Русская армия в Первой мировой войне
Архив проекта -> Галицийская битва -> Глава третья
Русская армия в Великой войне: Галицийская битва.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Мобилизация, сосредоточение, развертывание, стратегическая деятельность конницы в начальный период. Планы операций.

Мобилизация.

Вечером 25-го июля в Вене стало известно, что Сербия отклонила предъявленный ей ультиматум и что в тот же день в Шабаце в 4 часа пополудни было получено распоряжение о всеобщей мобилизации сербских войск.
В ответ на это в 21 час. 25-го июля Австро-Венгрия объявила войну Сербии, и тогда же последовал приказ о частичной мобилизации австро-венгерских армий и флота по плану "сосредоточение Б", предусматривающему состояние войны только против Сербии и Черногории. Первым днем мобилизации назначалось 27-е июля. Согласно отданных распоряжений подлежали мобилизации: 3 армейских управления (2-й, 5-й и 6-й армий) и 8 корпусов со всеми ландверными и гонведными формированиями тех же корпусных территориальных округов, а именно: VIII корпус (Прага), IX корпус (Лемертиц), III корпус (Аграм), IV корпус (Будапешт), VII корпус (Темешвар), а также XV и XVI корпуса в Боснии и Герцеговине. Всего приводилось на военное положение: 23 пехотных и 3 кавалерийских дивизии (1-я, 10-я, 11-я), 8 ландштурменных и 6 маршевых бригад и 8 гонведных маршевых полков, численностью 417.000 человек, против 12 сербских и 4 черногорских дивизий, численность которых определялась австрийцами преувеличенно до 312.000 человек.
Первоначальные известия о частичной мобилизации австро-венгерских войск были получены русским генеральным штабом 26-го июля. Эти сведения были неполны и указывали, что в боевую готовность приводятся только пять пограничных
[51]
с Сербией корпусов, а также отдельные части II и III корпусов, всего до 425.000 человек, Поэтому, в виду угрожающего поведения Австро-Венгрии и Германии, с 26-го июля был объявлен подготовительный к войне период. В следующие дни решался вопрос, нужна ли только частная мобилизация против Австро-Венгрии или должна быть объявлена всеобщая мобилизация? Центральным пунктом всех дипломатических переговоров была данная о частной мобилизации, которая была назначена 29-го июля для 13 армейских корпусов, входящих в состав пограничных с Австро-Венгрией военных округов. Но уже через два дня, 31-го июля, в виду трудности осуществить общую мобилизацию после начала перевозок по частной мобилизации, была объявлена общая мобилизация всей русской армии и флота. Всего было мобилизовано 114½ пехотных и 37½ кав. дивизий. В этот же день Германия предъявила России ультиматум о полной демобилизации всей армии, а на следующий день, не получив удовлетворяющего ее ответа, объявила общую мобилизацию своей армии и войну России.
В Вене узнали о всеобщей мобилизации в России только утром 1-го августа. Накануне германский император телеграммой потребовал направления главных сил Австро-Венгрии против России, а не отвлекаться в эти решительные минуты походом против Сербии. Поэтому 31-го июля была объявлена также общая мобилизация австоо-венгерской армии, но первым днем мобилизации назначается 4-е августа, так как требовалось несколько дней для восстановления готовности галицийских жел. дорог, нарушенной условиями частной мобилизации против Сербии. Только 6-го августа последовало объявление Австро-Венгрией, до того безоружной, войны России. Всего было мобилизовано 48 пехотных и 11 кав. дивизий.
В России в пограничных округах пехота с полевой артиллерией и обозами заканчивала мобилизацию между 4-ми 6-м днями, парки и хлебопекарни-между 6м и 10-м днями. В остальных военных округах (кроме Кавказского, Туркестанского и Сибирских) пехота с артиллерией и обозами- между 5 -8-м днями; парки -к 8-му дню. Конница мобилизовалась в 2-4 дня. Около половины второочередных дивизий было готово не позднее 14-го дня, а остальные-от 14-го до 28-го дня.
В Австро-Венгрии полевые дивизии с обозами заканчивали мобилизацию на 6-8-й день, ландверные и гонведные дивизии-на 9-10-й день, маршевые бригады-на 14-й день. Конница-на 4-й день, а ландверная и гонведная кавалерия- на 8-10-й день.
В общем, русские армии мобилизовались значительно скорее, чем это предполагали австрийцы.
[52]

Сосредоточение войск.

Перевозка австро-венгерских войск на сербский фронт началась 30-го июля и должна была закончиться 11-го августа. Однако 31-го июля было решено оставить против Сербии и Черногории только 5-ю и 6-ю армии. Войска 2-й армии подлежали обратной перевозке на галицийский фронт. Еще 28-го июля их можно было направить прямо в Галицию. Но к вечеру 31-го июля части VIII, IX, IV и VII корпусов и 1-й и 10-й кав. дивизий уже находились в пути и должны были быть довезены до пунктов назначения, так как перевозка войск в Сербию потребовала значительного напряжения жел.-дорожной сети, которая должна была перевезти 2.064 эшелона, и ослабила ж.-д. состав и персонал галйцийских жел. дорог. Можно было остановить перевозку и дать новое направление на север только 10-й, 19-й, 20-й и 26-й дивизиям, 11-й кав. дивизии, 36 и, 95-й и 102-й ландштурменным и 4-й, 7-й и 9-й маршевым бригадам, а также всему III корпусу.
Войска 2-й армии ожидали обратной перевозки в Галицию с 12-го по 18-е августа. Их использование было запрещено, но 12-го августа, когда началось наступление против Сербии, было разрешено оставить на сербском фронте 29-ю дивизию (IV корпуса), а 17-го августа, накануне отправления в Галицию, и весь IV корпус, что оттянуло прибытие последнего в Самбор, вместо 31-го августа, на 8-е сентября. 18-го августа началась перевозка в Галицию 2-й армии, которая должна была быть закончена к 31-му августа; всего потребовалось перевезти 224.000 бойцов.
Эти войска прибывали в Галицию очень медленно: штаб 2-й армии - 25-го августа в Станислав, 10-я кав. дивизия- 25-го августа в Любачув и IX корпусное управление-23-го августа в Ярослав, в 4-ю армию; 23-я гонведная дивизия- 23-го августа в Мосциску, в 3-ю армию; VII корпус (17-я и 34-я пех. дивизии)-с 31-го августа по 2 е сентября-в район Хо-доров -Жидачев; IV корпус (31-я и 32 я пех. дивизии)-с 30-го августа по 8-е сентября-в район Самбор-Хыров. Всего до 31-го августа было перевезено в Галицию по ж.-д. линиям (ежедневно до 140 поездов) 1.204.238 человек, 158.800 лошадей, 52.844 повозки и 165.793 тонн груза.
Перевозка русских корпусов в пункты сосредоточения началась 5-го августа и закончилась 9-го сентября, на 41-й день мобилизации.
Ранее других, 18-го августа, заканчивали перевозку большей части своих сил 3-я и 8-я армии (3 корпуса из 4-х), но общая готовность этих армий сильно запаздывала из-за позднего прибытия в 8-ю армию XXIV корпуса (между 18-м и 28-м августа). В 4-й армии перевозка закончилась 23-го ав-
[53]
густа, а в 5-й армии-22-го августа. 13 пех. второочередных дивизий, перевозимых в хвосте эшелонов своих армий, прибывали в районы своих армий только между 9-м августа и 7-м сентября, что, в связи с более поздним прибытием второочередных казачьих дивизий, определяло окончательную готовность всех армий юго-западного фронта только 9-го сентября. Гвардейский и XVIII корпуса, направляемые в Варшаву для образования 9-й армии и выполнившие с течением Галицийской операции роль резервов для юго-западного фронта, закончили перевозку между 25-м августа и 6-м сентября. Из окраинных корпусов, головные части которых начали прибывать с 29-го августа, в Галицийской операции принял участие III кавк. корпус, высадивший 1-го сентября головные полки 21-й и 52-й дивизий у станции Травники. Всего до 9-го сентября на юго-западный фронт было перевезено около 1.305.000 человек и 184.000 лошадей. Всего 2.236 эшелонов. Ежедневно 183 поезда.

Оперативное развертывание.
а) Австрийцы.

Схема № 1.

Сосредоточение австро-венгерских армий в Галиции происходило под прикрытием следующих войск: I корпуса (12-я и 46-я пех. и 7-я кав. дивизии)-в районе Кракова, X корпуса (2-я, 24-я и 45-я пех. и 6-я кав. див.)-в районе Ярослава, XI корпуса(11-я, 30-я пех., 4-я и 9-я кав. див.)-в районе Львова, 8-й кав. дивизии - в районе Станислава и отдельной группы у Черновициз 43-й ландш. дивизии и 35-й ландш. бригады.
К 20-му августа на галицийском фронте развернулись следующие австрийские армии: 1-я армия Данкля (I, V и X корпуса, 12-я пех., 3-я и 9-я кав. дивизии), всего 9 пех. и 2 кав. дивизии, т.-е. 180 бат., 77 эск., 82 батар,, или около 228.000 человек, сосредоточилась на р. Сане от устья до Синявы. В армию не прибыли еще: 5-я маршевая и 36-я ландш. бригады (14 бат. и 2 бат.), всего около 15.000 человек.
4-я армия Ауффенберга (II, VI, IX и XVII корпуса, 6-я и 10-я кав. дивизии), всего 8 пех. и 2кав. дивизии, т.-е. 147 бат., 71 эск., 76 батар., или около 202.000 человек, развернулась на р. Сане от Ярослава до Перемышля. IX и XVII корпуса не были еще готовы, так как были сформированы только 19-го августа: первый из 10-й пех. и 26-й ландш. дивизий, а второй из 19-й пех. дивизии, 2-й и 9-й маршевых бригад. Не прибыли: 26-я ландш. и 10-я кав. дивизии, 2-я, 6-я и 9-я марш, бригады (39 бат., 25 эск., 10 батар.), или около 51.000 человек.
[54]
3-я армия Брудермана (XI, XIV корпуса, 41-я гонведная, 2-я, 4-я и 11-я кав. дивизии) сосредоточивалась в районе Львов-Самбор, имея собранными только 6 пех. и 3 кав. дивизии, т.-е. 102 бат., 92 эск., 56 батар., или около 139.000 человек. Не прибыли еще: 23-я гонведная дививия, 97-я ландш., 3-я, 4-я, 11-я, 14-я и 41-я маршевые бригады, всего около 57 бат., 8 эск., 7 батар., или 68.000 человек.
Армейская группа Кевеса (с 25-го августа 2-я армия Бем-Ермоли), состоящая из III и XII корпусов, 11-й пех., 40-й ландш. и 38-й гонведн. дивизий и 1-й, 5-й и 8-й кав. дивизий, собиралась в обширном районе Самбор-Львов-Тарнополь- Станислав - Черновицы, всего 8 пех. и 3 кав. дивизии, т.-е. 143 бат., 94 эск., 81 батар., или около 158.000 человек. В эту группу еще не прибыли VII и IV корпуса, 7-я и 12-я маршевые и 102-я и 103-я ландштурменные бригады, всего около 92 бат., 14 эск., 34 батареи, или около 130.000 человек.
Кроме того, у Кракова к 17-му августа сосредоточилась армейская группа Куммера из 7-й кав., 95-й и 106-й ландш. дивизий и 100-й ландш. бригады, всего 45 бат., 27 эск., 23 батар., или около 60.000 человек. Эта группа своим левым флангом находилась в связи с германским корпусом Войерша, из 3-й и 4-й ландверных дивизий, всего 34 бат., 12 эск. и 12 батар., или 38.000 человек, сосредоточившимся на границах Силезии и Познани.
Таким образом, австрийцы к 20-му авг. развернули на 310-км фронте устье р. Сана-Ярослав-Перемышль-Львов-Станислав- Залещики четыре армии, состоящие из 35 пех. и 10 кав. дивизий и 7 ландш. бригад, численностью до 787.000 человек, и ожидали прибытия еще 7½ пех. и 1 кав. дивизий, общею численностью до 264.000 человек. При указанном развертывании почти 2/3 всех сил, собранных в Галиции, были сосредоточены на сравнительно узком фронте между устьем р. Сана и Перемышлем (120 км) против русских сил, сосредоточивающихся между pp. Вислой и Бугом. Верховным главнокомандующим австро-венгерских войск был назначен эрцгерцог Фридрих при начальнике штаба генерале Конрад фон-Гетцендорф, который до войны занимал должность начальника австрийского генерального штаба.

б) Русские.

Схемы №№ 1 и 3.

Русские армии сосредоточивались на австро-венгерской границе под прикрытием следующих пограничных корпусов: XIV корпуса (18-я пех. див. и 2-я стр. бр.)-в районе Радом-Люблин, XIX корпуса (17-я и 38-я п. див.)-в районе Холма, XI корпуса (11-я и 32-я п. див.)-в районе Луцк-Ровно и XII корпуса (12-я и 19-я п. див.)-в районе Проскурова и шести кав. дивизий: 14-й (Чен-стохов), 1-й донской (Замостье), 7-й (Владимир - Волынский).
[55]
11-й (Дубно), 12-й (Проскуров) и 2-й сводной казачьей (Каменец-Подольск).
К 18-му августа армии юго-западного фронта развернулись следующим образом:
4-я армия Зальца, из 3 корпусов (XIV, XVI, гренадерский, 2-я стр. бриг.) и 3½ кав. дивизий (14-я, 13-я, 3-я донск. и отд. гвард. бриг.)-в районе Люблин-Холм (иск.), всего 6½ пех. и 3½ кав. дивизий, или 104 бат., 84 эск., 426 орудий, т.-е. около 190.000 штыков и сабель. К армии должны были еще прибыть III кавк. корпус, 80-я, 82-я, 83-я пех. и уральская каз. дивизии, или около 85.000 бойцов. Штаб 4-й армии-Луков, потом -Люблин.
5-я армия Плеве, из 4 корпусов (XXV, XIX, V и XVII) и 3 кав. дивизий (1-я донская, 7-я и сводная)-в районе Холм - Ковель-Владимир-Волынский, всего 8 пех. и 3 кав. дивизии, или 144 бат.. 100 эск. и 516 орудий, т.-е. около 147.000 штыков и сабель. К армии еще не прибыли: 61-я и 70-я пех. и 4-я и 5-я донские каз. дивизии и тяжелая артиллерия, или около 45.000 бойцов. Штаб 5-й армии - Брест, потом - Холм.
3-я армия Рузского, из 4 корпусов (XXI, XI, IX и X) и 3 кав. дивизий (11-я, 9-я и 10-я)-в районе Луцк-Дубно- Кременец, всего 12 пех. и 3 кав. дивизии, или 192 бат., 84 эск. и 685 орудий, т.-е. около 215.000 штыков и сабель. К армии ожидались: 3-я кавказская каз. дивизия и части армейской тяжелой артиллерии, всего около 6.000 бойцов. Штаб 3-й армии - Ровно, потом - Дубно.
8-я армия Брусилова, из 3 корпусов (VII, XII, VIII) и 3-й и 4-й стр. бригад и 3 кав. дивизий (12-я, 2-я свод. каз. и 1-я кубанская каз.), в Проскуровском районе, всего 8 пех. иЗ кав. див., т.-е. 136 бат., 56 эск. и 472 орудия, или 139.000 шт. и саб. Ожидался XXIV корпус, 71-я пех., 2-я кубанская и терская каз. дивизии, всего до 62.000 бойцов. От 8-й армии был выделен днестровский отряд Павлова, в составе 1-й бриг. 12-й пех. дивизии и частей пограничной стражи, сосредоточившийся у станции Ларга, Штаб 8-й армии - Проскуров.
Тяжелая армейская артиллерия, назначенная в количестве 36 тяж. орудий и гаубиц в 4-ю и 5-ю армии, 24 тяж. ор. и гаубиц - в 3-ю армию и 12 тяж. ор. и гаубиц - в 8-ю армию, еще не прибыла. Корпусные авиационные отряды (6 самолетов) находились не при каждом корпусе и, в виду позднего прибытия на фронт, фактически использовались соответствующими штабами армий: 3-й армией-IX и XI авиаотряды; 4-й армией-XIV, XVI и XX авиаотряды, 5-й армией-XIX авиаотряд, 8-й армией-3 пол. авиаотряд, XII и VII авиаотряды. 3 воздухоплавательных роты (по одной в 4-й, 5-й и 8 армиях) и 7 понтонных батальонов (3-я армия-2 п. бат., 5-я армия-
[56]
3 п. бат., 8-я армия - 2 п. бат.) также прибывали только к середине операции.
Главнокомандующим юго-западным фронтом был назначен ген. Иванов, который вместе с начальником штаба ген. Алексеевым 12-го августа переехал в Бердичев, а к началу операции 19-го августа прибыл в Ровно. Верховный главнокомандующий русскими армиями Николай Николаевич и его начальник штаба ген. Янушкевич прибыли в ставку в Барановичи 16-го августа.
Итак, четыре армии юго-западного фронта к 18-му августа развернулись на фронте Люблин-Холм - Ковель - Луцк -Кременец - Проскуров, имевшем дугообразное начертание, протяжением свыше 400 км, в составе 33 пех. дивизий, 3 стр. бригад и 12½ кав. дивизий. Ожидалось еще прибытие в течение ближайших 20 дней 10 пех. и 6 кав. дивизий. Стратегических резервов ю.-з. фронт не имел, и их роль выполнили эти запаздывающие дивизии и войска 9-й армии (XVIII и гвард. корпуса).
Наименьшее количество войск было сосредоточено в за-ладной группе армий между Вислой и Бугом, где находились 4-я и 5-я армии. Главная масса войск юго-зап. фронта из 3-й и 8-й армий, всего 20 пех. и 6 кав. дивизий, находилась на Ровненском и Проскуровском направлениях на уступе назад в 100 км от западной группы. Таким образом, по группировке 3-й и 8-й армий видно, что они, предназначаясь для ведения главного удара, были в наибольшей готовности к наступлению и наиболее обеспечены для такового тыловыми учреждениями.

Оценка оперативного развертывания сторон.

Оценивая оперативное развертывание австро-венгерских армий, надо подчеркнуть, что таковое отвечает основной идее их оперативного плана: австрийцы, сосредоточивая на своем западном крыле ударную группу из 19 пех. и 5 кав. дивизий на 120-км фронте, с целью наступления между Вислой и Бугом, создавали, при условии совместного наступления германцев на Седлец, превосходство в силах и выгодное исходное положение для концентрического вторжения в Польшу. Но австрийское верховное командование, в своем порывистом стремлении разгромить живую силу противника, упустило из виду те три задачи, которые теперь стояли перед ним, а именно: 1) обеспечить свободу действий германцев во Франции, для чего надо было сковать русские армии, 2) не допустить вторжения русских армий в германскую Силезию и 3) защищать Галицию. Вторжение в Польшу могло разрешить первые две задачи. Отказ Германии в первые дни от насту-
[57]
пления на Седлец лишил австрийцев превосходства в силах, выгод охватывающего положения и делал их наступление в Польшу рискованным. Ибо на восточном крыле своего развертывания австрийцы к началу вторжения в Польшу имели, недостаточные силы, которые, конечно, не могли выполнить задачу прочного заслона по обеспечению главной операции между Вислой и Бугом, так как 3-я армия и группа Кевеса имели всего к началу операции 14 пех. и 5 кав. дивизий, разбросанных на фронте в 190 км, и не могли служить надежной преградой против вторжения в Галицию 3-й и 8-й русских армий. Кроме того, близость путей отхода 1-й и 4-й армий к фронту развертывания восточной группы требовала иметь последнюю или более сильной, или же заставляла постепенно продвинуть вперед развертывание восточной группы, возложив на нее задачу вести оборонительные бои с целью выиграть время для завершения главной операции. Крайне неблагоприятным фактором являлось запаздывание сосредоточения 2-й армии, что, быть может, заставляло отложить начало операции.
Развертывание русских армий, преследуя задачу нанести поражение австро-венгерским войскам на территории Галиции, было основано на предвзятом предположении о развертывании последних почти по границе, вследствие чего направление концентрического наступления армий юго-западного фронта фактически выводило не в обход обоих флангов австрийцев, а на фронт последних. Кроме того, на правом, фланге развертывания 4-я армия была сильно выдвинута вперед, что могло привести к ее отдельному поражению, тем более, что правый фланг ее был ослаблен перечислением XX корпуса в 1-ю армию, а 5-я армия была оттянута к востоку.
Зато развертывание 3-й и 8-й армий создавало мощную группировку из 20-22 пех. и 6-9 кав. дивизий для производства главного удара в наиболее важном для австрийцев направлении на Львов и Галич.
Сравнивая силы, сосредоточенные к 18-му августа обеими сторонами, можно видеть, что общее численное превосходство в силах в начале операции на стороне русских армий было очень незначительное и оно естественно поглощалось невыгодами развертывания двух правофланговых 4-й и 5-й армий, где у австрийцев было и численное превосходство, которое, с подтягиванием группы Куммера и корпуса Войерша на правый берег Вислы, могло быть доведено до 7 пех, дивизий. Зато в восточной группе армий русские имели превосходство в силах на 8 пех. дивизий, вполне обеспечивающее успех главного удара против разбросанных и неготовых войск 3-й австр. армии и группы Кевеса. -
[58]

Стратегическая деятельность конницы и авиации в начальный период.

Схема № 2.

Австрийцы по всей пограничной полосе имели для обеспечения районов мобилизации небольшие отряды прикрытия из команд ландштурмистов, численностью от 50 до 250 человек, и вооруженных местных жителей, которыми были заняты важные пункты на границе. Свою многочисленную конницу, сначала в количестве 9 дивизий, австрийцы в начальный период использовали вместе с другими войсками для обеспечения прикрытия районов высадок и сосредоточения своих войск от вторжения в Галицию больших масс русской конницы, которое ожидалось с первых дней войны.
До 15-го августа почти все дивизии имели строго пассивную задачу-удержать районы сосредоточения войск до окончания сбора всех частей: 7-я кав. дивизия 7-го августа занимает Мехов, выдвигается к 17-му августа на Островец для разведки Вислы южнее Ивангорода и обеспечения левого фланга 1-й армии Данкля от обхода на важнейшем для нее направлении по левому берегу Вислы. На Ровненском направлении 4-я кав дивизия 8-го августа была также выдвинута из Злочева в Броды в целях разведки и обеспечения с востока будущего наступления на север. Остальные дивизии были расположены: 3-я кав. див. - сев.-вост. Развадува, 9-я кав. див.- сев.-вост. Ниско, 6-я кав. див.-у Завалила, 10-я кав. див. прибыла 18-го августа к Яворову, 2-я и 11-я кав. див.-в районе Львова, 8-я и 5-я кав. див.-в районе Тарнополя, 1-я кав. див.-у Чорткова.
15 го августа на всем фронте австрийских армий кавалерийские дивизии приступили к дальней стратегической разведке. Целями разведки 1) было поставлено обнаружить группировку больших пехотных масс противника на линии Люблин-Холм-Ковель-Луцк-Дубно-Острог-Старо-Константинов-Бар-Могилев. Особо важным признавалось производство тщательной и быстрой разведки в районе между Вислой и Бугом и определение южного фланга развертывания противника в районе к северу от Днестра.
Одновременно воздушной разведке ставилась задача взять под наблюдение, начиная с 14-го августа, районы, назначенные для разведки армейской конницы, т.-е. в глубину на 2-3 перехода.
К 21-му августа результаты стратегическойразведки сводились к следующему: 7-я кав. дивизия продолжала продвигаться на Кельцы, где имела в течение 14-го и 15-го августа небольшие стычки с разведывательными частями 14-й русской кав. дивизии, и после боя 17-го августа заняла Кельцы.
[59]
Разведка 7-й кав. дивизии и донесения летчиков установили, что на левом берегу Вислы нет значительных сил русских и что вдоль всего течения Вислы от Аннополя до Варшавы нет никаких признаков, указывающих на сосредоточение вдоль реки больших русских сил и на подготовку переправы русских с правого берега на левый.
На фронте между Вислой и Бугом 15-го августа 6-я кав. дивизия установила до 10 эск. с артиллерией у Томашева и бригаду пехоты у Замостья.
По донесениям летчиков еще 16-го августа район Холма был противником не занят. Тогда же в районе восточнее Рава- Русская обнаружено вторжение сводной кав. дивизии на юг. К 21-му августа воздушная разведка определила в районе Красник-Красностав уже от 10 до 12 русских дивизий и у Люблина от 2 до 4 дивизий. На этом фронте австрийская конница держалась сравнительно пассивно, и только 2-я кав. дивизия, поддержанная 2 батальонами егерей и 2 батареями, произвела набег 16-го августа на Владимир-Волынский, где противнику удалось почти окружить 68-й пех. Бородинский полк-авангард XIX корпуса. Бой в неравных условиях шел с 8 час. утра до вечера, когда австрийцы отошли к югу.
Результаты разведки на восточном австрийском крыле были менее удачны: 4 я кав. дивизия, по занятии Броды и Радзивиллова, далее продвинуться не могла, имея перед собой завесу из 10-й и 11-й русск. кав. дивизий. 5-я кав. дивизия (22-й егер. и III б. 55 п.) произвела 17-го августа набег на Городок. Оставив оба батальона пехоты у Сатанова для прикрытия моста через Збручь и обозов, дивизия около 2 часов дня завязала бой у Городка со 2-й сводн. каз. дивизией, поддержанной батальоном 4-й стр. бригады. Несмотря на ряд атак в конном строю храбрых венгерцев, понесших громадные потери от артиллерийского огня, успех боя остался на стороне русских. Венгерцы отошли вечером к Сатанову, где ночью в обозах произошла паника, вследствие которой 5-я кав. дивизия поспешно отошла к Трембовле.
1-я кав. дивизия, оттеснив русскую пограничную стражу, 17-гo августа заняла Каменец-Подольск, никем не защищаемый, после чего стала продвигаться к северу и заняла Ду-наевцы, которые находились всего в 1 переходе от района сосредоточения левофлангового корпуса 8-й армии, но последнего не разведала.
Итак, в результате деятельности этих четырех кав. дивизий, австрийское командование считало, что в районе к югу от жел. дороги Тарнополь-Проскуров и до Днестра к 21-му августа больших масс неприятельских войск не обнаружено. Этот важный, но неверный вывод подтверждался контрольными полетами летчиков, которые также не обнаружили сосредоточения 8-й армии.
[60]
Таким образом, стратегическая разведка австрийцев к 21-му августа дала довольно правильную группировку русских сил между Вислой и Бугом, но не обнаружила сосредоточения войск противника в Проскуровском районе.
Русская конница, расквартированная на австрийской границе в количестве 7½ кавалерийских дивизий, на второй день мобилизации выступила для образования завесы, прикрывающей мобилизацию и районы сосредоточения. Задачи прикрытия, выпавшие на эти дивизии, были чрезвычайно трудны, так как поддержки со стороны пограничных корпусов прикрытия (XIV, XIX, XI и XII) эта конница в первые дни ожидать не могла, потому что эти войска, хотя и содержались в усиленном составе, но все же требовали для своего развертывания 5-8 дней. Между тем, прибытие остальных 11 конных дивизий, назначенных на юго-западный фронт, происходило медленно с 16-го августа и до 5-го сентября.
При образовании завесы приняли участие отряды пограничной стражи, которые отдельными пешими ротами и конными сотнями с объявлением мобилизации вошли в подчинение соответствующих начальников конных дивизий. Но конница была лишена поддержки более могущественной силы- содействия местного населения, так как политика царского правительства не позволяла ему подготовить еще в мирное время пограничное население, организовав и вооружив его, как это было сделано в Галиции и Германии.
Первоначальные действия русской конницы свелись к следующему: на левом берегу Вислы 14-я кав. дивизия оставалась на Ивангородском направлении, ведя разведку на юг против войск группы Куммера и на запад против корпуса Войерша, движение которых на Ивангород было своевременно обнаружено.
На фронте развертывания 4-й армии 13-я кав. див. и отд. гвард. кав. бригада 16-го и 17-го августа, поддержанные бригадой 18-й пех. див. и 2-й стр. бригадой, ведут бой у Красника с частями 5-й див. 1 австр. корпуса, после которого австрийцы отступили. Этот бой указал на присутствие значительных сил 1 австр. корпуса более к западу, чем это предполагалось.
На фронте 5-й армии попытки русской конницы проникнуть в Галицию встречают отпор. Однако 1-я донская каз. дивизия 14-го августа занимает Бельз и Нароль, 7-я каз. дивизия 11-го августа ведет бой у Сокаля с 2 бат. пехоты, а 15-го августа -у Стоянова с 2 бат. ландштурма и отходит к Горохову. Разведка этих двух дивизий, направленная в район предполагаемого развертывания 4-й австр. армии, не имела достаточной глубины и не дала ожидаемого результата.
[61]
Зато энергично проведенный набег сводной (из 2-й и 3-й отд. кав. бригад) кав. дивизией Ванновского, направленный через Рава-Русская на Каменку, показал, что в районе восточнее жел. дороги Рава-Русская-Львов нет сосредоточения крупных австрийских сил. Во время этого набега сводная кав. дивизия разрушила 21-го августа жел.-дор. мост через Буг у Каменки, но на обратном пути в лесу попала в засаду и понесла большие потери, после чего пробилась к Ярчову, потеряв убитым своего храброго начальника дивизии.
На фронте 3-й и 8-й армий пять конных дивизий особой активности не проявляют до 21-го августа, ведя дальнюю разведку отдельными, сравнительно незначительными, разведывательными частями. Набегов крупными силами конница не производит. 11-я кав. дивизия, действуя из района Дубно, 8-го августа захватывает незначительную переправу через р. Судиловку у Берестечка и выбивает небольшие части ландштурма. Глубокой разведки на Каменку и Буск, как это ей ставилось задачей, дивизии произвести не удалось.
На Збаражском направлении 10-я кав. дивизия 9-го августа взяла с боя Заложце, обороняемое 35 м ландв. и 13-м уланск. полками, что устанавливает нахождение в районе Тарнополя частей XI австр. корпуса. 11-го августа дивизия отходит на русскую территорию. На Волочиском направлении 12-я кав. дивизия была скована в своих действиях 8-й австр. кав. дивизией, занявшей 6-8-го августа Волочиск. Из захваченных документов подтверждается, что в районе Тарнополя находятся небольшие части XI корпуса и что охрана района лежит на ландштурме и жандармских частях. Действовавшая южнее 2-я сводная каз. дивизия 17-го августа у Городка успешно отразила набег 5-й австр. кав. дивизии.
Итак, стратегическая разведка русской конницы в начальный период до 18-го августа дала следующие сведения о противнике: 1) в направлении на Красник - присутствие частей I австр. корпуса, 2) на фронте устье Сана-Рава Русская - частей X австр. корпуса и 3) от Сокаля до устья Збруча- частей XI корпуса.
Первая данная, в связи с отсутствием крупных сил в районе к сев.-вост. от Львова и агентурными сведениями о высадке частей V корпуса в районе Тарнова, давала важные указания о новой группировке австрийских сил более к западу, чем это предполагалось русским командованием. В общем, русская конница, за редким исключением, не имела возможности проникнуть через завесу передовых частей и конницы австрийцев, вследствие своей неподготовленности вести огневой бой и малого количества огневых средств.
После 15-го августа, в виду подвоза второочередных казачьих частей, армейская конница получает более активные задачи. С переходом численного превосходства на сто-
[62]
рону русской конницы последняя получает возможность перейти к производству набегов.
Деятельность немногочисленнной авиации (10 авиаотрядов) свелась к ряду единичных дальних полетов, в результате которых ценных сведений добыто не было.
Подводя окончательный итог работе русской конницы и авиации в начальный период, можно отметить, что они добыли важные сведения, но не могли определить всего района сосредоточения главных сил противника к началу операции.

Планы операции:
а) план русского верховного главнокомандующего.

Схема № 1.

Наступление русских армий в Галицию предусматривалось планом войны 1913 года, по которому целью действий юго-западного фронта ставилось "поражение австро-венгерских армий, имея в виду воспрепятствовать отходу значительных сил противника на юг за Днестр и на запад к Кракову".
Еще в период сосредоточения наших армий в ставке постепенно назревает мысль о скорейшем переходе в наступление армий обоих фронтов, не ожидая окончательного их сосредоточения, с целью поддержать французов, в виду готовящегося против них главного удара германцев. Эти предположения, основанные на пожеланиях французского военного министра, переданных нашим военным агентом в Париже в первые дни войны, привели к решению верховного главнокомандующего начать более раннее наступление: на германском фронте-13-го августа (на 14-й день мобилизации), что вполне отвечало сроку, установленному военной конвенцией с Францией, а на юго-западном фронте - 18-го августа (на 19-й день мобилизации).
Эти решения были сообщены особыми директивами главнокомандующим обоих фронтов 10-го и 13-го августа, от которых были потребованы соображения о времени и порядке выполнения указаний верховного главнокомандующего.
В директиве № 3321 от 13-го августа главнокомандующий юго-западного фронта ставился в известность:
1) что 13-го августа намечается наступление 1-й армии в Восточную Пруссию, которое, вероятно, разовьется к 17-му августа в общую операцию 1-й и 2-й армий в обход Мазурских озер с севера и запада;
2) что сербской армии предложено теперь же перейти в решительное наступление против австрийцев;
3) что 4-я и 5-я армии переходят в подчинение главнокомандующему юго-западным фронтом с 12 часов ночи с 12-го на 13-е августа;
4) что 3-я и 8-я армии должны перейти в наступление, не дожидаясь сосредоточения III кавказского и XXIV корпусов, дабы, в связи с намеченным наступлением 1-й и 2-й армий,
[63]
приковать к себе вторжением в Галицию возможно большие силы австрийцев и тем самым воспрепятствовать им развить наступательные действия по левому берегу Вислы и против запаздывающих в своем развертывании 4-й и 5-й армий. Здесь же запрашивалось о сроках начала наступления, каковое, по мнению верховного главнокомандующего, для 3-й и 8-й армий могло бы начаться 18-го августа.
В это же время, опять-таки во исполнение пожелания французов, что наиболее важным для них попрежнему является русское наступление в направлении Варшава - Познань, верховный главнокомандующий, одновременно с намечаемыми операциями на обоих фронтах, подготовляет новую наступательную операцию на Познань, формируя 9-ю армию у Варшавы на левом берегу Вислы.
Для осуществления нового наступления в глубь Германии начинают направляться на левый берег Вислы с 8-го августа из состава 1-й армии - гвардейский и I армейский корпуса, вместо которых в 1-ю армию включался XX корпус, по плану войны предполагавшийся к развертыванию у Ивангорода, на правом фланге 4-й армии. 11-го августа в Варшаву направляются XVIII и XXII корпуса, гвард. стр. и гвард. каз. бригады.
Эти мероприятия подчеркивают основную идею плана - переходом в наступление на обоих фронтах создать выгодное исходное положение для дальнейшего наступления а глубь. Германии, а наступлением 3-й и 8-й армий на юго-западном фронте приковать к себе австрийцев и этим воспрепятствовать им вести наступление по левому берегу Вислы и далее к востоку до Буга, что должно было явиться обеспечением будущей операции по вторжению армий в глубь Германии.
Таким образом, основная идея развертывания - поражение австро-венгерских армий в Галиции-как бы приобретает второстепенное значение, тем более, что исключение XX корпуса из состава 4-й армии ослабляло ее и уменьшало вероятность выполнения задачи юго-западного фронта по вос-препятствованию отхода австрийцев из Галиции на запад к Кракову. В дополнении к директиве № 3321 тылы между фронтами были разграничены 10-го августа линией, которая проходила через Оршу - Минск - Барановичи - Брест - Седлец-Ивангород, что, в связи с передачей Минского-военного округа северо-западному фронту, устанавливало базирование юго-западного фронта на район к югу от Полесья.

б) План главнокомандующего юго-западным фронтом.

Схема № 3.

Для выполнения общей задачи все армии должны были, согласно плана юго-зап. фронта, перейти в наступление 18-го-21-го августа, имея следующие частные задачи:
[64]
8-я армия начинала наступление 18-го августа на фронт Ходоров - Галич, имея в виду воспрепятствовать отходу значительных сил противника за Днестр. К 20-му августа главные силы армии должны были достичь р. Збруча. Днестровскому отряду было приказано наступать, сообразуясь с действиями 8-й армии, между Днестром и Прутом.
3-я армия должна была вести наступление на Львов, на фронт Куликов-Миколаев, начав таковое 19-го августа, и достичь 20-го августа авангардами линии Остров-Рудня- Дунаев-Вишневец или Липовцы. 3-я армия должна была способствовать выполнению задачи, возложенной на 8-ю армию.
4-й армии была поставлена задача наступать на Перемышль и атаковать противника, обнаруженного на линии Закликов-Янов-Тарноград, имея при этом в виду воспрепятствовать отходу значительных сил на запад к Кракову. Авангарды 4-й армии 21-го августа должны были быть выдвинуты на линию Вилколаз-Жолкевка-Избица. Кроме того, для действия на левом берегу Вислы была поставлена задача вести деятельное наблюдение за войсками противника, таи находящимися, и соответствующей группировкой сил обеспечить 4-ю армию с их стороны.
5-я армия должна была перейти в наступление одновременно с 4-й, направляя свои войска на фронт Мосциска (или Краковец)-Львов, способствуя тем выполнению задач, возложенных на 4-ю армию. 21-го августа авангарды 5-й армии должны были занять и прочно утвердиться на линии Вой-славице (или. Грабовец) -Грубешов- Владимир-Волынский. Соответственно с авангардами подтягивались вперед и главные силы корпусов. 22-го августа 4-я и 5-я армии должны были оставаться на месте, продолжая сосредоточение, и 23-го августа продолжать наступление.
Этот план фронта был утвержден 16-го августа верховным главнокомандующим, который высказал сожаление, что юго-зап. фронт находит затруднительным начать движение 8-й и 3-й армий 2 днями ранее, что более чем желательно по общей обстановке. При этом выражалась уверенность, что эти два дня будут восполнены быстрым непреклонным ураганным наступлением. Но еще днем раньше главнокомандующий юго-западным фронтом получил указания ставки, что необходимо развить в широких размерах наступательные действия, при чем подчеркивалась важность скорейшего вторжения 3-й и 8-й армий в Галицию. Вследствие второго повторения, понятого как требование ускорения, первоначальные сроки начала наступления были сокращены тогда же на один день и окончательно установлены для 8-й армии на 18-е августа, а для 3-й армии на 19-е августа.
[65]

в) План австрийского главнокомандования.

Схема № 3.

Австрийское верховное командование прибыло из Вены в Перемышль 16-го августа, когда в Галиции было уже сосредоточено до 18 дивизий, большая часть которых образовывали 1-ю и 4-ю армии. В наибольшей готовности находилась 1-я армия, сосредоточение которой заканчивалось 18-го августа. 4-я армия должна была быть готова 20-го августа. Данные стратегической разведки указывали на прибытие значительных сил русских в районы Люблина, Холма и Ковеля, где австрийцы насчитывали от 10 до 12 дивизий. Против своей 3-й армии они обнаружили также сильную группировку русских войск в районе Дубно.
Запаздывание сосредоточения 2-й армии заставляло австрийцев опасаться, что ожидание ее прибытия может передать инициативу действий на сторону русских, силы которых с каждым днем увеличивались в большей степени чем их. Кроме того, они считали необходимым, пользуясь большей готовностью своего левого крыла, продвинуться теперь же вперед к северу от Таневской лесной полосы, в целях занятия более выгодного исходного положения между Вислой и Бугом, примерно, до линии Закликов - Модлиборжице- Янов-Фрамполь-Терешполь. В этом новом положении своего левого крыла австрийское верховное командование предполагало выждать окончания сосредоточения всех армий, после чего перейти в общее наступление, которое намечалось около 26-го августа.
При этом австрийцы рассчитывали на совместное наступление германских войск из Восточной Пруссии в общем направлении на Седлец, о котором верховное командование снова настаивает, посылая 17-го августа телеграмму № 822 в германскую главную квартиру и командующему 8-й германской армии в Восточной Пруссии.
Наступления со стороны русских сил, собирающихся на Волыни и Подолии, австрийцы не ожидали, предвзято считая, что эти войска будут сосредоточиваться очень медленно и в значительном удалении от австрийской границы. Поэтому первоначальный план австрийского командования ставил армиям следующие частные задачи:
1-я армия Данкля к 21-му августа должна была продвинуться на фронт от устья р. Сана до р. Танева севернее Тарнограда, имея сильный левый фланг. В дальнейшем намечалось наступление армии на Люблин правым флангом вдоль шоссе Белгорай-Фрамполь. Войска на левом берегу Вислы должны были обеспечить удержание последнего и быть подтянуты к левому флангу 1-й армии при ее дальнейшем наступлении.
4-я армия Ауффенберга к 21-му августа также должна была сосредоточиться на фронте Хмелек-Цешанув-Невдо-
[66]
ров, чтобы иметь возможность вести наступление и на север, и на северо-восток, и на восток.
Восточная разграничительная линия для 4-й армии была указана через Медыка-Немиров.
3-я армия Брудермана получила задачу удерживать район Львова, использовав для этого уже там находящиеся три пех.. дивизии, и подтянуть походным порядком другие дивизии (XIV кор. и 41-я див.), высаживающиеся в районе Самбора. Армейская группа Кевеса выдвигалась к Днестру для занятия переправ и подготовки дальнейшего наступления через Днестр: 111 корпус направлялся в район Жидачов-Журавно, а XII корпус -в район Галич - Иезуполь; в связи с этим высадка перевозимых с сербского фронта 20-й пех. дивизии и VII корпуса переносилась из района Самбора в район Мартынова. На 43-ю ландш. дивизию и подчиненную ей 35-ю ландш. бригаду была возложена прежняя задача-обеспечивать район между Днестром и Прутом.
Этот план австрийцев-начать операцию вторжением главных сил в Польшу на фронт Люблин-Брест только совместно с германским наступлением на Седлец и под прикрытием сильного заслона в районе Львова и Галича-в последующие дни, видимо под давлением германского верховного командования, начинает изменяться в сторону более быстрых, но и рискованных действий.
18-го августа представитель германского командования Фрейтаг-фон-Лорингофен посетил начальника штаба Конрада и обрисовал ему положение на восточно-прусском фронте, на котором в течение 17-го августа было обнаружено наступление 8 русских корпусов и 5 кав. дивизий. При этом Лорингофен старался выяснить, каково положение австрийцев на Балканах, будут ли подтянуты оттуда войска в Галицию и не отказываются ли австрийцы от наступления против России? В результате переговоров австрийцы окончательно решают начать наступление на севере 1-й и 4-й армиями и усиливают 3-ю армию III и XII корпусами.
Кроме того, в течение 21-го августа верховное командование получило два важных известия: первое из арм. группы Кевеса давало подробные данные о бое 17-го августа 5-й кав. дивизии у Городка, набег которой как бы свидетельствовал об отсутствии значительных сил русских в районе к югу от Проскурова. Эти данные подтверждались контрольными полетами австрийских летчиков в течение 21-го августа, которые доносили, что в районе между Днестром и шоссе Проскуров-Тарнополь нет значительных русских сил; второе известие было от командующего 8-й германской армией, который извещал, что 3½ германских корпуса, после успешного боя 20-го августа
[67]
у Гумбинена с 4 русск. корпусами и 5 кав. дивизиями, вынуждены были отступить, в виду обозначившегося наступления с Нарева еще трех русских корпусов против XX германского корпуса, и что главным силам 8-й армии приказано отходить к западу от Ортельсбурга на Вислу.
В дополнение к этой телеграмме представитель австрийского командования при 8-й герм. армии Флейшманн телеграфировал, что последняя имеет намерение по отходе в район к западу от Ортельсбурга атаковать южную группу русских в направлении на Седлец. Оба эти известия, видимо, окончательно приводят австрийцев к решению сосредоточить главные силы в составе группы Куммера, корпуса Войерша, 1-й и 4-й армий для наступления на север против русских войск, которые еще заканчивают сосредоточение между Вислой и Бугом. Это наступление обеспечивается от ударов с востока расположением 3-й армии и арм. группы Кевеса. При этом группировка 3-й армии должна быть такова, чтобы, если обстоятельства потребуют, часть ее сил могла поддержать 4-ю армию. Эта основная идея будущей операции была изложена 21-го и 22-го августа в диспозициях №№ 975 и 1004, где всем армиям ставились следующие частные задачи: 1-я и 4-я армии начинают наступление 23-го августа, при чем 1-я армия должна была овладеть высотами севернее Таневской лесной полосы на фронте от Вислы до Фрамполя, где она должна сильно укрепиться для обеспечения дальнейшего наступления на Люблин. 4-я армия должна сосредоточиться 23-го августа в районе Терешполь-Нароль- Потылич и быть в готовности вести дальнейшее наступление в северном или северо-восточном направлениях или задержать наступление противника от Замостья или со стороны Буга. Дальнейшее наступление 4-й армии намечалось, как только будет закончено сосредоточение у Львова 3-й армии.
3-я армия должна была сосредоточить XIV и XI корпуса к 25-му августа в районе Магирув-Жолкев-Куликов и восточнее Львова; в ее состав 23-го августа переходил III корпус. До окончания сосредоточения задачей 3-й армии ставилось отражение возможного неприятельского вторжения от Сокаля-Радзихова-Броды.
Армейская группа Кевеса получила задачу: войсками XII корпуса и 11-й пех. дивизии задержать противника, наступающего от Тарнополл, если он продвинется далее линии Красне-Дунаюв, при чем выдвижение XII корпуса за эту линию признавалось не в интересах австрийских армий.
43-я ландш. дивизия спешно направлялась через Тлумач в район Галич - Иезуполь, чтобы с там находящимися (части 20-й пех. див.) и прибывающими (12-я марш. и 103-я ландш. бригады) частями отразить кавалерийские массы противника, вторгнувшиеся к югу от Тарнополя.
[68]
К 35-й ландш. бригаде в районе Черновиц перешла прежняя задача 43-й ландш. дивизии по прикрытию района между Днестром и Прутом.

Оценка планов операций.

Оценивая планы предстоящих операций обоих противников, мы видим, что в русском плане, являющемся осуществлением идеи концентрического охвата и разгрома австро-венгерских армий в Галиции, с целью дальнейшего перенесения войны в пределы Австро-Венгрии и Германии, можно отметить широкие наступательные тенденции с целью окружения противника. Ставя русским армиям решительную задачу, план не обеспечивает достаточного превосходства в силах на важнейшем участке фронта между Вислой и Бугом и не использует выгодного операционного направления по левому берегу Вислы для преграждения отхода противника к Кракову.
Переходя в наступление ранее окончания сосредоточения, 4-я и 5-я армии имели в своем составе только 248 бат., 184 эск и 942 орудия, против 312 бат., 143 эск. и 900 орудий, бывших в 1-й и 4-й австрийских армиях, при чем 4-я русская армия, направляемая на Перемышль, не только не могла обойти левый фланг австрийцев, но сама бралась во фланг и тыл, благодаря выгодному охватывающему положению 1-й австрийской армии, армейской группы Куммера и германского ландверного корпуса Войерша. Выгодной стороной русского плана являлось развертывание мощных 3-й и 8-й армий для нанесения главного удара в общем направлении на Львов.
Строя наступательную операцию на предвзятой мысли о незыблемости известного варианта сосредоточения австрийских армий на границе, план не предусматривает особых мероприятий по выяснению флангов этого развертывания и не использует должным образом многочисленной конницы юго-западного фронта.
Переходя к рассмотрению австрийского плана, необходимо отметить, что австрийцы не обеспечили в полной мере достаточного прикрытия своей главной операции на север от ударов со стороны Волыни и Подолии. Они ошибочно считали, что медленность сосредоточения русских армий позволит им успешно закончить главную операцию на севере, после чего они успеют повернуть главную массу войск навстречу запоздалому наступлению русских из Волыни и Подолии.
Однако австрийскому генеральному штабу было известно еще до войны об ускорении русского сосредоточения, и это послужило основанием к отнесению их развертывания назад.
Рассчитывая на соглашение с германцами о совместном наступлении в общем направлении на Седлец и на имея уже в первые дни войны подтверждения о выполнении германцами
[69]
этого обязательства, австрийцы, решаясь на выполнение без союзника своего прежнего плана, подвергали себя всем последствиям такого риска. Их план войны на 2 фронта, как грандиозное осуществление действий по внутренним операционным линиям, так же, как и план Галицийской операции, поражают полным отсутствием правильных расчетов в смысле соотношения сил и времени.
В результате, пока австрийцы совершали свои передвижения, стягивая силы для удара на север, на противоположном их фланге две сильных русских армии вторглись в Галицию, сметая на своем пути австрийскую конницу и разбросанные войска 3-й и 2-й армий.
Это грандиозное встречное столкновение восьми армий, происходившее на фронте от Вислы до Днестра, протяжением около 320 км, в истории мировой войны носит название Галицийской операции или сражения и является сложной стратегической операцией.
В соответствии с группировкой армий обеих сторон для нанесения главного удара эту общую операцию можно расчленить на две частные: 1) вторжение австрийцев в Польшу, охватывающее встречные сражения 1-й и 4-й австр. армий против 4-й и 5-й русских армий, и 2) вторжение 3-й и 8-й русских армий в Галицию, приведшее сначала к встречному сражению на р. Золотой Липе с 26-го по 28-е августа, а потом-к сражению на р. Гнилой Липе с 29-го по 31-е августа.
Вторжение австрийцев в Польшу расчленяется на сражения у Красника и Люблина между 1-й австр. и 4-й русской армиями и Томашевское сражение между 4-й австр. и 5-й русской армиями, с которых и начинается исследование боевых действий противников, в отдельных сражениях.
[70]












Пользовательского поиска
 
Архив проекта -> Галицийская битва -> Глава третья
Designed by Alexey Likhotvorik 21.07.2012 02:44:45
copyright (c) 2003 Alexey Likhotvorik