Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> А.Н. Де-Лазари. Активная оборона корпуса. -> Анализ обстановки к началу выполнения поставленной XXV армейскому корпусу задачи.
Русская армия в Великой войне: А.Н. Де-Лазари. Активная оборона корпуса. Действия XXV армейского корпуса под г. Опатовым в мае 1915 г.

АНАЛИЗ ОБСТАНОВКИ К НАЧАЛУ ВЫПОЛНЕНИЯ ПОСТАВЛЕННОЙ XXV АРМЕЙСКОМУ КОРПУСУ ЗАДАЧИ.
ОПИСАНИЕ РАЙОНА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ.
(См. карту 2 версты в дюйме.)

Район боевых действий корпуса, т. е. местность, на которой происходило пятидневное сражение под Опатовым — Слупя Нова, занимает обширное пространство, ограниченное на севере линией дд. Вержбник—Цепелев, а на юге линией п. Лагов—Солец, имеющее в глубину в направлении с юго-запада на северо-восток от линии д. Бодзентин — п. Лагов до р. Вислы около 60 км и по фронту — около 20 км.
Это пространство р. Каменной делится на 2 части: собственно поле сражения глубиной от 20 до 30 км и тыловой район, в котором были расположены тыловые учреждения корпуса (парки, госпитали и пр.)
Поле сражения представляло собой густо заселенную холмистую местность, изрезанную речками, ручьями и оврагами, и поднимающуюся от р. Каменной к западу, т. е. в сторону противника, в расположении которого находились командующие высоты с отмет-ками 143,4, 153,5, 163,5 и даже 258,8, в то время как в расположении XXV армейского корпуса высшими точками были высоты 139,3 в центре, северо-западнее д. Петров, и высота 142,0 на левом фланге, юго-западнее д. Червона Гура.
На левом фланге корпуса поле сражения было значительно пересечено оврагами, изрезавшими всю местность между дд. Хмелев, Бодзехов, Стрычевице, причем самый большой из них шел в общем направлении от Островец к Стрычевице, представляя собою прекрасный скрытый подступ из тылового района корпуса к его левому флангу и далее к Свентокшишским горам.
Свентокшишский хребет тянулся от г. Опатова на северо-запад между Слупя Нова и Лаговым, образуя ряд вершин, господствовавших над всей окружающей местностью. Высшей точкой была гора
[29]
Щитняк высотой в 258,8 саж. Хребет, шириной около 2 км и длиною около 15 км, сравнительно незначительный по размерам, играл однако в топографии местности видную роль, так как его крутые склоны, все поросшие лесом, представляли затруднения для действия войск, вследствие чего хребет являлся естественным препятствием разделяющим войска, действующие к северу и к югу от него. Хребет был перерезан четырьмя проселочными дорогами, проходимыми артиллерией, и с запада обходился по большой дороге из Слупя Нова в Лагов; с севера и юга, у подножья хребта, проходили дороги в г.Опатов, являющийся узлом путей. Другим узлом путей был п. Слупя Нова, который являлся важным пунктом, так как занятие его давало возможность действовать в тыл как дивизии Бредова, так и 25-й австрийской дивизии.
Почва во всем районе была глинистая, вследствие чего дороги во время дождей становились труднопроходимыми, но во время описываемых действий погода стояла сухая, даже жаркая и дороги были в хорошем состоянии.
Оборонительная линия XXV корпуса была расположена вдоль р. Каменной, в 4—6 км впереди нее, маскировалась различными местными предметами (рощицы, группы кустов, фольварки и пр.) и состояла из отдельных окопов и ряда укрепленных узлов сопротивления: как-то высота 125,4, д. Яблонна, высота 130,7, д. Домброва, д. Калков, ф. Загае Болеская, высота 134,3.
Более значительные леса и рощи, удобные для обороны, находились на правом фланге расположения корпуса, к востоку от д. Яблонна и высоты 130,7 и к востоку от д. Вюры. Множество оврагов, леса, кусты, населенные пункты в глубине позиции облегчали подвод резервов и маскировали сообщение стылом, но в то же время затрудняли сообщение между отдельными участками позиции и давали возможность ворвавшемуся противнику использовать их для закрепления и приведения себя в порядок. Особенно выгодны для противника были глубокие узкие овраги (в некоторых районах расположения корпуса), в которых противник мог до поры до времени безнаказанно накапливаться, так как эти овраги не были видны ни с одного наблюдательного пункта.
К неудобству позиции надо также отнести наличие протекавшей в ее тылу р. Каменной, не везде проходимой в брод, с очень малым количеством мостов, что вынудило привлечь сапер корпуса для устройства достаточного числа переправ.
[30]
Селения, хутора, овраги, дороги, лощины, засаженные деревьями, представляли прекрасные подступы, подходившие к самой позиции, но в то же время они облегчали неожиданные контратаки. Эта пересеченность местности сыграла большую роль в контрударе русских.
Большие лесные массивы окаймляли описываемое поле сражения и были расположены один к северу от Ржепин и далее на северо-восток от р. Каменной, другой — юго-западнее линии Бодзентин — Слупя Нова.
Оба массива являлись прекрасными укрытьями для тыловых районов обеих воюющих сторон.
Оценивая поле сражения с точки зрения обороны для XXV корпуса, необходимо признать, что выгоды в отношении командования местностью были на стороне австро-германцев. Правый фланг корпуса приобретал для обороны особое значение, так как отсюда была реальная угроза тыловым путям корпуса (направление этих путей и наличие против правого фланга корпуса германских частей) и местность на правом фланге была удобнее для обороны, благодаря наличию соответствующих местных предметов (рощи, леса, высоты).
С точки зрения некоторых социально-политических и экономических элементов описываемый район характеризуется следующими данными: плотность населения — до 100 чел. на 1 кв. км, размещение населения — выгодно, около одного населенного пункта (в среднем из 24 дворов) на 2—3 кв. км. Национальный и религиозный состав — до 90% поляки-католики, около 10% евреи, ничтожное количество русских-православных. Хлебом и прочими продуктами сельского хозяйства район обеспечен с излишками.
Путями сообщения район весьма богат.

СИЛЫ СТОРОН.
Ко времени прекращения отступления XXV корпус имел в своем составе налицо 28 батальонов пехоты, 88 орудий, 12 сотен и 1 саперный батальон, всего около 24 000 штыков и 1 500 сабель (приложение 3).
Но уже в начале боев силы корпуса увеличились возвращением к нему из XXXI корпуса 181-го Остроленского пехотного полка (4 батальона) и прибытием в корпус переданной ему Уральской казачьей бригады с конной батареей в составе 12 сотен и 6 легких орудий.
[31]
Всего таким образом силы корпуса, принявшие участие в описываемых боях, исчислялись в 33 батальона (в том числе саперный батальон) и 3 ополченских дружины, 64 пулемета, 94 орудия (78 легких пушек, 12 полевых гаубиц и 4 тяжелых орудия), 24 сотни, т. е. общим числом 30 000 штыков и 3 000 сабель.
На фронте корпуса наступали следующие части противника: из состава армии ген. Войрша ландверная дивизия ген. Бредова (47-й, 72-й, 139-й ландверные полки и 2-й резервный артиллерийский полк) с приданной ей тяжелой артиллерией и кавалерийской бригадой Лупина и из состава 1-й австрийской армии 25-я австрийская дивизия (4-й и 84-й пехотные полки, 10-й, 17-й и 25-й егерские батальоны). Во время боев эти войска усилены были 23-м и 133-м ландверными германскими полками и частями 4-й австрийской и 41-й гонведной дивизии, всего тоже около 32 батальонов пехоты, 64 пулеметов, 120 орудий (в том числе не менее 22 тяжелых ) и 10 эскадронов.
В итоге противники были в равных силах, но в артиллерии австро-германцы превосходили русских на 25%.

РАСПОЛОЖЕНИЕ И ПЛАН СТОРОН.
Согласно новой задаче, ген. Рогоза отдал 14 (1) мая приказ корпусу о занятии позиции, и войска расположились следующим образом (схемы 3 и 4 и приложение № 5). Правый боевой участок ген. Долгова (8 батальонов 2-й бригады 46-й пехотной дивизии, 36 легких пушек и 6 гаубиц) от Татры БР. до ручья восточнее ф. Загае Болес-ское, общим протяжением около 13 км, что составляло плотность насыщения 1 батальон на 1,6 км, имея 183-й пехотный Пултусский полк с тремя легкими батареями в районе Татры Бр. — Броды — вые. 130,7 (включ.) и 184-й пехотный Варшавский полк с тремя легкими и одной гаубичной батареей в районе выс. 130,7 — Калков — Вюры— ф. Загае Болесское — ручей, восточнее его. В участковый резерв от каждого полка выделено было по одному батальону в д. Рудник, за срединой участка. Штаб дивизии находился в д. Нетулиско. Здесь интересно отметить, что так как в каждом полку два батальона находились в дивизионном (участковом) и полковом резервах, то фактически за выделением батальонов резервов всю указанную позицию
[32]
протяжением около 13 км занимало менее 4 батальонов, что составляло по 3,5 км на батальон.
Левый боевой участок ген. Киселевского (16 батальонов 3-й гренадерской дивизии, 36 легких пушек, 6 гаубиц и 4 тяжелых орудия) от ручья восточнее ф. Загае Болесское до г. Опатов (искл.) общим протяжением около 20 км, что давало плотность насыщения 1 батальон на 1,2 км, 1 бригада с 3 легкими батареями стала в районе ручей восточнее ф. Загае Болесское — Петров — Снешковице — г. дв. Коссовице — д. Рушков (9-й гренадерский Сибирский полк до г. дв. Коссовице и 10-й гренадерский Малороссийский полк до д. Рушков) и 12-й гренадерский Астраханский полк с двумя легкими батареями в районе д. Рушков — Опатов (искл.). В участковом резерве находился 11-й гренадерский Фанагорийский полк с 1 легкой, 1 гаубичной и 1 тяжелой батарей в г. Островец, за правым флангом участка. Штаб дивизии был расположен в г. Островец.
Общий корпусный резерв образовали 8 батальонов 1-й бригады 46-й пехотной дивизии, расположенные у Нетулиско и Кунов, и 52-й Донской казачий полк; этот резерв был затем усилен прибывшей в состав корпуса Уральской казачьей бригадой с конной батареей, ставшей у Бодзехов. Саперная рота работала в тылу позиции над исправлением мостов.

МАТЕРИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОПЕРАЦИИ КОРПУСА.
Начавший еще с осени 1914 г. сказываться недостаток в огнестрельных припасах в русской армии вынудил ее уже в зимнюю кампанию 1914/15 г. перейти на жесткое ограничение расходов их и на сокращение штатного числа возимых за войсками припасов, причем расход этот ставился под особый контроль инспекторов артиллерии корпусов.
Поэтому, хотя из приводимой ниже таблицы состояния боевых припасов к началу боевых действий корпуса, т. е. к 16 (3) мая, и усматривается сравнительное благополучие его войсковых частей в отношении боевых припасов, но благополучие это было кажущееся, так как по старым штатам возимый некомплект, 3-хдюймовых снарядов выражался общей цифрой 6 820 снарядов (шрапнелей и гранат), что составляет 94 снаряда на орудие. К концу же пятидневных боев XXV армейского корпуса, т. е. к 21 (8) мая, некомплект огнеприпасов стал увеличиваться до таких угрожающих размеров (3-дюймовых снарядов по старым штатам — до 170 и даже по новым штатам — до 125 снарядов на орудие и винтовочных патронов по 27 на бойца), что командир корпуса ген. Рагоза должен был особыми телеграммами командующему 4-й армией (приложение 4) просить о приня-
[33]
тии экстренных мер для предотвращения критического положения войск.
Свободных винтовок в войсках корпуса не было. Вопрос продовольствия в русской армии в то время стоял хорошо, так как в период маневренной войны перебои в подвозе, главным образом хлеба, случались обычно только во время быстрого наступления, когда полевые хлебопекарни не поспевали развертываться для работы.
На 14 (1) мая в обозах XXV корпуса состояло: сухарей на 12 дней, крупы на 9 дней, чаю на 12 дней, мясных консервов на 3 дня, и кроме того при корпусе для снабжения свежим мясом имелся гурт скота в Сенно. Полевые хлебопекарни были развернуты в Солец и работали бесперебойно. Фуражом корпус был обеспечен на 2,5 дня.
Санитарная часть в корпусе также была налажена, и подача первой медицинской помощи и эвакуация совершались в порядке. Организация тыла в смысле тыловых путей и расположения тыловых учреждений корпуса видна из схемы 4.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
В заключение произведенного нами выше краткого анализа обстановки с разных точек зрения необходимо указать, что нам не удалось в достаточной и желательной мере проанализировать эту обстановку с точки зрения социально-политического фактора, главным образом по причинам отсутствия каких-либо систематизированных материалов и документальных данных по этому вопросу.
Между тем, являясь существеннейшими из прочих факторов, социально-политические факторы в мировую войну Менее всего изучены с точки зрения влияния их на успешность боевых действий.
Поэтому-то всякий факт, всякое указание из этой области, как бы они незначительны ни были, заслуживают особого внимания, тем более, если эти факты имели хотя бы и косвенное влияние на ту или иную успешность боевых действий войск.
Так и в разбираемых боевых действиях XXV армейского корпуса мы считаем, что указанные выше политические мероприятия русского командования с первых месяцев войны в отношении населения описываемого района должны были иметь только отрицательное влияние на успешность действий русских войск в левобережной Польше и в первую очередь на успешность действий XXXI, а вслед за ним и рядом стоящего с ним XXV армейских корпусов, против кото-
[34]
ТАБЛИЦА 1.
Состояние боевых припасов в XXV армейском корпусе по данным на 16 (3) и на 21 (8) мая 1915 г.
 
Наличие
Некомплект
ружейн. патронов
3-дюймов.
48-линейн.
6-дюймов.
ружейн. патронов
3-дюймов.
48-линейн.
6-дюймов.
шрапн.
гран.
шрапн.
бомб.
шрапн.
бомб.
шрапн.
гран.
шрапн.
бомб.
шрапн.
бомб.
В полках
сведений нет
6 433 942
 
 
 
 
 
 
на боесп. не влияет
966 058
 
 
 
 
 
 
В батареях
 
10 445
полн.компл.
1 620
п.к.
442
386
893
725
88
п.к.
262
171
 
ст. шт. 2 207
нов. шт. 287
ст. шт. 1 920
нов. шт. 0
ст. шт. 492
нов. шт. 108
ст. шт. 384
нов. шт. 0
14
70
19
187
0
0
2
93
В парках
3 055 800
2 445 800
13 868
6 272
2 474
1 287
680
477
1 360
1 112
144
п.к.
102
166
47 400
647 000
ст. шт. 3 142
нов. шт. 532
ст. шт. 11 008
нов. шт. 8 128
ст. шт. 709
нов. шт. 133
ст. шт. 2 169
нов. шт. 1 593
0
203
0
248
6
0
162
98
Израсходовано 24/30 апреля
Неб. кол.
251
94
14
19
-
-
К 21(8) мая: 647 400
8 128
1 593
203
248
0
98
Израсходовано 1/7 мая
806 729
7 309
1 352
259
416
56
27
[35]
рых противник, более разумно учитывая политическое состояние местного населения, действительно мог извлечь из него пользу для боевых действий своих войск.
Как увидим ниже, действия XXXI армейского корпуса действительно были малоуспешны и отрицательно отражались на успешности выполнения маневра XXV армейского корпуса.
Если одной из причин такого различия действий рядом стоящих корпусов можно признать то обстоятельство, что XXV корпус состоял из кадровых дивизий, которые к этому времени войны еще несколько разнились по своей боевой подготовке и своему моральному состоянию от второочередных дивизий, входивших в состав XXXI корпуса, то все же нельзя не учитывать влияния на успехи противника на фронте XXXI корпуса того факта, который мы отнесли выше к более разумному пониманию противником политической обстановки.
Итак, проанализировав важнейшие элементы обстановки, сложившейся к началу выполнения корпусом поставленной ему задачи, мы должны признать, что условия предстоящих боевых действий для корпуса нельзя назвать благоприятными.
Корпусу предстояло активно обороняться — правда на местности, удобной для обороны, и против противника в силах, не превосходящих сил корпуса,— но при значительном превосходстве противника как в отношении материального (богатство огнеприпасов), так и политического (отношение местного населения) обеспечения назревающих боевых действий.
И если при столь неблагоприятных условиях действия корпуса все же были успешны, то тем более они заслуживают быть отмеченными с положительной стороны, и причины успеха придется повидимому искать в разумно принятом решении командира корпуса, осно-ванном на правильном учете общей обстановки, в едином понимании всем командным составом корпуса поставленной ему задачи, в тесном взаимодействии войск, спаянных единой волей разбить противника.
Найдем ли действия корпуса таковыми, покажет дальнейшее описание боевых действий, которое начнем с рассмотрения принятия командиром корпуса решения.
[36]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> А.Н. Де-Лазари. Активная оборона корпуса. -> Анализ обстановки к началу выполнения поставленной XXV армейскому корпусу задачи.
Designed by Alexey Likhotvorik 03.01.2015 12:52:31
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik