тем больше проявлялись невыгодные свойства такой пассивной обороны и в результате обороняющийся терпел более или менее жестокое поражение.
Чем действия обороняющегося были активнее, тем больше было шансов на достижение успеха, и действительно такая оборона не только парализовала силы наступающего, но часто наступающий истекал кровью и был вынужден к отступлению.
Наконец наивысшим видом обороны являлся встречный удар на наступающего противника, еще находящегося в движении, производимый ударной группой впереди оборонительной позиции, что тактически сводится к ведению встречного боя, но в условиях наиболее выгодной для обороняющегося обстановки.
Действительно, занятие оборонительной полосы производится заблаговременно, когда обороняющийся может выбрать, подготовить и хорошо ознакомиться с местностью впереди и на флангах полосы, тогда как наступающий должен вести планомерный осторожный подход и готовиться к систематической атаке. В этом случае обороняющийся, нанося массовый удар в заранее намеченном направлении, на изученной местности, при заблаговременно налаженном управлении и работе тыла, вынуждает наступающего принять бой на незнакомой местности еще во время подхода и тем расстраивает организацию этого подхода, даже если атакующий и учитывал возможность контрнаступления.
Но бывают случаи, когда оборонительная полоса занимается в результате происшедшего боя в непосредственной близости к противнику, т. е. случайно, а не по предварительному выбору, и притом часто на невыгодных для обороны рубежах.
[78]
Один случай, когда оба противника, примерно одинаковые в моральном и материальном отношениях, выдерживавшие бой без решительных результатов, закрепляются с тем, чтобы произвести необходимые перегруппировки для перехода вновь в наступление. Обороняющийся и в этом случае (хотя в смысле знакомства с местностью находится в одинаковых условиях с наступающим) все же для контрудара имеет преимущество, так как расстраивает атаку наступающего и переводит оборону при недостаточно выгодных условиях во встречный бой.
Другой случай, если один из противников переходит к обороне вследствие понесенного поражения. Тогда пассивная оборона на слабо занятой позиции, часто несоответствующими силами и наспех, обычно приводит уже потрясенного обороняющегося к очищению позиции под воздействием даже одного артиллерийского удара или атаки небольших частей и довершает его поражение. Поэтому наиболее обеспеченным шансом обороняющегося, особенно если наступающий, пренебрегая подготовкой, ведет атаку по приемам встречного боя, является контрудар впереди оборонительной полосы, что дает возможность если не разбить противника, то во всяком случае остановить его и тем спастись от поражения и выиграть время для нужных перегруппировок.
Кроме того значение встречного контрудара вообще велико и по своей внезапности как со стороны моральной — неожиданностью, воздействующей на психику наступающего, так и со стороны материальной — расстройством проводимого им маневра.
Требование ПУ 29 (§ 278), который говорит, что «наступающий противник должен быть разбит до подхода его к переднему краю оборонительной полосы огнем последовательно вступающих в бой огневых средств (артиллерии, пулеметов и ружей), сосредоточиваемых по заранее намеченным рубежам», по нашему мнению подтверждает высказанную выше мысль, что контратаку ударной группой необходимо стараться производить впереди оборонительной полосы.
Хотя в цитируемой статье ПУ 29 и говорится, что противник должен быть разбит огнем, но из самого определения целей, ради которых применяется оборона вообще (§ 254), следует, что только «оборона, соединенная с наступательными действиями и с последую-щим переходом в наступление, может привести к полному поражению сил противника».
По нашему мнению иначе и быть не может, так как одним огнем можно расстроить противника, придавить его к земле, но не разбить.
Соображение, что производство контрудара впереди оборони-
[79]
тельной полосы возможно только, если наступающему будет нанесено сильное поражение огнем и в момент неудавшейся атаки, и что преждевременное нанесение контрудара может привести к крупной неудаче, совершенно правильно, но кажется несколько теоретическим, потому что практически определить этот момент очень трудно, так как для этого нужно наличие самого тесного взаимоотношения командного состава и уменья старшего начальника уловить пульс боя.
К тому же необходимо прибавить, что чем дольше обороняющийся занимает оборонительные позиции и чем лучше они укреплены, тем больше он проникается психологией обороны, тем сильнее приковывается к своим укрытиям и тем труднее преодолеть эту окопную инерцию и двинуть войска в энергичное массовое контр-наступление.
Вот это-то уменье своевременно перейти в наступление, переменить маневр и представляется наиболее трудным, почти недостижимым», о чем говорит Кардо и что по мнению автора должен в себе всемерно развивать и воспитывать каждый красный командир.
Если, прочтя этот небольшой труд, читатель заинтересуется вопросами активной обороны и захочет лично более подробно ознакомиться и изучить исторические образцы такой обороны, то автор может: во-первых, считать свою задачу написанием данного труда наполовину выполненной и, во-вторых, к тем примерам, которые были указаны в начале труда, — рекомендовать еще следующие:
Из мировой войны 1914 — 1918 гг.:
Саракамышскую операцию на Кавказском фронте под командованием ген. Юденича в декабре 1914 г.
Оборону Восточной Пруссии германцами под командованием ген. Гальвица в феврале 1915 г. (Праснышская операция).
Действия группы ген. Веселовского (из XXV армейского корпуса) под Красником в июле 1915 г.
Последнее (июльское) наступление германцев и контрнаступление англо-французов на французском театре войны в 1918 г.
В гражданской войне 1918 — 1921 гг. яркими образцами активной обороны могут служить:
Бугурусланская операция М. В. Фрунзе в апреле 1919 г.
Орловское сражение на Южном фронте в октябре 1919 г.
Наконец ближайшим к нам по времени и еще мало изученным примером как действий отдельных ее частей, так и всей армии в целом является активная оборона нашего Дальнего Востока ОДВА под командованием т. Блюхера с самого начала и до конца конфликта на КВЖД в 1929 г.
[80]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> А.Н. Де-Лазари. Активная оборона корпуса. -> Заключение
Designed by Alexey Likhotvorik 03.01.2015 12:52:33
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik